Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Статьи.docx
Скачиваний:
20
Добавлен:
21.03.2015
Размер:
672.99 Кб
Скачать

Статья: Правовая природа Дисциплинарного судебного присутствия: проблемы взаимодействия трудового и гражданского процессуального права (Еремина С.Н., Джаникян М.В.) ("Арбитражный и гражданский процесс", 2011, N 6)

Правовая природа дисциплинарного судебного присутствия: проблемы взаимодействия

ТРУДОВОГО И ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА <*>

С.Н. Еремина, м.В. Джаникян

--------------------------------

<*> Erjomina S.N., Dzhanikjan M.V. The legal nature of judicial disciplinary tribunal: problems of interaction of labor and civil procedural law.

Еремина Светлана Николаевна, доцент кафедры гражданского процессуального и трудового права юридического факультета Государственного образовательного автономного учреждения "Южный федеральный университет", кандидат юридических наук.

Джаникян Маринэ Варужановна, старший преподаватель кафедры гражданского процессуального и трудового права юридического факультета Государственного образовательного автономного учреждения "Южный федеральный университет".

Авторы статьи анализируют правовую природу Дисциплинарного судебного присутствия и споры, которые рассматриваются данным судебным органом. В ходе исследования они приходят к выводу, что действующее гражданское процессуальное законодательство требует совершенствования, а данная категория споров имеет трудоправовую основу.

Ключевые слова: Дисциплинарное судебное присутствие, судья, квалификационная коллегия судей, федеральный суд, федеральный конституционный закон, трудовой спор.

Authors of the article analyze the legal nature of Judicial Disciplinary tribunal and disputes are the subject of this special judicial authority. During research they come to a conclusion that the current civil procedural law requires improvement and this category of the disputes has labour law basis.

Key words: Judicial disciplinary tribunal, judge, judicial qualification board of judges, federal court, federal constitutional law, labor dispute.

В России всем без исключения гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 45 Конституции Российской Федерации) <1>. При этом механизмы этой защиты обусловлены характером прав и свобод, подлежащих государственной защите. Вместе с тем безотносительно от сферы регулируемых отношений все вправе защищать свои нарушенные права и свободы в суде, причем это право не связывается ни с какими отличительными признаками, характеризующими личность субъекта, обратившегося за судебной защитой (пол, возраст, место жительства, сфера применения труда и др.). Это прежде всего вытекает из основополагающих положений Конституции Российской Федерации (ч. 1 ст. 46).

--------------------------------

<1> Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ) // Российская газета. 2009. 21 января.

В частности, право на судебную защиту предоставлено и лицам, отправляющим правосудие, в силу имеющегося у них правового статуса, т.е. судей. Так, согласно ч. 1 ст. 12.1 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 (ред. от 28.12.2010 с изменениями от 29.12.2010) "О статусе судей в Российской Федерации" решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения. Решение соответствующей квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи может быть обжаловано в Дисциплинарное судебное присутствие в соответствии с Федеральным конституционным законом <2>.

--------------------------------

<2> Первоначальный текст документа опубликован: Российская газета. 1992. 29 июля. См. также: Федеральный конституционный закон от 9 ноября 2009 г. N 4-ФКЗ "О Дисциплинарном судебном присутствии" // Российская газета. 2009. 11 ноября.

В настоящее время согласно нормам действующего законодательства Дисциплинарное судебное присутствие выделено в самостоятельную ветвь судебной системы, обладает строгой обособленностью и наряду с другими судами отнесено законодателем к федеральным судам <3>. Вместе с тем сам факт появления новой ветви судебной власти не повлек за собой внесения изменений в главу 3 "Суды" Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (далее - Закон о судебной системе). По нашему мнению, такие изменения были бы вполне оправданны, поскольку каждому суду всех ветвей судебной системы посвящена самостоятельная статья, и логично было бы в указанную главу Закона о судебной системе включить статью "Дисциплинарное судебное присутствие". Однако такие изменения по какой-то причине не последовали. Что означает такая непоследовательность законодателя? Думается, на этот вопрос нет однозначного ответа. Полагаем, что это - повод к проведению научной дискуссии представителями научной общественности.

--------------------------------

<3> Часть 3 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ (ред. от 27.12.2009) "О судебной системе Российской Федерации" (с изм. и доп., вступившими в силу с 12.03.2010) // Российская газета. 1997. 6 января. N 3.

