Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Политология-учебникСазонова-хх.doc
Скачиваний:
921
Добавлен:
23.02.2015
Размер:
4.78 Mб
Скачать

1.2. Содержание политического знания

Соединение слов "политика" и "наука" в одном термине "политология", характеризую-щем, по мнению его сторонников, самостоятельную ветвь современного обществознания и как будто укоренившемся в науке и в обыденной жизни, не является таким уж однозначным и бесспорным. С одной стороны, некоторые исследователи политики отдают предпочтение выражениям "политическая социология" (Ж.-П. Кот) или "социология политики" (П. Леконт), что объективно приводит к мысли о несамостоятельности и неавтономности политологии. Другие и вовсе отождествляют политологию и политичес-кую социологию как наиболее общие науки о политике. М. Гравитц, например, пишет: "Политическую науку можно определить как изучение того, как люди используют институты, регулирующие их совместную жизнь, и изучение идей, приводящих в движение людей, независимо от того, созданы эти идеи ими самими или получены от предшествующих поколений. Можно сказать, что в предмете политической науки тесно переплетены идеи, институты и люди" [Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. - М., 1970. - С. 120].Эту точку зрения, рассматривающую политологию и политическую социологию как синонимы, разделяют М. Дюверже, М. Хэттих и другие ученые. Они фактически отождествляют предметы этих наук и усматривают специфику политологии главным образом лишь в практической направленности, применимости ее выводов. Некоторые авторы отождествляют с политической наукой политическую социологию в широком значении. О. Берг-Шлоссер, например, утверждает, что политическая социоло-гия в широком смысле слова занимается всеми общественными феноменами, рассматри-ваемыми как политически существенные. Он полагает, что в объективной сфере полити-ческая социология исследует прежде всего структуры общества в их различных формах вместе с факторами, воздействующими на них; в субъективной - социальные теории и образцы поведения, становящиеся политически важными. Объектом политической социо-логии в узком смысле, полагает О. Берг-Шлоссер, является исследование конкретных политически важных групп и процессов [Politische Soziologie. - Heidelberg, 1989.- S.66].

С другой стороны, существуют такие ветви знания как политическая философия, политическая психология, политическая антропология и т.п., что тоже, как будто, углуб-ляет сомнения в существовании самостоятельной науки о политике. (10) Сомнения эти, однако, отступают при более пристальном и взвешенном подходе к проблеме. Политичес-кая социология - не эквивалент политологии, она скорее может рассматриваться как дочерняя по отношению к социологии и политологии наука, охватывающая их пересе-кающиеся области, проблемы, находящиеся на стыке этих двух наук. Политическая социология изучает взаимоотношения между обществом и государством, между социаль-ным строем и политическими институтами, не анализируя их как таковые. Политология же, как увидим несколько позже, занимается преимущественно институциональным аспектом политики, устройством и деятельностью государства, всего механизма полити-ческой власти, а также процессов, которые характеризуют борьбу за власть. Ставить знак равенства между политологией и политической социологией нет оснований еще и потому, что современное общество подвержено чуть ли не глобальной политизации, когда обычные, на первый взгляд, социальные явления приобретают характер политических (экология, строительство АЭС, народонаселение и его рост в отдельных регионах мира). И все это при продолжающемся росте масштабов и усложнении традиционных политичес-ких проблем (свобода - несвобода, ряд: экономика - политика - социальная сфера и т. д.).

Упомянутая специфика политологии (в сравнении с политической социологией), а также политизация общества, объективно обусловливают необходимость системной научной рефлексии, функционирования и развития политологии как самостоятельной автономной отрасли научного знания.

