Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Хрестоматия по синтаксису

.pdf
Скачиваний:
836
Добавлен:
21.03.2016
Размер:
2.93 Mб
Скачать

(одна логическая и две диктумные), можно было бы рассматривать как структурную разновидность предложений второй ступени сложности.

Соотношение между двумя структурными разновидностями схематически выглядит следующим образом:

ступень 2А: Д1→Д2 (Л) ступень 2Б: Д1←Л→Д2

Существенное различие указанных структурных разновидностей заключается в следующем.

Впредложениях первой разновидности можно выделить две части: базовую конструкцию, которая соответствует основной пропозиции, и распространяющий компонент — зависимую пропозицию. Напр.: Из-за расширения механических узлов застопорились на три часа стрелки знаменитого Биг-Бена (П. 1990. 12 авг.). Базовая часть самостоятельна и в смысловом, и в структурном отношении. Ср.:

Стрелки знаменитого Биг-Бена застопорились на три часа. Особенно четко это членение проявляется в предложениях, в которых зависимая пропозиция оформляется в виде вставной конструкции. Напр.: В октябре прошлого года (при вторжении американских вооруженных сил в Панаму) истребитель впервые был применен для решения боевых задач (ВЛ. 1990. 6 авг.).

Впредложениях второй разновидности, напротив, базовой конструкции, которая бы дополнялась осложняющим компонентом, нет. Соответствующие информативно-логические модели изначально предполагают трехчленную структуру как условие своего функционирования. Указанная особенность непосредственно связана со спецификой глаголов-коннекторов, выражающих различные отношения между пропозициями. Напр.: Наступление правительственных войск

со п р о в о ж д а л о с ь сильной перестрелкой (Изв. 1990. 4 авг.). Отметим, что в «Синтаксическом словаре» позиция синтаксем,

обозначающих вторую диктумную пропозицию, определяется как позиция осложнителя модели предложения1 (Золотова 1988а: 121, 137, 241); при этом подразумевается, очевидно, наличие базовой конструкции. Однако попытка элиминации осложнителя доказывает искусственность остающейся базы. Напр.: Любое увеличение продажи золота сразу же в е д е т к снижению его цены (АиФ. 1990. № 32). — Ср.: * Любое увеличение продажи золота ведет; …Можно сказать, что распад централизма вряд ли б л а г о п р и я т с т в у- е т очередному административному сближению города и области (ВЛ. 1990. 7 авг.). — Ср.: * Распад централизма вряд ли благоприятствует.

Специфика каждой разновидности полипропозитивных предложений представлена в табл. 1.

1 Золотова Г. А. Синтаксический словарь: Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. М., 1988. С. 121, 137, 241.

331

 

 

 

 

Т а б л и ц а 1

Структурно-смысловая организация полипропозитивных

 

 

предложений

 

 

 

 

 

 

Степень

Структура

 

Количество

Значение предиката

сложности

 

 

пропозиций

 

 

 

 

 

 

1

М→Д

 

2

М

 

 

 

 

 

Д1→Д2(Л)

 

3

Д

Д1←Л→Д2

 

3

Л

П р и м е ч а н и е. Здесь и далее М — модусная пропозиция, Д — диктумная пропозиция, Л — логическая пропозиция.

Две структурные разновидности предложений второй ступени сложности сближаются как количеством, так и качеством пропозиций, входящих в их состав. Тем не менее все три представленные структуры различаются значением предиката, иначе говоря, значением той пропозиции, которая получает предикативное развертывание.

Имена действия, функционирующие в предложениях второй ступени сложности разновидности Б, существенно отличаются по своим признакам от девербативных синтаксем в составе других типов полипропозитивных предложений тем, что пропозиции, выраженные именами действия, не образуют целостного временного периода с предикатами отношения и, следовательно, не являются компонентами аспектуально-таксисных ситуаций. <…>

Л. К. Дмитриева

Осложненное предложение в его сближении со сложным на шкале переходности1

В данной статье в качестве синтаксической единицы переходного характера2 рассматривается осложненное предложение. Осложненное предложение — это особый структурный тип предложения,

1 Печатается по: Дмитриева Л. К. Сложное предложение в системе других синтаксических категорий. Л., 1984. С. 30–37.