Еще больший интерес, на наш взгляд, представляет вопрос соотношения Федерального конституционного закона от 9 ноября 2009 г. N 4-ФКЗ "О Дисциплинарном судебном присутствии" (далее - Закон о Дисциплинарном судебном присутствии) с положениями действующей Конституции Российской Федерации <4>.

--------------------------------

<4> По нашему мнению, следует отметить, что некоторые авторы обращают внимание на тот факт, что имеются все основания считать данный Закон не соответствующим Конституции Российской Федерации. См., например: Осин В.В. О Дисциплинарном судебном присутствии и защите прав граждан // Адвокат. 2010. N 2; СПС "КонсультантПлюс".

Так, анализ конституционных норм позволяет сделать однозначный вывод, что судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом (ч. 3 ст. 118 Конституции Российской Федерации). При этом нормы Конституции Российской Федерации выделяют в рамках действующей судебной системы последовательную видовую дифференциацию федеральных судов, за исключением Дисциплинарного присутствия (ст. ст. 125 - 127 Конституции Российской Федерации). Несмотря на то что согласно Конституции России судебная система формируется не только Конституцией, но и Федеральным конституционным законом, как указывалось выше, такое положение нельзя безоговорочно считать приемлемым. Думается, что именно на уровне Конституции страны должна быть совершенно четкая определенность в элементном составе федеральной судебной власти, что, в свою очередь, должно найти отражение в федеральном конституционном законе, который углубляет ее структурную организацию. И именно таким образом, на наш взгляд, судебная система приобретет завершенные черты.

По нашему мнению, имеются также определенные недостатки в процедуре разрешения дел в Дисциплинарном судебном присутствии. Например, средством возбуждения дел в данном федеральном суде являются жалобы и обращения <5>. Жалобы и обращения рассматриваются Дисциплинарным судебным присутствием в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации <6> с учетом особенностей, установленных Законом о Дисциплинарном судебном присутствии и Регламентом Дисциплинарного судебного присутствия <7>.

--------------------------------

<5> См.: ст. 1 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 6 Закона о Дисциплинарном судебном присутствии. Здесь и далее по тексту выделено авторами.

<6> Введен в действие Федеральным законом от 14 ноября 2002 г. N 137-ФЗ (ред. от 23.12.2010) (с изм. и доп., вступившими в силу с 01.03.2011) // Российская газета. 2002. 20 ноября.

<7> См.: ч. 1 ст. 6 Закона о Дисциплинарном судебном присутствии. См. также: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 3, Пленума ВАС РФ N 2 от 4 февраля 2010 г. "О Регламенте Дисциплинарного судебного присутствия" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 4.

Следовательно, данная категория дел рассматривается в порядке производства, возникшего из публичных правоотношений. Вместе с тем в главе 23 ГПК РФ, именуемой "Общие положения", и главе 25 ГПК РФ "Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" в качестве средства возбуждения гражданского дела указано заявление, а не жалоба и обращение. А это, по сути дела, противоречит нормам ч. 1 ст. 1 ГПК РФ, в силу которых принимаемые федеральные законы должны соответствовать Конституции Российской Федерации, Закону о судебной системе и непосредственно ГПК РФ.

Что касается обязанности судей Дисциплинарного присутствия руководствоваться Регламентом Дисциплинарного судебного присутствия, то данное положение действующего законодательства может также вызвать, на наш взгляд, определенные разночтения. Так, на основании п. 3 ст. 3 Федерального закона от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ (ред. от 08.12.2010) "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" деятельность органов судейского сообщества регулируется актами (регламентами, положениями), принимаемыми этими органами <8>. Но в силу норм действующего законодательства, как отмечалось выше, Дисциплинарное судебное присутствие является федеральным судом, а не органом судебного сообщества. Вместе с тем единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации, но никак не актами судебного сообщества <9>.

--------------------------------

<8> Российская газета. 2002. 19 марта.

<9> См.: ст. 3 Закона о судебной системе.

Неопределенность правового положения Дисциплинарного судебного присутствия дает основания высказывать в литературе также мнение о том, что такой специальный суд, предназначенный обслуживать только избранных граждан страны, имеет все черты чрезвычайного суда. Но в ст. 118 Конституции Российской Федерации отмечается, что создание чрезвычайных судов не допускается <10>. Не присоединяясь к данному мнению, вынуждены констатировать, что все это свидетельствует о несовершенстве действующего закона.

--------------------------------

<10> См.: Осин В.В. Указ. соч. // СПС "КонсультантПлюс".

