Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
новые пособия (гум. аспекты) / 2-е пособие Информвойна.doc
Скачиваний:
59
Добавлен:
15.02.2015
Размер:
1.79 Mб
Скачать

6.2.Слухи как средство манипуляции

Исследователи давно доказали, что в структуре общественного сознания любого общества свое важное место занимают слухи. «Слухом земля полнится», - гласит только одна из множества пословиц, отразивших разные свойства этого масштабного явления. Но в механизме формирования и функционирования слухов еще не все ясно. Как рождаются и распространяются слухи, кто их распространяет, каковы цели их использования в жизни современного общества?

Слухи являются одним из средств межличностного общения, одним из источников, питающих общественное мнение. Подход к ним требует комплексности, т.е. учета особенностей распространения информации в разных социальных группах, факторов, влияющих на поведение людей в разных ситуациях, ценностных установок, знания психологии восприятия информации и др.). Слухи — это в равной степени процессы и распространения информации, и ее интерпретации, комментирования.

Анализируя работы американских исследователей, занимавшихся проблемами слухов в годы второй мировой войны (Г. Олпорт, Л. Постмэн, Р.Нэпп, В. Петерсон и др.) по заказам военных кругов, можно оспорить их взгляды на слухи как синоним ложной информации.

Такой подход действительно упрощает проблему. И многие исследователи либо жестко привязывают слухи к какому-то событию, либо, наоборот, подходят к слухам как феномену, «не имеющему никакого основания», как разновидности социального безумия, галлюцинаций, «умственного заболевания общественного организма» (точка зрения французского социолога Э. Морэна).

Нам представляется, важно подчеркнуть, что при оценке слухов пользоваться шкалой «истинное - ложное» весьма непросто из-за противоречивости общественной жизни. Например, читатели газет «Известия» и «Правда» постоянно получают неодинаковую информацию.

Специфика слуха в том, что он является неофициальным источником информации. Любой слух, в сущности, характеризуется простой формулой «говорят...» (подразумевается, что в официальных, правительственных СМИ об этом «не говорят»).

Нередко имеет место сосуществование официальной и неофициальной информации, когда слухи служат вызовом официальным источником информации. Слухи в этом случае могут быть рассмотрены как некая контрвласть, т.к. они возникают из-за неубедительности официальных источников.

Детальный анализ слухов включает в себя изучение не только их источника в узком смысле слова, но и той группы, которая подхватывает и распространяет информацию. «Слух есть голос группы», а потому группа и ответственна за слух. При этом проблема источника слухов вовсе не снимается: мы лишь подчеркиваем, что ограничиваться поиском инициатора слухов означало бы подменять закономерное явление индивидуальным казусом.

Краткое описание свойств, которыми, как правило, отличается источник слухов: 1) доверие к нему со стороны группы, 2) его надежность.

Нас больше интересуют причины, заставляющие группу поверить слуху и способствовать его воспроизводству.

Для примера возьмем следующие события. С 1978 г. в течение нескольких лет некоторые американские фирмы, в том числе крупнейший в мире производитель хозтоваров «Проктер энд Гэмбл», были объектами инспирированных слухов, будто они находятся в тесном связи с дьяволом. Оказалось, что эти утверждения распространяли религиозные фундаменталисты юга США, то есть источником слухов являлась церковь.

В отношении фирмы «Проктер энд Гэмбл» «аргументация» пастырей строилась на библейской «интерпретации» ее эмблемы. Более века эмблемой этой фирмы служило профильное изображение на внутренней дуге окружности лица пожилого человека, смотрящего на небо с 13 звездами, олицетворявшими 13 американских колоний, существовавших ко времени создания фирмы.

Согласно утверждениям «экспертов» по религии» схожесть профиля лица на эмблеме с изображением восходящей Луны была явным доказательством близости фирмы с сектой Муна, главой которой будто бы является антихрист. По мере нагнетания вокруг фирмы соответствующей атмосферы «доказательства» пастырей пополнились и другими подобными «аргументами». Руководство фирмы в конце концов в апреле 1985 г. было вынуждено снять со своей продукции эту эмблему.

Причины массового распространения подобных слухов в США многочисленны. Отметим лишь психологический аспект явления. Это, во-первых, наличие в США огромного числа верующих. По американским данным, 34 % населения страны верят в реальное существование дьявола. Во-вторых, и в данном случае это главное, - наличие «экспертов», «специалистов», чьи суждения нашли благодатную почву в аудитории, готовой поверить им. Известно, что в основе слухов нередко лежит нехватка информации.

Замечена важная закономерность появления слухов. Нехватка информации о каком-то явлении и интерпретация его людьми на основании отрывочных сведений находятся в прямой зависимости: чем меньше информации, тем более далека от реальности интерпретация. Психологи экспериментально доказали, что убедительность информации возрастает, если она передается изустно и при этом отвечает ожиданиям получателя информации.

