Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ответы на вопросы к экзамену.docx
Скачиваний:
19
Добавлен:
08.02.2016
Размер:
646.31 Кб
Скачать

39.Деятельность научных обществ. В.Вернадский, и.Огиенко, н.Вавилов, м.Грушевский.

Владимир Иванович Вернадский (1863-1945) — российский естествоиспытатель, мыслитель и общественный деятель. Основоположник комплекса современных наук о Земле — геохимии, биогеохимии, радиогеологии, гидрогеологии и др. Создатель многих научных школ. Академик АН СССР (1925; академик Петербургской АН с 1912; академик Российской АН с 1917), первый президент АН Украины (1919). Профессор Московского университета (в 1898-1911), ушел в отставку в знак протеста против притеснений студенчества.

Идеи Владимира Вернадского сыграли выдающуюся роль в становлении современной научной картины мира. В центре его естественнонаучных и философских интересов — разработка целостного учения о биосфере, живом веществе (организующем земную оболочку) и эволюции биосферы в ноосферу, в которой человеческий разум и деятельность, научная мысль становятся определяющим фактором развития, мощной силой, сравнимой по своему воздействию на природу с геологическими процессами. Учение Вернадского о взаимоотношении природы и общества оказало сильное влияние на формирование современного экологического сознания.

Владимир Иванович развивал традиции русского космизма, опирающегося на идею внутреннего единства человечества и космоса. Вернадский — один из лидеров земского либерального движения и партии кадетов (конституционалистов-демократов). Организатор и директор Радиевого института (1922-39), Биогеохимическая лаборатория (с 1928; ныне Институт геохимии и аналитической химии РАН имени Вернадского). Государственная премия СССР (1943).

Семья, детские годы и учеба Вернадского

Владимир Иванович Вернадский родился 12 марта (28 февраля по старому стилю) 1863 года, в Санкт-Петербурге. Он был родом из дворянской семьи, сын экономиста и профессора Ивана Васильевича Вернадского и первой российской женщины-политэконома Марии Николаевны Верднадской, урожденной Шигаевой. И отец и мать были известными экономистами и публицистами, в семье царила либеральная атмосфера идеалов шестидесятничества 19 века, никогда не забывали и об украинских корнях.

В 1873-1880 годах В. Вернадский учился в гимназиях Харькова и Петербурга, в 1881-1885 — на естественном отделении физико-математического факультета Петербургского университета. Большое влияние на него оказали профессора Андрей Николаевич Бекетов, Александр Михайлович Бутлеров, Дмитрий Иванович Менделеев, Иван Михайлович Сеченов. Его научным руководителем был Василий Васильевич Докучаев. Именно под его влиянием Веронадский занялся динамической минералогией и кристаллографией. В 1888 году по материалам в экспедициях, проведенных под руководством Докучаева, была написана первая самостоятельная научная работа Вернадского «О фосфоритах Смоленской губернии».

В. Вернадский занимал активную гражданскую позицию, участвовал в студенческих волнениях 1882 г., избирался в студенческие научно-общественные организации. Он вместе с Ф. Ф. и Сергеем Федоровичем Ольденбургами, Иваном Михайловичем Гревсом, Андреем Николаевичем Красновым, Дмитрием Ивановичем Шаховским и другими создал кружок либеральной ориентации «Братство «Приютино». Как и некоторые другие члены кружка, Вернадский стремился к народному просвещению, сотрудничал в издательстве «Посредник», в Петербургском комитете грамотности.

В 1886 году Владимир Вернадский женился на Наталье Егоровне, дочери члена Государственного совета Е. П. Старицкого.

Начало творческого пути Вернадского

В 1885-1888 годах Владимир Иванович Вернадский — хранитель Минералогического кабинета Петербургского университета; в 1888-1891 в лучших лабораториях Италии, Германии, Франции и Великобритании он готовил диссертацию «О группе силлиманита и роли глинозема в силикатах». В 1890-1998 — приват-доцент Московского университета; защитил докторскую диссертацию «Явление скольжения кристаллического вещества».

Владимир Иванович превратил разрозненные коллекции Минералогического кабинета Московского университета в ценнейшее музейное собрание, а сам кабинет — в подлинный научно-исследовательской институт, в котором возникла знаменитая школа Вернадского. Он совершил многочисленные геологические и почвоведческие экскурсии по России, Европе, в крупнейших музеях мира изучал геологические, палеонтологические, минералогические и метеоритные коллекции, участвовал в Международных конгрессах. Активно участвовал в общественно-политической деятельности: земский гласный Моршанского уезда Тамбовской губернии; в 1891 вместе с Львом Николаевичем Толстым и газетой «Русские ведомости» создал широкую общественную организацию помощи голодающим.

Общественное и научное признание

С начала 20 века В.и. Вернадский занимал видное место в научном сообществе и политической жизни России. Он поддерживал активные научные и личные связи с учеными всего мира, вплоть до Японии. В 1898-1911 — профессор Московского университета, помощник ректора в этом же университете, один из создателей и преподавателей Московского университета имени Шанявского.

В 1906 Владимира Вернадского избрали адъюнктом Императорской Академии наук и назначили заведующим минералогическим отделом Геологического музея имени Петра Великого, в 1908 он был избран экстраординарным академиком, в 1912 — ординарным академиком, в 1914 — директором Минералогического и Геологического музея АН, в 1915 — председателем Комиссии по изучению производительных сил России (КЕПС), созданной во многом по его инициативе. Из КЕПС впоследствии образовались институты: керамический, радиевый оптический, физико-химический, платины и другие

В 1903 вышала в свет монография Вернадского: «Основы кристаллографии», а в 1908 начался выход в свет отдельными выпусками «Опыта описательной минералогии».

В 1907 Вернадский начал исследования радиоактивных минералов в России, в 1910 — создал и возглавил Радиевую комиссию Академии наук. Работа в КЕПС стимулировала развертывание систематических исследований Вернадского по проблемам биогеохимии, учении о живом веществе и биосфере. В 1916 он приступил к разработке основных принципов биогеохимии, изучению химического состава организмов и их роли в миграции атомов в геологических оболочках Земли.

В 1902 Владимир Вернадский начал чтение курса лекций по истории российской науки. С тех пор историко-научная проблематика стала неотъемлемой частью его научного творчества. Опубликованный в 1902 году историко-научный очерк «О научном мировоззрении» не раз переиздавался. Перу Вернадского принадлежат «Очерки по истории естествознания в России в XVIII столетии», «Академия наук в первое столетие своей истории», очерки истории кристаллографии и почвоведения, статьи о выдающихся русских и зарубежных ученых.

В предреволюционные годы В. Вернадский активно участвовал в земском движении, в создании журнала «Освобождение», образовавшемся вокруг него «Союзе освобождения», а в 1905 в организации Академического союза. Он один из учредителей и член ЦК партии кадетов, активный сторонник аграрной реформы и отмены смертной казни. В 1906 и 1915 годах избирался членом Государственного совета от Академической курии.

Революция и гражданская война

После Февральской революции Владимир Иванович Вернадский — председатель Ученого комитета Министерства земледелия, председатель Комиссии по ученым учреждениям и научным предприятиям, товарищ министра народного просвещения. Он активно участвовал в организации Свободной ассоциации для развития и распространения положительных наук, в разработке планов создания университетов, научно-исследовательских институтов и академий. После Октябрьской революции Вернадский вошел в состав Малого совета министров, объявившего Советское правительство незаконным. Скрываясь от ареста, уехал на юг России, где пережил все ужасы многократной смены властей.

В годы Гражданской войны В.И. Вернадский был президентом созданной им совместно с Н. П. Василенко Украинской АН (1919), ректором Таврического университета. Вернувшись в 1921 в Петроград, где он был арестован на короткое время, занимался созданием Радиевого института и его руководством, Комиссией по истории знаний. Он вел интенсивные биогеохимические исследования и готовил большую рукопись «Живое вещество», изданную только в 1978 году, публиковал книжечки «Химический состав живого вещества» (1922) и «Начало и вечность жизни» (1922).

