Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
мировая политика.doc
Скачиваний:
375
Добавлен:
22.03.2016
Размер:
1.3 Mб
Скачать

4.2. Развитие отечественных исследований по мировой политике

Мировая политика как научное направление, подобно культуре, техническим инновациям, принадлежит, разумеется, человечеству. В этом смысле не может быть «особого» российского пути и не суще­ствует «российской мировой политики», другое дело специфика раз­вития национальных исследований по мировой политике и их вклад в общемировую науку.

Российские исследования мировой политики имеют два взаимо- пересекающихся и взаимосвязанных источника: международные от­ношения и политическая наука (политология).

Международные отношения в России оформились в самостоя­тельную научную дисциплину позднее, чем это произошло на Западе, хотя еще в 1920-е гг. в Москве был создан Институт мирового хозяй­ства и мировой политики, который долгое время возглавлял академик Е.С. Варга. К тому же отечественные исследования обладают целым рядом специфических особенностей. Эти особенности обусловлены историческим и политическим развитием страны.

Прежде всего отечественные исследования по международным отношениям были сильно ориентированы на историческое, а не на по­литологическое знание. Позднее в них, кроме истории, стали включать экономические, правовые, другие аспекты. Многое для создания оте­чественной дисциплины по международным отношениям было сдела­но институтами Академии наук, вузовской наукой. Значительным сти­мулом к развитию исследований по международным отношениям в стране стала развернутая в 1969 г. на страницах журнала «Мировая экономика и международные отношения» дискуссия, в которой вни­мание было обращено на вопросы теории и методологии.

Тем не менее международные отношения довольно долго рассмат­ривались в отечественной науке, скорее, как многодисциплинарная, чем междисциплинарная область, или как «сумма» различного рода, прежде всего межгосударственных, отношений. Это нашло отражение в определениях самого понятия.

По тому же принципу строилась в основном и академическая на­ука. Институты Академии наук СССР были образованы фактически по принципу предметных областей. Это стимулировало развитие науки как таковой. В то же время практически не было институтов, изначально ориентированных на проблему (например, исследования проблем мира) Их отсутствие ограничивало связь науки и практики, а также межджциплинарности. Если не брать во внимание некоторые исключения, такие институты начали появляться только с конца 1980-х гг.

Другая особенность отечественных исследований была в теоретико-методологических основах исследований, которые представляли собой не просто марксизм-ленинизм, как принято считать, а своеобразный симбиоз марксизма-ленинизма и реализма. Это сосуществование двух парадигм было весьма противоречивым: с одной стороны, во главу угла ставились национальные интересы, с другой — требование пролетарского интернационализма. Одним из первых проявлений этого противоречия стал эпизод с закрытием в 1947 г. Института мирового хозяйства и мировой политики. Считается, что Е.С. Варга был обвинен в буржуазно-реформистском уклоне, а институт закрыт, поскольку исследования Е.С. Варги экономики капитализма противоречили марксистско-ленинским представлениям о загнивании капитализма. Отчасти это так, но была и другая сторона. Она проясняется в связи с публикацией предсмертных писем Е.С. Варги спустя 25 лет и журнале «Полис», в которых он обвиняет Сталина в недостаточном проявлении пролетарского интернационализма. Очевидно, что возник­ло противоречие между своеобразным, хотя и ограниченным классо­выми рамками, «транснационализмом» (что вытекало из требований пролетарского интернационализма, кстати, не случайно в названии института именно «мировая политика»), с одной стороны, и государ­ственным центризмом — с другой. В дальнейшем это противоречие прослеживается и в международной практике, и в международных исследованиях советского периода. В то же время по мере укрепления СССР В качестве сверхдержавы усиливается (нео)реалистская ориентация в исследованиях международных отношений, не случайно неомарксизм был практически неизвестен в Советском Союзе.

Следующая характеристика, на которую обращает внимание, в частности, И.Г. Тюлин, состоит в том, что становлению единой науки международных отношений мешало также традиционное для советеского обществознания разделение ее на «университетскую» и «академическую». При этом взаимодействие между специалистами вузов учеными академических институтов было крайне незначительным.

Теоретические вопросы анализа международных отношений отечественных работах изучались недостаточно, исследования западных авторов в этой области оказывались на периферии научного интереса. Правда, и здесь были исключения, например: проведенные Институте мировой экономики и международных отношений Н СССР работы под руководством В.И. Гантмана по анализу западных теоретических подходов; изучение кризисных ситуаций в Институте США и Канады АН СССР; исследования переговорного процесса Московском государственном институте международных отношений (МГИМО) и ряде других учебных, а также исследовательских цент­ров. Но все же основное внимание отечественных специалистов в об­ласти международных отношений уделялось военно-политической области и двусторонним отношениям.

Наконец, еще одной особенностью развития международных ис­следований в стране было их сосредоточение в Москве, т.е. там, где нахо­дились внешнеполитические учреждения и ведомства. Это, конечно, обеспечивало довольно тесную связь с практикой, но не давало возмож­ности развиваться международным исследованиям в других городах.

Политология стала вносить свой вклад в развитие мировой по­литики в России относительно недавно — с конца 1990-х гг. по той простой причине, что ранее в стране этой дисциплины как таковой не было. Кроме того, если в западных университетах международные от­ношения, как правило, находятся на факультетах политических наук, то в России они чаще образовывались на базе исторических факульте­тов, что увеличивало и так существующие различия между политоло­гией и международными исследованиями.

В целом за последние годы произошел огромный скачок в развитии международных исследований и мировой политики, в частности в России. Это отражают следующие признаки:

  • развитие и разработка основных направлений мировой поли­тики;

  • появление кафедр и факультетов, аналитических центров, при­чем не только в Москве, но и в других регионах;

  • создание профильных журналов;

  • чтение курсов по мировой политике (включение их в образо­вательный стандарт по направлению и специальности «Международ­ные отношения», а также политологии);

  • выход в свет учебной и учебно-методической литературы;

  • институциализация дисциплины (появление профессиональ­ного сообщества, включение его в международные структуры, прове­дение конференций, семинаров и т.п.).

В международных исследованиях большое внимание уделяется межгосударственному взаимодействию, и государственно-центрист­ская парадигма до сих пор явно доминирует в российской науке. Не случайно в конце XX — начале XXI столетия в России издано больше научной и учебной литературы по геополитике (одному из направле ний, в которых четко прослеживается ориентация на государственно- центристскую модель мира), чем исследований по международным режимам, институтам, деятельности НПО на мировой арене и т.п. При чин такого положения несколько. Из них следует выделить истори чески традиционную ориентацию России на создание и развитие силь­ного централизованного государства, что не могло не отразиться на исследованиях. К этому необходимо добавить обусловленные со­бытиями последних лет психологические причины — потерю статуса великой державы по окончании холодной войны.