Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Осипов Г.В. Социология. Основы общей теории / Социология. Основы общей теории

.pdf
Скачиваний:
1701
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
13.93 Mб
Скачать

Глава 1. Становление и развитие социологии

23

идею изменения. Но он ограничил изменение «средним» уров­ нем — уровнем конкретной социальной системы, связав его с проблематикой «разлада» системы — с понятием аномии.

Кроме рюработанной Мертоном «структурно-дисфункцио­ нальной» модели социального изменения, существует целый ряд других — однофакторных и многофакторных — моделей. Общее, что характеризует все модели, — это попытка выяснить причины становления и развития тех или иных социальных явлений, т. е. попытка дать им причинно-следственное объяснение. На про­ тяжении длительной истории развития социологической мыс­ ли назывались самые разные причины социальных изменений: естественный отбор (Г. Спенсер); географическая среда, осо­ бенно климат (Р. Бокль), народонаселение (Р. Мальтус); раса (А. Гобино); выдающиеся личности (Ф. Ницше); война (А. Тойнби); технология (У. Огборн); разделение труда и кооперация (Э. Дюркгейм) экономика (У. Ростоу); идеология (М. Вебер) и др.

В теориях социальных изменений «структурно-функциональ­ ной» модели оказалась противопоставлена «причинно-след­ ственная» модель анализа социальных изменений. В качестве альтернативы нормативному детерминизму было выдвинуто не­ сколько видов детерминизма (причинной обусловленности) — от биологического до технологического и экономического. Од­ нако общая точка зрения так и не сложилась.

Теории социального конфликта. Теории социального конф­ ликта создавались на основе критики метафизических элемен­ тов структурного функционализма Парсонса, которого обви­ няли в чрезмерном акцентировании внимания на комфортно­ сти, в забвении социального конфликта, в неумении учесть центральное место материальных интересов в человеческих делах, в неоправданном оптимизме, в подчеркивании значе­ ния интеграции и согласия за счет радикального изменения и нестабильности.

У истоков теории «социального конфликта» стоял амери­ канский социолог Ч. Р. Миллс. Опираясь на идеи К. Маркса, Т. Всблена, М. Вебера, В. Парето и Г. Моска, Миллс утверж­ дал, что любой макросоциологичсскии анализ чего-то стоит лишь в том случае, если он касается проблем борьбы за власть между конфликтующими социальными группами1.

См. Миллс Р. Властвующая эли га. М , 1954.

24

Раздел первый. Социология как наука

Более четкую формулировку теория «социального конфлик­

та» получила

в работах германского социолога

Р. Дарендорфа,

английского

— Т. Боттомора, американского

— Л. Козера и

других западных социологов.

Обосновывая главные положения теории социального кон­ фликта, Ральф Дарендорф (р. 1929) утверждает, что все слож­ ные организации основываются на перераспределении власти, что люди, обладающие властью, способны с помощью различ­ ных средств, среди которых главным является принуждение, добиваться выгоды от людей, обладающих меньшей властью. Возможности распределения власти и авторитета крайне огра­ ничены, и поэтому члены любого общества борются за их пере­ распределение. Эта борьба может не проявляться открыто, но основания для нее существуют в любой социальной структуре.

Таким образом, согласно Дарендорфу, в основе конфликтов человеческих интересов лежат не экономические причины, а стремление людей к перераспределению власти. Источником конфликтов становится так называемый homo politicus («человек политический»), а поскольку одно перераспределение власти выдвигает на очередь другое, социальные конфликты имманент­ но присущи любому обществу Они неизбежны и постоянны, служат средством удоапстворения интересов, смягчения проявле­ ний различных человеческих страстей. «Все отношения индиви­ дов, построенные на несовместимых целях .. — утверждает Да­ рендорф, — являются отношениями социального конфликта»1.

Теории социальных систем. Своеобразным синтезом струк­ турно-функциональной модели равновесия и модели социаль­ ного конфликта стала общая теория социальных систем, обыч­ но формулируемая в функциональных терминах.

Развитие данного направления продолжает традиционнонатуралистическую, позитивистскую ветвь, когда объект соци­ ологии — социальные отношения и структуры — трактуется в понятиях, близких к естественнонаучному подходу. Эти отно­ шения и структуры рассматриваются как абсолютно не завися­ щие от людей, от их намерений и стремлений. В таком случае поведение людей определяется «императивами системы», обусловливающими направленность их действий и диктующи­ ми типы принимаемых решений.

