Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
мировая политика.doc
Скачиваний:
375
Добавлен:
22.03.2016
Размер:
1.3 Mб
Скачать

Раздел 3. Основные проблемы и аспекты мировой политики.

Глава 7

Проблемы безопасности и контроля над вооружениями в современном мире

Перестройка самих основ мировой политической системы, опре­делявших социально-политическую и экономическую жизнь на про­тяжении более трех с половиной веков, повлекла за собой множество следствий. Появились новые проблемы и вызовы, которых не было ранее или они не стояли столь остро (например, вопросы экологии). По-новому и в ином контексте зазвучали старые проблемы (в частно­сти, безопасности, бедности, конфликтов). Но при этом в политиче­ской повестке остались и прежние вопросы (прежде всего разоруже­ния, контроля над вооружениями).

На смену уходящей индустриальной эпохе Вестфальского мира, далеко не без противоречий, приходит новая эра, контуры которой прочерчиваются пока только в самом общем виде. Все с большей от­четливостью проявляются новые аспекты и измерения международ­ных отношений — экономические, правовые, экологические, а также направление, связанное с развитием человеческого ресурса. Наконец, возникает потребность управления сложным, вновь формирующимся миром. И необходимо находить пути, механизмы согласования интересов и устремлений. Эти три группы вопросов: вызовы современного мира, его новые измерения, регулирование отношений на мировой арене и проблема взаимодействия различных акторов — находятся в центре внимания мировой политики как науки и отражены в соответствующих разделах данного издания.

7.1. Основные подходы к пониманию безопасности

Проблема безопасности — классическая в Вестфальской политической системе мира. Государство с момента своего возникновения заботилось о сохранении суверенитета, т.е. о своей национальной безопасности, понимаемой изначально прежде всего как недопущение внешней агрессии. В современных условиях это понятие включает в себя и вопросы, связанные с опасностью внутренней дестабилизации. В связи с ростом взаимозависимости мира проблема получает дальнейшее развитие в рамках региональной безопасности и международной безопасности.

Все три термина характеризуют государственные и межгосударственные отношения. Они чаще используются в реалистской и неореалистской концепциях.

При этом исходной точкой служило положение, согласно которому необходимая для реализации национальных интересов и влияния на международную ситуацию мощь государства определялась прежде всего на основе его военной силы или на базе «основной мощи» или «жесткой силе» (hardpower), а не на основе культуры, силе авторитета на мировой арене и другом, своего рода «программном обеспечении» — «мягкой силе» (softpower). В результате проблема военной силы была центральной в международных отношениях и в практическом, и в ис­следовательском плане.

Ситуация изменилась в конце XX столетия. Одними из первых, кто обратил внимание на невоенные угрозы безопасности, были спе­циалисты в области экономики и финансов, а также окружающей сре­ды. Одни заговорили об экономической составляющей безопасности, другие — о том, что нарушение экологического равновесия загрязне­нием представляет огромную угрозу человечеству как на националь­ном, так и глобальном уровнях. Правда, споры вызвало то, в какой мере экологические проблемы обусловлены деятельностью человека, а в ка­кой — объективными причинами, а также то, как эта проблема может быть решена.

Еще одним фактором, повлиявшим на переосмысление проблем безопасности, стала революция в области новых технологий. В резуль­тате негосударственные акторы оказались способными играть большую роль в области безопасности, которой у них не было ранее. Это приве­ло к понимаиию, что недостаточно строить концепции безопасности, основываясь на том, что угроза может исходить только от другого го­сударства или их группы. С особой очевидностью это показали события 11 сентября 2001 г., когда угнанные террористами самолеты врезались в здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагона Вашингтоне, а также захват заложников в театральном центре Москвы 23—26 октября 2002 г. Несмотря на то что цели поражения остались такими же, как и предполагались стратегическими доктринами ведущих государств: крупные города, центральные министерства, ведомства, — источник угроз оказался крайне аморфным и неопределимым.

Многие исследователи, в том числе придерживающиеся реалист- ских взглядов, для которых характерен акцент на военных аспектах и межгосударственном взаимодействии, в конце XX столетия стали го­ворить о возрастании таких факторов в обеспечении национальной безопасности, как образование, развитие новейших технологий, рост экономической мощи, распространение наркотиков, СПИДа и т.п. В рамках неореализма одной из важнейших работ такого направления стало появившееся в 1983 г. исследование Б. Бузана «Народы, государства и страх», в котором показаны ограничения традиционного понимания безопасности. Кроме этого автора, так называемое «широкое» определение проблем безопасности, включающее в себя не только во­енные аспекты, связано с именами ряда европейских исследователей, в частности У. Бека. Одновременно с работой Б. Бузана в том же году опубликована в журнале International Security статья Р. Уллмана. Он писал, что акцент на военных проблемах безопасности приводит к тому, что из виду упускаются иные угрозы, включая идущие изнутри самого государства.

В настоящее время продолжаются дискуссии относительно соотношения военно-политических факторов, с одной стороны, и социаль­но-экономических, экологических, информационно-технологических — с другой. Сторонники «широкого» подхода к проблемам безопасности указывают на усиливающуюся роль экономических и других факторов. Их противники возражают: в этом случае пробле­ма безопасности размывается множеством существующих в междуна­родных отношениях и мировой политике других аспектов.

Еще один важный в теоретическом плане вопрос — соотношение проблем региональной, международной и глобальной безопасности. Последний термин порой используется для того, чтобы подчеркнуть, что проблема безопасности имеет не только внутри- и межгосудар­ственное измерение. Здесь тоже нет однозначного решения. Как отме­чает Т.В. Юрьева, «представления о путях согласования национальных интересов государств — суть концепций региональной, международ­ной, глобальной безопасности, хотя только согласованием нацио­нальных интересов государств эти проблемы не исчерпываются. Со­впадение национальных интересов группы государств порождает разного рода региональные и международные союзы, руководствую­щиеся опять-таки определенными представлениями (концепциями) о путях согласования и отстаивания своих групповых интересов как в отношениях между собой, так и в отношениях с третьими странами».

В связи с этим вопросы международной и региональной безопас­ности, очевидно, тесно связаны с проблемами международных орга­низаций. В современных условиях среди институтов, которые заняты обеспечением международной безопасности, следует прежде всего упо­мянуть ООН. Значительную роль в вопросах безопасности играют и ре­гиональные структуры, особенно в Европе, где они имеют достаточно четкое оформление. Это в первую очередь ОБСЕ, НАТО. Основные проблемы, которые в настоящее время интенсивно дискутируются, — реформирование ООН, с тем чтобы сделать ее деятельность в области сохранения и поддержания мира более эффективной, а также место и роль НАТО в европейских структурах обеспечения безопасности, с учетом того факта, что эта организация была образована в годы хо­лодной войны с определенными целями и задачами.

Термин «глобальная безопасность» все чаще используется сегод­ня. Он звучит часто в разном контексте и пока вряд ли может быть строго определен. Обычно под глобальной безопасностью понимается противостояние угрозам, затрагивающим все человечество. В этом смысле данный термин близок к понятию «международная безопас­ность», но менее привязан к государственно-центристскому восприя­тию мира.