Затянувшаяся командировка и возвращение на Родину

В 1920-1930-е годы были написаны главные труды Владимира Вернадского в области биогеохимии и учения о биосфере, философии и истории науки. В 1922-1926 он находился за границей, где читал курс лекций в Сорбонне, работал в Минералогической лаборатории Музея естественной истории и Радиевом институте имени Пьера Кюри. Он старался найти средства для организации Международного института по изучению живого вещества и в 1924 опубликовал на французском языке «Очерки геохимии», в которых впервые изложил свои биогеохимические воззрения в виде монографии.

В 1926 Владимир возвратился в Советскую Россию, в том же году опубликовал знаменитую книгу «Биосфера», создал Биогеохимическую лабораторию (1928). В возглавляемом им Радиевом институте в 1938 году начал работать первый в нашей стране циклотрон. Он был одним из инициаторов развертывания работ по интенсивному изучению атомного ядра с целью использования энергии радиоактивного распада.

Вклад Вернадского в науку

В. Вернадский внес существенный вклад в минералогию и кристаллографию. В 1888-1897 он разработал концепцию структуры силикатов, выдвинул теорию каолинового ядра, уточнил классификацию кремнеземистых соединений и изучил скольжение кристаллического вещества, прежде всего явление сдвига в кристаллах каменной соли и кальцита.

В 1890-1911 разработал генетическую минералогию, установил связь между формой кристаллизации минерала, его химическим составом, генезисом и условиями образования.

В эти же годы Вернадский сформулировал основные идеи и проблемы геохимии, в рамках которой им были проведены первые систематические исследования закономерностей строения и состава атмосферы, гидросферы, литосферы. С 1907 вёл геологические исследования радиоактивных элементов, положив начало радиогеологии.

В 1916-1940 Владимир Иванович сформулировал главные принципы и проблемы биогеохимии, создал учение о биосфере и ее эволюции. Вернадский поставил задачу количественного изучения элементного состав живого вещества и выполняемых им геохимических функций, роли отдельных видов в превращении энергии в биосфере, в геохимических миграциях элементов, в литогенезе и минералогенезе. Им были схематично очерчены главные тенденции в эволюции биосферы: экспансия жизни на поверхности Земли и усиление ее преобразующего влияния на абиотическую среду; возрастание масштабов и интенсивности биогенных миграций атомов, появление качественно новых геохимических функций живого вещества, завоевание жизнью новых минеральных и энергетических ресурсов; переход биосферы в ноосферу.

В 1960-х наступил «Ренессанс идей Вернадского» в СССР, а в 1990-х наблюдался бум переизданий его трудов на европейских языках: с 1993 в Италии, Испании, Германии, Франции и США четыре раза была публикована «Биосфера» и три раза — «Научная мысль как планетное явление». Его идеи использовались при конструировании закрытых экосистем в космических полетах и в грандиозном проекте по созданию искусственной биосферы («Биосфера -2») в США.

В историко-научных работах Владимир Вернадский отказался от кумулятивной модели прогресса знания, показал непрерывные преобразования картины мира и ценности добытых фактов и обобщений, предопределяемые комплексом когнитивных и социально-культурных факторов.

Учение о биосфере и ноосфере

В структуре биосферы Владимир Вернадский выделял семь видов вещества:

1) живое;

2) биогенное (возникшее из живого или подвергшееся переработке);

3) косное (абиотическое, образованное вне жизни);

4) биокосное (возникшее на стыке живого и неживого, к биокосному, по Вернадскому, относится почва);

5) вещество в стадии радиоактивного распада;

6) рассеянные атомы;

7) вещество космического происхождения.

Владимир Вернадский был сторонником гипотезы панспермии. Методы и подходы кристаллографии Вернадский распространял на вещество живых организмов. Живое вещество развивается в реальном пространстве, которое обладает определенной структурой, симметрией и диссиметрией. Строение вещества соответствует некоему пространству, а их разнообразие свидетельствует о разнообразии пространств. Таким образом, живое и косное не могут иметь общее происхождение, они происходят из разных пространств, извечно находящихся рядом в Космосе. Некоторое время Вернадский связывал особенности пространства живого вещества с его предполагаемым неевклидовым характером, но по неясным причинам отказался от этой трактовки и стал объяснять пространство живого как единство пространства-времени.

Важным этапом необратимой эволюции биосферы Владимир Вернадский считал ее переход в стадию ноосферы. Основные предпосылки возникновения ноосферы:

1) расселение Homo sapiens по всей поверхности планеты и его победа в соревновании с другими биологическими видами;

2) развитие всепланетных систем связи, создание единой для человечества информационной системы;

3) открытие таких новых источников энергии как атомная, после чего деятельность человека становится важной геологической силой;

4) победа демократий и доступ к управлению широких народных масс;

5) все более широкое вовлечение людей в занятия наукой, что также делает человечество геологической силой.

Работам Вернадского был свойствен исторический оптимизм: в необратимом развитии научного знания он видел единственное доказательство существования прогресса.

Облик ученого и человека

Истоки жизненных ценностей Вернадского — взгляды интеллигенции послереформенной России, призывавшей к преобразованию общества. Эти взгляды формировались под влиянием растущего во всем мире авторитета науки, поразительных открытий и их технических воплощений. Владимир Вернадский верил в предназначение науки как главного фактора усовершенствования общества. Понимая, что в России развитие науки возможно лишь при поддержке государства, вечный критик властей Вернадский прилагал все усилия для укрепления научного потенциала страны, понимая, что Романовы и Ленины уходят, а Россия должна выстоять в катаклизмах 20 в. Вернадский активно отстаивал свободу научного творчества и верил, что под влиянием успехов науки трансформируется самый аморальный режим.

От своих учителей (А. Н. Бекетова, А. М. Бутлерова, В. В. Докучаева, Д. И. Менделеева, И. М. Сеченова и др.) Владимир Вернадский унаследовал широкий научный подход и высокие этические нормы. Он боролся за честь, свободу, а иногда и жизнь своих учеников, друзей и сотрудников, попадавших под жернова карательной системы. Десятки раз Вернадский обращался с письмами в Президиум Верховного Совета СССР, в СНК, в Прокуратуру СССР, в НКВД.

С первых шагов на научном поприще Вернадский зарекомендовал себя как широко мыслящий естествоиспытатель. Он старался интегрировать различные сферы человеческого знания, создать крупные естественнонаучные и мировоззренческие концепции. Это привлекало к нему многих ученых, что позволило создать мощные научные школы мирового значения.

И. ОГИЕНКО И СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА

Образование воспитывает гражданина и патриота Украины, прививает любовь к украинскому языку и культуре, к народным традициям, и это подтверждает в своих произведениях И. Огиенко. "И пока живет язык - жить народ, яко национальность", а дальше он отмечает: "Украинский народ - это тот сказочный великан, когда его рубили пополам - и силы становилось вдвое, когда рубили его дальше - то сила все росла и росла , все на врагов с боем ийщла ... "[2]. Сейчас происходит переориентация сознания миллионов людей на мировоззренческие и морально-этические ценности христианства. Взгляды И. Огиенко на духовное развитие личности с позиции христианской морали нашли освещение и обоснование в трудах "Живите правдой", "Вера Слово во время лютое", "Обожествление человека - цель человеческой жизни", в проповедях и выступлениях "[4].

Духовность И. Огиенко рассматривал как сложную многомерную систему ценностных ориентиров, которые тесно связаны с сознанием человека, его интересами и отношением к окружающей действительности и к самому себе как социального индивида. Сегодня, когда происходит перестройка современной школы, обновляется его содержание, все больше мы ощущаем как хватает и детским, и взрослым душам духовности. Вводя и разрабатывая инновационные, личностно ориентированные технологии обучения, в их основу закладывают идеи развития духовной личности, предложенных И. Огиенко. Он считал ориентацию молодежи на духовные ценности христианства важнейшим фактором национального возрождения страны. Духовность И. Огиенко рассматривал как сложную много измеримую систему ценностных ориентиров, которые связаны с жизненными целями и моралью христианства. Поэтому для развития духовной личности важно: - Утверждение гуманных начал в межчеловеческих отношениях: доброты, справедливости, взаимоуважения, добросовестности, принципиальности, толерантности, искренности; - Развитие национального сознания и участия в приумножены традиций народа; - Ответственное и заботливое отношение к людям; - Осознание необходимости действовать на благо человечества; - Поощрение способности мыслить самокритично и практически [2:4]. Модель модульно-развивающего обучения реализует более совершенный механизм системного влияния обучения (окружения) на личность ученика.