2 См.: Бабайцева В. В. Переходные конструкции в синтаксисе. Конструкции, сочетающие свойства двусоставных и односоставных (безличных именных) предложений. Воронеж, 1967; Русский язык. Синтаксис и пунктуация. М., 1979. См. также: Мигирин В. Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке. Бельцы, 1971. См. также: Дмитриева Л. К. 1) Осложнение предложения (Функции однородности, обособления, вводности и обращения) // Функциональный анализ грамматических категорий. Л., 1973; 2) К вопросу об основной синтаксической единице // Теоретические проблемы синтаксиса современных индоевропейских языков. Л., 1975.

332

контаминирующий в себе признаки простого и сложного предложения — монопредикативная структура с явлениями полипредикации. Осложненное предложение включает осложняющие категории однородности, обособления, уточнения, вводности и обращения <…>. Предикативные свойства данных категорий могут быть раскрыты только в том случае, если учесть, что предикативность, формирующая предложение – явление многоаспектное.

В современной синтаксической литературе выделяются два аспекта предикативности: предикативность предложения, связывающая подлежащее и сказуемое как компоненты двусоставного предложения, и предикативность высказывания, связывающая тему и рему1.

С нашей точки зрения, существуют три аспекта предикативности: конструктивно-синтаксический, семантико-синтаксический и ком- муникативно-синтаксический. Семантико-синтаксический аспект предикативности еще не рассматривался в современной литературе. Охарактеризуем конструктивно-синтаксический и семантико-син- таксический аспекты предикативности, поскольку именно они существенны для выяснения вопроса о сближении осложненного предложения со сложным по шкале переходности.

Предикативность в конструктивно-синтаксическом аспекте (предикативная связь) понимается нами как устанавливаемое говорящим отношение расчленения, взаимообусловленности и соотнесения с действительностью по линии модальности, времени и лица, лежащее в основе единства подлежащего и сказуемого в двусоставном предложении, образующие его конструктивно-синтаксическую основу.

Предикативность в семантико-синтаксическом аспекте (предикативное отношение) рассматривается нами как предикационное расчленение субъективно-предикатной основы на составляющие ее компоненты — субъект и предикат. При этом субъект и предикат противопоставляются друг другу как предицируемое и предицирующее (определяемое и определяющее в широком смысле слова), поскольку предикат выполняет по отношению к субъекту характеризующую функцию и выражает утверждение или отрицание какоголибо факта относительно субъекта. Предикативное отношение не имеет жесткого характера, поскольку оно может распространяться и на компоненты, образующие экстенсионал семантико-синтакси- ческой структуры предложения, и, в первую очередь, имени. Категории однородности, обособления и уточнения являются категориями вторичной предикации. Вторичная предикация — это появление

1 См.: Адмони В. Г. Двучленные фразы в трактовке Л. В. Щербы и проблема предикативности // ФН. 1960. № 1. С. 38; Типология предложения // Исследования по общей теории грамматики. М., 1968. С. 286–288. См. также: Чесноков П. В. О предикативности как свойстве предложения // Теоретические проблемы синтаксиса современных индоевропейских языков. Л., 1975. С. 177–178; и др.

333

в предложении вторичного предикативного отношения (вторичного предикационного расчленения и вторичной функции утверждения факта при обособлении и у т о ч н е н и и). Вторичная предикация имеет связанный х а р а к т е р, поскольку существует лишь в том случае, если в предложении имеется основное предикативное отношение, объединяющее ко м п он е н т ы семантико-синтаксического центра предложения — субъект и предикат. Вторичная предикация присутствует в предложении как явление, параллельное основной предикации, однако в определенных синтаксических условиях она может наслаиваться на основную предикацию.

