Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Т.К. Щеглова Ярмарки юга Запад Сибири

.pdf
Скачиваний:
47
Добавлен:
18.03.2015
Размер:
5.8 Mб
Скачать

4. Торговый капитал и предпринимательство на ярмарках

171

торговли для разных сословий России, особенно крестьянства, которое толкали на рынок не только податные обязанности, но и развитие предпринимательства в сельской среде. Поэтому роль ярмарок в становлении коммерции, предпринимательства, накопления капиталов также менялась. Темпы этих изменений зависели от глубины и степени социально-экономических преобразований и развития рыночного хозяйства. По мере роста числа ярмарок в торговлю на них втягивались разные слои населения города и деревни, имевшие неодинаковые возможности для участия в торговле. Во второй половине XIX в. наблюдалась некоторая дифференциация торгующих на ярмарках, деление ярмарок на сферы влияния, сложные взаимоотношения между их участниками. Е. И. Соловьева назвала эти отношения иерархией на основе подчинения одной группы торгующих на ярмарке другой, «которая базировалась на ограблении крупным торговцем более мелкого и в конеч- ном итоге покоилась на эксплуатации крестьян и мелких промышленников» [160].

Однако отношения торгующих на ярмарках складывались в соответствии с особенностью функционирования ярмарок. Товары проходили через цепочки взаимосвязанных ярмарок и переходили из одних рук в другие. При этом наблюдалась следующая тенденция: чем дальше от ключевой ярмарки увозился промышленный товар, тем дробнее и мельче велась торговля. По такой же схеме велась торговля скупленными сельскохозяйственными товарами. Формирование оптовых партий начиналось на сельских ярмарках с незначительного количества товара, а по мере продвижения к ключевым ярмаркам формировались крупные партии. На всех этапах к передвижению товаров подключались различные группы. Для оптового купца посещать все сельские ярмарки не имело смысла. Этим занимались другие категории торговцев.

Во второй половине XIX в. стал формироваться новый тип ярмарочного торговца из крестьян, кустарей и ремесленников Томской губернии. Для них на начальном этапе предпринимательства, при отсутствии достаточного капитала и средств для организации перевозки товарной продукции на дальние расстояния, большое значение имела торговля на местной или близлежащей ярмарке. Процесс эволюции сельского производителя в торгующего крестьянина завершался с переходом его к регулярному посеще-

172

à ë à â à 2

нию в течение года ближайших волостных или уездных ярмарок. Участие в торговых операциях служило дополнением к товарному производству. Для таких торговцев ярмарки как беспошлинные рынки, не требующие затрат на право торговли, являлись наиболее доступной оптовой формой сбыта товарной продукции и приобретения товаров для продажи на местах.

По мере расширения торговой деятельности изменялся и характер хозяйства. Для регулярной торговли на окрестных ярмарках необходимо было, чтобы, во-первых, торговец имел определенный капитал для организации передвижения и торговли, во-вто- рых, чтобы он сам изготавливал сельскохозяйственные, ремесленные или кустарные товары на продажу, в-третьих, имел сыновей, которые на первых порах занимались бы исключительно торговлей, обеспечивая ему возможность со своими товарами участвовать во всех ярмарках [161]. Таким образом, возникала необходимость в вербовке помощников по ведению торговли или хозяйства и зарождалось коммерческое предприятие. Такие ярмарочные торговцы имели свой пахотный надел и работников, которые его обрабатывали, давая возможность своему хозяину заниматься скупкой сельскохозяйственных и кустарных изделий, или работников по разъездной торговле, т. е. на данном этапе торговый капитал «еще не дифференцировался от общей массы „мужиков-землепаш- цев“, сохранял свое надельное хозяйство и патриархальную большую семью» [162]. Примером являлись купцы из Павловского, которые имели 36 десятин пашни, 36 десятин лугов и 3112 десятины заимки. В Кондомско-Шелконской инородческой управе было пять подобных зажиточных крестьян, которые занимались скупкой сельскохозяйственных товаров и продажей мануфактуры на ближайших ярмарках: Г. С. Казанцев имел 2 десятины земли, 70 копен сена, 1 лошадь, 110 колодок пчел; Р. Ф. Букин — 11 десятин земли, 500 копен сена, 7 лошадей, 12 коров, 50 колодок, и т. д. Волостное правление про них писало: «Г. С. Казанцев, Р. Ф. Букин, И. Л. Тарышников, которые пользуются неразвитостью инородцев, порабощают их, продавая товар в долг и беря за них вдвое и даже втрое дороже, и тем совершенно разоряют инородцев, доводя их в неоплачиваемых должников, а за долг отнимают у инородцев скот: лошадей и коров» [163].