Что же скрывается за термином "политология", каково конкретное содержание этой отрасли научного знания? Наука в основном дала ответ на этот вопрос, но он не так однозначен, как, возможно, хотелось бы многим. Широкий спектр подходов к этому вопросу обусловлен сложностью и многоаспектностыо самого феномена "политика". Отношение к политике многообразно и в обыденной жизни, и в научной сфере. В повседневной жизни спектр отношений к политике колеблется от характеристики "благородное занятие" до "вульгарное дело". В научной сфере часть исследователей, сторонники так называемой "разделительной" концепции, рассматривают (11) политику как одну из разновидностей общественной деятельности, которая имеет свои цели и специфические правила. Другие, сторонники "экстенсивного" тезиса, рассматривают политику как универсальное явление, без которого общество не может обойтись. Сложность феномена политики отражается и этимологически. В английском языке есть два термина, характеризующие суть политики. Термин "политика" - policy - означает результат деятельности правительства. Это - программы, решения, действия властных структур. Термин "политика" - politics - означает, скорее, "процесс", связанный с реализацией и завоеванием государственной власти в отдельном обществе, например, стратегия конкретных политических партий, всех политических партий. Примерно так трактует политику Р. Арон, начиная свою работу "Демократия и тоталитаризм" с толкования термина "политика". Некоторые исследователи (Ж. Бюрдо и др.) полагают, что следует опираться на разницу грамматического рода слова. Слово "политика" в мужском роде должно означать комплекс правил, которые призваны обеспечивать единство и нерушимость определенного социального пространства с его конфликтнос-тъю и неоднородностью. Слово "политика" в женском роде означает арену, где встречаются, соревнуясь между собой за власть, отдельные деятели и группировки.

Мы, вслед за М. Вебером, под политикой понимаем все виды деятельности по самостоятельному руководству. Это целиком сообразуется с осознанием человеческой деятельности как сложной, являющейся по своему характеру деятельностью двух родов. Первый – это воздействие людей на природу и социальный мир. Второй - это деятельность по обеспечению этого первого рода, поскольку воздействие на природу имеет характер взаимодействия, то есть характеризуется определенными социальными связями, которые подлежат определенному упорядочению. Такое понимание политики должно быть доминантой в определении и самой политической науки. Однако последнее имеет довольно широкий спектр. Политологию специалисты характеризуют как науку о политике, науку о государстве, науку о власти. Критическое осмысление этих подходов, скрупулезное взвешивание всех "за" и "против" позволяет, по нашему мнению, (12) ответить на вопрос, что же является предметом исследования политологии, следует ли ее считать самостоятельной (автономной) наукой, имеющей свой собственный научный инструментарий, выполняющий определенные функции и решающий специфические задачи жизнедеятельности социума.

Остановимся прежде всего на интерпретации политологии как науки о государстве. Это довольно распространенная позиция - от классика политологии М. Вебера до современных авторов. М. Вебер трактует политическую науку как "науку о государстве", когда рассматривает государство "как общность людей, которая в границах отдельно взятой территории владеет правом законного принуждения". Толкование политологии как науки о государстве обусловлено исторически, массовым характером явления. Французский философ Анри Лефевр в связи с этим говорит о "способе государственного строительства" как о свидетельстве того, что государство - это общемировое явление, а проблемы государства занимают центральное место и в западных обществах, и в коммунистических, и в развивающихся.

Некоторые авторы, разделяя в целом эту концепцию, несколько уточняют ее, говоря о том, что это наука о деятельности правительства. Так польский специалист Артур Боднар пишет: "Political science – это наука о характере и функциях государства и его пра-вительстве как органе, через который государство реализует свою власть". Современная наука о политике исследует существующие ныне правительства и пытается определить принципы, лежащие в основе их деятельности. Она обращает внимание на государство постольку, поскольку это касается результатов деятельности правительства. Наконец, то, о чем, возможно, следовало бы сказать в первую очередь: толкование политологии как науки о государстве связано с этимологией слова "политика". Греческое "polis" означает "город"-государство, прилагательное от него - politicos: все, что связано с городом, - госу-дарство, гражданин и пр. Вплоть до конца XIX века политика традиционно рассмат-ривалась как учение о государстве, то есть власти институционального, государственного уровня. Предмет (13) политологии был в значительной мере "подобран" правовой наукой. Исследования политических явлений долгое время относились к конституционному и административному праву. Французский ученый Жорж Бюрдо в "Трактате о политологии" (1977 г.) говорит: "Эту науку следует рассматривать только как один из методов для изу-чения конституционного права, который позволяет исследовать характерные проблемы государственного права под более широким углом зрения". Позже, в 80-х годах, был сделан акцент на том, что политология - это часть административного права.

