Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

1 СЕМЕСТР. Экономика. Микроэкономика. Поведение, институты и эволюция Самуэль Боулз / Микроэкономика. Поведение, институты и эволюция_Самуэль Боулз_2010 -576с

.pdf
Скачиваний:
24
Добавлен:
05.03.2016
Размер:
4.65 Mб
Скачать

Глава 9. Кредитные рынки, ограничения богатства и неэффективность распределения 309

то же время сопряженные с бо2льшим риском. Зависимость риска и доходности такого типа была также оценена для биологического разнообразия, где большое разнообразие является ответом на различные погодные условия и другие воздей­ ствия окружающей среды.

Агент, принимающий решение, столкнувшись с зависимостью риска и вы­ игрыша, будет изменять значение s так, чтобы максимизировать v при условии g = g (s), что дает следующий результат:

g ′ = −

vσ

.

(9.14)

 

 

vg

 

Полученный результат требует того, чтобы предельная норма трансформа­ ции риска в ожидаемый доход (левая часть уравнения) равнялась предельной норме замещения между риском и ожидаемым доходом. Нейтральный к риску агент (для которого vσ = 0) просто примет то, что g ′ = 0, и максимизирует ожи­ даемый доход при s = s*. Не склонный к риску агент (для которого -vσ > 0) вы­ берет такой уровень риска, что g′ > 0, и это даст ему более низкий уровень риска, но соответственно и меньший уровень ожидаемого дохода.

Теперь мы можем ответить на первый вопрос: при каких условиях бедный агент предпочтет стать владельцем и управляющим, а не наемным работни­ ком, если рассматривать один и тот же проект? Предположим, что существу­ ет бесконечный проект, дающий поток доходов так, как это описано выше, и требующий капитала в объеме k для реализации. Пусть также альтернативные издержки данного проекта в каждом периоде устанавливаются на уровне без­ рисковой процентной ставки r. Если проектом управляет нанятый работник, не предъявляющий требований на остаточный доход, владелец проекта понесет издержки наблюдения за работой в размере m и заплатит за работу по ставке w (равной дисполезности труда). Прибыль владельца составит

π (s) = sz + g (s) - rk - m - w.

Предположим, что работник нейтрален к риску, — тогда он выберет s = s*. Пусть также конкуренция между многими одинаковыми работодателями приво­ дит к тому, что достигается нулевая (ожидаемая) прибыль (т. е. π(s*) = 0), так что равновесная ставка заработной платы w* становится равна w* = g (s*) - rk - m.

Предпочтет ли работник, получающий w* с определенностью, предъявить требования на остаточный неопределенный доход от проекта, если предполо­ жить, что он может также выбрать и уровень риска? Для начала пусть (в от­ личие от предыдущей ситуации) требуемые капитальные блага можно арендо­ вать за rk в каждом периоде; или пусть бывший наемный работник получает возможность взять кредит по ставке r для покупки этих капитальных благ, что эквивалентно. Для простоты предположу, что в качестве владельца и управляю­ щего проектом бывший наемный работник станет прилагать те же усилия, что и раньше, но издержек наблюдения не будет. В результате мы получим доход владельца­управляющего за вычетом альтернативных издержек

y (s) = sz + g (s) - rk.

310 Часть II. Конкуренция и кооперация: капиталистические институты

Запишем ожидаемый доход владельца­управляющего как λ = g (σ) − ρκ, что позволит нам задать его функцию полезности как v = v(λ (σ), σ). Выбор значения σ, максимизирующего ее значение, требует, чтобы выполнялось

λ′ = − vσ . vλ

Пусть агент выбрал уровень риска, равный σ0, как на рис. 9.7 (где показаны две возможные ситуации).

Рис. 9.7. Выигрыши при найме за зарплату и при владении индивида с высоким неприятием риска (а) и низким неприятием риска (b). Заметим: индивид

свысоким неприятием риска предпочитает быть наемным рабочим,

ане владельцем­управляющим

Вобоих изображенных на рис. 9.7 случаях график зависимости риска и до­ хода для владельца­управляющего, λ(σ), лежит над графиком изменения ставки заработной платы, на расстоянии m, поскольку в первом случае самозанятость обеспечивает отсутствие издержек на надзор. Однако не склонный к риску владелец­управляющий выберет такой уровень риска, который будет ниже, чем выбираемый нанимателем уровень риска, максимизирующий ожидаемый до­

ход. На графике а гарантированный эквивалент дохода владельца­управляющего, равный w0, ниже, чем w*, так что агент предпочтет остаться наемным работни­ ком и не брать на себя риски, связанные с предъявлением права на остаточный доход. На графике b агент менее несклонен к риску, и результат получается про­ тивоположным.