Она обосновывает и отстаивает законы и принципы таких универсальных социально-психологических процессов, как погружение личности в культурно-исторические пласты общечеловеческого опыта и высвобождение ее от деструктивных ограничений и воздействий внешней среды, способствующих самореализации личности. Специфика модульно-развивающего обучения заключается в интенсивной работе ученика и учителя над самим собой, что обеспечивает максимальную реализацию их психоэмоциональных, умственных и духовных возможностей, творческое восприятие личного "Я" в пространстве и времени, что происходит как совершенная последовательность драматических технологий ведения учебного занятия от ведомственно-мотивационного к духовно-эстетического этапа. Модульно-развивающее обучение, которое вводится в общеобразовательных школах Украины по модели А.В. Фурмана, обосновывает и отстаивает законы и принципы таких универсальных социально-психологических процессов, как погружение личности в культурно-исторические пласты общечеловеческого опыта и высвобождение ее от деструктивных ограничений и влияний окружающей среды, который начинается на этапе проектно-конструкторской деятельности учителей при создании программной-методического обеспечения (граф-схемы и научные проекты учебного модуля, развивающие мини-учебники, программы самореализации личности и образовательные сценарии). Предложенная структура проблемно-модульной программы создает возможности для научного проектирования развивающего пространства, развивающей взаимодействия учителя и классного коллектива как взаимодополнение составляющих социокультурного опыта - знаний, норм, ценностей. В ходе полноценного функционирования учебного модуля на основе этих программ научные знания становятся инструментом сознательной деятельности учащихся, нормы системно воплощаются в программах создания окружающей среды и собственного поведения, а ценности тотально заполняют пространство нравственных поступков, красоты и духовности.

Одновременно социально-культурный опыт не только наполняет школьную практику, он еще и обогащает внутренний мир ученика новым содержанием, способствует психо-социальном развитии его личности, духовному расцвету. О системном характере организованной проектно-мыслительной деятельности свидетельствуют уровне проектирования (стратегия, тактика, техника, проектно-мыслительная деятельность) проблемно-модульных программ, исчерпывающе характеризуют процесс движения ученых и практиков от решения стержневых задач до приобретения опыта решения локальных вопросов модульно- развивающих техник преподавания отдельных учебных модулей (разделов, тем). Впервые основательная научная программа возрождения и развития различных сторон украинского менталитета, жизнетворческого обогащения украинской души и родословного етносоциуму реализуется педагогическими коллективами СОШ № 80 г. Днепропетровска ("Школа ментальности"), лицея № 157 г. Киева ("Школа веры"), СОШ № 4 г. Южный Одесской области ("Школа духовности"), СШ № 10 г. Бердичева ("Школа понимания") и др.

Программы деятельности данных экспериментальных школ направлены на создание модели инновационного социально-психологически-культурного пространства, основанного на принципах ментальности, духовности, розвитковости и модульности, направленный на обогащение содержания национальной среднего образования. Его теоретическим ориентиром является "научный подход к толкованию образования как важнейшего института духовной жизни общества, национальной безопасности государства, благополучия и психологического здоровья подрастающего поколения" [8]. Принцип ментальности, как известно, касается содержания життеактивности индивида, поскольку характеризует внутренний, духовный мир личности. Согласно психоаналитической теории З. Фрейда, большинство человеческого опыта находится вне сферы сознательного и проявляется как неосознанные влечения. Итак, духовный мир ментальности по своей сути имеет интерсубьективний характер, он содержит большое количество психических процессов образований и механизмов, осознаются и рационализируются частично и фрагментарно. Ментальность - чувственно-мыслительных инструментарий видение мира, точно не прорефлексований и логически не обоснован. Ментальность не идентична идеологии как четко определенной системе мыследеятельности. Она скорее является переживаниями мысли на пути к осознанию бытия. В каждом обществе есть специфические условия для структурирования общественного сознания: традиции, культура, язык, образ жизни и религиозность образуют своеобразную матрицу, в рамках которой собственно и формируется национальная ментальность. Ментальность тесно связана с самоактуализацией, сознавать, самовыражением личности. Вот почему при проектировании граф-схем, научных проектов учебных модулей следует учитывать ментальность учащихся, родителей, учителей, друзей, то есть социум, в котором работает школа. Принцип духовности предполагает глубокое психолого-дидактическое адаптации содержания учебных курсов в социокультурного пространства обучения, обеспечивает интенсивную внутреннюю работу учителя и ученика над самим собой, максимально реализует их эмоционально-психологические и духовно-волевые резервы. Течение воспитательного ритма, гуманизируя учебно-предметное содержание и порождая у каждого нормативно-регуляционную активность определенного типа, нераздельно связан с двумя другими ритмами - учебным и образовательным, что позволяет питать окультуренный опыт организованного духовного сосуществования личности - от их потребностей в ситуативной поведения . В связи с этим в теории модульного обучения обнаружено седьмой этап технологической реализации - духовно-эстетическое, к его психолого-педагогического содержания входят: факты внутреннего постижения собственного духовного обогащения; творческое восприятие личного "Я" в пространстве и времени; участие в добром деле или деятельности; поиск положительного в окружении; созидания и отражение в слове и рисунках образов, душевных состояний, рефлексивные действия и поступки по укреплению веры в себя, жизнь, людей. Разработка новейшей парадигмы образования предусматривает создание такой категориальной матрицы, смыслово моделировала бы существенные параметры развития социально-культурного пространства в измерениях - образованность, страстность, творчество, опыт.

Основой для них служат сознание, любовь, интуиция и мудрость. "Мудрость - это показатель духовной гармонии человека и Вселенной, характеризующий способность наилучшим образом достичь благородных целей" [8]. По новым условиям учитель и ученик - производители и носители лучшего социально-культурного опыта нации и человечества, которые профессионально занимаются созданием в социальном окружении поступков истины, красоты, добра, свободы, обеспечивают их саморазвитие и самоактуализацию на уровнях субъекта, личности, индивидуума. Ускоренный культурное развитие личности по новой образовательной системе обеспечивается тем, что учитель и ученик учатся осознанно работать с основными разновидностями образовательного содержания.

Модульно-развивающая система реализует структурно-функциональная модель социального понимания и организуется в две фазы - интеллектуальное и духовное понимание. Этот процесс осуществляется в социальной организации с помощью языка и речи как наиболее важных способов культурного роста личности - целенаправленное создание личностью духовных потребностей и поступков, этнонационального и собственного ментального опыта по законам христианской морали: истины, добра, красоты, гармонии. Таким образом, взгляды и труды наших предшественников: И. Огиенко, Г. Ващенко, Я. Чепиги и др. - Должны стать важным источником для разработки теорий обновления национального образования и воспитания духовных личностей в современной школе.

Семья. Годы учения

Отец , Иван Ильич, родился в 1863 в деревне Ивашково, Волоколамского уезда Московской губернии в крестьянской семье и благодаря незаурядным способностям стал крупным коммерсантом. В 1918 эмигрировал в Болгарию, в 1928 с помощью старшего сына Николая вернулся в Россию, и вскоре умер.

Мать, Александра Михайловна, урожденная Постникова, была дочерью гравера Прохоровской мануфактуры.

В 1906 после окончания Московского коммерческого училища Вавилов поступил в Московский сельскохозяйственный институт (бывшая Петровская, ныне Тимирязевская сельскохозяйственная академия), который окончил в 1911 году.

