Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

yahont_o_v_problemy_konservacii_restavracii_i_atribucii_proi

.pdf
Скачиваний:
42
Добавлен:
12.03.2016
Размер:
25.96 Mб
Скачать

о.в. яхонт

царским правительством) он не ссылался на них. И. Э. Гра­ барь смог привлечь в ЦГРМ ряд ведущих ученых и опыт­ ных реставраторов-«иконников», объединить их усилия во имя спасения национальных памятников, уничтожае­ мых или продаваемых новой властью за границу. Одной из главных задач в деятельности ЦГРМ он считал выявление (на основание летописных и архивных сведений) место­ нахождения ценных памятников древнерусского (и более позднего) искусства, в первую очередь связанных с име­ нами Андрея Рублева, Феофана Грека, Дионисия и дру­ гих великих иконописцев, скрытых к этому времени под многослойными записями. В то же время в его руководстве ЦГРМ явно прослеживалось (хотя официально он это не

афишировал) стремление к максимально быстрому рас­ крытию найденногодревнего памятника и его публикации

вотечественной и зарубежной печати. Он прозорливо со­

знавал, что гласность открытий этих выдающихся памят­ ников прошлого спасет их от широко распространенного тогда уничтожения или продажи за границу. Бесспорно, такая тактика действий содействовала также возможности получения от государства финансирования на эти работы. Данная проблема тогда была жизненно необходимой, так как новое правительство стало переводить на «самофи­ нансирование» научные, учебные и музейные учреждения, лишая их государственных дотаций. С целью содержания сотрудников и оплаты государственных налогов руково­ дители многих музеев под официальным давлением вы­ нуждены были тогда сдавать в антикварные магазины и государственные учреждения в системе торговли с зарубе­ жьем (Торгсин) уникальные музейные предметы - произ­ ведения искусства, архивные документы и редкие книги, которые «уходили» заграницу. Как по этой причине, так и для демонстрации успешности научной и реставрационной деятельности ЦГРМ были изданы сборники научных тру­

дов <<Вопросы реставрации», многочисленные статьи и ор­ ганизованы выставки отреставрированных произведений

вМоскве (4 выставки) и за рубежом - в странах Западной Европы и Америки. Эти акции имели огромное значение в деле пропаганды деятельности по спасению и сохранению памятников прошлого (в первую очередь древнерусских), но в тот период они были крайне опасными, так как шли вразрез с установленной общей идеологией и политикой новой власти, поставившей главной задачей борьбу с рели­ гиозной и буржуазной мыслью, преследование тех, кто ее придержиnалеяили стремилсясохранить все, что с ней свя­ зано. По мнению ряда историков, успешной деятельности учреждения, возглавляемого И. Э. Грабарем, содействова-

271

ИСЮРИЯ РЕСIАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

ли личная поддержка наркома А. В. Луначарского и (глав­ ное) то, что ЦГРМ была в орямом подчинении Н. И. Троц­ кой - жены Л. Д. Троцкого - второго после В. И. Ленина руководителя государства. Возглавляя систему музейного дела и охраны памятников с 1918 г., она неоднократно спа­ сала от тюрем и от расстрела многих сотрудников ЦГРМ и других, подчиненных ей, учреждений. Это наиболее стало понятно после утраты Л. Д. Троцким своего руководящего положения в государстве и высылки Н. И. Троцкой, сле­ дом за супругом, из страны (со своего поста она вынуждена была уйти в 1927 г.). Вскоре начались новые массовые аре­ сты сотрудников ЦГРМ, отправка их в тюрьмы, концлаге­ ря, ссылку, нередко заканчивающиеся расстрелом. В 1930 г.

И. Э. Грабарьвынужден был оставить руководство ЦГРМ, а

в1934 г. эту организацию ликвидировали.

