Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Статья преступ сообщество.docx
Скачиваний:
33
Добавлен:
21.03.2015
Размер:
264.97 Кб
Скачать

Статья: Совершение преступлений вооруженными участниками преступных сообществ (преступных организаций) (Глазкова Л.В.) ("Законность", 2011, N 10)

Совершение преступлений вооруженными участниками преступных сообществ (преступных организаций) л.В. Глазкова

Глазкова Лилия Владимировна, специалист отдела Генеральной прокуратуры РФ.

В статье раскрываются понятия преступной деятельности, преступного сообщества, вооруженности при совершении преступлений бандами и преступными сообществами. Проводится анализ современного законодательства о преступных сообществах и бандитизме, вносятся предложения по его совершенствованию.

Ключевые слова: преступная деятельность; преступное сообщество; банда; вооруженность.

Commission of crimes by armed members of organized criminal societies (criminal organizations)

L.V. Glazkova

Conceptions of a criminal activity, criminal organization, concept of being armed while committing crime by gangs and criminal associations are developed in the article. The modern criminal organizations and banditry legislation are analyzed and there are offers to improve it.

Key words: criminal activity; criminal community; band (gang); criminal associations; weaponry.

Рассматривая случаи из практики, в которых члены преступных сообществ вооружены и используют оружие в своей преступной деятельности, неминуемо приходишь к мысли, что закон в настоящее время не разграничивает ответственность невооруженных сообществ и тех наиболее опасных, которые имеют на вооружении самое различное оружие.

К чему приводят такие упущения, видно на примере одного из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ, который указал в определении, что по приговору Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 декабря 2009 г. Л. осужден по ч. 2 ст. 210, ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) и ч. 3 ст. 222 УК.

Согласно приговору по ч. 3 ст. 222 УК Л. осужден за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой.

Однако, признавая Л., участвовавшего в преступном сообществе, виновным в совершении указанных преступлений, суд не указал в приговоре, в чем заключалась именно его роль в этих преступлениях, а сослался лишь на то, что он, "являясь членом группы лиц, знал, что по указанию руководителей группы весной 2002 г. и в сентябре 2003 г. членами группы и для группы было приобретено вооружение", перечисленное в приговоре, которое "одним из членов группы было перевезено в гаражные боксы N 164 гаражного кооператива N 40 и N 125 гаражного кооператива N 90, где хранилось до октября 2003 г. и июня 2004 г.".

Таким образом, суд установил, что незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов было совершено иным лицом.

При таких обстоятельствах Л., участвовавший в преступном сообществе, которое он не организовывал и которым не руководил, не может нести ответственность за совершение другими участниками преступного сообщества преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 222 УК, о которых он был лишь осведомлен, но сам в подготовке или совершении их согласно установленным судом фактическим обстоятельствам дела не участвовал.

Судебная коллегия отменила приговор в части осуждения Л. по ч. 3 ст. 222 УК на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК за отсутствием в деянии состава преступления и снизила срок наказания, назначенный Л. по совокупности других совершенных им преступлений (Определение N 66-О10-27СП) <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 1. С. 26.

Очевидно, что ни отмены приговора (в части) за отсутствием состава преступления, ни снижения наказания не было бы при условии существования в законе ответственности за участие в вооруженном преступном сообществе, поскольку в приведенном примере участник сообщества был осведомлен, что другие члены сообщества приобрели и хранят оружие в общих преступных интересах.

О необходимости введения повышенной ответственности организаторов, руководителей и членов преступных сообществ, которые используют оружие для совершения преступлений, высказаны различные мнения в отечественной научной литературе. Так, Ю. Цветков предложил ввести в ст. 210 УК часть третью, в которой установить ответственность за деяния, предусмотренные частями первой и второй этой статьи, если они сопряжены с наличием на вооружении участников преступной организации огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств <2>.

--------------------------------

<2> См.: Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой и криминологический анализ: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 200.

Т. Ермакова считает, что "для разрешения ситуаций, связанных с проблемой квалификации вооруженных преступных сообществ (преступных организаций), в части отграничения их от банды по признаку вооруженности, следует статью 210 УК дополнить квалифицированным признаком, предусматривающим в качестве отягчающего обстоятельства вооруженность преступного сообщества, при условии что наказание за этот состав будет превышать размеры, установленные в ст. 209 УК РФ" <3>.

--------------------------------

<3> Ермакова Т.Н. Банда и преступное сообщество (преступная организация) как формы соучастия: сравнительно-правовой анализ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 13.