Категории вводности и обращения являются вторичнопредикативными модальными категориями. В предложении наряду с основной модальностью, которая представлена в конструктивно синтаксической основе предложения и выражена формами наклонений глагола, может иметь место вторичная, связанная модальность, которая выражается с помощью синтагмы со значением субъективной модальности (вводный компонент) или с помощью синтагмы со значением вокативности и императивной модальности (обращение). Вторичная модальность не включается в конструктивно-синтакси- ческую основу предложения, однако она участвует в формировании общего модального плана предложения, благодаря чему отмеченные синтагмы выражают вторичнопредикативное значение в широком смысле слова.

Взависимости от выявления предикативных свойств позиции категории однородности, обособления, уточнения, вводности и обращения осложненные предложения на шкале переходности образуют иерархически расположенные ступени перехода от сближения

спростым предложением к сближению со сложным1. При этом особую значимость приобретает вопрос о центре и периферии осложненного предложения, а также о периферии простого и сложного предложения.

Вопрос о центре и периферии осложненного предложения поставлен В. В. Бабайцевой, которая выдвигает положение о том, что «центр осложненных предложений занимают предложения с обособленными членами; периферийными для сложного предложении являются предложения с вводными и вставными конструкциями и с обращением; периферийными для простого предложения являются предложения с однородными сказуемыми»2.

Вданной статье представлен другой подход к вопросу о центре и периферии осложненного предложения.

Мы исходим из следующих посылок.

1 См. об этом подробнее в работе: Дмитриева Л. К. Осложнение предложения (Функции однородности, обособления, вводности и обращения) // Функциональный анализ грамматических категорий. Л., 1973. С. 172–180.

2 Бабайцева В. В. Русский язык. Синтаксис и пунктуация. М., 1979. С. 151.

334

Во-первых, если анализировать расположение осложненных предложений на шкале переходности с учетом специфики выявления предикативных свойств позиции категории осложнения, окажется нецелесообразным сопоставлять группировку типов осложненных предложений, включающих ту или иную осложняющую категорию в целом, и один из типов осложненного предложения.

Во-вторых, специфика осложняющих категорий такова, что, будучи включены в предложение, каждая из них образует структуры, которые «на шкале переходности» занимают разные ступени расположения между простым и сложным предложением. Эти ступени у разных категорий не совпадают, а иерархически переплетаются, в связи с чем шкала переходности в применении к осложненным предложениям приобретает объемный характер. Именно поэтому, с нашей точки зрения, невозможно противопоставить на «шкале переходности» осложненные предложения с обособленными членами в целом, осложненное предложение с «вводными конструкциями» в целом.

В-третьих, специфическое, градуальное расположение предложений, включающих одну и ту же осложняющую категорию, на шкале переходности от простого предложения к сложному требует особого подхода и к вопросу о центре и периферии осложненного предложения.

Об одних предложениях при этом можно сказать, что по степени сближения на шкале переходности они образуют периферию простого предложения, поскольку в них осложняющие категории не включаются в конструктивно-синтаксическое ядро, не затрагивают непосредственно организующего центра. Сюда относятся: ОП с однородными второстепенными членами1, ОП с обособленными определениями и приложениями, не имеющими обстоятельственного значения; ОП с уточнениями, обращениями и вводными компонентами, не включенными в конструктивно-синтаксическое ядро предложения.

О других предложениях можно сказать, что по степени сближения на шкале переходности они образуют периферию сложного предложения, поскольку в них осложняющие категории включаются в кон- структивно-синтаксическое, в организующий центр предложения. Сюда относятся: ОП с обстоятельственными определениями и приложениями в именительном падеже, обстоятельственное значение которых, создавая двойное тяготение не только к подлежащему, но и к сказуемому, способствует выявлению предикативных свойств позиции категории обособления; ОП с обращением или вводным компонентом, включенными в конструктивно-синтаксическое ядро предложения; ОП с второстепенным сказуемым — обстоятельством, выраженным деепричастием; ОП с рядом однородных подлежащих; ОП с рядом однородных глагольных сказуемых.