Обратимся вновь непосредственно к нормам Закона о Дисциплинарном судебном присутствии. В соответствии с ч. 9 ст. 8 данного Закона решение Дисциплинарного судебного присутствия является окончательным и обжалованию не подлежит. Однако ГПК РФ не допускает ограничений в праве кассационного обжалования. В частности, ст. 336 ГПК РФ устанавливает, что на решения всех судов в Российской Федерации, принятых по первой инстанции, за исключением решений мировых судей, сторонами и другими лицами, участвующими в деле, может быть подана кассационная жалоба. Более того, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 1-П данное положение ст. 336 ГПК РФ признано не противоречащим Конституции России <11>.

--------------------------------

<11> См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006. N 3.

Как отмечалось в юридической литературе, ограничение права кассационного обжалования противоречит ст. 46 Конституции Российской Федерации <12>. Право на обжалование следует рассматривать как элемент права на судебную защиту, хотя, безусловно, производство в суде первой инстанции есть основной элемент гражданского судопроизводства <13>. По этой причине данные ограничения представляются необоснованными. Уж если названная категория дел рассматривается по правилам гл. 23, 25 ГПК РФ, то и право кассационного пересмотра должно быть доступно без ограничений, как это и определяет действующий ГПК РФ <14>. Тем более что оспаривание постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей либо о приостановлении или прекращении их отставки по всем иным основаниям (за исключением случаев прекращения полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков) в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ по-прежнему остается в компетенции Верховного Суда Российской Федерации, и следовательно, они могут быть обжалованы в общем порядке, предусмотренном ГПК РФ.

--------------------------------

<12> См.: Шакарян М.С. Производство в суде кассационной инстанции // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. М.С. Шакарян. М.: Велби, Проспект, 2003. С. 559.

<13> Тимофеев Ю.А. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе: современные проблемы / Науч. ред. В.В. Ярков. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 9.

<14> На основании упомянутой выше ст. 336 ГПК РФ.

Более того, не умаляя общественной опасности дисциплинарных проступков, совершаемых судьями, уместно обратить внимание, что уголовно наказуемые деяния судей, представляющие собой большую общественную опасность, по-прежнему относятся к ведению судов общей юрисдикции, а приговоры по ним подлежат обжалованию без ограничений <15>.

--------------------------------

<15> В частности, на основании ч. 2 ст. 19 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (ред. от 07.02.2011) // Российская газета. 2001. 22 декабря.

Что касается несогласия судьи с принятием решения о досрочном прекращении его полномочий и впоследствии предпринимаемые им действия, на наш взгляд, позволяют говорить о возникновении индивидуального спора, подлежащего рассмотрению в судебном порядке.

Легальное определение понятия "индивидуальный трудовой спор" содержится в ст. 382 Трудового кодекса Российской Федерации <16>. В действующем законодательстве встречается и определение понятия "индивидуальный служебный спор" <17>. На основе анализа правовых норм, регулирующих отношения в сфере разрешения индивидуальных трудовых (служебных) споров, можно сделать вывод о том, что их предметом являются неурегулированные разногласия между сторонами, о которых заявлено в соответствующий орган по рассмотрению индивидуальных трудовых (служебных) споров.

--------------------------------

<16> Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (ред. от 27.07.2010) // Российская газета. 2001. 31 декабря.

<17> Статья 69 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ (ред. от 28.12.2010) "О государственной гражданской службе Российской Федерации" // Российская газета. 2004. 31 июля.

Однако в юридической литературе подход к понятийной категории "индивидуальный трудовой спор" не всегда совпадает с позицией законодателя. Например, некоторые авторы полагают, что трудовой спор является таковым вне зависимости от передачи его на рассмотрение в соответствующий орган, наделенный полномочиями давать оценку правомерности действий юридических и физических лиц и разрешать юридические споры по существу (юрисдикционный орган) <18>. Вместе с тем в юридической литературе встречается точка зрения и о том, что трудовые споры следует определить иным термином - "трудовой конфликт", используя основополагающие категории науки конфликтологии <19>.

--------------------------------

<18> См., например: Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2006. С. 739, 757, 759; Устинова С.А. Трудовые споры, связанные с дисциплинарной ответственностью в современных условиях: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2007. С. 7, 12; и др.

<19> См., например: Прасолова И.А. Трудовые конфликты и трудовые споры по российскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2005. С. 5; Чесноков Е.В. Правоприменительная деятельность мировых судей в разрешении трудовых споров: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 6; и др.