Психологический механизм создания атмосферы искусственной доверительности нередко используется в различных политических целях.

Например, в США фирма «У. Хауард Дауни» и др., специализирующаяся на изучении общественных отношений, имеет штат подготовленных сотрудников, способных в короткое время пустить всевозможные слухи. С запланированной утечки доверительной информации начиналось нашумевшее «уотергейтское дело».

Слух - всегда новость. В таком качестве он влияет на поведение группы: полученная информация становится предметом разговоров, элементом группового мнения, ориентиром каких-то дальнейших действий людей. Можно утверждать, что новостью слух делает не сама по себе значимость информации, а ее неординарность, способность удивить людей и таким образом остаться в их памяти.

Например. Никого не удивит сообщение: собака укусила человека. Удивит и будет новостью иное сообщение: человек кусает собаку.

Новость, лежащая в основе слухов, отличается и другими собенностями: (1) эта информация ожидаемая и в то же время (2) непредвидимая.

Скажем, результаты выборов, информация о назначении руководителя, о смерти известного лица и т.п. Но особенностью умышленно распространяемых слухов является то обстоятельство, что новость не только информирует, она всегда: 1) пробуждает практический интерес; 2) организует поведение людей; 3) вызывает какие-то изменения в поведении людей.

Все исследователи слухов не могут игнорировать и значимость для восприятия такой информации так называемых референтных групп как носителей критериев ее оценок, во многом определяющие эффективность слухов.

Паника, охватившая США в 1938 г. после радиоинсценировки романа Г. Уэллса «Война миров», хорошо иллюстрирует роль референтных групп в интерпретации и распространении информации. В радиопьесе речь шла о нашествии марсиан на Землю. После спектакля тысячи людей стали спешно прощаться друг с другом, покидать свои дома, города, молиться о том, чтобы вторжения не было.

Информация, полученная радиослушателями, приобрела особое звучание в определенной общественной обстановке, атмосфере:

1) ожидания конца света, созданной религиозными фанатиками, в обществе, где духовной доминантой было постоянное нагнетание страха перед новой мировой войной, в обществе, в котором было очень много людей, верящих в сверхъестественное. Короче говоря, радиоинформация естественно вписалась в американскую повседневность как ее элемент. Для миллионов американцев она оказалась нормальным продолжением их жизни;

2) следует учесть и тот факт, что в стране еще ощущались последствия великого кризиса начала 30-х годов (высокий уровень безработицы, сложные условия жизни для многих людей) и растерянность официальной Америки перед лицом общественных катаклизмов, понятной становится паника в стране при отсутствии референтных групп, которые могли бы устранить волнения людей.

Поскольку общественное сознание в странах Запада и в России пропитано идеями релятивизма, спекуляциями насчет неустойчивости, временности любой научной теории, постольку можно согласиться с мнением социологов о том, что сегодняшняя европейская, американская и российская публика, «не веря больше ничему, верит отныне всему».

Истоки некоторых слухов можно усматривать в социальных мифах, тем или иным способом внедряемых в общественное сознание отдельными политиками и специалистами по психологическим диверсиям. Примером таковых являются слухи, внешне не связанные каким-либо событием, основанные на так называемых «плавающих мифах».

Так, в 80-е годы по многим городам Франции неоднократно проходили слухи о том, как змея, вылезшая из связки бананов, смертельно ужалила маленького ребенка в универсаме. В различных городах слух повторялся с некоторыми вариациями и никогда не соотносился с конкретным местом и временем. В других случаях исследователи сталкивались со слухами, имеющими аналогичную структуру, но основывающимися на некогда имевших место фактах. В этом плане показательными являются распространенные в США слухи о том, что в кока-коле может быть яд.

Исторической основой таких слухов явился судебный процесс 1914 г. в Миссисипи, выигранный истцом, обвинившим фирму, производящую кока-колу, в том, что в ее продукции попадаются кусочки мышей. С тех пор десятки раз возобновлявшиеся по всей стране подобные слухи стали чуть ли не притчей во языцех у американцев.

Поражает стойкость слухов-мифов и то, что в их власти оказываются огромные города. Почему? Помимо иных функций, любой миф является своеобразной формой интерпретации общественных явлений, их объяснительной системой. Можно попытаться объяснять «плавающие мифы» в общественном сознании через их символику, за которой скрываются реальные общественные процессы.

Специалисты по психологическим атакам исходили из того, что слухи могут нести и гносеологическую нагрузку, в определенной степени удовлетворять потребность людей разобраться в окружающей действительности и тем самым структурируют наше восприятие, упорядочить его, гармонизировать.

