Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Политология-учебникСазонова-хх.doc
Скачиваний:
921
Добавлен:
23.02.2015
Размер:
4.78 Mб
Скачать

2.3. Концепция "смешанного государственного устройства" Аристотеля

Своеобразной альтернативой концепциям как радикально-демократической, так и тоталитарной транс (50)формации полиса стала теория "смешанного государственного строя" выдающегося философа Аристотеля (384 -322 до н. э.), представленная в труде "Политика" - вершине политической мысли античности.

В начале своего труда Аристотель, критически разбирая все известные ему попытки стабилизации полиса, принципиально отвергает государствоцентричный способ решения проблемы Платоном. По его мнению, стремление "сделать государство чрезмер-но единым" [Аристотель. Политика. 1261 b 10] не может служить выходом из проблемы. Коренная ошибка проекта Платона состоит "в неправильности его основной предпосылки. Дело в том, - продолжает Аристотель, - что следует требовать относительного, а не абсолютного единства как семьи, так и государства. Если же единство зайдет слишком далеко, то и само государство будет уничтожено; если даже этого и не случится, все-таки государство на пути к своему уничтожению станет государством худшим, все равно как если бы кто симфонию заменил унисоном или ритм одним тактом" [Там же.- 1263 b 30]. Ведь благо целого (превращение многого в единое) у Платона не предполагает блага (счастья) его отдельных частей: "невозможно сделать все государство счастливым, - отмечает Аристотель, - если большинство его частей или хотя бы некоторые не будут наслаждаться счастьем" (1264 b 15).

Поэтому тоталитарной программе "абсолютного единства" (подчинения интересов "части" интересам "целого") Аристотель противопоставляет идею "относительного единс-тва", основывающуюся на достижении сбалансированного сочетания "частных" интересов и предполагающую "счастье" каждого отдельного элемента. Ведь иначе теряется и сам смысл объединения в государстве, которое создается не ради него самого, а для того, "чтобы жить счастливо" и стремиться к "благоденствию всех" [Там же.- 1280 а 30].

Парафразой этой идеи является и аристотелевская классификация государственных форм. Их членение в зависимости от числа властвующих (один, немногие, большинство) он считает непринципиальным, а на первый план выдвигает внутреннее качество прав-ления. А оно может быть регулируемым ("правильным") и нерегулируемым ("неправиль-ным"). В правильных формах правящие субъекты через систему общих имперсона-ль(51)ных правил и норм действуют в интересах общего блага. В неправильных формах правящие субъекты не связаны никакими ограничениями, а потому они действуют исключительно в собственных интересах, устанавливая абсолютные режимы правления. Правильные формы, по Аристотелю: монархия (правление одного ради общего блага), аристократия (правление немногих "лучших" в интересах всех), полития (сбалансирован-ное правление большинства, отобранного на основе ценза, ради общего блага). Неправи-льные формы: тирания (неограниченное правление одного в своих собственных интересах), олигархия (правление немногих богатейших граждан ради собственного блага), демократия (неограниченное правление неимущего большинства, осуществляемое в интересах исключительно его самого).

Главным для Аристотеля везде являются внутренние принципы организации власти, то, ради чего она действует: субъектом власти может быть один человек, немногочисленные группы, большинство народа - главное, чтобы их власть была не абсолютной, а относительной, не безграничной, а регулируемой. Произвол демоса ничуть не лучше произвола тирана: в одном случае он основывается на личных распоряжениях одного человека, а в другом - на "псефизмах" (декретах) народа, там мы имеем дело с одноголовым тираном, а здесь - с тираном многоголовым.

