Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Розенберг 2006

.pdf
Скачиваний:
97
Добавлен:
08.03.2016
Размер:
1.91 Mб
Скачать

контракта при просрочке поставки наступает только по истечении определенного срока, МКАС руководствовался такими положениями контракта. Например, при разрешении одного из споров (дело N 492/1993, решение от 13.01.95) <***> выяснилось, что стороны оговорили право покупателя расторгнуть контракт, если просрочка в поставке превысит 50 дней. Поскольку фактически просрочка в поставке не превысила 50 дней, МКАС признал неправомерным отказ покупателя оплачивать товар. В этом деле (что само по себе не явилось причиной такого решения) было установлено и то, что покупатель направил уведомление о расторжении контракта не в форме, предусмотренной в нем (телекс вместо заказного письма). В этой связи необходимо обратить внимание на обязательность соблюдения формы уведомления, предусмотренной контрактом.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 76 - 78.

<**> См. там же. С. 193 - 199.

<***> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... С. 8, 9.

Соглашение сторон о прекращении действия контракта не означает, что продавец тем самым освобождается от ответственности за просрочку поставки, допущенную до его подписания. Например, при разрешении спора (дело N 65/1995, решение от 22.01.96) <*> между английской фирмой (покупатель) и российской организацией (продавец) было установлено, что в связи с остановкой оборудования, на котором должен был производиться подлежавший поставке товар, стороны подписали протокол о прекращении действия контракта (через несколько дней после истечения срока поставки). Поскольку причина, в связи с которой был подписан этот протокол, не подпадает под перечень обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение, МКАС обязал продавца уплатить покупателю предусмотренную контрактом неустойку за просрочку поставки.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 16 - 18.

В решении МКАС (от 03.03.95 по делу N 304/1993) <*> высказано важное соображение: сама по себе просрочка не может влечь выгоды для просрочившей стороны. Так, если в соответствии с контрактом при своевременной поставке действовали более низкие цены, чем в период, когда была произведена поставка с просрочкой, расчет за поставленную партию товара должен производиться по ценам, подлежавшим применению при своевременной поставке (т.е. по более низким).

--------------------------------

<*> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... С. 46 - 54.

Продавец, поставивший товар только на часть суммы предоплаты, обязан по требованию покупателя возвратить ему сумму, на которую не был поставлен товар, и уплатить предусмотренный контрактом штраф за задержку поставки. К такому заключению пришел МКАС, рассматривая спор (дело N 110/1997, решение от 02.02.98) <*> между российской (покупатель) и казахстанской (продавец) организациями. Были отвергнуты предложения ответчика о поставке товара в натуре, поскольку выбор способа защиты нарушенного права принадлежит истцу, а не ответчику.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 43, 44.

5.4. Просрочка покупателя

По Венской конвенции (ст. 61 - 64) просрочка покупателя, заключающаяся в неуплате цены, непринятии поставки или неисполнении в срок других обязательств, влечет за собой применение тех же средств правовой защиты, которые предоставлены

покупателю при просрочке продавца (см. выше). Они включают право требовать исполнения в натуре, устанавливая дополнительный срок разумной продолжительности, расторжения контракта и возмещения убытков. Действует и общее правило о последствиях существенного нарушения договора, когда в конкретном случае просрочка покупателя подпадает под его признаки.

Круг вопросов, регулируемых ГК РФ применительно к просрочке покупателя, аналогичен предусмотренному Венской конвенцией. В него входят последствия: непринятия товара (ст. 484), неоплаты товара в срок; отказа принять и оплатить товар (ст. 486). Детализированные предписания установлены для случаев, когда договором предусмотрена предварительная оплата товара (ст. 487), продажа товара в кредит (ст. 488) и оплата товара в рассрочку (ст. 489). Для каждого из таких случаев установлены специальные последствия. Из их числа применительно к договорам международной купли-продажи следует, в частности, обратить особое внимание на правомочия продавца при нарушении покупателем условия об оплате товара в рассрочку (п. 2 ст. 489), а по договору о продаже в кредит - нахождение товара, переданного покупателю, в залоге у продавца до его оплаты (п. 5 ст. 488). Необходимо отметить, что оба положения сформулированы диспозитивно, соответственно, закон не исключает возможности решения этих вопросов в контракте по-иному. Неоднократная просрочка оплаты товара и неоднократная невыборка товаров по договору поставки предполагаются существенными нарушениями договора (п. 3 ст. 523). Соответственно, при таких нарушениях продавцу (по общему правилу) предоставлено право на односторонний отказ от исполнения договора

(п. 1 ст. 523).

