Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
мировая политика.doc
Скачиваний:
375
Добавлен:
22.03.2016
Размер:
1.3 Mб
Скачать

12.3. Интеграция образовательного пространства в европе

В современной Европе процессы, связанные с объединением, зат­рагивают различные сферы и выходят за рамки ЕС. Более того, появ­ляются новые области, которые начинают развиваться по единым пра­вилам. К таким новым областям относится высшее образование. Причем, если ЕС сегодня насчитывает 25 членов и почти 60-летнюю историю, то интеграционные процессы в области высшего образова­ния, получившие названия Болонского процесса и начавшиеся в са­мом конце 1990-х гг., охватывают в настоящее время 40 европейских государств. Иными словами, интеграция в области высшего образова­ния стала той сферой, которая развивается крайне интенсивно, несмот­ря на языковой барьер, наличие национальных особенностей в облас­ти образования, которые складывались столетиями, и т.п. В чем при­чины таких темпов интеграции?

Европа во второй половине XX столетия пережила, по крайней мере, два периода, во время которых она столкнулась с проблемой свое­го отставания от других регионов. Некоторое технологическое отстава­ние европейских стран от США и Японии наметилось в 1960—1970-е гг. Это дало о себе знать и в последующие годы. В результате в Европе позднее и медленнее, чем, например, в США, внедрялись банковские пластиковые карты и связанные с ними услуги, развивалась сотовая телефонная сеть, вводился Интернет. Следует заметить, что по массо­вому использованию ряда технологических инноваций развитые евро­пейские страны в начале 1990-х гг. стали уступать не только США и Японии, но и, например, таким странам, как ЮАР, где еще в начале 1990-х гг. широкое распространение получила система банкоматов, оплаты коммунальных услуг по компьютеру через национальную сеть, а также развитие сотовой телефонной сети.

Своеобразным «вторым звонком» для европейцев послужил тот факт, что США, а также Австралия начинают интенсивно предостав­лять образовательные услуги. Эта статья становится значимой стать­ей их экспорта. В частности, В.И. Байденко пишет, что с начала 1990-х гг. число европейских студентов, которые обучались в США, превысило число американских студентов, обучающихся в Европе.

Факт отставания европейского образования имел не только эко­номическое значение. Европа, с ее культурными историческими тра­дициями, неотъемлемой частью которых было университетское обра­зование, стала именно в этой области уступать место «нуворишам».

Все это и заставило европейцев в конце 1990-х гг. серьезно за­няться реформой в области высшего образования. Ее инициаторами выступили Великобритания, Германия, Италия и Франция. На встре­че в Сорбонне в 1998 г. министры образования этих стран подписали Сорбоннскую декларацию, положившую начало интеграции высшего образовательного пространства в Европе. В ее основу была положена Университетская Хартия (Magna Charta Universitetum), принятая в 1988 г. в Болонье в связи с празднованием 900-летия старейшего европейского университета. Университетская Хартия подчеркивала ав­тономность университета, его независимость от политических и идео­логических догм, связь исследования и образования, отказ от нетер­пимости и ориентация на диалог.

Своеобразным «оформлением» процесса создания единого обра­зовательного пространства стало подписание Болонской декларации 1999 г., давшей название самому процессу. В основу этой декларации положены следующие принципы:

  • двухуровневое высшее образование, первый уровень ориенти­рован на получение степени бакалавра, второй — магистра;

  • кредитная система, представляющая собой единый учет про­цесса обучения во всех государствах (какие курсы и в каком объеме прослушаны студентом);

  • независимый контроль качества образования, в основу кото­рого положено не количество часов, потраченных на обучение, а уро­вень знаний и умений;

  • мобильность студентов и преподавателей, предполагающая, что для обогащения опытом преподаватели могут определенный период работать, а студенты — обучаться в университетах различных европей­ских стран;

  • применимость знаний выпускников университетов в Европе, означающая, что специальности, по которым готовятся кадры, будут востребованы там, а подготовленные специалисты — трудоустроены;

  • привлекательность европейского образования (планируется, что нововведения будут способствовать заинтересованности европей­цев, а также граждан стран других регионов в получении европейско­го образования).

Россия подписала Болонскую декларацию в сентябре 2003 г. и на­чала процесс реформирования высшего образования.