Впоследнем случае стоило бы ожидать увидеть больше проектов, управ­ ляемых владельцами, а не наемными работниками: последние приобретали бы капитал и становилась владельцами, что вело бы к улучшению по Парето через перераспределение прав контроля и прав на остаточный доход. И это именно то, что предложил Коуз: в соответствующих условиях добровольные трансферты прав собственности должны привести к достижению эффективного распреде­ ления — такого, что права на остаточный доход и контроль над проектами да­

Глава 9. Кредитные рынки, ограничения богатства и неэффективность распределения 311

вались бы тем, кто может управлять этими проектами с наибольшей произво­ дительностью.

Но в нашем случае это делает возможным нереалистичное предположение о том, что владелец­управляющий может арендовать капитальные блага или взять деньги в кредит на их приобретение по безрисковой ставке процента. Мы знаем (из предыдущего раздела), что в конкурентных условиях ставка процента будет меняться в противоположном направлении к отношению собственного капи­ тала заемщика k к размеру проекта k. Предположим теперь, что издержки, со­ пряженные с заимствованием капитала (и альтернативные издержки использо­ вания агентом собственного капитала для финансирования проекта), равны не r, а r, причем верно следующее:

k

 

r = r

 

 

при r ′ < 0 и r (1) = r.

 

 

κ

 

Ожидаемый чистый доход владельца­управляющего, обладающего состоянием k, теперь равен

λk = g ( σ)

k

 

r

 

 

κ.

 

 

 

κ

 

Ситуация, изображенная на рис. 9.7(b), с новыми соотношениями риска и дохода (обозначенными как lk) для индивида с ограниченным богатством пока­ зана на рис. 9.8. Заметим, что в ситуации, изображенной на рис. 9.8, получаемый индивидом гарантированный эквивалент выбранного индивидом риска и дохода меньше w*. Очевидно, что ограниченный в кредите предполагаемый владелец­ управляющий решит остаться наемным работником, даже если он предпочел бы владение в случае возможности взять кредит по ставке r. В этом случае наем за зарплату будет существовать в конкурентном равновесии, если наемные ра­ ботники имеют богатство k и меньше (мы предполагаем, что эти невладельцы будут инвестировать свое богатство в некий инструмент с доходностью r).

Однако предположим, что перераспределение капиталов было таким, что наемный работник имел благосостояние, равное k+, — большее чем k. Его со­ отношение риска и дохода (пунктирная линия на рис. 9.8) будет теперь, как на рис. 9.7, давать ему гарантированный эквивалент, больший чем w*. Он сможет взять кредит по ставке r (или нести альтернативные издержки r использования собственного капитала в проекте) и поэтому станет (и останется) владельцем­ управляющим. Таким образом, распределение прав на остаточный доход и кон­ троль, как до перераспределения активов, так и после, являются устойчивыми равновесиями по Нэшу. Отсюда следует, что перераспределение прав собствен­ ности, которое не произошло в ходе заключения частных контрактов, может быть произведено государственным указом.

Пусть теперь перераспределение стало результатом введения налогов на бла­ госостояние владельцев, которые как до, так и после перераспределения были нейтральны к риску и получали доходность на их капитал, равный безрисковой ставке. Такое перераспределение (если оно происходило без административных или любых других издержек) несет общее увеличение излишка в следующем

312 Часть II. Конкуренция и кооперация: капиталистические институты

Рис. 9.8. Увеличение активов наемного работника с k до k+ снижает альтернативную стоимость капитала и меняет оптимальный контракт с найма за зарплату

на владельца­управляющего

смысле: альтернативные издержки использованного капитала тех, кто несет из­ держки ρ, меньше, чем доход, получаемый бенефициариями перераспределения (нам это известно, поскольку при ставке, равной ρ, работник предпочтет обла­ дать правами собственности на проект).

