Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ответы на вопросы к экзамену.docx
Скачиваний:
19
Добавлен:
08.02.2016
Размер:
646.31 Кб
Скачать

18.Зарождение украинского театра (вартеп,школьная драма)

Зарождение украинского театра

Первые образцы драмы произносили публично ученики киевских Братской (Киево-Могилянская Академии) и Лаврской школы (XVI-XVII века). Важными центрами развития религиозной драмы в настоящее время считалась также Львовская братская школа и Острожская академия.

Среди явлений художественного быта Украины ХVII-ХVIII веков особого внимания заслуживает театр, истоки которого уходят еще во времена синкретического единства древнейших фольклорных жанров: обрядовых песен, хороводов, театрализованных действ, которые неразрывно соединяли слово, музыку, танец, актерскую игру.

Однако постепенное развитие образования, культуры народа привело к компромиссным решениям этой проблемы. Этому способствовали также контакты с европейским театром XVI- ХVII века, где наряду с пьесами религиозного содержания, которые исполнялись в храмах по случаю Рождества, Великого Поста, Пасхи, приобретал широкое распространение народный ярмарочный театр. Сформировались типичные сюжетные коллизии бытовых представлений с характерными персонажами-масками: ревнивый старый муж, кокетливая молодая женщина, любовник, монах, Арлекин, Коломбина и др

Главным центром созидания, исполнения и распространения этих основных форм театральной жизни ХVII-ХVIII ст. была Киево-Могилянская академия, ее профессора были авторами драматических произведений, теоретиками театра, а студенты-бурсаки - актерами и основными носителями этого искусства.

Музыкальность украинского театра была органичной - песня, хор, танец, инструментальное сопровождение выполняли в спектаклях важную драматургическую функцию: характеристики места действия, исторической ситуации, действующих лиц, завязки и кульминации сценического конфликта. Две основные жанровые разновидности театрального искусства эпохи "украинского барокко" - школьная драма и вертеп в исполнительской практике тесно переплетались между собой. К антрактам "высокой драмы" относились народно-бытовые сценки - интермедии, а вертеп после первого действия религиозного содержания переходил к колоритному жанровому действу.

Школьная вертепная драма

Неподвижные кукольные панорамы, как и все виды театра кукол, обладающего особой вещной сохранностью, дав жизнь подвижному, действенному кукольному вертепу, не исчезли, а остались не только в культуре, славянских народов, но и многих народов Западной и Восточной Европы.

Активное формирование вертепного кукольного театра и его драматургии, возможно, прямо связано и с имевшим место расколом христианской церкви, с борьбой за паству. Процесс этот, вероятно, начался еще в период распада Римской империи, но особенно явственно он проявился во второй половине ХУI века, когда в противовес католическим школам "Ордена Иисуса", открываются "братские православные школы". Не случайно первые упоминания о собственно кукольном вертепе зафиксированы именно в этот период..

Распространению, развитию, популяризации вертепной драмы на территории России способствовали ведущие деятели православной церкви, преподаватели и учащиеся братских школ. Но со временем, когда представления кукольного вертепа стали включать в себя светские элементы, мотивы народного театра, они начали запрещаться. Таким образом, из пласта официальной, христианской культуры вертеп в России перемещается в пласт культуры неофициальной, оформляется как народный кукольный театр. За короткое время кукольный вертеп распространился от Смоленска, Новгорода, Москвы, Киева до городов Сибири, где в ХУ111 столетии он был уже популярен в Иркутске, Тобольске, Енисейске и других городах. Столь широкому распространению во многом способствовали воспитанники Киевской духовной академии, которая оставалась в России ХУ111 века центром распространения школьной вертепной драмы.

Еще одним центром стала Тобольская славяно-греческая семинария, где уже в первой четверти 18 века с успехом игрались школьные драмы Феофана Прокоповича, Дмитрия Ростовского, Симеона Полоцкого и др. В создаваемых ими «комедиях» сцены аллегорические, символические пересекаются с историческими, насыщаются злободневными сатирическими темами. Обращает на себя внимание композиционное построение второй части вертепной драмы, близкое народной кукольной комедии импровизации.