1 Dahrendorf R Class and Class Conflict in Industrial Society. Stanford, 1959. P. 135.

Глава 1. Становление и развитие социологии

25

Сторонники этого подхода ищут условия, обеспечивающие позитивные для системы последствия, причем часто эффек­ тивность «работы» системы оценивается независимо от анализа возможных негативных последствий тех или иных решений для людей. Сведение характеристики человека к какому-то одному качеству, например к потребностям, мотивациям или установ­ кам, действительно делает теоретические модели более про­ стыми, но они (модели) перестают соответствовать реальности анализируемых при их посредстве социальных процессов.

Это становилось все более очевидным при попытке эмпири­ чески проверить теоретические положения, выдвигавшиеся в русле такого подхода. В конце концов, оказалось невозможным уйти от вопроса о качественной специфике объекта социо­ логического исследования. Здесь чрезвычайно важное влияние оказали работы Ж. Гурвича, Т. Адорно, X. Шельски, М. Поланьи и других социологов и представителей философии науки. Они вынуждены были искать причины тех неудач, которые постигли как эмпирическую социологию, так и макротеории общества, основанные на допущениях, свойственных есте­ ственным наукам. Такими причинами были, в первую очередь, ишорирование сознательной творческой деятельности инди­ вида в созидании и развитии социального процесса, активное использование идей и методов естественнонаучного знания,, сопровождавшееся приданием последним отнюдь не свой­ ственных им широких мировоззренческих функций.

Структурализм. Во Франции роль структурно-функциональ­ ного полхода к социальной реальности сыграл структура­ лизм — влиятельное направление, представленное такими видными социологами, как М. Фуко, К. Леви-Строс и др.

Основной пафос структурализма состоял в попытке пост­ роения новой модели социальной реальности. Такой моделью для структуралистов явился язык как изначально и прозрачно структурированное образование. Структуралисты Франции — последователи лингвистического структурализма, развивавше­ гося в первой четверти XX в. Это определило их методологиче­ ский аппарат, связанный с аппаратом структурной лингвисти­ ки, семиотики, с привлечением некоторых методов, использу­ емых точными и естественными науками.

«Гиперрационалистский» подход к социальной реальности со­ стоит в акцентировании наличия во всех человеческих проявлс-

26

Раздел первый. Социология как паука

ниях — общественных институтах, культурном творчестве и т.д., некой обшей субстанции — «коллективного бессознательного».

Клод Леви-Строс (1908—1990), один из крупнейших совре­ менных культурантропологов, изучая структуру мышления и быта первобытных народов, делает вывод, что исторический подход («диахронный разрез») лишь облегчает понимание того, как возникают те или иные социальные институты. Глав­ ная же цель научного исследования общества — «синхронный разрез», прослеживание того, каким образом коллективное бессознательное формирует символические структуры данного общества — его ритуалы, культурные традиции, речевые фор­ мы. Изучение исторических и этнических фактов — лишь шаг

кпостижению коллективного бессознательного. Фундаментальные этнологические труды Леви-Строса обла­

дают значительной эвристической ценностью.

У Мишеля Фуко (1926—1984) социоисторические исследова­ ния культур прошлого (он именует их «дискурсами»), особен­ но эпохи Средневековья, раннего и позднего Возрождения, классицизма; посвящены наиболее слабо изученным к тому времени областям человеческого бытия — таким сферам кол­ лективного бессознательного, как болезнь, безумие, девиантное поведение. Позднее он работает над многотомным тракта­ том по истории сексуальности.

Фуко выводит «дискурсивные» (ментальные) структуры — подразумевая под этими обозначениями нормативные системы и структурацию знания, действовавшие в различные периоды истории, — из структуры социальных институтов.

Истинно научным, объективным исследованием является, по Фуко, возможно более строгое и детальное изучение каждой данной ментальной структуры как структуры коллективного бессознательного в ее соотношении со структурой «власти».

2.2. Микросоциологические теории

Ряд социологов, неудовлетворенных структурно-функцио- налистскими и структуралистскими макротсориями, ведущими к рсификации (овеществлению) социальной системы, пренеб­ регающими изучением творческой, сознательной человеческой деятельности, вплотную занялись разработкой теорий, ориен­ тированных на выяснение роли конкретных межчеловеческих

Глава 1. Становление и развитие социологии

27

взаимодействий в создании и функционировании

структур со­

циального мира.