По свидетельству бывших сотрудников ЦГРМ (Н. Н. Поме­ ранцева и др.) и ряду архивных документов известно, что в этой организации короткое время (в 1926-1931 гг.) существо­ вало подразделение по восстановлению скульптуры, в кото­ рое входили профессиональные скульпторы В. Н. Домогац­ кий, А. Н. Златоврацкий и каменщики из бывших частных артелей и обществ по обработке камня и сооружению па­ мятников (<<Гранит>>) и др. Их задачами было выявление на разоренных монастырских кладбишах, в церквях, усадьбах произведенийскульптурыипередачаихвмузейныеучрежде­ ния - Третьяковскую галерею, Исторический музей, Музей изящных (изобразительных) искусств. Скульптурные над­ гробия, монументальные и декоративно-монументальные памятники, а также скульптурные фрагменты сносимых гражданских и церковных зданий ими были перенесены в Донской монастырь - в Михайловскую церковь и на при­ легающую территорию. Таким образом удалось спасти ше­ девры Ж. А. Гудона, Ф. И. Шубина, И. П. Мартоса, Ф. Г. Гор­

деева, И. П. Витали, Н. С. Пименова, М. М. Антокольского,

Н. А. Андреева и многих других.

В 1921-22 rr. в Третьяковекой галерее по инициативе ее

директора И. Э. Грабаря был создан отдел скульптуры, который возглавил скульптор В. Н. Домогацкий. Но уже в

1925 г. при новом директоре Отдел скульптуры был ликви­

дирован, а В. Н. Домогацкий уволен. Помимо формирова­ ния коллекции (поиска и пополнения собрания скульптур из закрытых учреждений, церквей и передачи из Исто­ рического и других музеев) В. Н. Домоrацкий выполнял в Третьяковекой галерее восстановительные работы. Им

были восстановлены мраморные и гипсовые работы Ф. И. Шубина, С. И. Иванова, П. П. Клодта, А. С. Голубкиной, С. Т. Коненкова, восковыерельефыФ. П. Толстого идр. Под

272

о.в. яхонт

его руководством в 1923 г. скульптор В. И. Орлов промыл несколько больших мраморных скульптур М. М. Анто­ кольского (<<Христос перед народом», «Иван Грозный>>, <<Не от мира сего», «Мефистофель>>), а также портреты работы

Ф. И. Шубина (портретА. М. Голицынаидр.), произведения С. И. Иванова, А. С. Голубкиной, С. Т. Коненкова и др. Уже позднее, во второй половине 1930-х гг., скульптор Г. С. Са­ зонов восстановил разбитые на многие фрагменты скуль­ птуры «Лежащая» С. Т. Коненкова и портреты В. И. Ленина

работы Н. А. Андреева, а также восполнил и склеил мра­ морный бюст П. А. Демидова, изваянный Ф. И. Шубиным, различные произведения И. С. Ефимова, С. Т. Коненкова и других русских мастеров. В. Н. Домогацкий выполнял многие восстановительные работы в Историческом музее, в подмосковных музеях-усадьбах - Архангельское, Остан­ кино, Кусково. Возможно, он в 1920-е гг. восстанавливал мраморную скульптуру М. М. Антокольского <<Иван Гроз­

ный», доделывая утраченный крест и четки.

В Музее изящных искусств продолжал работать В. Д. Сухов (пришедший в Музей в 1911 г. вскоре после открытия), ко­ торый осуществлял консервационные и восстановительные

работы с гипсовыми слепками, мраморной и деревянной скульптурой. Помимо этого он занимался консервацией фаюмских портретов, древнеегипетских папирусов и фото­ съемкой музейных экспонатов. В 1924 г. после создания в Музее реставрационного отдела ему стал помогать профее­ сианальный мастерпоформовкескульптурыА. П. Свирин. С 1933 г. в этом музее стал работать реставратором М. А. Алек­ сандровский, перешедший из Исторического музея. Обла­ дая определенными знаниями в химии, он разрабатывал и

использовал новые методы очистки гипса, известняка, мра­ мора. Он нередко участвовал в реставрации живописных работ совместно с С. С. Чураковым (при реставрации ряда картин, пострадавших в 1920-е гг. во время кражи).