Начало научной деятельности. Командировка за границу

Вавилов, еще будучи студентом, начал заниматься научной работой. В 1908 году провел географо-ботанические исследования на Северном Кавказе и Закавказье. К 100 летию Дарвина выступил с докладом «Дарвинизм и экспериментальная морфология» (1909), а в 1910 опубликовал дипломную работу «Голые слизни (улитки), повреждающие поля и огороды в Московской губернии», за которую получил премию Московского политехнического музея. После окончания института был оставлен Д. Н. Прянишниковым при кафедре частного земледелия для подготовки к званию профессора. В 1911-1912 Вавилов преподавал на Голицынских женских высших сельскохозяйственных курсах (Москва). В 1912 опубликовал работу о связи агрономии с генетикой, где одним из первых в мире предложил программу использования достижений генетики для улучшения культурных растений. В эти же годы Вавилов занялся проблемой устойчивости видов и сортов пшеницы к болезням.

В 1913 он был командирован в Англию, Францию и Германию для завершения образования. Большую часть командировки, прерванной в 1914 началом Первой мировой войны, Вавилов провел в Англии, слушая лекции в Кембриджском университете и проводя экспериментальную работу по иммунитету растений в Мертоне, близ Лондона под руководством Уильяма Бэтсона, одного из основоположников генетики. Вавилов считал Бэтсона своим учителем. В Англии он несколько месяцев провел также в генетических лабораториях, в частности у известного генетика Р. Пеннета. Вернувшись в Москву, продолжил свою работу по иммунитету растений на селекционной станции Московского сельскохозяйственного института.

Вавилов в Саратове. Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости

В 1917 Вавилов был избран профессором агрономического факультета Саратовского университета, вскоре выделившегося в Саратовский сельскохозяйственный институт, где Николай Иванович стал заведовать кафедрой частного земледелия и селекции. В Саратове Вавилов развернул полевые исследования ряда сельскохозяйственных культур и закончил работу над монографией «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям», опубликованной в 1919, в которой обобщил свои исследования, выполненные ранее в Москве и в Англии.

В Саратове начала создаваться вавиловская школа исследователей ботаников-растениеводов-генетиков и селекционеров. Там же Вавилов организовал и провел экспедицию по обследованию видового и сортового состава полевых культур Юго-Востока Европейской части РСФСР — Поволжья и Заволжья. Результаты экспедиции были изложены в монографии «Полевые культуры Юго-Востока», изданной в 1922.

На Всероссийском селекционном съезде в Саратове (1920) Вавилов выступил с докладом «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости». Согласно этому закону генетически близкие виды растений характеризуются параллельными и тождественными рядами признаков; тождество в рядах наследственной изменчивости проявляют и близкие роды и даже семейства. Закон вскрыл важную закономерность эволюции: у близких видов и родов возникают сходные наследственные изменения. Используя этот закон, по ряду признаков и свойств одного вида или рода можно предвидеть наличие сходных форм и у другого вида или рода. Закон гомологических рядов облегчает селекционерам поиск новых исходных форм для скрещивания и отбора.

Ботанико-агрономические экспедиции Вавилова. Теория центров происхождения и разнообразия культурных растений

Первые экспедиции Вавилов организовал и провел в Персию (Иран) и Туркестан, Горный Таджикистан (Памир), где многократно рискуя жизнью, собрал в труднодоступных местах неизвестные ранее формы пшениц, ячменей, ржи (1916). Здесь он впервые заинтересовался проблемой происхождения культурных растений.

В 1921-1922 Вавилов знакомится с сельским хозяйством обширных областей США и Канады. В 1924 Вавилов совершил труднейшую, продолжавшуюся пять месяцев, экспедицию в Афганистан, подробно исследовав культурные растения и собрав большой общегеографический материал.

За эту экспедицию Географическое общество СССР наградило Вавилова золотой медалью им. Пржевальского («за географический подвиг»). Результаты экспедиции обобщены в книге «Земледельческий Афганистан» (1929).

В 1926-1927 Вавилов организовал и провел длительную экспедицию в страны Средиземноморья: Алжир, Тунис, Марокко, Египет, Сирию, Палестину, Трансиорданию, Грецию, острова Крит и Кипр, Италию (включая Сицилию и Сардинию), Испанию и Португалию, Сомали, Эфиопию и Эритрею.

В 1929 Вавилов совершил экспедицию в Западный Китай (Синьцзян), в Японию, Корею, на остров Формоза (Тайвань).

В 1930 — в Северную Америку (США) и Канаду, Центральную Америку, Мексику.

В 1932-1933 — в Гватемалу, Кубу, Перу, Боливию, Чили, Бразилию, Аргентину, Эквадор, Уругвай, Тринидад, Пуэрто-Рико.

Советские экспедиции при его участии и/или руководстве открыли новые виды дикого и культурного картофеля, устойчивые к заболеваниям, что было эффективно использовано селекционерами СССР и других стран. В перечисленных странах Вавилов проводил также важные исследования по истории мирового земледелия.

В результате изучения видов и сортов растений, собранных в странах Европы, Азии, Африки, Северной, Центральной и Южной Америки, Вавилов установил очаги формирования, или центры происхождения и разнообразия культурных растений. Эти центры часто называются центрами генетического разнообразия или Вавиловскими центрами. Работа «Центры происхождения культурных растений» была впервые опубликована в 1926.

Согласно Вавилову культурная флора возникла и формировалась в относительно немногих очагах, обычно расположенных в горных местностях. Вавилов выделил семь первичных центров:

1. Южно-Азиатский тропический центр (тропическая Индия, Индокитай, Южный Китай и острова Юго-Восточной Азии), давший человечеству рис, сахарный тростник, азиатские сорта хлопчатника, огурцы, лимон, апельсин, большое количество других тропических плодовых и овощных культур.

2. Восточно-Азиатский центр (Центральный и Восточный Китай, остров Тайвань, Корея, Япония). Родина сои, проса, чайного куста, многих овощных и плодовых культур.

3. Юго-Западноазиатский центр (Малая Азия, Иран, Афганистан, Средняя Азия, Северо-Западная Индия), откуда произошли мягкая пшеница, рожь, зернобобовые, дыня, яблоня, гранат, инжир, виноград, многие другие плодовые.

4. Средиземноморский центр — родина нескольких видов пшениц, овсов, маслин, многих овощных и кормовых культур, таких как капуста, свекла, морковь, чеснок и лук, редька.

5. Абиссинский, или Эфиопский, центр — выделяется разнообразием форм пшеницы и ячменя, родина кофейного дерева, сорго и др.

6. Центрально-Американский центр (Южная Мексика, Центральная Америка, острова Вест-Индии), давший кукурузу, фасоль, хлопчатник упланд (длинноволокнистый), овощной перец, какао и др.

7. Андийский центр (горные области Южной Америки) — родина картофеля, табака, томата, каучукового дерева и других.

Теория центров происхождения культурных растений помогла Вавилову и его сотрудникам собрать крупнейшую в мире мировую коллекцию семян культурных растений, насчитывающую к 1940 250 тысяч образцов (36 тыс. образцов пшеницы, 10022 — кукурузы, 23636 — зернобобовых и т. д.). С использованием коллекции селекционерами было выведено свыше 450 сортов сельскохозяйственных растений. Мировая коллекция семян культурных растений, собранная Вавиловым, его сотрудниками и последователями, служит делу сохранения на земном шаре генетических ресурсов полезных растений.

Научно-организационная и общественная деятельность Н. И. Вавилова

Вавилов был крупным организатором советской науки. Под его руководством (с 1920) сравнительно небольшое научное учреждение — Бюро по прикладной ботанике — было превращено в 1924 во Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, а в 1930 в большой научный центр — Всесоюзный институт растениеводства (ВИР), насчитывавший тринадцать крупных отделений и опытных станций в разных пунктах СССР. ВИР, которым Вавилов руководил до августа 1940, был научным центром по разработке теории селекции растений мирового значения.

По инициативе Вавилова, как первого президента ВАСХНИЛ (с 1929 по 1935, а затем вице-президентом вплоть до ареста), был организован целый ряд научно-исследовательских учреждений: Институт зернового хозяйства Юго-Востока Европейской части СССР, институты плодоводства, овощеводства, субтропических культур, кукурузы, картофеля, хлопководства, льна, масличных культур и другие. На основе генетической лаборатории, которой он руководил с 1930, Вавилов организовал Институт генетики АН СССР и являлся его директором ( до 1940).