Тобольские семинаристы, подобно киевским семинаристам и школярам, также устраивали вертепные кукольные представления. Позже их стали показывать мещане, солдаты, разночинцы, дети. Еще одним сибирским городом, где нашел свою публику вертеп, стал Иркутск. Здесь они укоренились надолго, и в конце ХУ111 столетия старожилы говорили о вертепе, как о традиционном сибирском театре. В статье «Мои воспоминания о русском театре и русской драматургии», опубликованной в журнале «Репертуар русского театра», писатель, журналист Н. А. Полевой вкратце описал сценарий представления иркутского вертепа: «Содержание вертепа, — писал он, — всегда бывало одинаково: представляли мистерию Рождества; в верхнем этаже устраивали для этого вертеп и ясли, в нижнем трон Ирода. Куклы одеты бывали царями барынями, генералами, и вертепы «водили» семинаристы и приказные по улицам в святочные вечера, потому что только на святки позволялось такое увеселение. И вот несут вертеп, ставят полукругом стулья; на скамейках утверждается самый вертеп; раскрываются двери его — мишура, фольга, краски блестят, пестреют; является первая кукла — Пономарь, он зажигает маленькие восковые свечки, выбегает Трапезник, с кузовом, и просит на свечку. Один из нас с трепетом подходит и кладет в кузов копейку. Пономарь требует дележа; сыплются шутки, начинается драка. И вот — заскрипела скрипка; раздались голоса — являются Ангелы и преклоняются перед яслями при пении: Народился наш спаситель, Всего мира искупитель. Пойте, воспойте Лики, во веки. Торжествуйте, ликуйте Воспевайте, играйте! Отец будущего века Пришел спасти человека! Думаю, что и теперь я наполовину еще припомню все вертепные псалмы. И каких потрясений тут мы не испытывали; плачем, бывало, когда Ирод велит казнить младенцев; задумываемся, когда смерть идет, наконец, к нему при пении «Кто же может убежати в смертный час? » — и ужасаемся, когда открывается ад; черные, красные черти выбегают, пляшут над Иродом под песню «О, коль наше на сем свете житие плачевно... » и хохочем, когда вдова Ирода, после горьких слез над покойником, тотчас утешается с молодым генералом и пляшет при громком хоре: «По мосту, мосту, по калинову мосту! ». Комедия после вертепа составлялась обыкновенно из пантомимы самих вертепщиков: тут являлся род Скапена-слуги, род Оргона-барина, Немец да Подьячий; разговор состоял из грубых шуток, импровизировался, и обыкновенно слуга, бывало, при всех обманывает, бьет Немца и дурачит Подьячего».

ДРАМА ШКОЛЬНАЯ. — Специфические особенности Д. школьной как самостоятельного жанра в драматической продукции XVI — первой половины XVIII вв. определяются как ее педагогическим заданием в деле внедрения классического образования, так и ее активной миссионерской установкой. В обязанности воспитателя юношества — а таковыми в католических странах являлись преимущественно иезуиты — входило умение сочинить, или по крайней мере скомпилировать из отрывков признанных образцовыми латинских авторов пьесу, к-рая могла бы послужить propaganda fidei. Школьная Д. остановилась на римских комедиях Теренция и Плавта, считая их образцами как латинского языка, так и драматургического построения. К XV в. спектакли становятся уже обязательным педагогическим атрибутом школьного воспитания. Постепенно в латинский текст школьных пьес начинают вставляться интермедии или интерлюдии («Lustige Zwischenspiele» у немцев, «междувброшенные забавные игралища» у нас), написанные уже на национальном яз.; впоследствии школьная Д. целиком пишется на национальном яз. Сюжеты школьных пьес обычно заимствовались из Библии, но в них было много аллегорических картин-символов и элементов оперы и балета. Постановки иезуитских школ отличались большой роскошью, особенно в дни, когда ставились так называемые ludi caesarei — панегирические пьесы в честь коронованных особ. «Пиитика» школьной драмы, разработанная главным образом в известном пособии иезуита Якова Понтана и руководстве Скалигера, учит, что Д. должна состоять из трех частей: пролог (prologus, inductio), который обыкновенно произносил сам автор пьесы. В прологе объяснялась кратко основная идея пьесы (oratio ad spectatores, rem proponens) и вытекающее из нее нравоучение. Насчитывалось пять форм пролога: 1. монолог — обращение к зрителям, 2. диалог, 3. предсказание астролога, 4. символическая картина — изображение идеи пьесы, 5. пение (муз или Аполлона). За прологом шло краткое изложение содержания пьесы (periacha или argumentum), произносившееся одним из исполнителей (argumentator). Самая пьеса делилась на акты, число к-рых должно было быть не меньше трех и не больше пяти. Акты делились на сцены, к-рых в одном акте полагалось не более девяти, причем число лиц, участвующих в сцене, не могло превышать 14. Иногда каждому акту предшествовал свой небольшой пролог. Заканчивался акт хором (влияние греческой драматургии), развивавшим нравоучительную мысль, вытекавшую из представленного акта. Вся пьеса заканчивалась эпилогом (epilogus, Beschlussrede), где выражалась благодарность зрителю за внимание и испрашивалось его снисхождение к спектаклю. Эпилог произносился или автором или одним из действующих лиц (conclusor). Школьная Д. писалась почти всегда стихами. Различались — 1. простая, соблюдавшая единство действия и не допускавшая перехода от трагического к комическому; 2. сложная (implexa или turbata), где действие меняет свой характер и сопровождается вставками и эпизодами вне основной фабулы; 3. нравоучительная (morata), посвященная изображению нравов и моральным поучениям, и 4. смешная (ridicula), — рассчитанная на смех, обильно пользующаяся остротами и шутками. По строению сюжета и трагедия и комедия школьная делились на четыре последовательных части: protasis — в котором зрителю уже уяснялась сущность сюжета, но развязка оставалась еще скрытой (в трагедии protasis заменял обычно пролог), epistasis — развитие сюжета и начало замешательства, catastasis — главная часть пьесы, где действие, интрига достигает наивысшего напряжения, и catastropha — развязка, в трагедии печальная, в комедии благополучная. Пьеса смешанного, печального и веселого, содержания называлась трагикомедией или комикотрагедией, в зависимости от характера развязки. Сюжет мог быть или вымышлен или взят из Библии, из церковной истории, из «благочестивых легенд», из «жития святых» или из древней греческой или римской истории. Так. обр. мы имеем в школьной Д. по существу то же содержание, что и в средневековой мистерии или миракле, но приспособленное к новой классической форме.