Так как в Москве в 1920-1930-е гг. работы по восстанов­ лению скульптур из мрамора, известняка и гипса прово­ дилисЪ от случая к случаю, многое осталось неизвестным. Кое-что удавалось узнавать по воспоминаниям их участ­ ников или свидетелей. Так бывший (в те годы) хранитель соборов Московского Кремля Н. Н. Померанцев сообщил,

что в 1918 г.дляорганизованной им выставкидревнерусской

скульптуры в церкви Михаила Малеина Вознесенского мо­ настыря реставратор М. И. Тюлин удалил со скульптур­ ной белокаменной иконы 1464 г. св. Георгия поздние цер­ ковные украшения (железный венец, полотенца), промыл и частично затониравал ее поверхность. Уже позднее - в 1929 г. (во время уничтожения Вознесенского монастыря)

273

ИСТОРИЯ РЕСIАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

по инициативе и под наблюдением Н. Н. Померанцева эта белокаменная икона в целях сохранения от гибели была демонтирована и перенесена в фонды Оружейной палаты (позднее, в 1940 г., верхний фрагмент - бюст всадника был передан в Третьяковскую галерею, остальное - списано. Последнее можно объяснить тем, что Н. Н. Померанцев в 1934 г. был арестован и сослан. Новый хранитель был менее квалифицирован).

Судя по скульптурным произведениям, восстановленным в те годы, и некоторым архивным материалам, можно ска­ зать, что деятельность московских скульпторов и камен­ щиков осуществлялась в традициях, сложившихся в пред­ шествующие столетия: при восполнении и соединении фрагментов на оригинале место «стыка>> ровно подрезалось и подгонялось; также в оригинале вырезалось «гнездо» для закрепления восполняемой детали; склейка осуществля­ лась с помощью извести или гипса с добавкой казеина, а также воско-смоляной мастики; для прочности вставля­ лись железные штыри (пироны); шов соединения (для со­ крытия его от зрителя) закрашивался масляной краской.

В Петрограде в 1919г. был создан Институтархеологической

(с 1931 г. - исторической) технологии, организованной при Российской Академии истории материальной культуры

(ИАТ-ИИТ РАИМК), наследовавший Императорскую Ар­

хеологическую комиссию. Собранная там группа ученых естественных и гуманитарных наук (М. В. Фармаковский, А. Е. Ферсман,А. А. Байков, Н. Н. Качалов, В. Ф. Левинсон­ Лессинг, Н. П. Тихонов, Н. А. Околович и др.) поставила перед собой цель: через изучение и анализ многовеково­ го отечественного и зарубежного (в том числе музейного) опыта по технологии создания произведений из различных материалов (втом числе из различных пород камня - мра­ мора, известняка, песчаника и др.), причин и характера их разрушения найти оптимальные методы их консервации и реставрации. Так, в отделе камня, руководимом геологом А. Е. Ферсманом, изучались причины разрушения раз­ личных пород камня, выбор оптимального температурно­ влажностиого режима для сохранности памятников из камня и использованию этих данных с целью спасения ар­ хитектурных и скульптурных памятников. Одновременно разрабатывались методы безопасной очистки и консерва­ ции скульптуры. Были исследованы причины разрушения памятников, при восстановлении которых применялись традиционные и современные материалы. В результате этих исследований были отмечены ряд материалов, при­ меняемых многими в восстановительных работах и, по их заключению, недопустимых. К примеру, подтвердилось

274

о.в. яхонт

мнение П. П. Покрышкина о запрете на использование цемента при работе с известняком, мрамором и т. д. Были отмечены отрицательные результаты в использовании тра­ диционных методов восстановления скульптур из камня: применения кислот для очистки скульптур из мрамора, уничтожение оригинальной патины путем шлифовки и по­ лировки поверхности скульптуры и др. Было организовано две выставки по современным методам реставрации и из­ дано 12 выпусков <<Материалов по методологии археологи­ ческой технологии», обобщающий труд «Основы историче­ ской технологии», которые позднее легли в основу пособия М. В. Фармаковского <<Консервация и реставрация музей­ ных коллекций».