 

Среди новых микротсорий можно выделить две разновид­ ности социального бихевиоризма, главное внимание в кото­ ром уделяется наблюдаемому факту человеческого поведения и взаимодействия. Взаимодействие трактуется в двух различных вариантах: один по формуле «стимул (С)—реакция (Р)», дру­ гой — «стимул (С)—интерпретация (И)—реакция (Р)». Первая форма бихевиоризма представлена психологической концепци­ ей социального обмена Дж. Хоманса и ее различными вариация­ ми, вторая — «символическим интеракционизмом» Дж. Мида и его вариациями.

Теория социального обмена. Теория социального обмена, наиболее яркими представителями которой являются Джордж Хоманс (1910—1989) и Питер Блау (р. 1918), в противополож­ ность структурному функционализму исходит из примата не системы, а человека. «Назад к человеку» — таков лозунг, выд­ винутый Хомансом и положивший начало критике структур­ ного функционализма с позиций психологизма1.

Структурные функционалисты абсолютизировали норма­ тивную сторону жизнедеятельности общества. Бихевиористы провозглашают примат психического над социальным.

Бихевиористы заняли строго определенную позицию в от­ ношении двух гносеологических проблем. Первая проблема — свобода выбора или его жесткая детерминированность? Она была решена в пользу детерминизма. Вторая проблема — необ­ ходимость знания душевных состояний индивидуумов для объяснения их поведения, которую бихевиористы решительно отвергают, так как считают эти состояния иллюзией.

Бихевиористская концепция Хоманса оказала существенное влияние на концепцию П. Блау. Исходным положением теории социального обмена Блау является то, что людям необходимы многообразные виды вознаграждений, получить которые они могут, только взаимодействуя с другими людьми. Люди, пишет Блау, вступают в социальные отношения, поскольку ожидают, что будут вознаграждены, и продолжают эти отношения пото­ му, что получают то, к чему стремятся. Вознаграждением в

' См Homans G Social Behavior its Elementary Forms. N. Y., 1961, Idem. The Nature of Social Science. N. Y., 1967

28

Раздел первый. Социология как наука

процессе социального взаимодействия могут быть социальное одобрение, уважение, статус и т. п., а также практическая по­ мощь Блау учитывает и то, что отношения в процессе взаимо­ действия могут быть неравными. В этом случае человек, облада­ ющий средствами для удовлетворения потребностей других лю­ дей, может использовать их для приобретения власти над ними. Это возможно при наличии четырех условий: 1) если нуждаю­ щиеся не располагают необходимыми средствами; 2) если они не могут получить их из другого источника; 3) если они не хо­ тят получить то, в чем нуждаются, силой; 4) если в их системе ценностей не произойдет изменений, при которых они смогут обойтись без того, что раньше им было необходимо1.

Осознание глубоких противоречий бихевиористского под­ хода, а также мысли о несводимости человеческого поведения к набору реакций на внешние стимулы, о способности челове­ ка творчески осмысливать свою социальную среду побудили ряд социологов интерпретировать поведение с точки зрения того значения, которое личность (или группа) придает тем или иным аспектам ситуации. Для обоснования этой идеи со­ циологи-теоретики обратились к теориям символического интеракционизма, к феноменологической социологии.

Символический интеракционизм. Символический интеракционизм (Г. Блумер, А. Роуз, Г. Стоун, А. Стросс и др.) в сво­ их теоретических построениях делает главный акцент на лин­ гвистическую или предметную сторону коммуникации, осо­ бенно на роль языка в формировании сознания, человеческого Я и общества.

По мнению самих американских социологов, символичес­ кий интеракционизм стремится к описанию человеческих вза­ имодействий и общества с позиций приспособления и отказа от приспособления друг к другу игроков в игре. Поскольку игры имеют правила, символические интеракционисты пред­ почитают фокусировать внимание на том, как игроки в зави­ симости от хода взаимодействия создают, поддерживают и осознают правила игры.

Создателем теории символическою интеракционизма явля­ ется американский ученый Джордж Герберт Мид (1863—1931). Сам Мид считал свою социальную психологию бихевиорист-

1 См.. Blau P. Exchange and Power in Social Life. N. Y, 1964. P. 118-119.