1 Символом ОП в статье обозначается осложненное предложение.

335

Вприменении же к собственно осложненному предложению (вне сопоставления с простым и сложным предложением) понятие центра

ипериферии на шкале переходности меняется. Если говорить об осложненном предложении как таковом, т. е. как о монопредикативной структуре с явлениями полипредикации, то на шкале переходности центр осложненных предложений должен быть представлен теми структурами, в которых наиболее ярко выявляются признаки расщепления предикативного ядра. Эти структуры также располагаются градуально: ОП с вводным компонентом, включенным в конструктивно-синтаксическое ядpo предложения, — ОП с второстепенным сказуемым-обстоятельством — ОП с рядом однородных подлежащих — ОП с рядом однородных глагольных сказуемых.

Все остальные осложненные предложения по степени выявления предикативных свойств позиции на шкале переходности образуют периферию осложненных предложений.

Проанализируем с учетом сказанного осложненные предложения с второстепенным сказуемым-обстоятельством и осложненные предложения с рядом однородных глагольных сказуемых.

Вконструктивно-синтаксическое ядро предложения введена категория обособления, представленная деепричастием. Предикативные свойства позиции категории обособления оказываются морфологизированными: функция второстепенного сказуемого-обстоятельства выражается специальной глагольной формой — деепричастием.

Модель осложненного предложения в этом случае резко отличается oт модели простого предложения: деепричастие расщепляет предикативное ядро предложения. В зоне предикативного притяжения подлежащего и сказуемого оказывается глагольная форма, обозначающая добавочное действие субъекта — подлежащего и обстоятельства, при которых совершается действие глагола-сказуемого.

Таким образом, в предикативной зоне предложения совмещаются два сказуемых: главное, выраженное спрягаемой глагольной формой, и второстепенное (вторичный предикат), выраженное деепричастием и подчиненное не только подлежащему, по и глагольному сказуемому.

При включении в предложение деепричастия — вторичного предиката — предикация в предложении приобретает пучкообразный характер, однако четко расчленяется на основную, выраженную глаголом-сказуемым, и вторичную, выраженную деепричастием.

Предикативный сдвиг в конструктивно-синтаксическом ядре подчеркивается тем, что при наличии деепричастия в предложении устанавливается зависимый таксис (таксические отношения одновременности, предшествования), что приводит к осложнению временных отношений уже в пределах самого по себе конструктивного ядра предложения.

«Бормоча что-то, старик переправлял деньги с прилавка в бумажник» (Кав., Исполнение желаний). «Машинально перелистав

336

несколько страниц, второй посетитель вдруг накрыл книгу и тоже скосился на листок» (Кав., Исполнение желаний).

Наиболее ярко предикативный сдвиг в конструктивно-синтакси- ческом ядре выявляется в тех случаях, когда при деепричастии используется именительный падеж субъекта (местоимения: сам, каждый, кто и др.) и вся конструкция приобретает характер «именительного самостоятельного». «С полчаса они сидели молча, каждый думая о своем» (Кав., Исполнение желаний)1.

Расположение осложненного предложения с обособленным деепричастием на шкале переходности будет носить двоякий характер.

Во-первых, при учете степени сближения на шкале переходности осложненного предложения со сложным видно, что осложненное предложение с обособленным деепричастием образует периферию сложного, а точнее – сложноподчиненного предложения (категория обособления основывается на подчинительных связях).

Во-вторых, при анализе собственно осложненного предложения с обособленным деепричастием с учетом ступеней расположения на шкале переходности осложненных предложений с разными типами обособленных членов в зависимости от выявления предикативных свойств позиции устанавливается, что осложненное предложение с обособленным деепричастием образует на шкале переходности центр осложненных предложений с обособленными членами.

В конструктивно-синтаксическое ядро предложения введена категория однородности, представленная в виде ряда однородных спрягаемых глагольных сказуемых.