Основную задачу сотрудники института видели не в не­

медленном раскрытии и восстановлении памятников, а

вих непосредственном исследовании, их материала, тех­ нологии изготовления, причин и характера разрушения, поиска и разработке безопасных методов консервации и реставрации, выявления стабильных условий хранения (температурно-влажностного режима). Исходя из это­ го, они стремились не реставрировать, а проводить учет и консервацию (укрепление) памятников, в первую очередь иконописи. Таким образом, основополагающая цель дея­ тельности Института была, практически, противополож­ ной той, которая осуществлялась в ЦГРМ (в Москве). Осо­ бую остроту, приведшую к конфликтумеждуруководством этих организаций, это приобрело при оценке результатов реставрации произведений иконописи, всесторонне рас­ смотренных на Реставрационной конференции Главмузея

вапреле 1921 г. К сожалению, решение достаточно объем­ ных и комплексных проблем, проводимых в Институте, ре­ зультаты которых позволяли решать научно обоснованные реставрационные и атрибуционные задачи, тогда не полу­ чили понимания у многих, в первую очередь у московских коллег. Объясняется это не только тем, что каждый из этих коллективов видел по-разному цели и задачи консервации и реставрации, но и в представлении о выборе тактики дей­ ствий музейных учреждений в условиях того времени. Вы­ бранный сотрудниками Института строго научный, ака­ демический (и во многом опережающий время) подход к проблеме сохранения и реставрации памятников был рас­ считан на стабильнуюдолголетнююдеятельность какэтого учреждения, так и всей отечественной музейной системы. Они считали, что в то время и в тех условиях главная зада­ ча - сохранить и укрепить памятник в том виде, в котором он находится, раскрытие и реставрациядолжны проводить­ ся в будущем времени максимально безопасными метода-

275

ИСfОРИЯ РЕСfАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

ми для памятника и при сохранении поздних наслоений. Тактика ЦГРМ, принятая И. Э. Грабарем и его коллегами, оказалась более соответствующей реальной ситуации в стране в тот период, и поэтому она принесла более эффект­ ные результаты в форме раскрытия огромного числа уни­ кальных памятников отечественного искусства прошлых веков (хотя при некотором их повреждении вследствие срочности и традиционности исполнения этих работ) и его мирового признания. Но трагичность коллективов обеих организаций оказалась в том, что, несмотря на названные противоречия, они видели главной целью своей деятельно­ сти спасение и сохранение национальных памятников про­ шлого, в то время как «генеральнаялиния>> правительства и партийного руководства страны была классовая и антире­ лигиозная борьба с прошлым, его приверженцами и, соот­ ветственно, с памятниками (их свидетелями). В результа­ те, вскоре после ликвидации ЦГРМ был закрыт Институт

исторической технологии, многие сотрудники арестованы, часть из них - расстреляна. В тот период эта участь по­ стигла многие музеи, университеты, институты, миллионы граждан нашей страны.

В указанный период бывшая северная столица, как и Мо­ сква, по воле новых правителей потеряла определенное число скульптурных памятников, перед этим украшавших ее площади, Находившихея в государственных, церков­ ных зданиях и на монастырских кладбищах. Несмотря на то, что многие приезжие в начале 1920-х rr. воспринима­

ли «Северную Пальмиру» как город-призрак, в котором все разрушалось и, казалось, навеки погибало, особенно скульптуры и рельефы на зданиях, в парках и на площадях.

Музейные работники, истощенные голодом, стремились спасти и сохранить бесценные вещественные свидетель­ ства великого национального прошлого. Тогда при Отделе по делам музеев и охраны памятников искусства и старины была сформирована (помимо архитектурной и живописной секций) еще и скульптурная, бронзолитейная, формовоч­ ная и камнеотделочная. Стали осуществляться работы по восстановлению музейной скульптуры, декора архитектур­ ных памятников и монументов XVIII-XIX вв., находящих­ ся в городе и его пригородах. Значительная работа выпала на хранителей и реставраторовЭрмитажа и Русского музея. Они занимались выявлением и вывозом в музеи большого числа произведений скульптуры из национализированных и разоренных дворцов, занимаемых различного рода кан­ целярскими учреждениями. Эти произведения приводи­ лись в порядок, подвергаясь консервационной (или рестав­ рационной) обработке, и атрибутировались.