4. Торговый капитал и предпринимательство на ярмарках

173

Систематическое участие сельского производителя в ярмароч- ной торговле свидетельствовало о начальной стадии накопления капитала. Постепенно многие сельские предприниматели открывали в своем и близлежащих селах лавки, пункты по продаже виноводочных изделий (ренсковые погребки, питейные заведения) и забирали в свои руки все торговые операции в волости, в том числе на местных ярмарках. Многие открывали предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья (маслобойное, маслодельное, овчинное и т. д.). Такие торговцы особенно хорошо знали местное население, его потребности и покупательную способность. Это привлекало к ним крупных купцов, которые заключали с ними соглашения по сбыту и скупке товаров в районе их проживания. Часто они становились агентами крупных капиталов на сельских ярмарках. Особенностью данной группы было то, что они не являлись профессиональными торговцами, а были одновременно и торговцами, и мелкими производителями.

Среди ярмарочных торговцев Томской губернии на региональных ярмарках второй половины XIX в. встречались переселенцыкустари. Как известно, «под влиянием переселений в пореформенный период в Сибири шел процесс роста мелких промыслов… В Томской губернии третья часть поселений основывала промыслы с 1861 по 1893 годы. Из них больше половины промысловых сел и деревень возникло в 1880-е годы» [164]. Переселенцы завезли и основали такие промыслы, как овчинный, шубный, шерстобитный и др. Развитие промыслов и ремесла всегда характеризовалось высокой товарностью, поскольку кустари и ремесленники работали почти исключительно на рынок. Особенностью деятельности переселенцев-кустарей было то, что производство они чаще всего сочетали с торговлей. На территории Томской губернии существовали благоприятные условия для занятия ремеслом благодаря наличию Алтайского округа с крупным производством и квалифицированной рабочей силой. После реформы 1861 г. значительная часть бывших мастеровых ушла с заводов в деревни и основала свое дело. Только из Барнаула, по подсчетам В. А. Скубневского, в 1861 г. ушло 140 человек, население города сократилось с 11,6 тыс. в 1858 до 10,2 тыс. в 1864 г. [165]. Всего их насчитывалось 50% от числа бывших мастеровых и урочников. Однако, получая права свободных сельских обывателей, обязанных нести повинности дан-

174

à ë à â à 2

ного сословия, бывшие мастеровые не получали земли. Их приписывали к сельским обществам, наряду с крестьянами облагали повинностями, но без предоставления 15 десятин земли надела. За бывшими мастеровыми накапливались огромные недоимки, которые дополнительным бременем ложились на сельские общества [166]. Средством к существованию такой категории населения являлось превращение побочного промысла в основное занятие. Среди подобных промыслов развивались экипажный, кузнечный, щепной и другие, обеспечивающие возросший спрос со стороны занимающихся извозом и хлебопашеством крестьян на конную упряжь, телеги, экипажи, сани и земледельческие орудия труда.