Особо в Венской конвенции (ст. 78) урегулирован вопрос о последствиях просрочки в уплате цены или иной суммы: установлено право кредитора требовать проценты с просроченной суммы без ущерба для любого требования о возмещении убытков, которые могут быть взысканы на общих основаниях, предусмотренных Конвенцией (ст. 74). В последствия просрочки платежа ГК РФ (п. 3 ст. 486) также включает уплату процентов. Но имеются и отличия, связанные с правовой квалификацией таких процентов, предусмотренной в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14. Этот вопрос будет освещен в гл. 4.

ВОбщих условиях поставок содержатся положения, предусматривающие последствия просрочки покупателя по конкретным видам нарушений, в частности при просрочке платежа или просрочке в оказании продавцу содействия в выполнении им своих обязанностей (например, при непредставлении в срок отгрузочных инструкций). Смысл этих положений во всех ОУП примерно одинаков. Однако имеются и известные отличия. Например, в ОУП СССР - КНР и ОУП СЭВ предусмотрено право продавца при просрочке платежа потребовать от покупателя уплаты процентов в размере, установленном в этих документах. ОУП СЭВ - Финляндия также исходят из наличия у продавца такого права, однако размер процентов должен определяться в контракте, а ОУП

СССР - КНДР и ОУП СССР - СФРЮ вообще не содержат предписаний по этому вопросу.

Впрактике разрешения споров в МКАС вопросы, связанные с просрочкой покупателя, встречались многократно. Остановимся на конкретных примерах.

При рассмотрении спора (дело N 060/1999, решение от 17.12.99) между российской организацией (продавец) и венгерской фирмой (покупатель) было установлено, что покупатель необоснованно отказался от оплаты инкассо, предъявленного продавцом за поставленный товар. Контракт предусматривал возможность отгрузки товара железнодорожным транспортом или сдачи по актам сдачи-приемки. Такие акты были представлены при инкассо, а отказ в их оплате обосновывался, в частности, отсутствием железнодорожных накладных. Другую часть изготовленного в соответствии с контрактом товара покупатель не принял и не сообщил продавцу, несмотря на неоднократные напоминания, отгрузочные реквизиты. Продавец принял на ответственное хранение эту часть товара, в подтверждение чего представил соответствующие доказательства.

Требования продавца об оплате стоимости товара были полностью удовлетворены (как и в той части, которая оставалась у продавца на ответственном хранении).

Согласно контракту, заключенному между российской (продавец) и украинской (покупатель) организациями, предусматривалась оплата товара покупателем в течение 90 дней с даты его таможенного оформления продавцом, но не позднее 20 дней с даты приемки товара покупателем по месту получения (склад). Покупатель произвел лишь частичную оплату товара. Поскольку установленные в контракте сроки истекли, МКАС, руководствуясь ст. 53 и 54 Венской конвенции, удовлетворил исковые требования продавца об уплате остальной части стоимости товара (дело N 031/1999, решение от

01.02.99).

Неиспользование продавцом открытого покупателем аккредитива, даже если оно вызвано несоответствием представленных в банк документов требованиям аккредитива, не освобождает покупателя от оплаты поставленного ему товара. Вынося решения, обязывающие покупателей произвести оплату товаров, МКАС руководствовался приводившимися выше положениями Венской конвенции и ГК РФ, согласно которым открытие покупателем аккредитива является действием, необходимым для осуществления платежа, а не самим платежом. В частности, подобные решения были приняты по делам N 398/1998 (от 29.11.99) и N 194/1992 (от 21.03.95).