276

о.в. яхонт

Вте годы (с 1916 по 1918) мастерскую реставрации скуль­

птуры Эрмитажавозглавлялпрофессиональныйскульптор

Л. В. Шервуд, а основные работы продолжал осуществлять М. К. Байкеев (пришедший в Эрмитаж в 1894 г. и прорабо­

тавший там до 1932 г.). Л. В. Шервуд, один из русских уче­ ников О. Родена, прекрасно был осведомлен о неприятии

кэтому времени в музеях Западной Европы традиционной реконструкции античной скульптуры и, соответственно, придерживался тех же позиций. Позднее он вспоминал о своей работе в качестве реставратора в Эрмитаже: «Я был принципиальным врагом приклеивания носов, рук, паль­ цев и т. п., что всегда заставляло скульптора прочеканивать место приклейки, искажая тем самым работу великого ма­ стера. На все поручения профессора О. Ф. Вальдгауера (в те годы практически возглавлявшего античный отдел) испол­ нитьреставрацию какой-нибудьфигурыяотвечалотказом. Когда я встретил двадцатьлет спустя О. Ф. Вальдгауера, он сказал мне: "Как вы были дальновидны! Мы теперь отказа­ лись от такой реставрации"».

В1918 г. во главе Отдела древностей Эрмитажа официаль­

но избирается О. Ф. Вальдгауер, который весьма энергично обследовал дворцы и частные собрания Петрограда и при­ городов в поисках произведений античного искусства. Он провел систематические археологические раскопки в Пав­ ловском парке и нашелряд прекрасных фрагментов антич­ ной скульптуры, более столетия до этого размещенных с целью романтического декорирования окружавшего ланд­ шафта. Для уточнения атрибуции эрмитажных античных скульптур Демосфена, Сократа, Афины, Диониса и др. (в связи с подготовкой каталога) и в соответствии с проводи­ мым в музеях Западной Европы демонтажем реконструи­ рованных ранее произведений этого периода под руковод­ ством О. Ф. Вальдгауера скульптор М. К. Байкеев удалил поздние восполнения. По этому поводу О. Ф. Вальдгауер писал: «На сохранности памятников отразилась весьма вредно еще в древности и деятельность реставраторов... В настоящее время отказываются от подобного дополнения находимых фрагментов античной скульптуры, так как, разумеется, реставратор еще не в состоянии воскресить первоначальный облик статуи. В некоторых музеях, кроме того, приступлено к очистке статуй от лишних, портящих общее впечатление, новых частей, и на этой точке зрения стоиттакже Эрмитаж».

В1920-1930-е гг. вместе с М. К. Байкеевым в Эрмитаже ста­

ли работать профессиональные скульпторы М. М. Путра,

И. В. Крестовский, Р. К. Таурит, Н. Я. Тальянцев, осущест­

влявшие как аналогичные действия с античной коллекци-

277

ИСЮРИЯ РЕСТАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

ей, так и восстановление западноевропейской скульптуры нового времени.

В Государственном Русском музее собиранием и спасением

отечественной скульптуры с 1922 г. самоотверженно зани­ мался Г. М. Преснов. К этому времени русская скульптура

в музее была представлена несколькими единицами, так как в то время бытовало мнение об отсутствии скульпту­ ры и хороших скульпторов в России. Многие превосходные произведения выдающихся русских скульпторов были за­ быты, находясь и разрушаясь в подвалахдворцов, церквей, общественных зданий, на монастырских кладбищах. Об их существовании не было известно даже специалистам.