Особенно интенсивно процесс превращения кустарного и ремесленного хозяйства в мелкотоварный промысел шел в волостях, расположенных вблизи городских рынков сбыта и сельских ярмарок. Так, в Ординской волости Барнаульского округа развивался экипажный промысел, его изделия вывозились на местные ярмарки в Крутиху и Сузун. Кузнечный промысел был значительно развит в Берской волости со сбытом изделий на ярмарках в Сузуне, Крутихе и Барнауле, товарное ткацкое производство — в Бийском и Кузнецком округах: их сукно можно было, по словам П. А. Голубева, встретить на Брюхановской и Кузнецкой ярмарках [167]. Однако в сравнении с соседней Тобольской губернией на территории Томской губернии было меньше развито такое явление, как изготовление ремесленной или кустарной продукции по заказу агента крупной торговой фирмы или ярмарки. В частности, ярмарки сыграли большую роль в становлении коврового и сундучного промыслов в волостях Туринского и Тюменского уездов Тобольской губернии благодаря заказам на Ирбитскую и Ишимскую ярмарки.

Таким образом, часть ярмарочных торговцев на сельских рынках являлись одновременно и производителями, и мелкими торговцами. К ним относились и торгующие крестьяне, сочетающие занятие сельским хозяйством с торговлей, и кустари, которые сами изготовляли товарную продукцию и сами же продавали ее на мелких сельских ярмарках, и ремесленники, не имевшие возможности из-за отсутствия лошадей и средств перевозки самим торговать на дальних ярмарках. Впоследствии при стечении благоприятных условий их мелкотоварное производство перерастало в более крупное предприятие. Для них ярмарки играли значительную

4. Торговый капитал и предпринимательство на ярмарках

175

роль в первоначальном накоплении капитала. Но на данной ступени их участие в ярмарочной торговле было территориально ограничено. В лучшем случае они могли организовать торгово-предп- ринимательскую деятельность в границах уезда. На других региональных ярмарках, особенно общесибирских, их участие было опосредовано деятельностью крупных торговцев, скупавших товар. Посредничество крупных купцов в реализации сельскохозяйственных или кустарных товаров на дальних ярмарках для производителей этих товаров играло положительную роль.

Вторую группу составляли торговцы, занимавшиеся посредни- чеством между мелкотоварными производителями и оптовыми торговцами или производителями и крупными рынками, в том числе известными ярмарками. Агентами по скупке или распродаже товаров, представителями крупных купцов на местных или региональных ярмарках часто становились родные братья купца, его сыновья, племянники. К этой группе обычно относились торговцы, которые, в отличие от первой группы торгующих, после введения свидетельств и пошлин на ярмарках I–IV разрядов приобретали ярмарочные билеты на мелочной торг, стоившие на ярмарках III и IV разрядов 2 руб. и 1 руб. 50 коп., билеты приказчиков 1-го и 2-го классов (первые стоили столько же, сколько мелочные, вторые — 75 и 50 коп.). Их положение определялось ст. 398 Устава о прямых налогах: «При каждом торговом заведении, содержимом по ярмарочному билету 1-й или 2-й гильдии, если им не управляет лично сам хозяин или член его семейства, записанный в одно с ним купеческое свидетельство и снабженный надлежащей доверенностью (ст. 285), должен быть, по крайней мере, один приказ- чик первого класса. Число приказчиков второго класса в тех же заведениях не ограничивается: причем воспрещается содержать приказчиков под видом работников. Управление заведениями, содержимыми по ярмарочным билетам на мелкий торг, может быть поручаемо приказчикам второго класса» [168].

Ярмарочные посредники господствовали в торговле всех сельских ярмарок. Они арендовали ярмарочные площади или торговые места и от имени купца вели торговлю. Обычно известные купе- ческие фирмы Томской губернии, имевшие главные конторы в уездных городах Томске, Каинске, Бийске, Барнауле, Мариинске, были представлены на сельских ярмарках губернии приказчиками

176

à ë à â à 2

1–2-го классов. Часто возглавляли торговлю на сельских ярмарках сыновья или братья. В последнем случае они обычно имели билеты купцов 3-й гильдии.