И тем не менее между понятиями "политология" и "наука о государстве" нельзя ста-вить знак равенства. Феномен государства не исчерпывает всего объема политологии. Во-первых, государство существовало не всегда и в некоторых обществах этот институт рассматривается как сравнительно новая и даже временная форма социальной организа-ции. Во-вторых, государство - это не единая очевидная инстанция политики: в политиза-ции общества принимают участие политические партии, группы давления, научные общества, средства массовой информации. В-третьих, функция принуждения, один из основных критериев государства, в некоторых обстоятельствах может принадлежать негосударственным структурам (например, шиитская церковь в Иране, движение "Солидарность" в Польше). Наконец, интерпретируя политологию как науку о государст-ве, следует не упускать из виду специфичность этого аспекта. Политологию интересует прежде всего анализ взаимодействия государства с обществом и личностью, а именно то, насколько политика государства обеспечивает свободу человека и защищает его права.

В наше время доминирует тенденция соотнесения политической науки с наукой о власти, поскольку государство - одно из средств осуществления власти в обществе. Эта концепция опирается на общезначимый факт: даже не зная типа государства, можно говорить, что в любом обществе известны такие явления, как господство и влияние (то есть власть), обусловленные неравномерным распределением экономических, политичес-ких и социальных ресурсов. Политическая власть пользуется, говорит М. Вебер, "моно-полией законного на всей территории, а не заменяет один (14) или несколько местных органов. Она предназначена для мирного урегулирования "соцветия интересов", которые могут выявиться на всей территории". По мнению американского политолога Роберта Даля, "политическая система есть бесконечное переплетение отношений между людьми, которое предусматривает значительные меры власти, доминирования, авторитета".

Однако такая широкая интерпретация предмета политической науки не безусловна. Дело в том, что феномен политического охватывает не только государственно-властные отношения. По мере развития социума политическая сфера становится многообразнее и богаче. В политике все большую роль играют политические партии, группы интересов, средства массовой информации. Находясь как бы на периферии государственной власти, они становятся субъектами политических отношений.

Многие исследователи, не мудрствуя лукаво, "расшифровывают" понятие весьма просто, интерпретируя его как науку о политике. С этим, в сущности, можно было бы и согласиться, если бы иногда не высказывалась точка зрения, что такой подход настолько простой, что и вовсе ликвидирует науку. Этот вывод делается на том основании, что "наука о политике" якобы предстает как тривиальное комментирование действий политиков (примерно то, что было в бывших социалистических странах). Представляется, что эти опасения (несомненно из добрых побуждений) беспочвенны. Все дело здесь в том, как трактовать феномен политики. Если только как деятельность политиков, тогда - да, опасения имеют почву и... следует отказаться от подобного толкования политологии. Однако содержание политического сейчас охватывает: структуру государства (все три ветви власти), политические решения, ценности избирателей и политиков, систему групповых и партийных конфликтов. Как говорит проф. Стэнфордского университета Дэвид Хэлд, политика - это борьба "за организацию человеческих возможностей". В таком осознании политики естественно толкование политологии как науки о политике.

Кроме того, определяя предмет политологии, не нужно помещать его в жесткие рамки. Политической теории следует заниматься как теоретическими проблемами, так и анализом живой практики. Она должна оставаться проблемной наукой. Настойчивое стремление "постро(15)ить предмет" может увести науку от ее главного предназначения - исследовать многочисленные проблемы, возникающие вследствие столкновения и соединения "созвездия интересов" в рамках данной территории.