Источник увеличения эффективности — отсутствие издержек на надзор, что становится возможным в ситуации, когда самозанятость заменяется наемной работой за зарплату. Частично этот выигрыш компенсируется передачей права выбора уровня риска от первоначально нейтрального к риску владельца — к не склонному к риску владельцу­управляющему вместе с потерей эффективной страховки против риска, существовавшей из­за наличия полного права на оста­ точный доход у нейтрального к риску владельца. Конечно, перераспределение не будет улучшением по Парето, поскольку в ходе него положение богатого ухудшается. Более того, несмотря на выигрыш в эффективности, порожденный перераспределением, сложно представить, какой должна быть компенсация для проигравших, поскольку перераспределение капитала было необходимо для получения этого общего выигрыша. Поэтому если мы станем компенсировать проигравшим потери, мы вызовем уменьшение прироста эффективности.

Я не рассмотрел еще менее очевидный эффект, вызванный перераспределе­ нием: получатели трансферта капитала в результате станут менее не склонны к риску в условиях убывания неприятия риска. Как и владелец­управляющий, они теперь станут выбирать более высокие уровни риска и получать более высокий ожидаемый доход. При достаточно большой передаче активов данный эффект уменьшившегося неприятия риска может привести к тому, что бывшие служа­

Глава 9. Кредитные рынки, ограничения богатства и неэффективность распределения 313

щие станут владельцами проектов независимо от описанного нами выше эффек­ та сокращения ограничений по кредиту.

Гипотетическое перераспределение капитала помогает понять, каким об­ разом взаимосвязаны ограничения по кредиту, неприятие риска и права соб­ ственности. Это не разработка политики. Реальная политика перераспределения капитала потребует, кроме всего того, что уже описано, еще и анализа админи­ стративных аспектов ее проведения, а также общего равновесия и долгосрочных динамических эффектов, не рассматриваемых здесь. Например, нужен анализ того, станет ли ранее бедный агент следовать сберегательной и инвестицион­ ной стратегии, помогающей ему сберечь и увеличить капитал. Вышеприведен­ ный анализ показал только то, что, получив капитал по ставке ρ или менее, агент предпочтет не продавать его. Я вернусь к рассмотрению вопросов, связанных с другими структурами собственности и контроля над фирмами, в гл. 10.

Модели, представленные в этой главе, показывают не только то, что бедный агент станет выплачивать кредит по более высокой ставке или что его совершен­

но исключат из рынка кредитования, но и то, что он получит меньший доход на свой капитал. Адам Смит (Smith, 1937[1776]. Р. 93) имел это в виду, когда писал:

«Деньги, говорит пословица, делают деньги. Когда у вас есть немного денег, легко получить еще. Самое сложное — получить это первоначальное немного». Этому есть две причины. Во­первых, агенты, которым не дают кредит, будут вынуждены инвестировать свой капитал, каким бы он ни был, по безрисковой ставке ρ, в то время как те, у кого капитала достаточно для получения кредита (за исключени­ ем предельного заемщика), будут получать более высокую доходность на капи­ тал — предполагая, что кредитный рынок является совершенно конкурентным. Во­вторых, менее состоятельные и поэтому менее склонные к риску агенты вы­ берут проекты с меньшим ожидаемым доходом, как показано на рис. 9.6. Все эти рассуждения подтверждаются собранными в США эмпирическими данными, даже и для достаточно состоятельных индивидов, и различия можно проследить на следующих типах капитала: корпоративные акции, которыми владеют очень

богатые граждане, дорожают значительно быстрее, чем акции, находящиеся в руках менее состоятельных индивидов (Yitzhaki, 1987).

заключение

Модели, представленные здесь, подходят для описания системы наследования экономического статуса, передаваемого от родителей детям. Различия в богат­ стве могут сохраняться на протяжении жизни поколений в силу ограниченных возможностей заимствования и менее выгодных инвестиционных возможно­ стей тех, кто не унаследовал состояний родителей. Существует несколько иссле­ довательских работ, посвященных динамическому рассмотрению неконтракт­ ных аспектов финансовых рынков.