Вавилов с 1926 по 1935 был членом ЦИК СССР и ВЦИК (Всероссийский исполнительный комитет). Он принимал активное участие в организации Всесоюзных сельскохозяйственных выставок 1923 и 1939 годов. С 1931 по 1940 (до ареста) Вавилов — президент Всесоюзного географического общества.

Вавилов избирался вице-президентом VI-го Международного генетического конгресса в США в 1932 году и почетным президентом VII-го Международного генетического конгресса в Великобритании в 1939 году.

Облик ученого и человека

По мнению многих ученых, знавших Вавилова, самым характерным, больше всего запоминающимся в его облике было огромное обаяние. Нобелевский лауреат, генетик Г. Меллер вспоминал: «Всех, кто знал Николая Ивановича, воодушевляли его неисчерпаемая жизнерадостность, великодушие и обаятельная натура, многосторонность интересов и энергия. Эта яркая, привлекательная и общительная личность как бы вливала в окружающих свою страсть к неутомимому труду, к свершениям и радостному сотрудничеству. Я не знал никого другого, кто разрабатывал бы мероприятия такого гигантского масштаба, развивал их все дальше и дальше и при этом вникал бы так внимательно во все детали».

Вавилов обладал феноменальной работоспособностью и памятью, умением работать в любых условиях, обычно спал не более 4-5 часов в сутки. Вавилов никогда не бывал в отпусках. Отдыхом для него была смена занятий. «Надо спешить,» — говорил он. Как ученый он имел прирожденную способность к теоретическому мышлению, к широким обобщениям.

Вавилов обладал редкими организационными способностями, сильной волей, выносливостью и смелостью, ярко проявившимися в его путешествиях по труднодоступным районам земного шара. Он был широко образованным человеком, владел несколькими европейскими языками и

некоторыми азиатскими. Во время своих путешествий он интересовался не только земледельческой культурой народов, но и их бытом, обычаями и искусством.

Будучи патриотом и в высоком смысле гражданином своей страны, Вавилов был убежденным сторонником и активным пропагандистом международного научного сотрудничества, совместной работы ученых всех стран мира на благо человечества.

Вавилов и Лысенко

В начале тридцатых годов Вавилов горячо поддержал работу молодого агронома Т. Д. Лысенко по так называемой яровизации: превращению озимых культур в яровые путем предпосевного воздействия низких положительных температур на семена. Вавилов надеялся, что метод яровизации можно будет эффективно применить в селекции, что позволит полнее использовать мировую коллекцию полезных растений ВИРа для выведения путем гибридизации высокопродуктивных, устойчивых к заболеваниям, засухе и холоду культурных растений.

В 1934 Вавилов рекомендовал Лысенко в члены-корреспонденты АН СССР. Лысенко импонировал советским руководителям во главе со Сталиным своим «народным» происхождением, обещанием в кратчайшие сроки поднять урожайность зерновых культур, а также тем, что заявил на съезде колхозников-ударников в 1935, что вредители есть и в науке.

В 1936 и 1939 происходили дискуссии по вопросам генетики и селекции, на которых Лысенко и его сторонники атаковали ученых во главе с Вавиловым и Кольцовым, разделявших основные положения классической генетики. Группа Лысенко отвергла генетику как науку, отрицала существование генов как материальных носителей наследственности. В конце тридцатых годов лысенковцы, опираясь на поддержку Сталина, Молотова и других советских руководителей, начали расправу со своими идейными противниками, с Вавиловым и его соратниками, работавшими в ВИРе и Институте генетики в Москве.

На Вавилова обрушивается поток клеветы, опорачиваются его главные достижения. Став в 1938 президентом ВАСХНИЛ, Лысенко препятствовал нормальной работе ВИРа — добивался урезания его бюджета, замены членов ученого совета на своих сторонников, изменения руководства института. В 1938 советское правительство под влиянием Лысенко отменило проведение Международного генетического конгресса в СССР, президентом которого должен был стать Вавилов.

Вавилов вплоть до своего ареста продолжал мужественно отстаивать свои научные взгляды, программу работ возглавляемых им институтов.

В 1939 он подверг резкой критике антинаучные взгляды Лысенко на заседании Ленинградского областного бюро секции научных работников. В конце своего выступления Вавилов сказал: «Пойдем на костер, будем гореть, но от своих убеждений не откажемся».

Арест. Следствие. Приговор к расстрелу. Кончина в саратовской тюрьме

В 1940 году Вавилов был назначен начальником Комплексной (агроботанической) экспедиции Наркомзема СССР в западные районы Украинской и Белорусской ССР. 6 августа 1940 года Вавилов был арестован в предгорьях Карпат, вблизи г. Черновцы. Санкция на арест была подписана «задним числом», 7 августа он был заключен во внутреннюю тюрьму НКВД в Москве (на Лубянке). В постановлении на арест Вавилов обвинялся как один из руководителей контрреволюционной Трудовой крестьянской партии <никогда не существовавшей — Ю. В.>, вредительстве в системе ВИРа, шпионаже, «борьбе против теорий и работ Лысенко, Цицина и Мичурина».

Во время следствия, продолжавшегося 11 месяцев, Вавилов перенес не менее 236 допросов, происходивших часто в ночное время и продолжавшихся нередко в течение семи и более часов.

9 июля 1941 Вавилов на «суде» Военной коллегии Верховного суда СССР, происходившем в течение нескольких минут, был приговорен к расстрелу. На суде им было заявлено, что «обвинение построено на небылицах, лживых фактах и клевете, ни в какой мере не подтвержденных следствием». Поданное им прошение о помиловании в Верховный Совет СССР было отклонено. 26 июля переведен в Бутырскую тюрьму для приведения приговора в исполнение. Утром 15 октября его посетил сотрудник Берии и пообещал, что Вавилова оставят жить и предоставят ему работу по специальности. В связи с наступлением немцев на Москву этапирован в Саратов 16—29 октября, помещен в 3-й корпус тюрьмы N 1 г.Саратова, где находился год и 3 месяца в тяжелейших условиях (камера смертников).

Решением Президиума Верховного Совета СССР 23 июня 1942 расстрел в порядке помилования заменен 20-ю годами заключения в исправительно-трудовых лагерях. От голода Сергей Иванович заболел дистрофией и умер, предельно истощенный в тюремной больнице 26 января 1943. Похоронен, по-видимому, в общей могиле саратовского кладбища.

Во время следствия, во внутренней тюрьме НКВД, когда Вавилов имел возможность получать бумагу и карандаш, он написал большую книгу «История мирового земледелия», рукопись которой была уничтожена, «как не имеющая ценности» вместе с большим количеством других научных материалов, изъятых при обысках на квартире и в институтах, где он работал.

20 августа 1955 Вавилов был посмертно реабилитирован. В 1965 была учреждена премия им. Н. И. Вавилова, в 1967 его имя было присвоено ВИРу, в 1968 учреждена золотая медаль имени Вавилова, присуждаемая за выдающиеся научные работы и открытия в области сельского хозяйства.

При жизни Николай Иванович был избран членом и почетным членом многих зарубежных академий, в том числе Лондонского Королевского общества (1942), Шотландской (1937), Индийской (1937), Аргентинской академий, членом-корреспондентом АН Галле (1929; Германия) и Чехословацкой академии (1936), почетным членом Американского ботанического общества. Линнеевского общества в Лондоне, Английского общества садоводства и др.

МИХАИЛ ГРУШЕВСКИЙ

(1866-1934 гг.)

Историк, организатор исторической науки, .литературовед, социолог, публицист, писатель, политический, общественный и государственный деятель — мало кто из его современников мог похвастаться таким послужным списком. Но Михаил Сергеевич Грушевский, обладая колоссальной работоспособностью и недюжинным талантом, сумел оставить значительный след в истории Украины.