Соглашаясь с приведенными мнениями, считаю необходимым отметить, что если при бандитизме вооруженность представляет собой обязательный признак состава преступления, то в случае, если оружием владеют члены преступного сообщества, они будут нести за это повышенную уголовную ответственность и наказание, так как вооруженность предстанет в виде квалифицирующего обстоятельства. Уголовно-правовая сущность вооруженности в обоих случаях будет разной, что повлечет различное толкование понятия вооруженности в банде, с одной стороны, и в преступном сообществе, с другой стороны. Если в банде вооруженность неразрывно связана с применением или угрозой применения оружия при нападении, то в случаях обнаружения оружия у членов преступного сообщества понимание признака вооруженности может быть расширено в связи с повышенной общественной опасностью самой формы соучастия - преступного сообщества, которое не ограничивается обычным нападением, а применяет насилие при совершении самых различных преступлений, и это насилие может быть "мягким", по меткому выражению авторов монографии "Современный бандитизм" <4>.

--------------------------------

<4> См.: Корецкий Д.А., Пособина Т.А. Современный бандитизм. СПб., 2004. С. 66.

Цель такого насилия заключается не в достижении сиюминутного результата, а в создании обстановки страха, подавленности не у одного или нескольких пострадавших, а у значительного их количества, что облегчает совершение преступлений на территории отдельного предприятия, города или района.

Ведь зачастую, даже если преступное сообщество занимается только экономическими преступлениями, его участники опираются на насилие или угрозу его применения. А если речь идет о преступных сообществах, основная деятельность которых - незаконный оборот наркотиков, контрабанда, интимные услуги, похищение людей с целью получения выкупа, предоставление "крыши" (охрана), вымогательство, то применение оружия становится неотъемлемым признаком деятельности таких сообществ.

В настоящее время незакрепление в ст. 210 УК такого квалифицирующего признака, как вооруженность, приводит к необходимости наряду со ст. 210 УК применять ст. 209 (бандитизм) в случаях совершения членами преступного сообщества вооруженных нападений. Однако при этом возникают сложности, которые попытались разрешить авторы Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12. В п. 21 Постановления указано следующее: "Если участники преступного сообщества (преступной организации), наряду с участием в таком сообществе (организации), создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководили такой группой (бандой), содеянное образует реальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по ст. ст. 209 и 210 УК РФ, а при наличии к тому оснований также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за участие в другом конкретном преступлении" <5>.

--------------------------------

<5> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 8. С. 6.

Но возможны случаи, когда участники организованной группы, первоначально объединившиеся для совершения преступлений небольшой или средней тяжести, вооружившись, стали совершать тяжкие и особо тяжкие преступления.

Именно по такому сценарию проходило становление преступного сообщества, занимавшегося подделкой денег и обезвреженного на Северном Кавказе в 2010 г. Организованная группа, созданная на территории Дагестана для совершения краж и вымогательств, постепенно разрослась, вооружилась и стала заниматься изготовлением и сбытом поддельных денег едва ли не в промышленных масштабах, превратившись в объединение организованных групп, т.е. в крупное преступное сообщество. Отдельные группы, территориально расположенные в отдаленных горных селах, в подпольных цехах занимались изготовлением денег. Группы перевозчиков доставляли фальшивки в различные города России. Другие группы сбытчиков денег распространяли их, пользуясь прикрытием собственных силовых структур, имеющих разведку и контрразведку. Вооруженные различными видами современного оружия, члены сообщества оказали отчаянное сопротивление при задержании их двумя сотнями спецназовцев ФСБ и МВД <6>.

--------------------------------

<6> Российская газета. 2010. 25 ноября.

В приведенном примере в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12, необходима квалификация по совокупности ст. 210, а также статей Особенной части УК, предусматривающих ответственность за конкретные преступления, без ссылки на ст. 209 УК, так как члены сообщества вооружились не с целью нападения на граждан или организации, а с целью защиты от действий правоохранительных органов.

А это означает, что вооруженность фактически не учитывается при подобной квалификации, что ведет к ослаблению борьбы с организованными преступлениями, совершенными в составе сообщества.

В Постановлении Пленума приведен и другой случай, когда руководители и участники структурного подразделения преступного сообщества заранее создали или стали участниками созданной банды, но действовали в ее составе не в связи с планами преступного сообщества. Содеянное ими должно квалифицироваться только по ч. 1 или 2 ст. 209 УК (и по статье Особенной части УК за совершенное конкретное преступление), а квалификация по ст. 210 УК в таком случае является излишней (п. 21 Постановления).

Очевидно, что рассматриваемый случай не имеет отношения к деятельности преступного сообщества, так как не связан с его планами. Такие действия, как отдельных членов сообщества, так и его структурных подразделений, определяются абз. 1 п. 20 Постановления Пленума как эксцесс исполнителя.

В Постановлении N 12 разрешен вопрос о квалификации действий в случаях совокупности с незаконным хранением или ношением огнестрельного оружия. В п. 19 указано: "Если организатор, руководитель (лидер) или иной участник преступного сообщества (преступной организации) незаконно владеет огнестрельным оружием, его действия в этой части надлежит квалифицировать по статье 222 УК РФ, а также по соответствующей части ст. 210 УК РФ".

