Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Askochensky_V_I_Za_Rus_Svyatuyu

.pdf
Скачиваний:
24
Добавлен:
22.03.2015
Размер:
5.67 Mб
Скачать

Раздел IV. БЛЕСТКИ И ИЗГАРЬ

который был готов великодушно жертвовать единством

ицелостию своего Отечества, – который готов был преклоняться перед всяким безумием и всякою глупостью, лишь бы только они заявляли себя достаточною наглостию и нахальством, – который губил бедную молодежь, кокетничая с нею и приветствуя гимназистов в качестве передовых мудрецов и преобразователей, – который отзыв иностранца ставит выше народного чувства своей страны? Нет, – теперь нельзя ошибаться; теперь и слепой видит, в чем дело. С фальшивым либерализмом мы покончили. На эту удочку нас теперь не поймают. Безвозвратно прошли те времена, когда можно было дурачить целое общество студенческими демонстрациями на улицах. Что было возможно тогда, того теперь не повторится. Твердая, ничем несовратимая национальная политика внутри

ивне – вот наше спасение! Только на наши народные силы можем мы благонадежно опереться и в нашем консерватизме, и в нашем либерализме» 1.

Праведно и всякого приятия достойно слово одного из честнейших и разумнейших наших публицистов. Но мы, верно, невполне верим тому, чтобы дело с фальшивым либерализмом уже покончено. Что на эту удочку нас теперь не поймают – это верно: но почему ж и нам не закинуть удочек для ловли этих ершей и плотвиц, притаившихся в тине, среди камыша? Почему бы не повытаскать их на берег и не подвергнуть влиянию той атмосферы, которая действует на них так истребительно? Нет-нет, да и выпрыгивают они на водном полотне великой речи; нет-нет, да и зашевелят камышом, давая знать о своем присутствии. Вот они, – смотрите: мы видим их и в мире журнальном, и в училищных аудиториях, и за департаментскими столами, и в партере столичных театров, и за книгопродавческими прилавками, и в комитетских собраниях, и даже… даже… да мало ли где мы их не ви-

1  Московские ведомости. 1863 г. № 281.

431

В. И. Аскоченский

дим! Право, не мешало бы «народным силам» позаняться этими зверками!

Сердце Вольтера

Трудно представить, до какого сумасбродства может доходить цивилизация, гоняющаяся за призраками и блудящими огоньками мнимовысокого, мнимопрекрасного. Сколько нам помнится, ни древняя, ни новая история не представляет похожего на то, что теперь делается в одной из нынешних цивилизованных стран света. «В Магдебурге, – пишут в иностранных газетах, – еще не кончилась борьба за гробницу Карно, а уже в Сент-Женевьеве возгарается новая распря по поводу сердца Вольтера [1]. Смертные останки Вольтера, по общему убеждению, покоились

вмогильном склепе церкви св. Женевьевы, – бывшего Пантеона,накотором,вовременареволюции,красовалась надпись: «Благодарное отечество великим людям». Вольтер скончался 30 мая 1778 года. Телу умершего атеиста было отказано в церковном погребении, и аббат Миньо, совершавший над ним панихиду в Селльерском аббатстве (департамент Юры), подвергся строгому наказанию. Революция учредила впоследствии торжественное празднество; остатки Вольтера перевезены были в Париж и погребены в Пантеоне вместе с прахом Жан-Жака Руссо [2]. В могильном склепе соорудили временный памятник, из дерева и крашеного холста. Этот памятник существует и в настоящее время, хотя в весьма ветхом и полуразрушенном виде. Бронзовый монумент, который должен был заменить его, не был отлит. С 1806 года Пантеон снова обратился в церковь, и прах Вольтера продолжал покоиться

вотведенном ему помещении до настоящего дня. Таково было, по крайней мере, общее мнение. Нынче вследствие произведенных, по распоряжению императора, изыска-