Однако вне зависимости от юридических подходов к понятийному аппарату, касающемуся категорий "индивидуальный трудовой спор" и "индивидуальный служебный спор", факт обращения судьи в Дисциплинарное судебное присутствие, на наш взгляд, означает именно начало процедуры разрешения индивидуального трудового спора. Следовательно, несогласие судьи соответствующего уровня с решением квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи (неурегулированные разногласия между квалификационной коллегией судей и досрочно прекратившим свои полномочия судьей), по сути дела, является индивидуальным трудовым спором особого рода. И, как мы считаем, индивидуального трудового спора.

Дискуссии в юридической литературе по поводу того, являются ли судьи стороной трудового правоотношения, ведутся уже продолжительное время. Например, Е.А. Ершова считает, что судьи состоят в трудовых правоотношениях <20>. В свою очередь, А.Н. Борисов полагает, что недопустимо применение положений ТК РФ по аналогии при отборе кандидатов на должность судьи, наделении судьи полномочиями и прекращении этих полномочий <21>. Свой вывод он обосновывает позицией Верховного Суда Российской Федерации, который высказал свое мнение по этому поводу в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 2 августа 2006 г. по делу N 77-Г06-2 <22>. В отношении порядка предоставления отпусков судьям А.Н. Борисов считает, что в этом случае должны применяться нормы трудового законодательства <23>.

--------------------------------

<20> См.: Ершова Е.А. Трудовые правоотношения государственных гражданских и муниципальных служащих в России. М.: Статут, 2008. С. 53.

<21> См.: Борисов А.Н. Комментарий к Закону Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (постатейный). М.: Юстицинформ, 2008. С. 117.

<22> Документ опубликован не был. См.: СПС "КонсультантПлюс".

<23> См.: Борисов А.Н. Указ. соч. С. 117. Следует отметить, что при этом он также ссылается на судебную практику. В частности, на п. 8 Постановления ВС РФ от 20 мая 1993 г. N 4994-1 "О некоторых вопросах, связанных с применением Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" // Российская газета. 1993. 8 июня.

Вместе с тем некоторые авторы полагают, что в отношении судей имеет место специальное законодательство, которое дополняется трудовым. Например, Г.В. Казакова пишет: трудовым законодательством регулируются трудовые и тесно связанные с ними отношения, перечень которых четко определен в ст. 1 ТК РФ. По ее мнению, судьи, приобретая свой особый статус и полномочия по отправлению правосудия от имени Российской Федерации, в трудовые отношения не вступают. Поэтому на них распространяется трудовое право только в той части, в какой специальное законодательство соответствующие отношения не урегулировало <24>.

--------------------------------

<24> См.: Казакова Г.В. Проблемы дисциплинарной ответственности судей. Издательство юридического факультета С.-Петербургского государственного университета, 2007 // СПС "КонсультантПлюс".

Не вступая в полемику относительно принадлежности всех отношений, в которые вступают судьи в рамках своего правового статуса, считаем, что конкретные правоотношения, связанные с обращениями судей, досрочно прекративших полномочия согласно ст. 12 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (далее - Закон о статусе судей), находятся в сфере регулирования трудового законодательства. В данной ситуации мы солидарны с позицией В.М. Лебедева, который отмечал что, в общественных отношениях, которые составляют предмет регулирования отдельных отраслей права, не существует тесной разграничительной линии, своеобразной разделительной черты. Более того, между ними наблюдается своего рода социальная диффузия, взаимное проникновение, тесное взаимодействие. Он полагает, что в таких случаях имеет место субсидиарное (заимствованное) использование одной отраслью права норм другой отрасли, своего рода "правовая диффузия". Заимствованные нормы становятся элементом той отрасли права, которой они заимствованы для урегулирования нетипичных, более сложных по своей структуре для нее отношений. С его точки зрения, субсидиарное заимствование отраслью норм права смежных отраслей не разрушает единства предмета обогащенной таким образом отрасли права. Поэтому субсидиарность не нарушает целостности предметов регулирования ни отрасли-донора, ни отрасли-реципиента (отрасли, заимствующей нормы права) <25>.

--------------------------------

<25> См.: Лебедев В.М. Трудовое право: проблемы общей части. Томск, 1998. С. 45 - 49. Кроме того, об использовании норм трудового законодательства различными отраслями права в порядке заимствования В.М. Лебедев пишет и в других научных работах. Например: Лебедев В.М., Воронкова Е.Р., Мельникова В.Г. Современное трудовое право (опыт трудоправового компаративизма) / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Статут, 2007. Книга первая. С. 78, 79, 88, 95, 108, 113.