Михаил Грушевский родился 17 сентября 1866 г. в г. Холм (ныне территория Польши) в семье учителя русского языка и словесности в русско-греко-униатской гимназии. Как писал ученый в автобиографии, их род был известен ещё с XVIII в. и происходил из Чигиринского уезда. Отец, Сергей Федорович, был человеком энергичным и добродушным, окончил Киевскую духовную академию, но отказался от пострига и посвятил себя преподавательской деятельности. В Киеве он познакомился с дочерью священника Глафирой Опоковой, которая впоследствии стала его женой и помощницей во всех начинаниях. Пара переехала в Холм, затем в Ставрополь, а после — на Кавказ, где Сергей Федорович служил инспектором народных училищ Ставропольского края, директором всех народных училищ Терской области. За свой труд он удостоился чина действительного статского советника, дающего право на потомственное дворянство. Кроме того, С. Грушевский создал один из лучших учебников церковнославянского языка, который не раз переиздавался и обеспечил автору приличный капитал. Это дало его детям — Михаилу, Александру и Анне — возможность заниматься любимым делом. Именно от отца Грушевский перенял любовь и привязанность ко всему украинскому — языку, песням, традициям. Детские годы Михаила прошли на Кавказе. Мальчик рано начал читать, постепенно осилив домашнюю библиотеку, и через художественную литературу, фольклор открыл для себя землю своих предков — Украину. Впрочем, в период 1869-1876 гг. он трижды довольно долго пребывал в Украине, на родине своей матери в селе Сестриновка на Киевщине.

Увлечение историей пришло после зачисления в 1-ю Тифлисскую классическую гимназию, где он учился в 1880-1886 гг: Тут Михаил много читал, знакомился с произведениями украинских историков, фольклористов, этнографов — М. Костомарова, М. Максимовича, П. Кулиша и др. Юноша так много времени проводил в библиотеке, что начальство назначило его библиотекарем ученического книгохранилища.

Сначала Михаил Грушевский видел своё будущее в художественной литературе, начал писать стихи и прозу на русском, а затем и украинском языке. Дорогу в литературу ему открыл И. Нечуй-Левицкий, которому молодой автор прислал свои стихотворения и повесть «Немой свидетель» (на украинском языке) с просьбой напечатать их под псевдонимом Михаил Заволока. Позднее Грушевский осознал свою слабость в стихосложении и отправлял Нечуй-Левицкому преимущественно повести. Одна из них, «Бех-аль-Джугур», увидела мир во львовской газете «Дело» в 1885 г.

Но литератором Михаил Сергеевич так и не стал: в нелегкой борьбе одержала верх история, которой юноша увлекся ещё в 14-летнем возрасте. Огромную роль в становлении Грушевского как историка сыграл журнал «Киевская старина», который он называл своей настоящей школой. Кроме того, ещё в гимназии юноша начал изучать языки — чешский, польский, болгарский, сербский, увлекся историей Руси, казачеством, археологией.

Стремление к более глубокому изучению истории привело его в Киевский университет, где он провел 1886-1890 гг. На пути к университету Грушевскому пришлось преодолеть преграды: отец, напуганный недавними студенческими выступлениями в Киеве и побаиваясь украинского запала сына, долго колебался. Успокаивая его, Михаил пообещал не принимать участие в студенческих волнениях.

30 июля 1886 г. Грушевский был зачислен на историческое отделение историко-филологического факультета Киевского университета Св. Владимира. Но молодого человека, мечтавшего о настоящей науке, постигло разочарование: на первом плане стояла классическая филология, а всё прочее было задвинуто на задворки и ограничено общими курсами, — эти предметы не могли дать ничего сверх того, что знал образованный и начитанный гимназист. Несмотря на эти обстоятельства, он продолжал учиться и делал первые шаги в науке под руководством профессора В. Антоновича — «серого кардинала украинской исторической науки». Интересы молодого ученого охватывали множество тем. Уже на третьем курсе он написал работу «История Киевской земли от смерти Ярослава до конца XIV века», за которую был награжден золотой медалью. В 1890-1894 гг. Михаил работал при Киевском университете как профессорский стипендиат, а в мае 1894 г. не без сложностей в поисках документальных материалов защитил магистерскую работу «Барское староство. Исторические очерки».

С этого момента начинается новый этап жизни М. Грушевского. В 1894 г. 27-летний магистр переезжает во Львов, где по рекомендации Антоновича возглавляет кафедру «всемирной истории со специальным обзором истории Восточной Европы».

Именно со Львовским университетом, научной и общественно-политической жизнью Галичины были связаны последующие годы жизни историка. Основной задачей была подготовка и преподавание курса университетских лекций по истории Украины, впоследствии ставшие основой фундаментальной работы «История Украины-Руси». В 1897 г. Грушевский официально возглавил Научное общество им. Т. Шевченко, до 1914 г. оставаясь при этом главой исторической секции и археографической комиссии. Более того, львовский период его жизни ознаменовался вхождением в «большую политику»: в 1899 г. он стал одним из организаторов Украинской национально-демократической партии — ведущей партии Галичины.

Это был период активной научной и организационной деятельности. Благодаря стараниям Грушевского пополнились фонды библиотеки общества, начали выходить первые книги, был основан музей, создавались научные комиссии разной направленности и главное — стали издаваться «Записки Научного общества», универсальное научное издание, где публиковались работы историков, литературоведов, фольклористов, общественных деятелей. Под редакцией Грушевского в 1895-1913 гг. вышло более 100 томов «записок». Огромную роль в этом сыграл и творческий тандем Грушевского с И. Франко (1856-1916), без помощи которого ученый вряд ли смог бы осилить такую титаническую работу. Они объединяли вокруг себя молодых ученых, и, таким образом, к началу XX в. Львов стал одним из научных центров не только украинских земель, а и Австро-Венгерской империи.

Важным шагом на пути популяризации украинской исторической науки в Европе стала поездка Грушевского в Париж, где он читал курс лекций по истории Украины в «Русской высшей школе общественных наук в Париже» весной 1903 г. С целью расширения научных контактов ученый посетил Лондон, Берлин, Лейпциг, а по возвращении решил основать во Львове курсы для украинской молодежи, торжественно открытые в 1904 г. Именно на этих курсах были прочитаны лекции по истории, которые позже легли в основу «Очерков истории украинского народа» на русском языке. Таким образом ученый вернулся к своей давней идее написать книгу по истории Украины, которую он представлял «краткой и общедоступной». Увлекшись искусством, Михаил Сергеевич подготовил и иллюстрированную историю Украины: первое издание 1911 г. в 6 тыс. экз. разошлось за полгода — но меркам того времени это был серьезный успех.

После революции 1905 г. наступил период некоторой оттепели, — в Российской империи частично были сняты ограничения на использование украинского языка, активизировалась украиноязычная пресса, и Грушевский, посетив Киев, Харьков, Одессу, решает вернуться в Киев, сохранив тесные связи со Львовом и Научным обществом им. Т. Шевченко. Фактически в период 1906-1914 гг. он жил между Львовом и Киевом. В Киеве ещё в 1909 г. был куплен роскошный 6-этажный особняк на ул. Паньковской со старинной мебелью и богатой коллекцией предметов украинской старины — книгами, стеклом, фарфором, портретами К. Разумовского, И. Мазепы, картинами В. Кричевского; кроме того, у Грушевского была большая коллекция личной переписки украинской старшины, акты старого киевского магистрата, несколько десятков старопечатных книг XVII-XVIII вв. Свою коллекцию предметов искусств Михаил Сергеевич использовал с практической целью — иллюстрировал многочисленные издания по истории Украины, кроме того собирался написать фундаментальную историю украинской культуры. Революция 1905 г. актуализировала украинский вопрос в Российской империи и открыла возможность для основания Украинского научного общества (УНО). Потребность в украинском научном центре в русскоязычном Киеве ощущалась довольно остро. В организации общества приняли участие многие украинские ученые, а на первом заседании 21 апреля 1907 г. главой был выбран М. Грушевский. Общество объединяло едва ли не все национальные творческие силы, издавало журналы «Украина», «Записки УНО», «Украинский научный сборник», занималось вопросами археологии, этнографии, истории искусств. Руководя работой общества, Грушевский и сам продолжал заниматься научной деятельностью.

Не прекращал он и политическую деятельность. В 1908 г. в Киеве была создана нелегальная межпартийная общественно-политическая организация — Общество украинских поступовцев, и М. Грушевский вошел в состав её руководящего органа — Совета. И хотя Общество не было политической партией, по сути, оно ставило перед собой задачи добиться создания в Украине национально-территориальной автономии в составе федеративной России.