432

Раздел IV. БЛЕСТКИ И ИЗГАРЬ

ний оказалось, что гробница Вольтера – пуста. Мы полагаем, что у всех сохранилось воспоминание о процессе, возникшем по поводу завещания маркиза де-Вильета, и о воспоследовавшем затем решении суда, в силу которого кровные родственники французского писателя вступали во владение всем имуществом, принадлежавшем приемному сыну Вольтера. В течение последнего времени замок Вилльет поступил в продажу и англичане предлагали громадные суммы денег за находившееся в этом замке сердце Вольтера. Владельцы не согласились однако ж на предложение англичан и, обратившись к министру внутренних дел, предлагали сердце Вольтера в дар Франции. Император принял подарок, но, прежде чем предать сердце погребению, пожелал узнать мнение архиепископа. Кардинал, выразив свою благодарность за оказанное со стороны императора внимание, заметил, что в Пантеоне вряд ли отыщутся теперь останки Вольтера. Среди парижского духовенства, по словам архиепископа, сохранилось предание о перенесении, во время реставрации, праха Вольтера в неизвестное место. Вследствие этого император приказал открыть гробницу, и праха Вольтера в ней действительно не оказалось. Но дело тем не покончилось. Император повелел произвести следствие, и если прах Вольтера не будет отыскан, в чем почти нельзя сомневаться, то в большой зале библиотеки должен быть сооружен монумент в честь знаменитого писателя. По поводу исчезновения праха Вольтера в новом журнале «Intermediaire», издающемся с января-месяца настоящего года, появилась статья библиофила Жакоба, в которой сказано, что в 1814 году, ночью, в мае месяце, прах Вольтера и Руссо был вынут из гробниц, положен в мешок и отправлен в фиакре, в сопровождении шести человек, к Горской заставе. За заставой, на широкой площади, предназначавшейся для постройки складочного товарного места, была вырыта глубокая яма, частию наполненная негашеною известью. В эту яму

433

В. И. Аскоченский

зарыли смертные останки обоих писателей. Библиофил Жакоб сообщает некоторые указания о шести лицах, совершавших погребение, по всей вероятности, не без участия правительства»1.

Таким образом сожаление нашего Пушкина, что любимый им Вольтер,

Не успокоившись и в гробовом жилище, Доселе странствует с кладбища на кладбище,

разрешено и удовлетворено Жакобом-библиофилом. Знаменитый безбожник перестал странствовать с христианского кладбища на кладбище и нашел себе место за городской заставой, где был сложен лес для построек. Ясно, что праху безбожника неловко лежать рядом с теми, кто верил в Бога и служил Ему по мере сил и разумения своего. В показании Жакоба замечательно, между прочим, то, что яма, в которую свалили останки двух безбожников, была наполнена негашеной известью: так обыкновенно хоронят чумных и пораженных проказою. Жаль, что нет материала, которым можно было бы засыпать неумирающие останки этих архиатеистов, архиреволюционеров и истребить память их, которая смрадной изгарью носится над миром христианствующим…

Штраус и ученик его Ренан

Не всем, конечно, удастся ближе познакомиться с пресловутым сочинением Ренана [1], явившегося в наше время Цельсом [2], которому он, не уступая в дерзости и нахальной лжи, не годится и в ученики по уму и учености. А между тем всякому более или менее интересно узнать, что это за лжеучитель и в чем состоит его система,

1  Русск. инв. 1864 г. № 41.

434

Раздел IV. БЛЕСТКИ И ИЗГАРЬ

поколебавшая слабую веру тех, которые легко увлекаются всяким ветром учения. И похожи на облацы безводни, от ветр преносими.

Появлению Ренана предшествовала богопротивная деятельность немца Штрауса. Лет 25 тому назад этот господин фигурировал напропалую и стоял мишенью для справедливых и беспощадных нападений добросовестных гелертеров Германии. Штрауса [3] разобрали, что называется, по ниточке, и наконец, наскучив им, бросили его под стол. Там бы ему и оставаться, если б не вздумалось легонькому французу Ренану достать его оттуда и, пропитанного пивом и кнастером немецкого гелертера, переделать в галантерейного, выглаженного, завитого и надушенного говоруна.

Философы ХVIII столетия, между прочими нелепостями, пресерьезно утверждали, что Иисус Христос есть только астрономическое иносказание и исторически не существовал никогда, что 12 апостолов соответствуют знакам зодиака. Казалось бы, трудно себе вообразить, чтобы подобная нелепость могла засесть у кого-нибудь в голове, наполненной мозгом, – и однако ж нашелся господин, который ухватился за грезу энциклопедиста и смело заявил о ней, во имя науки, перед целым миром. Иисус Христос, провозгласил Штраус, есть не индивидуум для нас, а идея или, лучше сказать, человечество, человеческий род, сын видимой девы-материи и невидимого отца-духа. Этот сын – наш искупитель безгрешный, умирающий, воскресающий и возносящийся на небеса за нас и наше оправдание пред Богом. Ренан, доставший Штрауса из-под стола, смекнул, что немец хватил уж чересчур, а потому повел дело не таким решительным путем. Он придумал написать свою «Жизнь Иисуса Христа», произвольно сокращая слова Господни, разрывая их связь между собою, переиначивая факты и толкуя тексты по-своему, а не по значению слов.Такимобразом–учениеИисусаХриставышлоунего