Модель осложненного предложения в этом случае наиболее резко отличается от модели простого предложения, поскольку при включении ряда однородных спрягаемых глагольных сказуемых в предложении происходит расщепление предикативного ядра. Однако ряд сохраняет типичную для однородного соподчинения общую синтаксическую точку пересечения2: каждое из сказуемых синтаксически координируется с подлежащим, причем каждое из сказуемых раздельно соотносится с подлежащим.

При введении в предложение ряда однородных спрягаемых глагольных сказуемых один из компонентов субъектно-предикатной основы — предикат — приобретает пучкообразный характер, и сама по себе предикация, формирующая основу предложения, приобретает также пучкообразный характер.

Свидетельством предикативного сдвига в конструктивно-синтак- сическом ядре предложения является то, что при включении в пред-

1 Иная точка зрения представлена в: Васева-Кадынкова Ив. Именительный падеж в обособленной деепричастной конструкции // РЯШ. 1965. № 4.

2 О релевантности признака «синтаксической точки пересечения» при отграничении предложений с однородными главными членами (односоставных) от сложных предложений см.: Тарланов З. К. Разграничение односоставных предложений с однородными главными членами и осложненных предложений // РЯШ. 1968. № 2.

337

ложение ряда однородных глагольных сказуемых в предложении осложняются модальные отношения. Это особенно ясно, когда в ряду однородных спрягаемых глагольных сказуемых совмещаются глагольные формы разных наклонений.

«Уехал бы за границу, но потерял из виду Суворина» (Чех., Письма 1877–1892, № 189).

Свидетельством предикативного сдвига в конструктивно-синтак- сическом ядре предложения при включении ряда однородных спрягаемых глагoльных сказуемых является осложнение временных отношений: ряд спрягаемых глагольных сказуемых наделен способностью участвовать в выражении таксических отношений одновременности и последования.

«В сизом воздухе стояли над лесом облака и тлели слабым светом»

(Пауст., Молитва мадам Бовэ). «На перрон из-за снежных елей быстро вышел широкоплечий человек в фуфайке, взглянул на окно и прыгнул в вагон» (А. Толст., Прекрасная дама).

Однако значимость отмеченного факта не следует преувеличивать. Осложнение временных отношений в данном случае имеет причиной специфику функционирования глагольного вида в тексте1, и именно поэтому не может служить признаком лишь осложненного предложения с рядом однородных спрягаемых глагольных сказуемых. Не случайно с точки зрения выявления частных типов таксических отношений одновременности и следования осложненное предложение, включающее ряд однородных спрягаемых глагольных сказуемых, ничем не отличается от любого текста, основанного на паратаксических синтаксических отношениях, будь то группировка предложений, будь то бессоюзное сложное предложение или сложносочиненное предложение2.

Осложнение модального плана, осложнение временных отношений при включении в предложение ряда однородных глагольных сказуемых свидетельствует о том, что осложненное предложение с однородными глагольными сказуемыми резко сближается со сложносочиненным, хотя и не отождествляется с ним, поскольку, несмотря на расщепление предикативного ядра, при однородных глагольных сказуемых сохраняется единство субъектно-предикатной основы предложения, и свидетельством этому является общая точка синтаксического пересечения — единое для всего ряда сказуемых подлежащее3.

1 О закономерностях функционирования видов см.: Бондарко А. В. Вид и время русского глагола. М., 1971. С. 176–235.

2 См. об этом: Дмитриева Л. К. Видо-временная соотносительность глаголов в паратактических конструкциях // Грамматика и лексика русского языка. Л., 1971.

3 Иная точка зрения представлена в работах: Белошапкова В. А. Сложное предложение в современном русском языке. М., 1967. С. 33; Современный русский язык. Синтаксис. М., 1977. С. 169–170.