Установив, что между продавцом и покупателем заключено соглашение о возврате поставленного ему товара, который он не оплатил, и что покупатель не выполнил этого соглашения, МКАС взыскал с него стоимость невозвращенного товара, а также предусмотренный контрактом штраф за просрочку платежа (дело N 136/1998, решение от 27.01.99) <*>. При этом МКАС исходил из того, что указанное соглашение сторон прекратило свое действие и отказ от него продавца соответствует предписаниям ст. 25 и 26 Венской конвенции. С утратой силы этим соглашением применяется ст. 53 Конвенции об обязанности покупателя уплатить цену товара.

--------------------------------

<*> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... за 1999 -

2000 гг. С. 16 - 18.

Разрешая спор между российской организацией (покупатель) и гонконгской фирмой (продавец) на основании Принципов УНИДРУА, примененных по соглашению сторон, и установив, что покупатель не полностью выполнил свои обязательства по предоплате товара в сроки, предусмотренные контрактом, и в дополнительный срок, установленный продавцом, МКАС признал обоснованными действия продавца, прекратившего контракт и совершившего в целях уменьшения ущерба заменяющие его сделки по продаже товара, не оплаченного покупателем. В результате прекращения контракта и совершения заменяющих его сделок обе стороны понесли ущерб, доказанный ими. Поскольку ущерб, понесенный продавцом, превышает сумму ущерба, понесенного покупателем в результате частичного перевода предоплаты, покупателю было отказано в иске о возврате уплаченной им продавцу суммы предоплаты. С процессуальной точки зрения доказательства, представленные продавцом, учитывая, что им не был предъявлен встречный иск, квалифицированы в качестве защиты против исковых требований покупателя (дело N 116/1996, решение от 20.01.97) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 151, 152.

При разрешении спора (дело N 22/1995, решение от 01.12.95) <*> между российской организацией (продавец) и фирмой с местонахождением на Кипре (покупатель) были установлены нарушения, допущенные обеими сторонами. В частности, покупатель, заключив с продавцом соглашение о путях реализации контракта, при исполнении которого продавец просрочил поставку, обязался к определенным срокам открыть аккредитив, предоставить судно под погрузку и уплатить определенную сумму в качестве

предоплаты. Поскольку покупатель не полностью выполнил это соглашение (не был открыт аккредитив и не было предоставлено судно для вывоза товара), контракт был расторгнут. В решении о возврате покупателю суммы предоплаты были учтены допущенные покупателем нарушения и, в частности, на него возложены расходы по хранению товара по день заключения продавцом сделки с третьим лицом (взамен контракта с покупателем).

--------------------------------

<*> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... С. 167 -

174.

При разрешении споров на основе ОУП СЭВ сложилась определенная практика, учитывающая положения этого документа. Так, согласно п. 4 § 77 при просрочке покупателя в исполнении его обязанностей по контракту, арбитраж может в зависимости от того, в какой мере эта просрочка повлияла на исполнение обязательства продавцом, полностью или частично отказать покупателю в иске о взыскании с продавца штрафа за просрочку поставки, который начислен в соответствии с положениями ОУП СЭВ.

В практике Арбитража при ТПП это правило применялось много раз. Так, по ряду дел было установлено, что покупатель, который требовал уплаты штрафа за просрочку поставки, не предоставлял продавцу отгрузочные инструкции в срок, предусмотренный контрактом или нормой ОУП СЭВ. В удовлетворении таких исков, как правило, отказывали <*>. Доводы истцов о том, что отсутствие отгрузочной инструкции не лишало продавца возможности при железнодорожных перевозках сдать товар на хранение за счет и на риск покупателя, отклонялись. Норма, на которую ссылались покупатели, предоставляет продавцу право, но не обязывает его складировать товар. Она не может служить основанием для снижения ответственности покупателя за несодействие продавцу в выполнении им условий контракта. Аналогичное решение арбитраж вынес при просрочке поставки, когда покупатель в нарушение условий контракта не известил продавца о готовности помещения для поставляемого оборудования <**>.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика. Ч. IX. С. 1; Ч. X. С. 39, 40. <**> См.: Внешняя торговля. 1990. N 3. С. 31.