В межрегиональных или ключевых губернских ярмарках принимали участие купцы 1-й гильдии, так как для этого необходимо было иметь значительный капитал, поскольку торговля на таких ярмарках велась преимущественно оптовая и на больших расстояниях. По требованиям Устава о прямых налогах оптовые торговцы обязаны были обеспечить себя ярмарочными билетами 1-й гильдии, ведущие розничную торговлю — билетами 2-й гильдии. Кроме того, необходимо было содержать штат посредников, которые скупали бы изделия на месте и присылали торговцу для формирования оптовых партий [169]. Обычно такой ярмарочный купец платил торговым агентам жалованье. Агенты (в их роли выступали купцы 3-й гильдии) разъезжали по мелким сельским ярмаркам и скупали партии кустарных изделий и сельскохозяйственного товара. Скупленные товары купец продавал оптом на крупных ярмарках региона или вез на межрегиональные ярмарки. Так как на ярмарках Томской губернии велась смешанная оптово-розничная торговля, основные товары на них завозили купцы 2-й гильдии, ведущие оптовую и розничную торговлю, на сельские ярмарки — купцы 3-й гильдии.

Представителями крупного капитала на ярмарках в пореформенный период, по сведениям архивных документов и периодиче- ской печати, были династии Котельниковых, Паутовых, Сорокиных. О Сорокине говорилось, что он один арендовал лучшие земли в Кулунде, установил там свою монополию на торговлю, «закабалил крестьян с помощью займов, кредитов, кабаков и денежной помощи и крепко захватил господство на ярмарках Кулундинского края в свои руки» [170]. На ярмарках Нарымского края ведущую роль играли купцы Родюковы. На ярмарках юго-восточной части Бийского уезда в торговле с алтайским кочевым и русским населением, по словам Г. Н. Потанина, с 60-х гг. господствовали Котельниковы, Мальцев, Бодунов, барнаульский купец Гилев. В 1894 г. на ярмарках по Чуйскому тракту вели торговлю уже 14 че- ловек, среди них наиболее значительными фигурами были Н. И. Ассанов, Г. Г. Бодунов, Я. Е. Мокин, А. Д. Васенев, П. А. Копылов [171]. По мнению ряда исследователей, в пореформенный пе-

4. Торговый капитал и предпринимательство на ярмарках

177

риод в Томской губернии, как и в других регионах Сибири, проявлялись черты монополии феодального типа, то есть старокупеческой [172].

На ярмарках Каинского и Барнаульского уездов господствующее положение занял колыванский купец Е. А. Жернаков, имевший для торговли на ярмарках своих приказчиков. Его фирма в 90-е гг. XIX в. уже владела свечным и мыловаренным заводами, мельницей, имело свои пароходы в составе товарищества Запад- но-Сибирского пароходства, вела торговлю мануфактурой и галантереей, производила комиссионные операции по закупке и перепродаже земледельческих и скотоводческих товаров [173]. Основным продуктом, скупаемым фирмой Жернакова на ярмарках, являлся хлеб. Фирма имела свои представительства на крупнейших ярмарках Барнаульского уезда — Барнаульской и Сузунской. В торговле на этих ярмарках участвовал сам купец. На остальных сельских ярмарках скупкой занимались его торговые агенты или посредники. В 1894 г. только на Барнаульской ярмарке, по сведениям газеты «Восточное обозрение», Жернаковым у мелких хлеботорговцев было куплено несколько небольших партий хлеба в 20–25 тыс. пуд. по 40 коп. за пуд за наличный расчет [174]. На Сузунской ярмарке — ведущей ярмарке Томской губернии — Е. А. Жернаков ежегодно арендовал несколько лавок. В 1891 г. им на торгах было приобретено 3 торговых места, имевших выгодное положение: за их аренду он заплатил 167 руб. В его предпринимательской деятельности Сузунская ярмарка занимала важное место как пункт конечной сборки земледельческих и скотоводческих товаров. Среди экспортеров Сузунской ярмарки, кроме Е. Жернакова, были купцы П. Афонин, И. Куликов, С. Сбитнев, И. Смирнов, С. Бочкарев, В. Шелутинский, В. Хмелев, Спорыхин и др. К Жернакову подходит определение предпринимателя как нового для России человека, данное Зомбардтом: «Купцами (в качестве типа предпринимателя) я называю всех тех, кто развил капиталистическое предприятие из торговли товарами или деньгами: вначале в области самой товарной и денежной торговли, в которой они расширили мелкие ремесленные промыслы за их первоначальные пределы и превратили их в капиталистические предприятия… это флорентийские торговцы шерстью, английские tradesmеn, французские marchands, европейские торговцы материей» [175]. К этому переч-