Другой вывод из этой главы состоит в том, что одни системы распределения богатства эффективнее других. Там, где различия в богатстве достаточно велики, небольшое снижение объема активов богатых не помешает им заключать любые технически возможные контракты, но в то же время бедные, получив дополни­

314 Часть II. Конкуренция и кооперация: капиталистические институты

тельный капитал, откроют для себя новые контрактные возможности, и поэтому перераспределение дохода может стать средством смягчения проблем стимулов, возникающих в отношениях принципал — агент. Этот вывод есть вызов идее эффективности­нейтральности, предполагаемой Фундаментальной Теоремой и

теоремой Коуза. Он также ставит под сомнение мудрость народного понима­ ния экономики, называемую компромиссом между эффективностью и равенством. Там, где не выполняются предпосылки двух знаменитых теорем, т. е. где

становится понятно, что перераспределение прав собственности может влиять на эффективность распределения, компромисс между эффективностью и равен­ ством предсказывает, что большее равенство агентов снизит эффективность. Это называют «народной мудростью», потому что об этом «все знают»; это то, что до сих пор встречается во многих бакалаврских учебниках, но что никто пока еще формально не описывал, — в отличие от Фундаментальной Теоремы. Саму идею убедительно сформулировал Оукен (Okun, 1975).

Суть вышеприведенной модели заключена не только в том, что перерас­ пределение богатства может влиять на эффективность распределения. До тех пор пока это имеет значение для смягчения проблемы стимулов, возникающей вследствие неполноты контрактов, оно влияет асимметрично. Более эгалитар­ ные перераспределения скорее всего станут более эффективными, поскольку бедный, а не богатый не может участвовать в эффективных контрактах. Если определенный актив станет более продуктивным, если соответствующее право контроля и право на остаточный доход находятся в руках состоятельного инди­ вида, то будет существовать очень мало преград тому, чтобы это случилось в ходе добровольного обмена. В таком случае процесс конкуренции приведет к эффек­ тивному распределению прав собственности. В отсутствие подобного процесса в случаях, когда несостоятельный агент наиболее эффективен в качестве владельца проекта, необходимым решением становится наделение бедного контрактными возможностями.

Несложно придумать исключения. Например, концентрация состояния в одних руках может помочь решить проблемы, связанные с коллективными дей­ ствиями, необходимыми для предоставления общественных благ (Olson, 1965). Таким образом, проблемы надзора за корпоративными менеджерами со сторо­ ны владельцев смягчатся, если некоторое количество людей будет столь богато, что они тотчас же получат всю фирму во владение (либо потому, что они ней­ тральны к риску, либо потому, что у них достаточно богатства для того, чтобы

быть единственными владельцами без компромиссной диверсификации порт­ фелей) (Demsetz & Lehn, 1985). До тех пор пока эти исключения важны, может

существовать еще более непреодолимая причина сомневаться в эффективности эгалитарного перераспределения капитала. Основной выигрыш в эффективно­ сти, даваемый нам концентрацией богатства, заключается в том, что как право контроля, так и право на остаточный доход принадлежат менее не склонным к риску индивидам, которые затем предлагают контракты, дающие менее состоя­ тельным агентам столь ценную для них страховку в форме найма на работу с фиксированной заработной платой, издольного землепользования и других кон­ трактов, защищающих не склонных к риску агентов от изменений в доходах.

Глава 9. Кредитные рынки, ограничения богатства и неэффективность распределения 315

Основным недостатком данного механизма служит то, что он требует, чтобы те, кто производят неконтрактуемые действия (например, рабочие усилия), не обладали правом на остаточный доход от последствий своих действий. Стимулы выполнять эти действия как следует в результате ставятся под сомнения. Пере­ распределение богатства решает проблему стимулов, но за счет уменьшения принятия риска. Статическая модель, использованная здесь, не может отразить того, каким будет долгосрочное влияние меньшего уровня риска; в динамике может случиться так, что оно приведет к снижению объемов инновационной деятельности и, в конце концов, к снижению долгосрочных темпов роста произ­ водительности.

Даже если не учитывать изменения отношения к риску, нет причин ожи­ дать, что контроль над активами и право на остаточный поток доходов от них перейдут к тому, кто сможет использовать их наилучшим образом. Если рас­ пределение усилий на задание агентом и распределение ресурсов на монито­ ринг усилий принципалом не оптимальны (как в модели в гл. 8), то перерас­ пределение прав на остаточный доход и на контроль в пользу этого агента могут улучшить распределение. Однако перераспределение прав иногда затрудняется ограниченным доступом агента на кредитные рынки, как в случае с чилийской земельной реформой. Таким образом, провала рынка по регулированию усилий нельзя избежать в силу наличия провала кредитного рынка.