Арбитраж освобождал продавцов от ответственности за просрочку поставки и в случаях, когда покупатель задерживал согласование вопросов поставки, без которого продавец не мог исполнить обязательство. Например, по одному из дел покупателю отказали в иске на том основании, что после согласования сторонами изменения базиса поставки он долго не подписывал проект дополнения, который содержал связанные с этим коррективы условий контракта <*>.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика. Ч. IX. С. 7, 8.

Встречались в практике Арбитража при ТПП и случаи, когда невыполнение продавцом обязательства по своевременной поставке товара было следствием просрочки покупателем его обязательства по обеспечению производства у продавца или изменения ранее представленных данных, что вызывало существенные трудности для продавца, связанные с производством. Руководствуясь § 17 ОУП СЭВ, предоставляющим продавцу в таких случаях право соразмерно перенести срок поставки и/или требовать возмещения возникших в связи с этим убытков, Арбитраж при ТПП не согласился с доводами покупателя, который возражал против переноса срока <1>. В арбитражной практике учитываются также соответствующие предписания о встречном исполнении обязательств. Например, продавец был освобожден от ответственности за просрочку поставки товара, упаковку для которого вопреки условиям контракта покупатель вовремя не предоставил <2>. Аналогичным было решение и в случае, когда контракт обусловливал поставки

продавца встречными поставками покупателя, которые не были произведены своевременно <3>. Вместе с тем с учетом конкретных обстоятельств состав арбитража может не признать обоснованность действий продавца, приостановившего исполнение своих обязательств по мотиву нарушения, допущенного покупателем. Так, при рассмотрении спора между швейцарской фирмой (покупатель) и российской организацией (продавец) было признано: тот факт, что покупатель нарушил условие контракта в отношении открытия аккредитива, не может быть расценен как обстоятельство, оправдывающее срыв поставки значительного количества товара. МКАС отметил (дело N 302/1996, решение от 27.07.99) <4>, что ссылка продавца на приостановление по этой причине исполнения учтена быть не может, поскольку продавец не уведомлял покупателя о факте приостановления и не просил его, как этого требует Венская конвенция (п. 3 ст. 71), устранить соответствующее нарушение.

--------------------------------

<1> См.: Арбитражная практика. Ч. X. С. 65 - 68.

<2> См.: Арбитражная практика. Ч. XI. С. 14, 15. <3> См. там же. С. 15.

<4> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... за 1999 -

2000 гг. С. 141 - 147.

При разрешении ряда споров покупатели ссылались на невозможность исполнить контракт как на основание для отказа в иске. В каждом таком случае МКАС с учетом анализа обстоятельств дела, установив, что невозможность наступила в период, когда покупатель уже находился в просрочке, не принимал во внимание подобные ссылки. Так, российские организации, к которым предъявила иск чехословацкая организация (дело N 207/1992, решение от 16.01.95) <*>, заявили, что они лишены возможности оплатить товар в связи с прекращением расчетов в переводных рублях. Поскольку такая невозможность возникла после необоснованного отказа покупателя от оплаты товара, на ответчиков была возложена обязанность произвести расчеты в свободно конвертируемой валюте. В другом случае (дело N 188/1994, решение от 27.04.95) <**> ответчик (российская организация) ссылался на то, что не может нести ответственность за неоплату поставленного товара, учитывая, что его валютные средства, находящиеся на счетах во Внешэкономбанке, были заморожены. Поскольку то обстоятельство, на которое ссылался ответчик, наступило, когда он уже находился в просрочке, на него была возложена обязанность уплатить истцу стоимость товара с начислением на нее процентов годовых. Такое же решение при аналогичных обстоятельствах было принято по делу N 145/1994 (решение от 04.12.95) <***>.

--------------------------------

<*> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... С. 9 - 12.

<**> См. там же. С. 96 - 98. <***> См. там же. С. 180 - 182.

§ 6. Цена

Уплата за товар определенной денежной суммы (цены) - основная обязанность покупателя по договору международной купли-продажи.