435

В. И. Аскоченский

продуктом талмудизма и парсизма, невзирая на то, что то и другое явилось далеко после христианства. Но лжецу какая надобность в верности историческим данным? Благо есть головы, которыми можно вертеть по произволу. Ренану прежде и главнее всего нужно было подорвать кредит и авторитет евангельских сказаний, – и вот он принялся сортировать их и подводить под измышленные им периоды. В первом периоде, по словам его, преданы были письмени первоначальные повествования о Христе, состоявшие из бесед Спасителя, сохранившихся в Евангелии Матфея, и из рассказов о делах Его, вошедших в состав второго. Во втором периоде составлены в настоящем своем виде наши первые два Евангелия как плод отрывочного взаимодействия двух господствовавших у христиан направлений. По мнению Ренана, Евангелия от Матфея и от Марка служат памятниками беспорядочного предания, не запечатленного никаким авторитетом. Третий период составляет эпоху компиляций, памятником чего служит Евангелие от Луки. Наконец, к четвертому периоду отно-

сится время намеренного искажения исторической прав-

ды с целью провести предзанятые метафизические идеи. «Евангелист Иоанн, – говорит Ренан, – был в этом периоде Платоном иудейского Сократа!..»

Не думайте, чтоб Ренан имел твердые исторические основания для таких периодов образования источников евангельской истории. Нет, – он об этом заботится меньше всего; его периоды – мечты, но мечты завлекательные для легких умов, ни во что же ино упражняющихся, раз-

ве слышати что новое. Ренан мастерски пишет картины природы и нравов, облекает мысли свои в образы живые и блестящие, а этого слишком довольно для людей, бедных внутренним содержанием. Но умы крепкие никогда не удовольствуются этими блестками, чуя во всем изделии Ренана смердящую изгарь, и потому-то они убеждены, что если христианство выдержало нападение Цельсов,

436

Раздел IV. БЛЕСТКИ И ИЗГАРЬ

Норфириев, Клианов и целой фаланги энциклопедистов прошлого века, то, конечно, не убоится женственного романа Ренанова.

По поводу канонизации Кунцевича

Рим сопричислил к лику своих святых или, как выражаются клерикальные газеты, «сподобил чести олтарей», униатского архиепископа Иосафата Кунцевича [1]. Этот акт почему-то задуман как демонстрация против России,

иультрамонтанские газеты обращаются к ней с назидательным советом проникнуться чувством важности этого события и усмотреть в нем урок для себя1.

Вчем же урок? Всем известны обстоятельства смерти Кунцевича. Это был один из самых ревностных притеснителей русского народа в Польше; он насильственно распространял унию и прибегал к жестокостям, от которых содрогались даже единоверцы его и проклинали как виновника великих бедствий, как сеятеля зла и пагубы. Он погиб не от людей, наступавших на него или на его верования, а от людей, измученных его насилиями и отчаянно оборонявших от него свое Православие. Не к нему врывались в храм, а он врывался в чужие храмы. Он погиб не на мирной, исполненной христианской любви проповеди, а среди сцен насилий и буйства, причиненных им самим. Он действовал мечом власти против беззащитных

иподавленных народонаселений и пал от топора, занесенного отчаянием. Вслед за его умерщвлением и задолго до его нынешней канонизации римская церковь уже отпраздновала по нем свою тризну. Реки крови пролились для успокоения отшедшей души такого праведника; ты-

1  Московские ведомости. 1865 г. № 101.