178

à ë à â à 2

ню можно добавить русских торговцев мануфактурой, азиатских торговцев тканями и т. д.

Однако обязательным условием успешной деятельности купцов в том или ином регионе являлось их участие в торговле на ключевых межрегиональных и всероссийских ярмарках. Посколькук торговля данной группы купцов строилась на обмене, для них важно было постоянно иметь запас товаров. Тот же Жернаков, по свидетельству Г. Х. Рабиновича, «имея по всему округу склады красного товара… забирает хлеб в обмен на товар… Закупая товар на Нижнем, Москве, Ирбите (в прошлом из одного Нижнего было привезено 18 тыс. пуд. товара) в долг, он успевает обменять его на хлеб, извлекая при этом известный доход, затем перепродать хлеб» [176].

Для купцов Томской губернии ведущую роль играли Ирбитская и Нижегородская ярмарки. Их ведущая роль определялась характером торговых отношений между Европейской Россией и Сибирью. Именно на этих ярмарках происходил обмен товарами между регионами, разделенными большими расстояниями. Кроме того, томские купцы принимали участие в Крестовской, Мензелинской, Ишимской, Таинчикульской, Ботовской и других ярмарках России. Торговая деятельность ярмарочных торговцев на всероссийских ярмарках состояла в осуществлении товарообмена между потребителем и производителем, а ее особенность заключалась в том, что этот товарообмен являлся не одноразовой, а растянутой во времени операцией, так как районы производства и потребления разделяли большие расстояния. Перевозка товаров не только занимала много времени, но и проходила через разные транзитные ступени, на каждой из которых действовала своя группа торговцев. Закономерностью являлось то, что размеры капитала и размеры ярмарок, на которых происходил товарообмен, прямо пропорционально возрастали по мере движения от мест производства к месту потребления для сельскохозяйственных товаров и убывали для промышленных. На мелких сельских ярмарках действовали ярмарочные торговцы, находящиеся на низшей ступени иерархической лестницы, на межрегиональных ярмарках — оптовые купцы. Товар передавался от одного торговца к другому. Такой способ торговли получил у современников название «посредничества».

4. Торговый капитал и предпринимательство на ярмарках

179

Âпублицистической и научной литературе XIX в. достаточно подробно описано место ярмарок в движении ряда товаров от производителя к потребителю и их значение для посреднической деятельности торговцев. В частности, торговля кожами, по сведениям 1868 г., велась следующим образом: «Отдаленность заводов от районов, богатых скотом, не позволяла закупать заводчикам кожи из рук крестьян. Скупкой кож и формированием партий занимались скупщики, которые монопольно действовали каждый в своем районе, и им выгодно было везти товар на отдаленные заводы, а потому главными центрами торговли сделались ярмарки» [177]. Только в торговле чаем по Московскому тракту от Кяхты до Ирбитской ярмарки насчитывалось до 6 посредников. Механизм деятельности чайных торговцев описан Н. Крит: «Из рук оптового торговца во вторые руки чайное место (90–100 ф.) переходит с барышом для первых от 5 до 10 руб. серебром… При передаче этого общипанного места в третьи руки или в розничную продажу вторые руки берут барыша от 5 до 12 руб. Барыши третьих рук… получа- ют… от фабрикации… высшие сорта кяхтинских чаев, мешают с низшими… и даже со спитым чаем… с помощью этой фабрикации… с одного места кяхтинского чая третьи руки берут барыша от 40 до 50 руб.» [178].