Согласно ст. 14 Венской конвенции условием признания офертой предложения о заключении договора является прямое или косвенное установление в нем цены либо порядка ее определения. Между тем в силу ст. 55 Конвенции, если договор был заключен юридически действительным образом (а юридическая действительность договора, как отмечалось выше, в силу подп. "а" ст. 4 Конвенции определяется национальным применимым правом), но в нем ни прямо, ни косвенно не устанавливается цена или не предусматривается порядок ее определения, действует, при отсутствии какого-либо упоминания об ином, презумпция о наличии соглашения сторон о цене. Подразумевается,

что стороны имели в виду ссылку на цену, которая в момент заключения договора обычно взималась за такие товары, которые продавались при сравнимых обстоятельствах в соответствующей области торговли.

ГК РФ (ст. 485 и 424) исходит из презумпции, что юридически действителен договор, в котором цена не предусмотрена и не может быть определена на основании толкования условий договора. В таких случаях исполнение договора должно оплачиваться по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары. Между тем при анализе формулировок Венской конвенции (ст. 55) и ГК РФ (п. 3 ст. 424) обнаруживается определенное расхождение, на что обоснованно обращено внимание в литературе <*>. В отличие от Венской конвенции, прямо определяющей момент, на который должна устанавливаться презюмируемая цена (момент заключения договора), ГК РФ не содержит какого-либо ориентира, что может вызвать споры о том, должен ли браться в расчет момент заключения договора либо его фактического исполнения, либо - в случае его неисполнения - момент, когда он должен был быть исполнен. Представляется, что ответ на этот вопрос может быть только однозначным: должен учитываться, если иное не следует из существа обязательства, практики взаимоотношения сторон или обычаев делового оборота, момент заключения договора.

--------------------------------

<*> См., в частности: Бублик В.А. Указ. соч. С. 180, 181.

Во-первых, закон (ст. 431 ГК РФ) исходит из того, что при неясности условия договора его содержание определяется путем выявления действительной общей воли сторон с учетом цели договора. Выявление же производится с учетом обстоятельств, известных сторонам в момент заключения договора.

Во-вторых, из положения ГК РФ (п. 2 ст. 424) о порядке изменения цены после заключения договора следует, что закон исходит из ориентировки на момент заключения договора.

В-третьих, для случаев, когда стороны предполагают необходимость корректировки цен при исполнении договора, ГК РФ (п. 3 ст. 485) предусматривает специальные правила, допускающие возможность такой корректировки на основе соотношения определенных показателей на момент заключения договора и его исполнения (момент передачи товара). Вместе с тем относительно товаров, которые обычно продаются по текущим биржевым ценам, действующим на момент исполнения договора (каждой его соответствующей части), по-видимому, при определении такого ориентира должны учитываться обычаи делового оборота.

Как отмечалось выше (см. § 3 гл. 2), ОУП СЭВ относят цену к существенным условиям контракта. Отсутствие определенной или определимой цены влечет признание контракта незаключенным. Поэтому в случаях, когда в контракт включается условие о применении ОУП СЭВ, следует прямо оговаривать в нем условие о цене. Необходимо учитывать, что предоставленное Венской конвенцией и российским законодательством право заключать контракты без указания в них цены отнюдь не означает, что такая практика заслуживает поддержки. Обычно во внешнеторговые контракты включается условие о цене; более того, правила о валютном контроле, действующие в России, исходят из необходимости указания в паспорте сделки стоимости товара.

Вконтрактах международной купли-продажи цена определяется по общему правилу

виностранной валюте. Это вызвано тем, что в России продолжает действовать порядок, согласно которому платежно-расчетные отношения российских организаций с зарубежными партнерами (если иное не предусмотрено в межправительственных соглашениях) осуществляются по текущим мировым ценам в свободно конвертируемой валюте. В межправительственных соглашениях с отдельными странами предусмотрена возможность для сторон контракта использовать при платежах как национальные валюты, так и другие способы расчетов. Необходимо также помнить, что с некоторыми

государствами при платежах применяется клиринг или аналогичные ему формы с установлением расчетных условных денежных единиц. Поэтому при заключении контракта необходимо применять правила международного договора, заключенного Россией с государством зарубежного партнера.