В 1914 г. Михаил Сергеевич был уже знаменитым историком, пребывал в зените славы — сам он подсчитал, что за 25-летнюю деятельность создал более 25 томов работ. За плечами профессора была политическая работа в партиях и идеологическом руководстве украинской фракцией в 1-й и 2-й Государственных Думах. Кроме того, уже в этот период Грушевский стал лидером украинской нации, популярным политиком, публицистом. Понятно, что такая активная деятельность не могла оставить равнодушными как австро-венгерскую, так и российскую полицию.

Началась Первая мировая война. В одной из статей Грушевский раскритиковал политику убитого эрцгерцога Франца-Фердинанда и австрийская полиция возбудила против него административное дело. Грушевский в это время находился вместе с семьей в Карпатах, в селе Криворовня, и в такой ситуации решил возвращаться в Киев. Но с августа 1914 г. слежка за ним была организована и киевским жандармским управлением. 22 ноября Грушевский через Вену, Италию и Румынию прибыл в Киев, а уже 28 ноября его арестовали и препроводили в Лукьяновскую тюрьму. После 3 месяцев допросов сослали в Симбирск, а с сентября 1915 г. — в Казань. Тут Грушевский продолжал заниматься научной деятельностью, преподавал в университете — своеобразном приюте многих опальных петербургских, московских и украинских ученых-диссидентов. Вместе с ученым в ссылке находились жена Мария Сильвестровна и дочь Катерина. Осенью 1916 г. им позволили переехать в Москву, где за Грушевским было установлено негласное наблюдение. Кроме того, ему запретили посещать Украину под любым предлогом.

Вместе с украинской общиной в Москве — С. Петлюрой, В. Винниченко, Д. Дорошенко, Е. Чикаленко, он работал в московском отделении Общества украинских поступовцев, занимался организационной и научной работой. После февральской революции 1917 г. ученый получил долгожданную, выстраданную свободу. Его освободили от надзора, вернули паспорт. И сра-зу же Грушевский активизировал политическую деятельность — заочно был выбран главой Центральной Рады. Как писал он сам, «в Киеве украинцы начали организовывать политический центр, названный Центральной Радой, избрали меня главой и стали звать, чтобы я немедленно приезжал».

Этот период был пиком политической и государственной деятельности М. Грушевского. Он стал идеологом украинской революции и вместе с Центральной Радой прошел путь от национально-территориальной автономии до идеи независимости Украины. Свои идеи по поводу будущего Украины он изложил в многочисленных публицистических статьях, опубликованных в 1917-1918 гг., — «Какой мы хотим автономии?», «Кто такие украинцы и чего они хотят», «Украинская независимость и её историческая необходимость» и др. В этих работах Грушевский изложил собственное понимание национально-территориальной автономии, которую он рассматривал как реальный шаг к независимости Украины.

Вскоре Центральная Рада отказалась признавать исполком Временного правительства в Киеве и издала декларацию о предоставлении Украине полной автономии. Попытки Грушевского найти общий язык с Временным правительством были безуспешными. Вернувшись в Киев, на заседании Рады он настаивал на созыве Всеукраинского национального конгресса, который состоялся 6-8 апреля 1917 г. и объединил более 600 представителей множества партий, научных обществ, кооперативных организаций не только Украины, но и Кубани, и Бессарабии, Москвы и др. Грушевский сыграл решающую роль в консолидации конгресса вокруг идеи полной автономии Украины и 8 апреля его переизбрали главой УЦР. Это был пик политической деятельности М. Грушевского. Заместителями главы стали С. Ефремов и В. Винниченко.

18 мая 700 солдатских делегатов, собравшихся в Киеве от действующей армии, также выбрали своих представителей в Центральную Раду, ещё через месяц около 1000 делегатов Украинского Крестьянского съезда, а затем и Рабочего съезда последовали их примеру. Фактически Центральная Рада превратилась в парламент Украины. На 2-м Военном съезде 10 июня 1917 г. она провозгласила свой I Универсал, который декларировал автономию Украины такими словами: «Пусть будет Украина свободной. Не отделяясь от всей России, не порывая с государством Российским...». В соответствии с этим документом создавался Генеральный секретариат, который возглавил В. Винниченко. Если секретариат сосредоточил в своих руках всю исполнительную власть, то Грушевский оставался безальтернативным лидером украинского движения.

Решительная деятельность Центральной Рады вызвала тревогу Временного правительства. 19 июня в Киев прибыли министры, которые после переговоров согласились на автономию Украины, но с условием её отсрочки до Всероссийского учредительного собрания. Со своей стороны, радовцы согласились предоставить несколько мест в УЦР неукраинским революционно-демократическим силам. Уступки сторон были зафиксированы в специальных декларациях. Временное правительство признавало также и Генеральный секретариат. Ответом на этот шаг стало принятие II Универсала 3 июля 1917 г., который зафиксировал, что вопросы автономии Украины должно решить Всероссийское учредительное собрание. По сути, II Универсал мало что менял в процессе творения украинского государства: не отрицая независимости Украины, он стал шагом на пути её реализации.

21-28 сентября 1917 г. в Киеве проходил Съезд Народов, на котором присутствовали представители 12 народностей. М. Грушевский был избран почетным главой Съезда и в своем докладе настаивал на необходимости федеративной перестройки России, последующей федерализации всех европейских народов и возможном объединении их в единую мировую федерацию. Для реализации идей съезда был сформирован Совет, главой которого был избран Михаил Сергеевич. Но большевистский переворот в Петрограде 25 октября 1917 г. свел к нулю все эти планы.

Временное правительство было арестовано, Россия провозглашена Республикой Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, было сформировано правительство во главе с В. Лениным. В Украине же противостояли три силы: Центральная Рада, сторонники Временного правительства в лице Киевского военного округа и большевики. Грушевский и УЦР решительно высказывались против восстания в Петрограде, заявляли о готовности бороться «со всякими попытками поддержки восстания в Украине». 7 ноября 1917 р. УЦР провозгласила III Универсал, согласно которому Украина становилась частью федеративной Российской Республики под названием Украинская Народная Республика (УНР), ликвидировалась частная собственность на землю, устанавливался 8-часовой рабочий день, евреям и полякам гарантировалась национально-территориальная автономия. 27 декабря провозглашалось днём выборов в Украинское учредительное собрание, а 9 января 1918 г. — днем его созыва. Универсал был торжественно зачитан на Софийской площади в Киеве в присутствии войска, иностранных миссий, с молебном. Этот документ стал важнейшим историческим актом: после 250 лет неволи украинский народ официально декларировал возрождение своей государственности.

Кроме того, УЦР начала разоружать отряды большевиков и отправлять их в Россию. Такие действия не могли не вызвать должной реакции, и 4 декабря 1917 г. Совнарком РСФСР передал ультиматум, в соответствии с которым выявлял готовность сотрудничать с УНР, но предъявлял ряд требований, которые она была вынуждена выполнять под угрозой гражданской войны. Ультиматум стал не просто вмешательством во внутренние дела УНР, а и ставил её в полную зависимость от Совнаркома. Всё чаще звучали лозунги о независимости Украины, и 9 января 1918 г. был провозглашен IV Универсал, который объявил Украину самостоятельным и независимым государством. Скорее всего, автором этот документа являлся М. Грушевский.

Между тем продолжалось противостояние с ЦИК Советов Украины. Постепенно под властью Советов оказались Ровно, Севастополь, Екатеринослав, Мариуполь, Сумы, Кривой Рог. Кольцо вокруг Киева сужалось; существующей армии оказалось недостаточно, не спасла Киев и героическая смерть 300 курсантов и студентов под Крутами. 25 января 1918 г. члены Малой Рады во главе с Грушевским выехали в Житомир. Окружение Киева имело для Грушевского и личные последствия: его дом на ул. Паньковской был нещадно расстрелян из броневика большевиками, уникальная коллекция предметов старины уничтожена. В конце января Грушевского постигла ещё одна утрата — умерла мать, ученый даже не смог проститься с ней.

В это время Центральной Радой был принят ряд важных законов — о государственном гербе УНР (тризубе) и денежной единице (гривне). А в апреле с помощью немецкий и австро-венгерских частей Грушевскому и ЦР удалось вернуться в Киев.