Вызовом экономической политике и институциональному дизайну может стать задача изобретения путей решения проблемы смягченных стимулов, необ­ ходимых для совершения неконтрактных действий в ситуации сильной концен­ трации богатства. Примером обращения к проблеме скрытых характеристик и скрытых действий могут быть институты микрофинансирования. Некоторые их формы способны сделать всех индивидов, составляющих самообразовавшуюся группу заемщиков, ответственными за выплату процентов по кредиту каждым отдельным заемщиком. Другим путем усиления контрактных возможностей не­ богатых агентов станет привязывание оплаты за производство продукции некой группой агентов к наблюдаемому объему выпуска этой группы (таким образом давая членам группы права на остаточный доход от приложенных ими усилий). Другой вызов — стимулирование бо2льшего принятия рисков несостоятельными агентами. Многообещающим подходом здесь выступит страхование рисков от всеми наблюдаемых экзогенных шоков, влияющих на доходы от производствен­ ных активов (страхование фермеров от неблагоприятных природных условий, например), либо от шоков, не связанных с владением агентом производствен­ ными активами (страхование здоровья или страхование от изменения местных цен на недвижимость)1. Рассмотрение этих важных вопросов может завести нас совсем в другую область.

Однако существует важное следствие приведенных здесь моделей: передача собственности, осуществляемая правительством, может привести к росту эффек­ тивности, недостижимому добровольными обменами. Уникальная способность

1 Эти вопросы рассматриваются более детально в Bardhan, Bowles & Gintis, 2000. По ми­ крофинансированию смотрите оценки Мордуха (Morduch, 1999).

316 Часть II. Конкуренция и кооперация: капиталистические институты

правительства принуждать агентов была решающей, когда мы пытались достичь улучшения по Парето в примере в табл. 9.2. В отсутствие правительственных воз­ можностей извлекать обеспеченную налогами компенсацию для бывших вла­ дельцев было бы невозможно гарантировать то, что получатель активов получит права на остаточный доход от любого риска, вызванного его решениями. Прави­ тельственный указ также играл незаменимую роль в достижении эффективно­ сти при передаче активов, приводившей к получению технического выигрыша в эффективности (выше качество проектов, меньше надзора), как мы показали в предыдущем разделе, поскольку, как мы видели, эта передача недостижима при добровольном обмене. В гл. 14 я вернусь к этому вопросу и предположу, что пра­ вительство и рынки могут играть взаимодополняющие роли в деле улучшения экономической эффективности.

Глава 10

инСтитуты КаПиталиСтиЧеСКой эКономиКи

[Рынок труда]… есть настоящий эдем прирожденных прав человека. …Здесь господствуют только свобода, равенство, собственность. …Покидая эту сферу [чтобы оказаться на фабрике], мы замечаем, что начинают несколько изменяться физиономии наших dramatis personae1. Бывший владелец денег шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним, как его рабочий2.

Карл Маркс. Капитал. Т. I (1867)3

Помните, что на совершенно конкурентном рынке действительно не имеет значения, кто кого нанимает, так что пусть труд нанимает капитал.

Пол Самуэльсон. Зарплата и процент (1957)

В 1921 г. группа лесорубов, плотников и механиков из города Олимпия, штат Вашингтон, основала кооператив Olympia Veneer по производству фанеры. Инве­ стировав 1000 долл., член кооператива получал возможность работать на заводе и участвовать в равном распределении прибыли4. Члены кооператива, желавшие выйти, должны были продать свой пай, а те, кто собирался вступить, при усло­ вии одобрения их кандидатур, должны были выкупить пай, стоивший в 1923 г. 2550 долл. В 1939 г. 250 рабочих из соседнего города Анакортеса инвестировали по 2000 долл. каждый во второй кооператив по производству фанеры. Высокий спрос на фанеру во время войны привел к росту стоимости паев до 28 000 долл. в 1951 г., и труд членов кооператива оплачивался по вдвое большим ставкам по сравнению с согласованной с профсоюзом зарплатой рабочих близлежащих фа­

нерных комбинатов традиционного типа. На волне успеха кооперативов Ана­ кортеса и Olympia Veneer в штатах Вашингтон и Орегон между 1949 и 1956 гг.