Исследования показывают, что в психологической войне в полной мере была использована следующая закономерность: убедительность слухов повышается по мере их роста, повторения. Повторяющиеся слухи - это не просто воспроизведение объективных ситуаций (не все слухи связаны с конкретными событиями), но повторение субъективных настроений, ощущений и ситуаций.

Названные «плавающими» эти мифы символически передают ощущение неуверенности людей в обществе, чувства страха, непонимания пути, по которому движется страна и пр. В этом случае скорее следует говорить не о возврате слухов, а о том, что общественные болезни, проявлением которых и выступают ощущения неуверенности (в собственном будущем и будущем детей, страха - их симптомом и являются слухи - перед очередными изменениями, реформами и т.п.), были просто ранее загнаны внутрь организма.

Есть попытки и фрейдистского объяснения слухов. В них подчас содержатся «моменты истины», то их выводы, на наш взгляд, вряд ли могут быть экстраполированы на большие массы людей и территории, охватываемые слухами. И в этой связи приходится вновь упомянуть французского социолога Э. Морэна, приверженца фрейдистского объяснения слухов.

Как многогранное явление слухи - индикатор многих сторон жизни общества. В книге известного французского социолога, специалиста по проблемам социальной коммуникации Жан-Ноэля Капферера [38] сделана попытка дать портрет Франции 90-х годов, используя слухи, имевшие хождение на национальном уровне, или те, которые в течение нескольких лет возобновлялись во многих ее районах.

Правда, Капферер принимает во внимание не все слухи, а только «с воображаемой доминантой», поскольку они, по его словам, больше интересовали людей и средства массовой коммуникации. Слухи же «с реалистической доминантой», отражавшие объективную ситуацию, он не рассматривает. И это симптоматично. И нужно подчеркнуть, сам метод использования слухов для воссоздания реальных проблем, стоящих за ними, весьма перспективен.

Каковы же, считает Капферер, проблемы французского общества, отразившиеся в слухах? Их три:

1.Это обеспокоенность французов тем, что их страна теряет свое национальное лицо. Ей грозит опасность со стороны иностранцев - иммигрантов, в частности опасность кровосмешения с нефранцузами. Эту «угрозу» автор книги усмотрел в слухах об опасности для женщин, таящейся в магазинах модной одежды, слухах о детях, укушенных пауками, спрятанными в плюшевых медвежатах из Тайваня, и т. п. Между тем в других главах книги эти же самые слухи Каиферер расшифровывал по-иному, без утверждений, говоря о них, как о распространяемых в сегодняшней Франции Ле Пеном и его сторонниками.

2. Следующую проблему, отразившуюся в слухах, Капферер обозначил так: Франция боится за своих детей. Взрослые всерьез обеспокоены тем, что утрачивается их власть над детьми, авторитет и, в тоже время, их волнует здоровье детей.

3. Третья проблема: беспокойство людей, вызываемое различными новациями, особенности техническими. Речь идет о новых товарах (например, бытовых приборах), продуктах питания, новых лекарствах и т.п. По мнению автора, во многих слухах отразилось сопротивление людей различным новациям, нежелание менять старые привычки, стиль жизни. Как видим, портрета страны у Капферера не получилось. Скорее получился гротескный образ, в котором явно смещены реальные пропорции явлений.

Капферер пишет, что «…слухи чаще всего представляют собой самопроизвольный общественный продукт, без руля и ветрил». Такое утверждение он использует в качестве одного из аргументов в пользу того, чтобы основное внимание уделить анализу слухов как групповому явлению.

Но его же собственный анализ приводит к иному выводу: далеко не всегда слухи возникают самопроизвольно. Нередко их создают искусственно, и тогда они выступают средствами манипуляции общественным мнением.

Словом, мы вновь возвращаемся к особенностям психологической войны. Анализ показывает, что в изготовлении и распространении слухов использовалось основное правило манипуляции мнениями людей с помощью слухов. Оно выражается старинным афоризмом: «Клевещите, клевещите, авось что-нибудь останется». Мастера манипуляции сформулировали его с учетом психологии людей, привыкших считать, что нет дыма без огня. Распространяя слухи, они доказывают обратное - бывает дым без огня. Социально-психологическая закономерность здесь такова: социальные и политические знания общества во многом покоятся на вере, а не на доказательствах.

В заключение заметим, что анализ процессов восприятия и распространения слухов в различных социальных группах приводит выводу о том, что, во-первых, истин столько, сколько групп: «Верно то, что группа, к которой мы принадлежим, считает верным».Во-вторых, вся эта проблематика требует дальнейших исследований. В-третьих, возможно подвести некие промежуточные итоги по этой теме.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.