Глава 1. Становление и развитие социологии

29

ской на том основании, что она начинается с наблюдения ре­ ального протекания социальных процессов. Но когда дело ка­ салось исследования внутренних фаз реального поведения или деятельности, его теория не была бихевиористской. Наоборот, утверждай американский ученый, она непосредственно связа­ на с исследованием этих процессов «внутри» поведения как целого. Стремясь определить, как сознание рождается в пове­ дении, эта теория идет, так сказать, от внешнего к внутренне­ му, а не от внутреннего к внешнему1.

Характерными чертами символического интсракционизма, отличающими его от большинства направлений социологии и социальной психологии, стали, во-первых, его стремление ис­ ходить при объяснении поведения не из индивидуальных вле­ чений, потребностей, интересов, а из общества (понимаемого как совокупность межиндивидуальных взаимодействий) и, вовторых, попытка рассматривать все многообразные связи чело­ века с вещами, природой, другими людьми, группами людей и обществом в целом как связи, опосредованные символами.

При этом особое значение

придается языковой

символике.

В основе символического интеракционизма лежит

представле­

ние о социальной деятельности как совокупности

социальных

ролей, которая фиксируется

в системе языковых и других сим­

волов.

 

 

Мид рассматривает личность как социальный продукт, об­ наруживая механизм ее формирования в ролевом взаимодей­ ствии. Роли устанавливают границы подобающего поведения индивида в определенной ситуации. В процессе ролевого ис­ полнения происходит интериоризация связанных с ролью зна­ чений. Необходимое во взаимодействии «принятие роли друго­ го» обеспечивает, согласно Миду, превращение внешнего социального контроля в самоконтроль и формирование чело­ веческого Я. Сознательная регуляция поведения описывается как непрерывное соотнесение представления о своей роли с представлением о самом себе, со своим Я. Я как то, что может быть объектом для самого себя, является, в сущности, соци­ альным образованием и возникает в ходе реализации социаль­ ного опыта2.

1 См.: Mead G Mind, Self and Society Chicago, 1934. P. 7—8 2 Ibid P. 140

30 Раздел первый. Социология как наука

Согласно концепции символического интеракционизма в изложении Герберта Блумера (1900—1987), люди действуют по отношению к объектам, ориентируясь прежде всего на значе­ ния, которые придают этим объектам, а не на их субстанцио­ нальную природу. Эти значения формируются и переформиро­ вываются в процессе социального взаимодействия. Социальная реальность далека от того, чтобы быть стабильной. Она под­ вижна и конвенциональна и является продуктом взаимосогла­ сования значений между тесно взаимосвязанными совокупнос­ тями действующих лиц — актеров. Эти лица вовлечены в бес­ конечный поток интерпретаций, оценок, определений и переопределений ситуаций, так что лишь четкие индуктивные процедуры могут помочь в деле объяснения поведения1.

Следуя терминологии М. Вебера, развивавшего ранее во многом сходные идеи, некоторые социологи называют символический интеракционизм «теорией действия». Другие именуют его «ролевой теорией».

Уязвимость многих положений символического интеракцио­ низма бросается в глаза представителям других школ социаль­ ной психологии. Так, по их мнению, сторонники символиче­ ского интеракционизма недопустимо пренебрегают исследова­ нием биогенетических и психогенетических факторов, а иногда и вовсе отрицают их существование, крайне мало внимания уделяют и бессознательным процессам в человеческом поведе­ нии, в результате чего затрудняется изучение мотиваций, а по­ знание реальных «движущих сил» человеческого поведения под­ меняется описанием заданного культурой «словаря мотивов» или других форм «рационализации» совершаемых поступков.

Теоретический гуманизм. Внимание к миру «значений» неиз­ бежно приводит исследователей этой ориентации к поиску мес­ та и роли знания в жизни человека. А это, в свою очередь, озна­ чает, что в сфере внимания оказывается вопрос о значении со­ циологического знания для общества и человека. Решение этого вопроса составляет центральный аспект социологического на­ правления, которое можно назвать «гуманистическим» и кото­ рое представляет собой различные модификации так называе­ мой критической социоложи Франкфуртской школы. Трактовка

1 См.: Blumer H Symbolic Interactionalism Perspective and Method. N. Y ,

1969.