Итак, каков предмет политологии? Это общая интегративная наука о политике во всех ее проявлениях. Она включает в качестве составных частей: политическую социоло-гию, политическую философию, прикладную политологию, политическую психологию, антропологию, историю и другие политические науки. Оппонентам напомним, что никто из них не протестует, когда речь идет, например, о ветвях философии: социальной философии, философии права, науки, морали. То же самое относится к экономической теории и другим ветвям обществоведения. Речь идет о множественности единства, а не о многих науках о политике. Отстаивая эту идею, авторы учебного пособия под ред. проф. В. Пугачева ссылаются на известного политолога Дж. Сартори, который отмечает, что необходимо отказаться от "скверной привычки превращать политическую науку в единственном числе в множественные политические науки" [Цит. по кн.: Основы полити-ческой науки: Уч. пособ.- М, 1993.- Ч. I.- С.23].Свидетельством мирового признания такой позиции является употребление термина "политическая наука" в единственном числе в названии всемирной организации политологов - "Международная ассоциация полити-ческой науки".

1.3. Структура науки о политике Политология, таким образом, предстает как сложная научная система, состоящая из теоретических наук, научных дисциплин и эмпирических исследований, составляющих ее стержень, а также других политических дисциплин, находящихся на ее периферии (политическая психология, история, география, антропология и др.).

Такое толкование структуры политологии несет в себе определенный элемент условности, точнее незавершенности, но этой точки зрения придерживаются многие авторы (авторы этой работы также), в том числе и такого фундаментального труда как "Политология, энциклопедический словарь" (М., 1993; далее - ПЭС). "Условность", на наш взгляд, заключается в том, что (16) составные политологии - политическая философия, политическая социология - рассматриваются (например, в ПЭС), соответственно, как "философское" и "социологическое" знание. Естественен вопрос: почему они этими же авторами включаются в систему политологического знания? Вопрос далеко не риторический, за ним скрывается то или иное понимание содержания и структуры науки о политике.

Попробуем несколько прояснить ситуацию, не претендуя на окончательную истину, которая должна определиться посредством отдельных специальных исследований. Прежде всего представляется обоснованным считать политическую философию и политическую социологию соответственно философско-политическим и социолого-политическим знанием. В такой терминологии они - составные политологии. Что же касается прерогатив философии и социологии, то они относятся соответственно к ветвям "философия политики" и "социология политики". Кто-то упрекнет авторов в казуистике, с чем мы не согласимся, хотя здесь скорее используем не доказательства, а предположение и научную интуицию. Развертывание же системы доказательств требует специального анализа, выходящего за рамки данной научно-методической работы.

Тем не менее, хотя бы кратко прокомментируем предложенную структуру науки о политике. Авторы ПЭС содержательную структуру науки представляют следующей схемой: 1. Теоретические науки, выделенные в отдельную ветвь по критерию предмета исследования. 2. Науки, сгруппированные "по типу исследования": а) политическая социология; б) политическая психология; в) политическая антропология. 3."Эмпирические науки" - об организации власти, принятии решений, работе аппарата и т. д. К этой группе авторы относят также социологию политики, политическую историю, юридические науки [См.: ПЭС.- С.270]."Словарь" дает более или менее развернутую характеристику политической философии и политической социологии [См.; Там же. - С.279 - 283].