437

В. И. Аскоченский

сячи людей были принесены в жертву мрачной его тени; римская церковь, вопиявшая о кровавой мести, была удовлетворена по горло. За несколько лет пред сим Европа с ужасом читала об избиении христиан в Дамаске и других городах Сирии, проклинала мусульманское изуверство и снаряжала экспедицию в эти страны: но мусульманское изуверство из всей истории своих кровавых возмездий не представляет ничего разительнее этих истинно мусульманских слов, которыми папа Урбан VIII побуждал короля польского Сигизмунда III карать русские народонаселения за смерть Кунцевича. Последователи Магомета по крайней мере не имели обычая совершать канонизаций после подобных тризн: в Риме же делается и то и другое, – и вот папа Пий IX [2] довершает дело своего давнего предместника, – говорим – давнего: но следует заметить, что папа Урбан VIII жил в XVII столетии, в эпоху смягчения нравов и возрождения наук, и потому кровожадные наказы его не могут быть объясняемы фанатизмом мрачного времени. Они характеризуют не столько время, сколько самое папство, верное себе во все времена; они характеризуют также и то государство, ту власть, которая была их исполнительницей; точно так же, как нынешнее польское духовенство как нельзя лучше характеризуется той похвальбой, которая читается под изображением Кунцевича, которое оно распространяло во время недавнего мятежа, – с похвальбой, что в отмщение за смерть этого мнимого мученика, по повелению польского короля, было перебито пять тысяч православных русских людей, находившихся под его скипетром, – как будто это обстоятельство может окружить сиянием главу нового святого!..

Но какой же урок могла бы из всего этого извлечь для себя Россия? Ведь все это происходило не в русском, а в польском государстве, и опять в то время, когда половина кровного русского народа, половина исконной русской земли находилась под польским владычеством, когда, на-

438

Раздел IV. БЛЕСТКИ И ИЗГАРЬ

конец, и самая Москва только что вырвалась из рук своих врагов. Чтó прославляется и чествуется, то, разумеется, поставляется чрез это самое в образец: так не хотят ли в Риме, чтобы Россия из истории Кунцевича научилась, как должна она сама действовать? Довольны ли были бы в Риме, если бы Россия в самом деле захотела пользоваться подобным уроком? Довольны ли были бы там, если бы ктолибо из православных иерархов стал, по примеру нового римского святого, запечатывать римские храмы в России и сгонять насильно людей, исповедующих римскую веру, в православные церкви? К тому ли побуждает римская курия Россию, чтоб она действовала в отношении к своим римско-католическим подданным точно так же, как старая Польша действовала в отношении к православным народонаселениям, стенавшим под ее игом? Правда, мы согласны, совершенно согласны, что история Кунцевича, возобновленная польским мятежом и употребленная римскою курией в орудие демонстрации против России и в поощрение государственной измене, полна для нас уроков и напоминаний. Действительно, ничто с такою силою не напоминает России ее священные обязанности относительно той части ее народа, которая наконец была возвращена ей и которая так долго страдала под ее владычеством. Эта история должна с особенною силою напомнить России судьбы этих несчастных народонаселений, которые, быв оторваны от своего корня, под чуждою фанатическою властью тяжко боролись за свою русскую народность, так долго отстаивали свою русскую веру и которые при всем том так успешно ополячивались даже под владычеством России… Росссии чужд фанатический дух старой Польши, точно так же как Православной Церкви чужды насилия и неправды римской пропаганды: но было бы делом недостойным и вместе пагубным, если бы русское государство оставалось равнодушным к своей русской национальности; было бы пагубно, если бы русское правительство изменяло своему

439

В. И. Аскоченский

национальному характеру и становилось в той или другой части подвластной ему территории нерусским; было бы пагубно, если бы и в настоящее время оставались в силе слова Ломоносова, вырванные у него современным ему положением русских дел:

О стыд, о странный оборот! Слыхал ли кто из в свет рожденных, Чтоб торжествующий народ Предался в руки побежденных?..

Что касается до римской демонстрации, то Россия не может отказаться от веротерпимости в возмездие Риму за его злоухищрение и козни против державы, где римское вероисповедание пользуется полным обеспечением. Веротерпимость есть великое благо в государстве: но терпимость, оказываемая римской церкви во владениях русской державы, не одно и то же с какими бы то ни было обязательствами русского правительства пред папским престолом. Россия может предоставлять вероисповедованиям свободу: но она не может терпеть у себя чуждой власти, злоумышляющей против господствующей в ней Церкви…

Крестовый поход на Россию

Чемты, Русьтерпеливая,многострадальная,так озлобила вечно волнующийся, коварный Запад? Кровь свою жалела, что ли, ты для обитателей его, когда они восставали друг на друга и, избитые, посрамленные, простирали к тебе дрожащие руки свои? В чужие дела, что ли, мешалась ты ради своих только выгод и интересов? В куске хлеба отказывала что ли, налетавшей на поля твои иноземной

440

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]