В соответствии со ст. 317 ГК РФ даже для внутренних расчетов цена в договоре может быть выражена в иностранной валюте или в условных денежных единицах (ЭКЮ, "специальные правила заимствования" и др.). Но при внутренних расчетах и в этом случае оплата производится в рублях (ст. 140 и 317) <*>. Перерасчет в рубли осуществляется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом либо соглашением сторон. Вопрос о валюте цены и валюте платежа и связанные с этим моменты будут рассмотрены в § 7 настоящей главы.

--------------------------------

<*> См.: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2003. N 1. С. 86 - 89.

Применяя указанное выше правило ГК РФ (п. 3 ст. 485) о порядке изменения цены товара в зависимости от показателей, обусловливающих ее, необходимо иметь в виду, что его целью является ориентировка сторон на согласование при заключении договора механизма такого изменения цены. Если стороны согласовали, что цена подлежит изменению, но при этом не определили способ ее пересмотра, действует механизм, предусмотренный этим правилом. При его применении необходимо учитывать ряд моментов. Во-первых, это правило не действует, если иное установлено Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором и вытекает из существа обязательства. Во-вторых, при своевременном исполнении обязанности передать товар цена определяется исходя из соотношения обусловленных показателей на момент заключения договора и на момент передачи товара. В-третьих, при просрочке продавцом исполнения обязанности передать товар цена определяется исходя из соотношения этих показателей на момент заключения договора и на момент, когда товар подлежал передаче в соответствии с условиями договора. Представляется, что этот же порядок должен применяться и в случае, когда просрочка в принятии допущена покупателем. Однако в обоих случаях сторона, в отношении которой допущена просрочка, не лишена права требовать от другой стороны возмещения убытков на основании соответствующей нормы ГК РФ. В-четвертых, когда договором не предусмотрен срок исполнения обязанности передать товар, при установлении цены учитывается соотношение показателей на момент заключения договора и на момент, определенный в соответствии с предписаниями п. 2 ст. 314 ГК РФ.

Следует иметь в виду, что в практике международной торговли широко применяется включение в контракт подобных условий. Этот опыт был использован при разработке данного правила ГК РФ.

При определении в контракте количества с указанием "брутто за нетто" товар подлежит оплате по весу брутто. Но если в контракте нет четких указаний по этому вопросу, а просто определяется вес товара в единицах измерения и цена установлена в зависимости от веса, то - в силу ст. 56 Венской конвенции - при сомнении цена будет определяться по весу нетто. Так же решен этот вопрос в ГК РФ (п. 2 ст. 485). В арбитражной практике встретился случай применения этого правила на основе двустороннего соглашения между СССР и Кубой, предусматривавшего условие идентичного содержания. Основываясь на этом условии, Арбитраж при ТПП дал толкование условию контракта, указывавшему, что расчеты производятся за фактический вес, причем в стоимость товара входит стоимость тары и упаковки. Понятие "фактический вес" продавец толковал как включающее вес упаковки, т.е. как вес брутто, а покупатель -

как вес нетто. Обосновывая свой подход, продавец ссылался, в частности, на то, что упаковка изготовлена из того же материала, что и товар, может быть самостоятельно использована, вес ее составляет относительно высокий процент к общему весу товара, а стоимость изготовления выше, чем стоимость изготовления товара. Покупатель аргументировал свою позицию так: упаковка служила только для предохранения товара при транспортировке, не входила в комплект оборудования, предусмотренный в контракте в разделе "Комплектность", и не могла использоваться самостоятельно. Поэтому ее стоимость была включена в цену товара. Оценив условия контракта и предписания указанного соглашения в их совокупности, а также обстоятельства дела, состав арбитража признал, что положение контракта о расчетах по фактическому весу следует понимать, поскольку в контракте не предусмотрено иное, как подразумевающее вес нетто <*>.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика. Ч. X. С. 24, 25.

Как отмечалось выше, в силу Венской конвенции (ст. 54) и ГК РФ (п. 1 ст. 485) обязательство покупателя уплатить цену включает принятие таких мер (например, открытие аккредитива) и соблюдение таких формальностей (например, получение валютного разрешения), которые могут требоваться согласно договору или согласно законам и предписаниям для того, чтобы сделать платеж возможным. Это означает: если стороны не оговорили иного, расходы на осуществление таких действий несет покупатель.