В этом случае нет указания на цель хранения или ношения огнестрельного оружия, что приводит к уравниванию ответственности "обычного" лица, незаконно владеющего оружием, и таких опасных субъектов, как организаторы (руководители) и участники преступных сообществ, которые зачастую используют оружие с целью совершения преступлений, не связанных с нападением на граждан или организации (при осуществлении так называемых "мягких" нападений).

Таким образом, попытка Пленума Верховного Суда РФ разъяснить правила квалификации действий участников преступных сообществ в рамках существующих видов ответственности за совершение вооруженных преступлений не может охватывать разнообразия преступной деятельности современных сообществ, поскольку связывает их ответственность с понятием нападения, применяемого при бандитизме.

Это приводит к мысли о необходимости введения ответственности за вооруженность членов преступных сообществ, которая должна отличаться от ответственности членов бандитских групп. На наш взгляд, вооруженность членов преступного сообщества должна влечь повышенную ответственность как в случаях применения или угрозы применения оружия при совершении нападений, так и в случаях, пока не предусмотренных законом, когда оружие применяется или есть угроза его применения при совершении преступлений, не связанных с молниеносным нападением на граждан или организации. Такое понимание вооруженности применительно к преступным сообществам несколько уже, чем предложенное Ю. Цветковым, который считает необходимым введение повышенной ответственности за одно лишь "наличие на вооружении участников преступной организации огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств" <7>.

--------------------------------

<7> Цветков Ю.А. Указ. соч. С. 200.

Думаем, что такое слишком широкое толкование вооруженности недопустимо, поскольку может привести к репрессиям за сам факт ношения оружия членами преступных сообществ безотносительно к целям деятельности таких сообществ и к планируемым или совершаемым ими преступлениям.

Повышенную ответственность за вооруженность должны нести все члены сообщества при условии осведомленности, что хотя бы у одного из них есть оружие, которое может быть использовано в целях осуществления преступной деятельности сообщества. При этом наказание за организацию (руководство), участие в вооруженном преступном сообществе должно быть выше, чем за те же действия, совершенные в составе организованной группы (банды). Это связано с повышенной общественной опасностью преступного сообщества, представляющего собой не одну группу, а их объединение.

При решении вопроса о наличии признака вооруженности преступного сообщества можно пользоваться разъяснениями, которые содержатся в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм", в соответствии с которым вооруженность предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового, пневматического и иного оружия. Предложение Ю. Цветкова о включении в понятие "вооруженность преступного сообщества" только огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств не может быть принято. При вхождении в состав сообщества банды, вооруженной не огнестрельным, а холодным, газовым или пневматическим оружием, по логике Ю. Цветкова, ответственность за вооруженность преступного сообщества не должна наступать. Вряд ли такую постановку вопроса можно считать правильной, ведь банда в составе сообщества подчиняется его целям и достигает их единственным способом - насилием, устрашением жертвы, для чего может быть использовано не только огнестрельное, но и холодное и иное оружие.

Другие члены сообщества, его организаторы и руководители, если они осведомлены о наличии оружия, приобретенного и хранящегося в целях осуществления преступной деятельности сообщества, должны отвечать за вооруженность сообщества и нести значительно более строгое наказание, нежели члены невооруженных сообществ. Кроме того, наказание должно дифференцироваться в зависимости от роли отдельных членов вооруженного преступного сообщества в его создании и функционировании, т.е. ответственность организаторов (руководителей) преступного сообщества, а также специальных субъектов должна быть намного строже, чем ответственность и наказание рядовых участников сообщества.

Исходя из этих соображений, предлагаем дополнить ст. 210 УК квалифицированными составами, изложив их в следующей редакции:

"Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, в случае вооруженности преступного сообщества, если они совершены:

а) участником преступного сообщества - наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет со штрафом в размере от одного до пяти миллионов рублей;

б) организатором (руководителем) преступного сообщества либо входящего в него структурного подразделения - наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере от пяти до десяти миллионов рублей;

в) лицом с использованием своего служебного положения либо лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, - наказываются лишением свободы на срок от восемнадцати до двадцати лет со штрафом в размере от десяти до пятнадцати миллионов рублей или пожизненным лишением свободы".

Подобный подход позволит избежать проблем с квалификацией деяний по ст. 210 УК по совокупности с такими составами, как бандитизм (ст. 209 УК) и незаконные приобретение, хранение, перевозка или ношение оружия (ст. 222 УК). Но самое главное - усилит ответственность вооруженных преступных сообществ по сравнению с менее опасными формами организованной преступности.

Статья: Координация преступных действий как вид организации преступного сообщества (преступной организации) (Мондохонов А.) ("Уголовное право", 2011, N 4)

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.