Интересен, на наш взгляд, подход к этой проблеме Эндрю Хеккера [См.: Що єполітична теорія//Полігологічнічитання.- 1993.-№ 1] и Дэвида Хэлда [См.: Политическая теория, и современное государство// Полис.(17)-. 1991.Сент.- окт.]. Первый, ссылаясь на Джереми Бентама, утверждавшего, что человек, стремящийся что-то сказать о законе, берет на себя обязательство быть либо толкователем закона, либо его критиком и, в зависимости от этого, относил одних ученых к категории политического ученого, а других - к категории политического философа, излагает свое понимание структуры политологии. Эндрю Хеккер говорит о трех направлениях политической науки, но по-своему трактует их содержательную сторону, а главное, разделяет идеальный подход к этой проблеме и реальную деятельность конкретных политологов. Эн. Хеккер и Д. Хэлд исходят из того, что политология своей ветвью политической философии должна дать определение сложным связям и отношениям между различными аспектами общественной жизни, таким как государственное устройство, экономика, социальная структура. Ее задача представить единую обобщающую картину взаимодействия различных факторов, образующих в совокупности картину социума "всей коллективной социальной жизни". При этом политическая философия должна оценить существующее в сопоставлении с идеальным представлением, то есть таким, каким оно должно быть ("критик закона" по Дж. Бентаму). Наиболее очевидными и яркими представителями этого направления были: в Древней Греции - Платон с его идеальным государством, в эпоху модерна - Ж. Ж. Руссо. И тот, и другой стремились дать правила, которых следует придерживаться.

Можно утверждать, что политико-философское знание выполняет две аналитические функции. Первая - познание наиболее глубоких основ политики и ее феноменов. Вторая - их моральный и этический анализ с позиций сущего и должного.

Ученый, занимающийся теоретической наукой ("толкователь закона", по Дж. Бента-му; политический социолог - Н. С.), описывает и объясняет реалии политического пове-дения. Он пытается построить обобщенные положения о реальных связях между государс-твом и гражданами, о реализации власти в обществе. Для этого политический социолог и изучает политику как комплекс политических отношений, институтов и сознания. Это преимущественно описательный подход, политика рассматривается как факт социальной жизни (18). Политическая социология выступает как ценностно нейтральная наука, результаты которой могут использоваться всеми людьми, независимо от их социально-политических интересов. Ей вместе с тем присущ и нормативный подход, когда политика характеризуется определенными социальными, политическими и мировоз-зренческими ценностями. Описательный и нормативный подходы дополняют друг друга. Первый позволяет познавать политику без пощады и апологетики. Второй полезен тогда, когда оценивается политика государства, политических партий, политической элиты с точки зрения конкретных социальных целей и выясняются их глубинные мировоззрен-ческие основы.

Не все усилия, направленные на описание и объяснение, могут претендовать на статус научных. Здесь уже все зависит от того, каковы были атрибуты исследования. Был ли адекватный метод, вся ли совокупность факторов анализировалась. Наконец, насколько идеологизирован (политически ангажирован) был исследователь.

Третья разновидность политической науки - эмпирическая или прикладная политология. Ее выводы предполагают конкретную линию поведения. Здесь политолог выступает экспертом политического поведения, он пытается предусмотреть, какие политические стратегии позволяют достигнуть поставленной цели. Эндрю Хеккер, касаясь этого направления науки, говорит, что его можно характеризовать примерно так: "Если вы хотите достигнуть такой цели, то вам необходимо пользоваться такими средствами".

ПЭС так характеризует проблематику этой разновидности политологии: "Техника организации власти, принятия решений, работы аппарата, управления, исследования конк-ретных событий и отношений, общественного мнения, выборного процесса, пропаганды, информации, деятельности партий, лидеров, политических учреждений и т. п."

В заключение отметим, что в реальной жизни "чистых" политических ученых, политических философов или "чистых" экспертов не бывает. Они вынуждены вторгаться в сопредельные сферы. Жизнь, как она есть, разделяет всех политологов на два класса: утопистов и идеологов. Первые ограничиваются исследованием наивысшего совершенства (Платон - Маркс - Ленин). 19

Вторые, хотя и отдают предпочтение тем общественным нормам, которые можно достигнуть, все же из всего спектра вычленяют какой-то один, который и отстаивают. Такой способ анализа применял еще Аристотель [Политика. IV. 1:3], но он нисколько не утратил своей достоверности, актуальности и сегодня.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.