Последним аккордом политической деятельности М. Грушевского стало принятие Конституции УНР 29 апреля 1918 г., которая провозгласила Украину суверенным парламентским государством, гарантировала права всем народам, разделила власть на судебную, исполнительную и законодательную. По конституции, верховным органом УНР было Верховное собрание и М. Грушевский должен был стать избранным его главой, но в условиях политической нестабильности, когда очевидными стали намерения немцев разогнать Центральную Раду, следовало действовать решительно и Грушевскому предложили объявить диктатуру и провозгласить себя диктатором. Ученый отказался, а 29 апреля 1918 г. Центральная Рада прекратила свое существование. М. Грушевский сошел с политической арены, уступив место новой генерации политиков, взращенных во времена Центральной Рады.

Во время пребывания у власти гетмана П. Скоропадского ученый принял участие в создании Украинской Академии Наук, которая, впрочем, просуществовала до начала 1919 г. Когда при власти оказалась Директория, для Грушевского не нашлось места в её планах и он принял решение вместе с семьей выехать в Галичину. Согласившись исполнять обязанности представителя Заграничной делегации УПСР, он в апреле 1919 г. через Станислав (ныне Ивано-Франковск) выехал в Прагу. Так началась его эмиграция. Годы пребывания в эмиграции стали для Михаила Сергеевича испытанием г- не только из-за материальных трудностей, но и потому, что его идеи потерпели фиаско. В Праге он контактировал с чешскими социалистами, встречался с Томашем Масариком, в Париже встречался с английскими и американскими дипломатами, безрезультатно стараясь обратить их внимание на украинский вопрос. На конференции II Интернационала в Люцерне (Швейцария) была одобрена декларация о праве на государственный суверенитет Украины и других восточноевропейских государств, оказавшихся на территории России. Также Грушевский принял участие в ряде европейских конференций в Праге, Вене, Берлине. Его деятельность в то время была активной: он стал инициатором организации

«Комитета независимой Украины», издания журнала «Восточная Европа» на французском и английском языках, который даже частично финансировал.

В ноябре 1919 г. Грушевский вместе с семьей поселился в Женеве (Швейцария), планируя там жить и издавать журнал «Восточная Европа», но вскоре вернулся в Прагу, а затем в Вену, где и жил до возвращения в Украину. В это время он получил предложения от университетов Оксфорда и Принстона, вел переговоры со Львовским университетом, в Баден под Веной приезжали представители интеллектуальной эмиграции из Украины. Грушевский основал в Вене Украинский социологический институт (1919-1922 гг.), который наряду с научными должен был исполнять и политические функции. Институт издавал журнал «Боритесь, поборете», где печатались многочисленные статьи ученого, занимался издательской и лекторской деятельностью, в числе прочих была издана «История Украины» М. Грушевского на французском языке.

Со временем ученый стал задумываться о возвращении в Украину: советская власть дала разрешение на «въезд в Украину проф. Грушевского», а 31 декабря 1923 г. его заочно избрали членом ВУАН. В марте 1924 г. он с семьей вернулся, в Киев. Возвращение было компромиссным решением, он ещё надеялся на перерождение коммунистического режима. Формально местом жительства Грушевских был дом 9 по ул. Паньковской, но он сильно пострадал, и приютом для профессорской семьи стал флигель во дворе.

Членами ВУАН в то время были выдающиеся ученые — А. Крымский,

С. Ефремов, Д. Багалий, М. Беляшевский и другие, они настороженно отнеслись к возвращению Грушевского. Ученый возглавил кафедру истории Украины и историческую секцию ВУАН, которая в конце 20-х годов состояла из академической кафедры истории украинского народа (в ней вначале насчитывалось два штатных сотрудника — дочь Грушевского Екатерина и его племянник С. Шамрай) и ряда комиссий. Грушевский полностью сосредоточился на научной и организаторской деятельности: под его руководством действовали археографическая и фольклорно-этнографическая , экспедиции, была основана научно-исследовательская кафедра истории Украины, при кафедре истории Украины был открыт Кабинет примитивной культуры, печатались многочисленные материалы, в том числе и в журнале «Украина», который, благодаря стараниям Грушевского, стал гонорарным изданием. Но деятельность Михаила Сергеевича воспринималась неоднозначно: в ВУАН не было единства, и многие ученые (С. Ефремов, А. Крымский) выступали против маститого ученого, упрекая его в заигры-вании с советской властью. Ни Грушевский, ни его противники в Академии не принимали большевистского режима, но Михаил Сергеевич хотел реализовать собственную модель Академии и стать у её штурвала. С уверенностью можно утверждать, что коммунистический режим «подогревал» конфликт в ВУАН, чтобы использовать его в своих целях. Конфликт достиг апогея в 1927 г. ЦК КП(б)У поддерживало Грушевского на посту президента ВУАН, поскольку тот реально ослаблял влияние более радикального крыла украинской академической интеллигенции. В 1929 г. его также избрали членом Всесоюзной Академии наук, что современники расценили как «кусок мяса, брошенный режимом украинству». Но и позиция ученого не устраивала советскую власть — он критиковал ее политику по отношению к деятелям науки и культуры, обвиняя в давлении. И вскоре режим перестал скрывать, что хочет поквитаться с Грушевским за его политическое прошлое.

Конец 20-х — начало 30-х годов были страшными временами для украинской интеллигенции — многочисленные аресты ученых, деятелей культуры стали причиной паники в украинских кругах. Стало очевидно, что политика «украинизации» будет свернута и все неугодные режиму понесут наказание. Так, были арестованы С. Ефремов, И. Мандзюк и другие, а те, кто оставался на свободе, были вынуждены подчиняться идеологическим требованиям. Был реорганизован историко-филологический отдел АН, закрывались комиссии, проводились «чистки» в исторических секторах ВУАН. В 1930 г. была ликвидирована научно-исследовательская кафедра истории Украины, тогда же прекратили издавать журнал «Украина». Грушевский возглавлял кафедру истории Украины периода феодализма, но лишь формально, так как ещё в марте 1931 г. вместе с дочерью выехал в Москву. В документах спецслужб его уже открыто называли «лидером контрреволюционеров», ему было приписано основание Украинского национального центра — всеукраинской контрреволюционной организации. 23 марта 1931 г. Грушевского арестовали. После допросов ученый, будучи уже немолодым и больным человеком, подписал все бумаги, признал все выдвинутые против него обвинения и был освобожден. Ему разрешили и впредь проживать в Москве. В последние годы жизни Михаил Сергеевич занимался научной работой — работал над продолжением «Истории украинской литературы», издавал статьи, но из-за плохого состояния здоровья уже не вел активной публичной деятельности, не выступал даже на заседаниях АН СССР.

В Москве он продолжал находиться под колпаком ОГПУ, потом НКВД. Их интересовал не только академик, но и его дочь, за которой в 1932 г. также было установлено наблюдение. А в это время в Украине готовилась очередная атака. В сентябре 1934 г. Грушевский с женой и дочерью прибыл в Кисловодск, на курорте общался со многими представителями науки и культуры, и чекисты не прекращали отрабатывать версии о намерении ученого бежать за границу. Но 13 ноября Михаил Сергеевич попал в Кисловодскую городскую больницу с диагнозом «Злокачественный карбункул спины, сепсис», ему сделали несколько операций. Состояние ученого ухудшалось, не помогали и переливания крови. 24 ноября 1934 г. врачи констатировали «смерть при нарастании сердечной слабости». Михаил Сергеевич был похоронен в Киеве, на Байковом кладбище 29 ноября. Сразу же после смерти ученого возникли слухи о её насильственном характере, отравлении. Но доказать ничего не смогли и по сей день.

После смерти М. Грушевского В. Вернадский писал: «Я считал и считаю, что Грушевский сделал огромное дело для возрождения украинского народа. Великая личность, что бы ни говорили, которая оставила след в национальном самосознании Украины. Как всё повернется в будущем? Основное — не политическое, но огромное историческое и фактическое, что осталось в изданных памятниках и материалах. Я думаю, глубина его влияния после смерти сделается более ясной»

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.