Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Генезис культурологической мысли УЧЕБНИК.doc
Скачиваний:
276
Добавлен:
19.02.2016
Размер:
11.38 Mб
Скачать

3.7.4. Проблемы семиотики культуры в трудах ю.М. Лотмана

Убедительным примером плодотворного развития новаторской культурологической мысли даже в условиях цензурного удушения гуманитарных наук в советской России служит творчество выдающегося ученого, филолога, культуролога Юрия Михайловича Лотмана (1922-1993), который ставит изучение истории и теории культуры на прочную почву филологических дисциплин – семиотики и структурализма, подкрепленных огромным фактическим материалом отечественной культуры.

Среди основных культурологических работ Ю.М. Лотмана – «Лекции по структуральной поэтике» (1964), «Труды по знаковым системам», «О построении типологии культуры» (1968), «Феномен культуры» (1978), «Культура и взрыв» (1992) и другие.

Используя методы семиотики, кибернетики, структурализма, Ю.М. Лотман дает определение культуры как «совокупности всей ненаследственной информации, способов ее организации и хранения»206, т.е. рассматривает культуру как сложную знаковую систему со своей памятью, способами изучения и саморегуляции, которая отграничена от не-культуры (природы) именно знаковостью. Систему, втягивающую природную не-знаковость в себя и преобразующую ее семиотически. Он классифицирует культуры и аспекты культур как

а) закрытые и открытые,

б) парадигматические и синтагматические,

в) пространственные и временны;

г) семантические и синтаксические.

Кроме того, культуры подразделяются на культуры, ориентирующиеся на

1) обычай или закон,

2) на концы или начала,

3) на «свое» или «чужое»,

4) на систему сообщений «Я–ОН» или на автокоммуникацию, т.е. на систему «Я–Я».

Рано заинтересовавшись семиотикой и структурализмом, применив эти новые науки к изучению русской культуры, он, несмотря на замалчивание его трудов, объединяет вокруг себя многих независимо мыслящих ученых и становится общепризнанным основателем Московско-тартуской семиотической школы, получившей широкое международное признание. Приняв исходное различение первичных и вторичных моделирующих систем, он существенно модифицирует семиотический подход к культуре, предлагая и разрабатывая такие понятия, как «семиосфера», «биполярность», «дуальная организация», «семиотическое пространство», «нормы поведения» и другие. Труды Ю.М. Лотмана, созданные в рамках этой школы и посвященные русской литературе, журналистике, быту, театру, кино, живописи, еще за долго до признания у себя на родине, становятся широко известны за ее пределами и делают их автора важнейшей фигурой мировой семиотики.

Как культурологу, Россия обязана Ю.М. Лотману глубокими исследованиями отечественных традиций, духовной жизни и быта, преимущественно XIII – XIX веков, в частности таких фигур, как А.Н. Радищев, Н.М. Карамзин, декабристы, А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, и многих других. Однако основным вкладом ученого в развитие культурологической мысли становятся его труды по русской культуре во всех ее проявлениях под углом зрения семиотики, равно как и разработка собственной общей теории культуры. Ю.М. Лотман рассматривает ее как открытую знаковую систему и структуру, включающую помимо основного «штампующего» компонента – естественного языка – множество других знаковых систем, которыми являются, в частности, все виды искусства. Культура для него одновременно – это и «текст», всегда существующий в определенном «контексте», и механизм, создающий бесконечное многообразие культурных «текстов», и долгосрочная коллективная память, избирательно передающая во времени и пространстве интеллектуальную и эмоциональную информацию.

Перед смертью, уже потерявший зрение, ученый надиктовывает своим ученикам последнюю работу – «Культура и взрыв» (1992), в которой приходит к выводу, что культура, будучи устройством, вырабатывающим информацию, представляет собой антиэнтропийный механизм человечества. Он предпринимает попытку с позиции семиотики наметить различия между «взрывными» социокультурными процессами в России, с ее противоречивой дихотомийной культурой, и западной цивилизацией, которой присуще более плавное и менее разрушительное развитие.

В 80-е годы Ю.М. Лотман приходит к идее семиосферы, которая представляет собой некий семиотический континуум, заполненный разнотипными и находящимися на разном уровне организации семиотическими образованиями. Семиосфера – это большая система, семиотический универсум или семиотическое пространство, в котором каждый знаковый акт обусловлен и обладает реальностью. В семиотическом измерении культура, по сути дела, и есть семиосфера. Ее признаками, согласно Ю.М. Лотману, являются наличие внутренней организации (отграниченность от среды), существование неорганизованного внешнего окружения и неравномерность, выражающаяся в ее специфической гетерогенной организации – в наличии ядра и периферии в текстах культуры, в механизме сходства и различия, симметрии и асимметрии.