В арбитражной практике неоднократно возникали споры по поводу применения условия контракта о цене.

МКАС не признал подлежащим учету сделанное покупателем (российской организацией) заявление, направленное продавцу (кипрской фирме), о том, что начиная с определенной даты он будет оплачивать товар не по контрактной, а по более низкой цене, учитывая конъюнктуру рынка и допущенные продавцом нарушения контракта. Это заявление было квалифицировано в качестве предложения изменить условие контракта о цене. Поскольку оно продавцом не принято, а в одностороннем порядке изменять условия контракта Венской конвенцией не разрешается, с покупателя была взыскана стоимость поставленного ему товара по контрактным ценам (дело N 196/1997, решение от 22.10.98)

<*>.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 193 - 199.

Турецкая фирма (покупатель) не полностью оплатила российской организации (продавцу) поставленный товар, ссылаясь на то, что спецификация товара не соответствовала предусмотренной контрактом, а это влечет, согласно обычаям делового оборота в данной области международной торговли, предоставление скидки с цены. Поскольку предоставление скидки с цены для таких случаев контрактом не предусмотрено и не было согласовано сторонами, а существование подобного обычая делового оборота покупатель не доказал, на него была возложена обязанность полностью оплатить полученный товар (дело N 478/1996, решение от 25.06.98) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 131 - 134.

Когда контракт дает покупателю право скорректировать предусмотренные в нем цены по результатам проверки фактического количества и качества товара, покупатель, не воспользовавшийся этим правом, не может ссылаться на то, что цена должна определяться в соответствии со ст. 55 Венской конвенции, поскольку контрактом не была согласована твердая цена. К такому выводу пришел состав арбитража (дело N 33/1997, решение от 16.02.98) <*>, рассматривая спор между российской организацией (продавец) и германской фирмой (покупатель).

--------------------------------

<*> См. там же. С. 52 - 54.

Контракт, заключенный между российской организацией (продавец) и германской фирмой (покупатель), предусматривал не твердую цену, а методологию определения цены в долларах США на основании средних котировок, публикуемых в указанном контрактом источнике в течение пяти дней после оформления акта приемки в месте, обозначенном в контракте. На покупателя была возложена обязанность произвести оплату товара на основании представленного продавцом письма компетентного российского научноисследовательского института, содержавшего сведения за соответствующий период (дело

N 250/1994, решение от 23.11.98) <*>.

--------------------------------

<*> См. там же. С. 227 - 231.

Заключенный между российской организацией (продавец) и японской фирмой (покупатель) контракт не содержал условия о минимально допустимом размере цены. В нем устанавливались базисная цена при минимально допустимом процентном содержании в товаре обусловленного показателя и соответствующие надбавки при содержании выше базисного. В то же время было прямо оговорено, что при содержании в товаре обусловленного показателя ниже базисного товар "выбраковывается и цена на него оговаривается отдельно". Часть поступившего товара содержала обусловленный в контракте показатель ниже минимально допустимого, что было зафиксировано в акте, подписанном представителями сторон. МКАС (дело N 99/1994, решение от 22.11.95) <*> признал в данном случае допустимым применить ст. 55 Венской конвенции, предоставив продавцу возможность доказать, какие цены обычно взимались за товар такого качества, продававшийся при сравнимых обстоятельствах. Однако продавец сообщил, что не располагает данными о ценах на товар ниже базисного качества. С учетом этого было признано обоснованным произвести расчеты по ценам, определенным в акте приемки, подписанном представителем покупателя и представителем продавца (полномочия последнего продавцом оспаривались).

--------------------------------

<*> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... С. 158 -

164.

При рассмотрении спора между фирмой из США (продавец) и болгарской фирмой (покупатель) состав арбитража установил, что сторонами было заключено соглашение, предусматривавшее изменение цены товара в сторону ее уменьшения. Продавец утверждал, что целью этого соглашения являлось снижение цены в отношении партий товара, которые подлежали поставке в будущем. По мнению же покупателя, соглашением охватывались и партии товара, поставленные до подписания этого соглашения. Путем анализа соглашений сторон, подписанных на русском и английском языках, а также переписки сторон состав арбитража пришел к выводу об обоснованности позиции истца

(дело N 37/2005, решение от 09.03.06).