Первые зачатки школьной Д. в России относятся к Киевской духовной академии и предшествуют пояснению светского театра. Эти Д. разыгрывались еще, подобно мистериям, под открытым небом, а не в помещении школы. Феофан Прокопович рассказывает, что «обычный устав» академии «от лет многих» предусматривал устройство представлений на масленице и в течение летних каникул, причем обязанность сочинять «комедии» (общее обозначение пьесы) возлагалась на преподавателя пиитики. Первый дошедший до нас памятник киевской школьной Д. — «Действо об Алексее божьем человеке», поставленное в 1673 и напечатанное в 1674. В постановке этого действа мы имеем еще типичную мистериальную сцену с адом внизу и раем наверху. Как в средневековой мистерии, здесь каждое действующее лицо при появлении рекомендует себя. Пьеса делится на два «деяния»: первое деяние заключает в себе пять явлений, названных «видоками» или «видениями» (в печатном экземпляре — «нахождениями»), второе — шесть; в пьесе две интермедии — одна написана и изображает собой «играние свадьбы» Алексея, где мужики, подданные римского сенатора, пьют водку, названную аковите (aqua vitae), причем один из них, оставшись «будто иных меньше пьян», просит прощения у публики.

«Хмель — не вода, як кажуть, панове, побачьте,

А на их пьяных за то дивовать не рачьте».

Вторая интермедия просто обозначена «ту игралище» и вероятно предоставлялась инициативе школы. Начинается пьеса прологом, обещающим показать «ото на сем пляцы» божьего человека. Кончается пролог славословием царю Алексею Михайловичу:

«Будет то и на славу пресветному и благочестивому царю Алексею,

Который, в бозе и в святых маючи надею,

З неприятелем креста Христова дело зачинаеть,

Але, яко Костянтин, нигде не проиграеть».

Эпилог в печатном экземпляре назван «скончевателем».

Из других школьных Д. Киевской духовной академии дошли до нас: «Действие, на страсти Христовы списанное», «Мудрость предвечная», в полном титуле гласящая «Мудрость предвечная, во едемском душу разумную вертограде наздавшая, самоизвольне же в плен ада восхищенную от погибели вечной в первому рая блаженству любви божия довлетворением возведшая, через благородных России младенцев в училищном Коллегиуме Киево-могилеанском стихотворном сложении 1703 явствовася». Эта же тема о «мудрости предвечной» повторяется и в ряде других школьных Д. — в ростовской школе в обработке Дмитрия Ростовского, Сильвестра Ляскоронского, Митрофана Довгалевского и др. По сюжету — это аллегорический рассказ о том, как Мудрость повелевает призванной ею к бытию разумной Душе не вкушать плода от древа познания добра и зла и жить в согласии с Разумом и Волей, но по внушению Гордости, Безумия и прочих страстей Душа «вкушает», и за это «Мудрость предвечная» отводит ее в ад (типичное средневековое «моралитэ»). В Москве школьная Д. насаждалась в Славяно-греко-латинской академии и в школе при госпитале на Яузе. Кроме названных авторов школьной драмы наиболее известны Симеон Полоцкий, Дмитрий Ростовский и Феофан Прокопович.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.