был создан еще 21 кооператив, причем девять из них возникли за счет выкупа уже существовавших обычных предприятий. В дальнейшем некоторые из коопе­ ративов де­факто превратились в обычные предприятия или же были проданы

обычнымпредприятиям.Так,ксерединевекаоставшаясягорсткасовладельцев— членов кооператива Olympia Veneer нанимала тысячу рабочих по обычным кон­

трактам, оставив от кооператива одно лишь имя. В 1954 г. члены кооператива

1 Действующих лиц (лат.). — Примеч. пер.

2 Первый эпиграф заимствован у Маркса (Marx, 1967. P. 176), второй — у Самуэльсона (Samuelson, 1957. P. 894).

3 Маркс К. Сочинения. Изд. 2. М.: Госполитиздат, 1960. Т. 23. С. 187.

4 Лучшие источники информации по «фанерным» кооперативам содержатся в серии работ Крейга и Пенкавеля (Craig & Pencavel, 1992; Craig & Pencavel, 1995; Pencavel, 2002), а

сведения о кооперативах, принадлежавших рабочим, есть у Доу (Dow, 2002). Я заимствую из этих источников.

318 Часть II. Конкуренция и кооперация: капиталистические институты

продали свои паи корпорации U.S. Plywood Corporation, и при продаже 23 чле­ на кооператива, вступивших в него на раннем этапе, получили отдачу в размере 652 тыс. долл. (в долларах 1954 г.) на свои первоначальные инвестиции. До тех пор пока в 1980 и 1990 гг. вся фанерная отрасль не переехала с северо­запада на юго­восток, примерно половина предприятий отрасли были кооперативами, оставшиеся — обычными фирмами с объединенной в профсоюзы рабочей силой или же без них. Хотя и кооперативы, и обычные фирмы использовали в про­ изводстве практически одно и то же оборудование, кооперативы специализи­ ровались на производстве более трудоемкой «отшлифованной песком» фанеры, потому что ее производство «сопровождается бо2льшей отдачей на вложенный труд», как заметил один из исследователей кооперативов (Bellas, 1972. P. 30).

Структура типичного кооператива по производству фанеры была и демокра­ тической, и эгалитарной. За редким исключением, рабочие­совладельцы полу­ чали равное вознаграждение за свой труд, была распространена периодическая смена работ. Управляющие органы кооператива были выборными. Некоторые из не членов кооператива работали по обычным трудовым контрактам, их коли­ чество в среднем составляло около четверти всех работающих. Высокая произ­ водительность труда поддерживалась жесткой трудовой этикой, основанной на взаимном мониторинге и давлении со стороны коллег. В результате существенно экономились средства, выделяемые на технический контроль и надзор за трудо­ вой дисциплиной: когда одно из обычных предприятий было реорганизовано в кооператив, то количество проверяющих сократилось вчетверо. Информация о выкупе паев членов, выбывших или вышедших на пенсию, публиковалась в мест­ ных газетах. Цена паев варьировалась от одной до трех годовых зарплат. Хотя цена паев оставалась значительной, она была существенно меньше, чем приве­ денная стоимость разности дохода члена кооператива и зарплаты члена про­ фсоюза на обычном предприятии: член кооператива, выкупивший пай и про­ работавший несколько лет, имел значительно больший приведенный доход, чем рабочий, вложивший аналогичную сумму в сберегательный банк в Портленде и работающий по трудовому контракту в обычной фирме.

Сосуществование кооперативов и обычных фирм, производящих те же товары и использующих практически одинаковую технологию на протяжении 75 лет, дает замечательную основу для сравнительного институционального анализа. Обычные фирмы и кооперативы могли в равной степени использовать труд и капитал все это время, но они значительно отличались по ряду показате­ лей. Совокупная производительность факторов производства была существен­

но выше у кооперативов — по лучшим оценкам, согласно Крейгу и Пенкавелю (Craig & Pencavel, 1995), это превышение составляло от 6 до 45% в зависимости

от метода оценки. Также кооперативы реагировали на понижение спроса со­ всем иным образом, нежели обычные фирмы: вместо увольнения рабочих они уменьшали выплаты всем работающим, тем самым распределяя последствия от­ рицательных шоков между всеми членами кооператива. В этом случае, вопреки замечанию Самуэльсона, имело значение «кто кого нанимает».

Одной из задач теории экономических институтов выступает объяснение со­ существования кооперативов и обычных фирм в фанерной промышленности, а