Глава 1. Становление и развитие социологии

31

роли социологического знания о социальном изменении доста­ точно характерна для социологов нетрадиционного направле­ ния (А. Гоулднер, Р. Фридрихе и др.). Они исходят из положе­ ния, что социальный мир изменяется потому, что человек его познает. Иными словами, познанная социальная закономер­ ность перестает быть закономерностью в строгом смысле этого слова. Само познание изменяет ее, добавляет к ней новые ком­ поненты, делает ее иной. Такое познание, по мнению сторон­ ников этой концепции, расширяет сферу человеческой свобо­ ды, ибо, изменяя условия жизнедеятельности человека, знание обеспечивает ему расширение сферы реализации собственных возможностей. Социология, считают они, обладает концепту­ альным аппаратом, наилучшим образом приспособленным к познанию социальной реальности.

Исходя из положения о том, что человек — творец соци­ ального мира, способный изменять его, но в то же время не­ редко попадающий в плен тех значений, которые когда-то были порождены им самим, сторонники этого направления отмечают, что социология может указать человеку те границы, которые он сам себе устанавливает: уже само обнаружение данного факта есть, с их точки зрения, известный шаг на пути к реализации свободы человека. Но это не все. Социология как наука о людях и для людей должна, по их мнению, руковод­ ствуясь идеалами гуманизма, изыскивать пути уменьшения ог­ раничений. Таким образом, социология наделяется статусом некой особой науки «освобождения».

Феноменологическая социология. В 60-х гг. XX в. среди социо­ логов Запада резко повысился интерес к работам немецкого философа феноменологического направления Э. Гуссерля и со­ ответственно известное развитие получила так называемая фе­ номенологическая социология. Большое влияние на развитие этой дисциплины оказали труды австрийского философа Аль­ фреда Шюца (1899—1959)'. В центре внимания Шюиа находится проблема «ингерсубъективности», т. с. то, как мы понимаем друг друга, как формируется общее восприятие и общее пред­ ставление о мире Шюцевские анализы интерсубъективности составили фундамент «социологии обыденного знания» — од­ ной из наиболее разработанных на сегодня концепций фено­ менологической социологии.

1 См.: SchutzA. The Phenomenology of Social World. N Y., 1932, 1967

32 Раздел первый. Социология как наука

Каждый человек, пишет Шюц, обладает уникальной био­ графией и воспринимает мир по-своему. Однако это не исклю­ чает «взаимность перспектив», благодаря сущеегвованию кото­ рой становился возможным взаимодействие людей друг с дру­ гом. Человек, согласно Шюцу, воспринимает внешний мир — веши, события — как типы. «Типизирующим медиумом», по­ средством которого передастся социально обусловленное зна­ ние, служат словарь и синтаксис повседневной речи. Предста­ вителями типов являются и люди. Однако воспринимаются они с различной степенью анонимности. Поэтому наиболее важной для понимания человеком социального мира оказывается та­ кая категория социальных индивидов, как «сотоварищи», с которыми его связывают «мы-отношения».

В состав обыденного знания входиi также арсенал практи­ ческих действий, которые Шюц называл «эффективными ре­ цептами для использования типичных средств для достижения типичных целей в типичных ситуациях». Однако эти «верные рецепты» не всс1да оказываются годными, и тоиш индивид ищет другие. Так, по мере развертывания индивидуальной био­ графии растет его опыт. Этот процесс называется у феномено­ логов «наслаиванием». Слой за слоем новое здание «вписывает­ ся» в уже имеющиеся типы или дает начало ядру, вокруг кото­ рого вырастает новая типическая структура.

Обыденный, повседневный мир, по Шюцу, является «выс­ шей реальностью», наиболее важной для человеческого позна­ ния. Однако в «высшей реальности» существуют конечные об­ ласти значения, в границах которых человек может позволить себе сомневаться и ставить под вопрос свои обыденные сужде­ ния. К ним относятся магия, религия и наука.

Для социолога наибольший интерес представляет та «ко­ нечная область значения», в которой он специализируется, т. с. социология. Он работает в области реальности, резко контрас­ тирующей с повседневным миром. Его задача состоит в форму­ лировании ясных и последовательных объяснений предмета, который по самой своей природе неясен и непоследователен. Для этого, т. е. для своих собственных научных целей, социолог должен конструировать типы тех типов, которые исследуемые объекты конструируют для своих практических целей. Социо­ логические понятия, следовательно, представляют собой иде­ альные типы идеальных типов, или, по Шюцу, «конструкты второго порядка».

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.