В статье «Феномен культуры» (1978) автор определяет культуру как сверхиндивидуальный интеллект, который представляет собой механизм, восполняющий недостатки индивидуального сознания и вычленяет в ней механизм дуальности, ведущий «к постоянному расщеплению каждого культурно активного языка на два»207, подчеркивая принципиальную асимметричность феноменов культуры.

Анализ межкультурных взаимодействий с семиотической точки зрения позволяет Ю.М. Лотману раскрыть механизмы трансляции текстов, порождения новых текстов, конструирования в культуре своего контрагента – другой культуры, показать роль метаописаний культуры. Формы описания культуры, в которых выделен какой-то один код, но при этом строится ее унифицированный образ, не выражают всю сложность культуры. Но даже в этом упрощенном облике описание культуры является активным регулятором, повышающим уровень самоорганизации культуры, правда, путем искусственной унификации ее различных процессов и механизмов.

Построение семиотики культуры во многом трансформирует и понятия семиотики. Так, исходное понятие «текст», отождествляющееся с сигналами или высказываниями на каком-либо языке, трансформируется и обретает смысл сообщения, закодированного двояким образом. Подобным образом в семиотике культуры осознаются такие проблемы, как «совмещение различных типов семиозиса, перекодировки, эквивалентности, сдвигов в точках зрения, различных «голосов» в едином текстовом целом»208. Текст оказывается гетерогенным и различным по своей структуре, будучи при этом выражением нескольких языков.

Культура начинает пониматься не как беспорядочное скопление текстов и не как единый текст, а как сложная, многоуровневая, иерархически организованная система различных языков, как «сложное многоголосие».

Важным нововведением, предложенным и разработанным Ю.М. Лотманом, является семиотический анализ норм поведения. Культура рассматривается им как система норм поведения – бытового и торжественно-ритуального. Семиотика поведения связана с формированием стилей в рамках норм бытового и ритуального поведения, с созданием разветвленных жанров поведения и амплуа, т.е. идеального типа поведения, выбираемого человеком.

Исследование культуры как системы норм, а поведения как семиотически организованного позволяет Ю.М. Лотману провести различие между жестом, поступком и поведенческим текстом, т.е. цепью осмысленных поступков, подчиненных определенной программе, и показать в работе «Декабрист в повседневной жизни» особенности бытового поведения декабристов.

Существенно трансформируется и язык типологических описаний культуры. В типологии культуры вводятся два подхода, один из которых противопоставляет «свою» культуру в качестве нормы, определяющей метаязык типологического описания, чужой культуре, а другой – признает существование множества самостоятельных типов культур. Правда, ни один из них не дает возможности выделить универсалии культуры.

Согласно Ю.М. Лотману, задача типологии культуры заключается в создании единого метода описания культуры, и выявлении ее универсалий. Сама же культура понимается как единая, структурно организованная система. Данный метод описания культуры строится на основе пространственных моделей, подразделяющихся, в свою очередь, на пространственные структуры картины мира, выраженные в текстах культуры, и на собственно пространственные модели как метаязык описания. Язык культуры включает в себя как определенную картину мира, так и представления об иерархии пространственной организации («мокрое» – «сухое», «холодное» – «теплое» и т.д.). Семантика культуры и предполагает раскрытие соотношений между моделями культуры, которые определяют границы собственной культуры, противопоставляя «варварство» и «культуру», и реальными текстами культуры.

Культура – это «ненаследственная память коллектива», механизм, создающий совокупность текстов, «генератор структурности» всех текстов, создаваемых внутри нее209, тип которого определяется отношением к знаковым системам и задается культурным стилем. Выделение культурных типов происходит не только в соответствии с внутренней организацией культуры, но и в соответствии с характером смыслопорождения, т.е. способности культуры выдавать на «выходе» нетривиально новые тексты210.

Таким образом, семиотика культуры существенно расширяет и свой категориальный аппарат и методы исследования, включая в свой предмет не только осмысление различных знаковых систем, но и норм и предписаний, анализ системы ценностей и форм их самосознания, описание различных типов и моделей культуры. И если на первых порах семиотика культуры строится на основе лингвистического анализа естественного языка, признавая при этом знаковую систему первичной, то в дальнейшем все более и более начинает осознаваться автономность и специфическая организация семиотических систем, полиморфизм культуры. Естественный язык как знаковая система в данной ситуации становится вторичным и производным, несмотря на ориентацию на лингвистические методы исследования.