Âоснове торговой деятельности каждого посредника на всех этапах передвижения товаров по цепочкам региональных и межрегиональных ярмарок лежали операции по покупке одних и продаже других товаров. Как отмечала М. Боголепова, «потребитель мануфактуры, оплачивающий дорогостоящее посредничество, в то же время является производителем сырья. Сибирский торговец мануфактурой в силу этого одновременно и скупщик сырья. Суть этих отношений лучше всего обрисовывается на любой сибирской ярмарке, большой или маленькой» [179]. Н. М. Ядринцев также отмечал: «Сибирский торговец, раздавая привезенный товар в кредит, в то же время и скупщик сырья: иногда это сосредотачивается не в одном лице, но это все равно. И в этом случае сибирский торговец — агент мануфактуриста. Чтобы получить большие барыши себе при сдаче сырья на ярмарке или этим сырьем пополнить в долг розданную мануфактуру, он старается возможно понизить цену сырья, как можно менее давая производителю» [180].

180

à ë à â à 2

Основой взаимоотношений на ярмарках между ярмарочными торговцами и производителями являлся кредит, носивший преимущественно меновой характер. Причем условия кредита ужесто- чались от Урала (Ирбитская ярмарка) к Томской губернии, от уездных городов к центрам сельской торговли. Рост оптовой торговли шел в обратном направлении: от мелких ярмарок к крупным. Если на сельских ярмарках наряду с местным скупщиком и торговым агентом можно было встретить самого производителя-крес- тьянина, то на более крупных ярмарках в торговле господствовал профессиональный купеческий капитал. Одна сторона давала оптом в кредит партию промышленных товаров, другая взамен расплачивалась партией сельскохозяйственных товаров. В этом смысле любая ярмарка являлась ареной транзитной торговли, перевалочным пунктом товаров: промышленные товары от оптового купца, ведущего торговлю на общероссийских ярмарках, — к посредникам на региональных сельских ярмарках; сельскохозяйственные товары — от скупщика-посредника через оптового купца к промышленнику. В посреднической деятельности усматривается зна- чение ярмарок в развитии торговли и торгового капитала. Сибирь представляла собой территорию, покрытую сетью местных рынков, обслуживаемых местными ярмарками [181]. Но условия кредита, объем торговых операций, размеры торговли, цены на ярмарках сильно различались. Поэтому способы получения и размеры торговой прибыли у ярмарочных торговцев разных рангов имели свои особенности.

Чем выше был кредит на Ирбитской или Нижегородской ярмарке, тем выше устанавливались цены на местных ярмарках. За счет этого купцы покрывали издержки кредита. В 1885 г. купцы покупали в Ирбите сахар по 7 руб. 25 коп. — 7 руб. 60 коп. за пуд, а продавали в Томске за 8 руб. 40 коп. — 9 руб. 40 коп., в Усть-Каме- ногорске — до 10 руб. 75 коп., т. е. первичная продажа осуществлялась по ценам на 20–40% более высоким, чем в Ирбите. И наоборот, мед, приобретаемый в губернии по 6 руб., продавали на Ирбитской ярмарке по 7 руб. — 7 руб. 50 коп., а воск закупали по 16 руб. и продавали по 18 руб. [182]. При передаче товара в следующие руки его цена от ярмарки к ярмарке увеличивалась. Поэтому внутри губернии цены значительно варьировали даже на товары, производимые в самой губернии. Например, группа местных

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.