338

Расположение осложненного предложения с рядом однородных спрягаемых глагольных сказуемых на шкале переходности носит двоякий характер. Во-первых, при учете степени сближения на шкале переходности осложненного предложения со сложным видно, что осложненное предложение с рядом однородных спрягаемых глагольных сказуемых, наиболее резко сближенное со сложным предложением по сравнению с другими осложненными предложениями, образует периферию сложного предложения, точнее — сложносочиненного предложения (между сказуемыми в ряду однородности наблюдаются сочинительные отношения). Во-вторых, при анализе собственно осложненного предложения с рядом однородных спрягаемых глагольных сказуемых выявляется, что при учете ступеней расположения на шкале переходности осложненных предложений с разными типами однородных членов в зависимости от выявления предикативных свойств позиции осложненное предложение с рядом однородных спрягаемых глагольных переходности центр осложненных членами.

Итак, осложненные предложения с второстепенным сказуемымобстоятельством и однородными спрягаемыми глагольными сказуемыми на шкале переходности составляют центр осложненного предложения и периферию сложного предложения, из чего следует, что понятие центра на шкале переходности в применении к собственно осложненному и понятие периферии в применении к осложненному предложению в его сопоставлении с простым и сложным предложениями находятся в обратной зависимости.

I. СИНТАГМАТИЧЕСКИ СВЯЗАННЫЕ ВИДЫ ОСЛОЖНЕНИЯ

Однородные члены предложения

А. Ф. Прияткина

Сочинительные ряды. Однородность и неоднородность членов ряда1

Задания. 1. На основе анализа текста пособия А. Ф. Прияткиной ответьте на вопрос: как соотносятся понятия сочинительной связи и однородности?

1 Печатается по: Прияткина А. Ф. Современный русский язык. Синтаксис осложненного предложения. М., 1990. С. 53–54.

339

2) Какие признаки однородного ряда выделяет автор? Приведите собственные примеры сочинительных рядов.

Обычно говорят об однородности (однофункциональности, синтаксической эквивалентности) как обязательном признаке ряда. Этот признак требует уточнения.

Действительно, сочинительной связью объединяются прежде всего о д н о р о д н ы е члены предложения, т. е. такие, которые занимают в его составе одну и ту же позицию, например, позицию подлежащего (или дополнения, или определения и т. д.): Так это кум иль сват и, словом, кто-нибудь из вашего же роду (Кр.).

Но многие типы рядов обнаруживают неоднозначность своих членов или неполную их однофункциональность, — при наличии, однако, сочинительной связи. Синтаксическая неоднозначность членов бывает при этом совершенно различного порядка, так что члены ряда, полностью однородные в одном отношении, могут различаться в другом отношении. Когда мы говорим о признаках ряда, необходимо различать с и н т а к с и ч е с ко е р а в н о п р а в и е и о д- н о р о д н о с т ь. Типичный ряд соединяет в себе оба признака. Но так бывает далеко не всегда.

Члены ряда, выражающие одинаковые синтаксические отношения

впредложении (например, объектные или атрибутивные), могут различаться по синтаксической значимости. Один из них может быть основным, а другой дополнительным, напр.: Отметьте про себя эти цифры или хотя бы их общий смысл. Один из членов ряда может находиться в семантической зависимости от другого (других), напр.:

Каждое слово звучало значительней, серьезней, а значит ранимей

(Тендр.). Кроме того, члены ряда могут иметь разную коммуникативную значимость, напр.: Из дальних странствий возвратясь, ка- кой-то дворянин (а может быть и князь), с приятелем своим пешком гуляя в поле, расхвастался о том, где он бывал (Кр.). При всем том они являются однородными членами предложения, занимая (как

внаших примерах) позицию дополнения, характеризующего обстоятельства, подлежащего. Внешние связи их отождествляют, а внутренние связи – различают, т. е. они с и н т а к с и ч е с к и н е р а в н о- п р а в н ы.

Есть разнофункциональность и другого порядка, не позволяющая утверждать, что ряд всегда занимает одну синтаксическую позицию, является одним членом предложения. Например: Никто и нигде меня не ждет (Пауст.) — в составе сочинительного ряда один член (никто) занимает позицию подлежащего, а другой (нигде) — позицию обстоятельства. Они сочинены, но на ином основании. Н е - о д н о р о д н о с т ь таких членов определяется их внешними связями.

340

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.