То, что судья может быть стороной трудового спора, подтверждается нормами действующего законодательства. Во-первых, это связано с порядком наделения судей соответствующими полномочиями. В соответствии с Законом о статусе судей судьи соответствующих судов приобретают статус судьи в результате назначения на должность <26>. Собственно, это полностью отвечает положениям ст. 16 ТК РФ, согласно которым трудовые отношения возникают в том числе и в результате назначения на должность или утверждения в должности. Но данное назначение регулируется нормами специального законодательства, в частности нормами Закона о статусе судей в Российской Федерации. Возникшие отношения, как указывает Е.А. Ершова, носят стабильный, длящийся, повторяемый характер <27>, что характерно и для трудовых отношений.

--------------------------------

<26> Статья 6 Закона о статусе судей.

<27> Ершова Е.А. Указ. соч. С. 53.

Однако не можем игнорировать имеющуюся в научной литературе точку зрения, что суды субъектами трудового права не являются. Судебный департамент выступает работодателем для работников Департамента, аппаратов судов, но не для судей. Тем не менее в отношениях с ними Судебный департамент <28> проявляет некоторые качества работодателя: оформляя документы о приеме на работу, осуществляет контроль за учетом, хранением и ведением трудовых книжек не только работников Департамента, но и судей; производит оплату их труда, осуществляя учет рабочего времени, предоставляя время отдыха и т.п. <29>.

--------------------------------

<28> См.: Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ (ред. от 09.11.2009) "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 223. См. также: Приказ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15 января 2002 г. N 2 (ред. от 25.05.2010) "Об утверждении Методических рекомендаций по учету кадров судей судов общей юрисдикции". Первоначальный текст опубликован не был. См.: СПС "КонсультантПлюс".

<29> См.: Казакова Г.В. Указ. соч. // СПС "КонсультантПлюс".

Во-вторых, возможность судьи стать стороной трудового спора определена прямым указанием закона. В частности, согласно п. 14 ч. 3 ст. 3 Закона о статусе судей в Российской Федерации судья не вправе прекращать исполнение должностных обязанностей в целях урегулирования трудового спора.

В-третьих, в числе органов по разрешению индивидуального трудового (служебного) спора всегда участвует суд (ст. 382 ТК РФ, ч. 1 ст. 70 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"). А Дисциплинарное судебное присутствие является судебным органом, рассматривающим дела по жалобам на решения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков и обращениям на решения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации об отказе в досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков <30>.

--------------------------------

<30> См.: ст. 1 Закона о Дисциплинарном судебном присутствии.

Все это свидетельствует о трудоправовой принадлежности отношений, касающихся разрешения споров, связанных с обжалованием решений соответствующих квалификационных коллегий судей о досрочном прекращении полномочий судьи.

Таким образом, Дисциплинарное судебное присутствие имеет все признаки органа по рассмотрению трудовых (служебных) споров, в компетенции которого имеется лишь исключительная категория дел, связанных только с вопросом о досрочном прекращении полномочий судьи. Однако мы полагаем, что совершенно резонным будет вопрос о том, насколько необходимо было создание нового федерального суда, новой ветви судебной власти для рассмотрения исключительно лишь одной категории дел.

По нашему мнению, вряд ли существующее положение дел отвечает требованиям целесообразности и эффективности работы судебной системы. Тем более что создание новой ветви судебной власти в какой-то степени не вписывается в четко определенную систему, закрепленную на уровне Конституции Российской Федерации. Возможно, положение было бы исправлено путем создания в рамках судов общей юрисдикции специализированного суда с наделением его правом рассматривать споры, связанные с прекращением полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков. При этом считаем, что право на обжалование решений этих судов не следует ограничивать. Судьи, как и иные граждане страны, в случаях возникновения трудовых споров должны иметь все возможности восстановить свои нарушенные права, обратившись в суд кассационной инстанции в случае привлечения к дисциплинарной ответственности, а не только в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ, и привлечения их к уголовной ответственности. В результате чего будут все основания говорить о реальной возможности защищать свои права в судебном порядке всеми гражданами страны вне зависимости от выполняемых ими в обществе функций.

Статья: Понятие, формы и способы защиты трудовых прав и свобод (Чибисов В.А.) ("Трудовое право в России и за рубежом", 2010, N 2)

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.