Перестройка высшего образования во всех странах, включенных в Болонский процесс, идет далеко не просто по многим причинам, в том числе связанным с необходимостью «ломки» многих сложившихся традиций, структур, методов преподавания. Во всех странах, включен­ных в Болонский процесс, ведутся дискуссии по вопросам интеграции общеевропейского пространства, появились ее как активные сторон­ники, так и противники. Главное, что стоит за спорами, — те социаль­но-политические последствия, которые повлечет за собой создание общеевропейского образовательного пространства.

Болонский процесс, несомненно, будет углублять и расширять общеевропейскую интеграцию. Сопоставимость основных параметров технологии высшего образования (уровни образования, сроки и т.п.) даст возможность, с одной стороны, сделать понятным уровень квали­фикации выпускников, с другой — сформировать в рамках Европы по каждой специальности общие требования к знаниям и умениям вы­пускников, обеспечивая тем самым высокую мобильность квалифи­цированной рабочей силы. Более того, Болонский процесс, предпола­гающий партнерские отношения между европейскими университета­ми, позволит готовить единую европейскую политическую, экономи­ческую, техническую, научную и другую элиту. Этому же процессу будет способствовать мобильность студентов и преподавателей, кото­рая также предусмотрена Болонским процессом. В результате выпус­кники европейских университетов войдут в профессиональную сферу с множеством межличностных контактов, установленных еще в пери­од обучения со своими однокурсниками из разных государств.

Включенность в единое общеевропейское образовательное про­странство позволит решить, или по крайней мере смягчить, ряд про­блем, которые существуют между государствами, в том числе и на по­стсоветском пространстве. Один из примеров — отношения России с государствами Балтии в связи с русским языком в этих странах, в ча­стности в Латвии. Оба государства присоединились к Болонскому про­цессу: Латвия - с 1999 г., Россия - с 2003 г. Латвия с 2004 г. является членом ЕС, а в рамках программ сотрудничества Россия — ЕС образо­вание занимает одно из приоритетных мест. Обе страны в течение дли­тельного время имели единую систему высшего образования, поэтому Латвия хорошо представляет российское образование. Системы обра­зования обеих стран в начале 1990-х гг. столкнулись во многом со сход­ными проблемами. Все это способствует развитию сотрудничества в об­ласти высшего образования между Россией и Латвией, а хорошее знание русского языка жителями Латвии становится важным преиму­ществом Латвии при развитии такого сотрудничества. Одновременно, для русскоязычного населения Латвии в рамках Болонского процес­са, предусматривающего мобильность студентов и преподавателей, открываются новые возможности обучения и преподавания в России.

Развитие интеграции в области образования способствует и раз­витию демократизации. В свое время университеты сыграли немалую роль для становления и развития демократии в Европе. Сегодня уни­верситет, являясь, согласно Сорбоннской декларации, основной струк­турной единицей Болонского процесса, потенциально способен вновь сыграть важную роль в этой области. Университетское сообщество является по своей природе сетевым, а демократия подразумевает пре­имущественно сетевые социальные связи и отношения. Повышение роли образования (соответственно, университетов) в социально-эко­номической и политической жизни Европы будет вести к дальнейше­му развитию сетевых отношений в различных сферах.

Наряду с положительными моментами Болонский процесс повле­чет за собой и ряд проблем. Одну из групп составляют проблемы, связанные с различными видами расслоения европейского общества, что в принципе характерно и для других регионов, однако в рамках интенсивно ведущейся образовательной реформы они могут прояв­ляться с особой силой.

Повышение качества высшего образования приведет к усилению различий между образованной элитой и остальными слоями населе­ния, что в свою очередь будет побуждать менее квалифицированные и более консервативные слои населения к отказу от дальнейшего раз­вития европейской интеграции, росту национализма. Учитывая то, что сегодня это расслоение уже довольно отчетливо проявляется, усиле­ние этих процессов может оказаться критическим. Впрочем, многое зависит от университетов. Если будут разработаны различные програм­мы, в соответствии с которыми университеты станут не только важ­нейшими единицами интеграции высшего образования, но и частью гражданского общества, что подразумевает просветительскую, экспер­тную, консультативную деятельность, т.е. открытость университетов обществу, то этот социально-культурный разрыв может быть значи­тельно уменьшен.