Предметом иска, предъявленного фирмой США (продавец) к российской организации (покупатель), была оплата товара, поставленного сверх количества, предусмотренного контрактом. Продавец пояснил, что отгрузка излишнего товара была осуществлена в целях рационального использования емкостей контейнеров, в которых поставлялся товар. МКАС (дело N 378/1995, решение от 16.12.96) <*> констатировал, что покупатель принял излишнее количество товара. Соответственно, он обязан его оплатить. Данное решение соответствует предписаниям ГК РФ (п. 3 ст. 466), о которых упоминалось ранее.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 130, 131.

При разрешении одного из споров (дело N 185/2000, решение от 30.05.01) <*> МКАС пришел к выводу, что сверхнормативное использование ответчиком товара, принадлежавшего истцу, влечет за собой его оплату в соответствии с предписаниями ст. 55 Венской конвенции, учитывая юридическую действительность контракта сторон без указания в нем конкретной цены в силу ст. 424 ГК РФ, примененной на основании ст. 4 Венской конвенции. В то же время, как отмечалось выше, когда между сторонами существует договоренность о согласовании цены, при отсутствии такой договоренности ст. 55 Венской конвенции и, соответственно, ст. 424 ГК РФ неприменимы в силу ст. 432 ГК РФ, поскольку условие о цене в таких случаях является существенным условием договора, т.е. по нему для признания договора заключенным необходимо соглашение сторон (решение от 09.04.04 по делу N 129/2003).

--------------------------------

<*> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... за 2001 -

2002 гг. С. 107 - 114.

Встречались в практике и споры по таким, в частности, вопросам: включает ли согласованная цена стоимость запасных частей <*>; влияет ли на размер определяемой по биржевым котировкам цены просрочка поставки <**>; о порядке применения скидок с цен <***>.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика. Ч. VII. С. 49, 50. <**> См.: Арбитражная практика. Ч. VIII. С. 72 - 77. <***> См.: Арбитражная практика. Ч. VII. С. 47 - 49.

Нередко вопрос толкования условия контракта о цене вызывался неодинаковым пониманием сторонами того, кто из них должен нести соответствующие расходы. Например, при разрешении одного из споров (дело N 22/1995, решение от 01.12.95) <1> было установлено, что расходы по хранению товара в порту относятся на покупателя с 11го дня после его извещения о готовности товара к погрузке. Соответственно, состав арбитража учел, что хранение товара в порту в течение 10 дней производится за счет продавца, т.е. эти расходы входят в цену товара. Во втором споре (дело N 38/1996, решение от 28.03.97) <2> продавец (российская организация) требовал, в частности, возмещения ему покупателем (германской фирмой) расходов на оформление и пересылку документа, представление которого контрактом не предусмотрено. Учитывая, что эти действия были осуществлены продавцом по просьбе покупателя и их совершение контрактом не обусловливалось (т.е. их стоимость не включена в цену контракта), МКАС обязал покупателя возместить продавцу понесенные им расходы. В ранее упоминавшемся споре (дело N 150/1996, решение от 17.02.97) <3> на основании базисных условий контракта было установлено, на чей счет должны быть отнесены расходы, понесенные покупателем. При разрешении еще одного спора (дело N 220/1996, решение от 11.04.97) <4> на основании предусмотренного контрактом базисного условия поставки, определяющего цену товара, было решено, какая из сторон должна нести расходы, понесенные покупателем, по уплате таможенной пошлины и сбора за таможенное оформление груза. Как отмечалось выше, используя такой же подход, МКАС разрешил спор (дело N 373/1994, решение от 15.11.95) <5> между продавцом и покупателем, возложив на продавца расходы по транспортировке товара до пункта назначения, указанного в контракте, поскольку товар был продан на условиях СРТ (пункт назначения).

--------------------------------

<1> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда... С. 167 -

174.

<2> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 189 - 192.

<3> См. там же. С. 177 - 182.

<4> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 193 - 195.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.