Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Венгар В., Поу Р. Неужели я гений.doc
Скачиваний:
29
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
1.42 Mб
Скачать

2.3.1. Дар Теслы.

Хотя интенсивность потока образов доставляла Тесле неприятности, тем не менее она же и стимулировала его талант. Среди прочих дарований Тесла обладал замечательной способностью видеть в мельчайших деталях свои изобретения еще до того, как приступал к их графическому изображению. Он мог в уме деталь за деталью построить новое устройство и опробовать его, используя только силу воображения. Его мысленные чертежи были столь точны, что он мог диагностировать неисправность в машине, просто представляя себе ее в работе.

«Мне было абсолютно неважно, испытываю ли я турбину мысленно или проверяю ее в мастерской, — писал он. — Результат во всех случаях один и тот же. Я даже определяю, правильно ли она сбалансирована».

Все основные принципы и составляющие современных энергетических систем, включая переменный ток, высоковольтные трансформаторы, линии электропередачи и гидроэлектрогенераторы, были разработаны Теслой именно таким путем.

2.3.2. Человек, который запоминает все.

Шерешевский тоже весьма своеобразно использовал свой поток образов — он применял его для выполнения поразительных трюков с памятью. К концу жизни Шерешевский снискал славу «человека, который запоминает все». Его память была совершенной в буквальном смысле слова. Как-то раз, проводя эксперимент, психолог А. Р. Лурия дал Шерешевскому список слогов, который начинался примерно так:

1. ма ва на са на ва

2. на са на ма ва

3. са на ма ва на

4. ва са на ва на ма

5. на ва на ва са ма

6. на ма са ма ва на

7. са ма са ва на

8. на са ма ва ма на

Поскольку список был очень длинным, а слоги столь бессмысленны и похожи друг на друга, обычные мнемонические приемы не помогли бы запомнить их. Шерешевский не только с легкостью запомнил слоги, но и через восемь лет восстановил все без единой ошибки и в том же порядке, вызвав этим неподдельное удивление Лурии.

2.4. Секрет Шерешевского.

Секрет Шерешевского состоял в использовании им для облегчения процесса запоминания так называемых мультисенсорных мозговых бурь. Он утверждал, что запоминает слова не только с помощью фотографических отпечатков, возникающих в сознании, но также по их «вкусу или весу», то есть по «целому комплексу ощущений».

К примеру, прочитав вышеупомянутый список бессмысленных слогов, Шерешевский внезапно вообразил себя в лесу. Слева от него сразу же возникла тонкая серовато-желтая линия.

«Это оттого, что все согласные в списке сопровождались буквой а, — вспоминал он позднее. — Затем на линии появились бугорки, кляксы, разводы, грозди — разные по цвету, весу и толщине. Они представляли собой буквы м, в, н и т. д.».

Восстанавливая слоги, как объяснял Шерешевский, он просто проходил по воображаемому пути в лесу, чтобы «прочувствовать, ощутить запах и прикосновение каждого пятна, каждого всплеска».

2.4.1. Волшебник — недоучка.

Поразительная память Шерешевского доставляла ему и свои неприятности. Он не мог ее полностью контролировать: она работала непредсказуемо, как заклинание, произнесенное волшебником-недоучкой. И эта особенность постоянно напоминала ему о себе, вызывая неожиданные проблемы. Когда, например, он пытался запомнить набор слов, выписанных на доске, в его памяти всплывали другие наборы слов, написанные на этой же доске, но в другое время, и все они перепутывались. Шерешевский должен был постоянно прикладывать усилия, чтобы подавить определенные образы, освобождая место для других, тогда как у большинства людей этот процесс протекает естественно.

Кроме того, у него была плохая память на лица. Мы, как правило, помним знакомые лица как цельные обобщенные образы. Но с Шерешевским все было иначе. Когда он пытался вспомнить чье-либо лицо, его сознание переполнялось образами этого лица, запечатленными памятью в разные моменты жизни в мельчайших деталях, во всевозможных ракурсах, при различном освещении и во всем многообразии выражений.

Среди всей этой путаницы Шерешевскому очень редко удавалось узнать человека. «Лица так переменчивы, — жаловался он, — меня постоянно сбивают с толку бесконечные оттенки их выражений».