В этом смысле наиболее показательными и распространенными примерами абсолютной узурпации власти являются демократия и олигархия. В первой из них устанавливается неограниченное господство количественного большинства, во второй - неограниченное господство малого "качественного большинства". Соответственно, в первом случае абсолютизируется принцип арифметического равенства, во втором - принцип равенства геометрического. "Так, демократическое устройство возникло на основе того мнения, - отмечает Аристотель, - что равенство в каком-нибудь отношении влечет за собой и равенство вообще: из того положения, что все в одинаковой степени люди свободнорожденные, заключают и об их равенстве вообще. Олигархический строй возник на основе того предположения, что неравенство в одном отношении обусловливает и неравенство вообще» [там же.- 1301а 30]. (52)

Альтернатива неправильным и неустойчивым формам государственного устройства, которые обеспечивают представление лишь отдельных интересов – богатого меньшинс-тва, стремящегося все сохранить, или бедного большинства, желающего все приобрести, а иначе говоря, только качественной или только количественной части общества, - должна состоять, по Аристотелю, в выработке специфического равновесия, баланса между различными сторонами и частями общества. По мнению Аристотеля, ни относительное равенство людей между собой, ни их относительное неравенство в чем-то, не дает достаточных оснований для предоставления кому-то всей полноты власти (только на основании арифметического или только геометрического критерия). Вообще, очень крупная ошибка "стремиться просто соблюсти повсюду тот и другой вид равенства" [Там же. -1302 а], ибо ни один из видов государственного устройства, основанных на базе лишь одного критерия равенства, "не остается устойчивым" [Там же. - 1302 а 5]. Соответствие только тому или только другому критерию не может автоматически трансформироваться в абсолютные привилегии на власть. Поэтому ни арифметическое, ни геометрическое равенство не может в отдельности быть достаточным основанием для легитимации властных полномочий субъектов власти. Принципиальный вывод аристотелевских размышлений состоит в том, "что ни один из тех признаков, на основании которых люди изъявляют притязания на власть и настаивают, чтобы все остальные находились у них в подчинении, не является правильным" [Там же.- 1283 b25].

Политический порядок, устанавливающий состояние равновесия между противопо-ложными силами и частями общества возможен, по Аристотелю, лишь при соединении арифметического и геометрического принципов, идеи количественного и идеи качествен-ного представительства так, чтобы в "смешанном" государственном строе "были предс-тавлены как бы оба начала вместе и ни одно из них в отдельности" [Там же.- 1294 b35].

Наиболее полная реализация замысла "смешанной" формы властвования возможна в политии – системе правления и качественного, и количественного большинства граждан. По мнению Аристотеля, фундаментальной основой устойчивой "правильной" демократии

(53) может служить "средний элемент", соединяющий в себе преимущества количественные с преимуществами качественными. Только "средний класс" в состоянии установить в полисе равновесие между противостоящими друг другу крайностями, и поэтому "только там, где в составе населения средние имеют перевес либо над обеими крайностями, либо над одной из них, государственный строй может рассчитывать на устойчивость [Там же. - 1296 b 40]. Средние слои, "соединившись с той или иной крайностью", "обеспечивают равновесие и препятствуют перевесу противников" [Там же.- 1295 b 35], нейтрализуя давление актуальной на данный момент негативной тенденции. Устанавливая своего рода соразмерность качества и количества, "средний элемент" ин-

тегрирует в себе интересы всех противостоящих начал и групп общества.

Ответ Аристотеля на вызов времени был, таким образом, принципиально отличен от решения Платона. Последний, столкнувшись с разрушительными последствиями радикальной власти демоса, построил систему идеального государства на основе отстранения полисного большинства от причастности к управлению. Аристотель же пытается не устранить, а перестроить власть, большинства таким образом, чтобы, нейтрализовав крайности, представить в той или иной степени интересы всех. Платоновской программе "абсолютного единства" на основе ликвидации доступа частных интересов в сферу власти Аристотель противопоставляет программу "относительного единства" на основе "среднего" пути, одинаково противостоящего крайностям как элитарной, так и эгалитарной трансформации полиса. В этом смысле Аристотель – последовательный противник любого произвола и деспотизма, - является ли деспотом государство, один человек или весь народ.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.