Увеличение числа европейцев с дипломами высшего образования повлечет за собой новый поток менее квалифицированной рабочей силы из арабских, азиатских и африканских стран. Изменение этни­ческого состава Европы, сопровождающееся распространением иных культурных норм и ценностей, является проблемой (в конце 2005 г. Европа уже столкнулась здесь с проявлениями насилия) и требует раз­работки соответствующих социально-экономических программ.

Болонский процесс повлечет за собой перестройку университет­ского сообщества, в котором выделятся по крайне мере три страты. Первая страта — наиболее успешные и престижные университеты (по отдельным направлениям или в целом), полностью включенные в Бо­лонский процесс, которые, учитывая, что образовательные услуги ста­новятся все более значимой статьей дохода, будут формировать свое­го рода «консорциумы», стараясь монополизировать образовательную сферу. Вторая страта — университеты, которые отчасти будут при­надлежать «первому кругу», но стремящиеся войти в него полностью. Наконец, третья страта — университеты-«аутсайдеры», работающие на грани выживания. Границы между стратами будут подвижными, и кроме кооперативных связей и отношений между ними развернется жесткая конкурентная борьба. Разумеется, конкуренция между уни­верситетами существует и сегодня, однако в условиях корпоративных отношений она будет иметь более жесткий характер.

Социально-политическими последствиями интеграции образова­тельного пространства в Европе может стать изменение роли регио­нов и городов. С одной стороны, можно ожидать интенсивное разви­тие городов, в которых находятся крупнейшие университетские центры, с другой — специализацию этих университетов в зависимости от профиля города или региона, поскольку это дает целый ряд пре­имуществ (приглашение высокопрофессиональных специалистов в университет, прохождение студентами практики в соответствующих организациях и т.д.). Так, если взять сферу международных полити­ческих и экономических отношений, то проблемы многосторонней дип­ломатии, международных организаций и многосторонних переговоров оказываются профильными для женевских университетов, вопросы ев­ропейской интеграции — университетов Брюсселя, а международных финансов — Лондона. В результате можно ожидать усиление региона­лизации и даже своеобразную «мегаполизацию» Европы, что означает существенное изменение социально-политического и экономическо­го облика континента.

Развитие Болонского процесса в Европе стимулировало поста­новку вопросов об объединении образовательных пространств в дру­гих государствах, где оно в значительной степени децентрализовано (в частности, в США), и регионах. Это влечет за собой проблему «со­стыковки» образовательной системы Европы с образовательными си­стемами других стран и регионов мира, «состыковки» систем высшего образования и среднего, а также требований и норм одних договоров и организаций и других (в ВТО, например, образование рассматрива­ется как услуга).

Таким образом, образование все отчетливее становится той сфе­рой, где фокусируются наиболее важные социально-экономические и политические проблемы современности, что ставит задачу проведе­ния многоуровневых международных переговоров по всему комплек­су проблем образования.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

  1. Какое место занимают образование и знания в современном мире?

  2. Как изменились материальные и временные затраты на обра­зование к концу XX столетия, а также доходы лиц, имеющих различный уровень образования?

  3. Каково влияние новых технологий на процесс образования?

  4. В чем проявляется глобализация в образовании?

5.Каковы основные характеристики Болонского процесса?

  1. Что такое децентрализация образования?

  2. Чем обусловлены процессы коммерциализации и приватиза­ции образования?

  3. Каковы роль государства в современном образовательном про­цессе и основные задачи, которые оно решает?

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

    1. Болонский процесс: нарастающая динамика и многообразие : документы международных форумов и мнения зарубежных эк­спертов / под ред. В.И. Байденко. М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов : Российский но­вый университет, 2002.

    2. Болонский процесс: проблемы и перспективы / под ред. М.М. Лебедевой. М. : Оргсервис, 2006.

    3. Иноземцев B.JI. За пределами экономического общества. М. : Academia, 1998.

    4. Иноземцев ВЛ. Расколотая цивилизация. М.: Academia : Наука, 1999.

    5. Ларионова М.В. Основные события в сфере образовательной политики в ЕС во второй половине 2007 г. // Вестник между­народных организаций. 2008. № 2.

    6. Лебедева М.М. Политикообразующая функция высшего обра­зования в современном мире // Мировая экономика и мировая политика. 2006. № 10.

    7. Лебедева М.М., Фор Ж. Высшее образование как потенциал «мягкой силы» России // Вестник МГИМО (У). 2009. № 4.