Г. М. Преснов путем методического обследования двор­

цов, заброшенныхдомов, церквей, антикварных магазинов

иучреждений, а также литейных заводов, куда поступали

для переплавки металлические предметы (и где он завел друзей-единомышленников), смог собрать самую полную

ихудожественно богатую в стране музейную коллекцию произведений русской пластики и ваяния. Ради этого он, передка, могидти наневозможное: в страшные 1930-е гг. он, напрямую обратившисьв правительство (М. И. Калинину),

смог отстоять, спасти и заполучить в музей выдающийся

памятник Александру 111 работы П. П. Трубецкого - ше­

девр отечественной культуры, предназначенный ранее для переплавки в целях получения остродефицитного металла

(в тот период жизни страны, когда все жестко подчинялось

ее индустриализации).

Под руководством Г. М. Преснова в Русском музее с 1926

по 1934 г. работал профессиональный скульптор И. В. Кре­ ставекий (1893-1974). Им было восстановленобольшоечис­ ло музейных скульптур из мрамора, гипса, воска и бронзы работы Б. К. Растрелли (статуя Нептуна), И. П. Мартоса (Амур и надгробие Гагариной), Ж. Д. Рашетта (Юпитер­

громовержец), В. И. Демут-Малиновского (Русский Сцево­ ла), М. И. Козловского (Екатерина 11 в образе Минервы),

атакже Н. Ф. Жилле, Ф. Ф. Щедрина, Ф. Ф. Каменского, М. М. Антокольского, А. Л. Обера, А. С. Голубкиной, А. Т.

Матвеева, Б. Д. Королева и других мастеров. Позднее он гордился успешностью восстановления гипсовой тониро­ ванной скульптуры М. А. Врубеля «Демон>>, разбитой одним из посетителей музея. И. В. Креставекий разработал и смог применять собственную методику расчета местонахожде­ ния на полу мелких фрагментов этой скульптуры, успешно их собрать и соединить. Он также разработал специальные методики восстановления восковых рельефов Ф. П. Тол­ стого, позднее оформленные в статьи. В 1935-1936 гг. вос­ становлением скульптур и рельефов из гипса, мрамора и

278

фарфора в Русском музее стали заниматься (также под ру­ ководством хранителя Г. М. Преснова) профессиональные скульпторы И. И. Суворов и К. М. Казанский. Несколько

позднее к ним подключается скульптор В. В. Гущина, вы­ полнявшая работы по восстановлению многих скульптур,

в том числе при подготовке переанальных выставок Б. К.

Растрелли и Ф. И. Шубина, а также ХV-летие РККА и др. И. В. Крестовский, помимо работы в Русском музее, созда­ вал авторские станковые произведения и памятники, а так­ же значительное время (в особенности, после ухода из му­ зея) стал уделять восстановлению городских (в Ленинграде

ив пригородах) памятников, монументально-декоративной

ипарковой скульптуры. Его, как признанного профессио­ нального специалиста в области восстановления скульпту­ ры, приолекал архитектор-реставратор П. Д. Барановекий дляработв Юрьеве-Польском. В 1922-23гг.подруководством

П. Д. Барановекого были начаты исследования, археологи­ ческие раскопки и обмеры соборасв. Георгия XII в., в резуль­ тате которых тогда и в дальнейшем (1937-1950 гг.) удалось найти в различных местах - под поздней кровлей, в земле, в разобранных пристройках к собору и водворах соседнихдо­ мов - более 80 резных белокаменных рельефов, принадле­

жавших первоначальному древнему храму (обрушившемуся

ив XVв. восстановленномупод «предстательством>> В. Д. Ер­

малина). Среди найденных белокаменных резных рельефов были выявлены части композиции Распятия - так называе­ могоСвятославовакреста, с мемор : альнойрезнойнадписью

остроительстве собора при князе Святославе, пять фраг­ ментов Деисусного чина, замковые камни с изображением ликов (возможно, Христа) и т. д. Как найденные фрагменты, размещенные тогдав экспозиции созданного в соборе музея, так исследования и результаты реставрации внесли новые важные данные по истории белокаменной резьбы в Древней Руси и архитектуредомонгольского периода.

Во второй половине 1920-х гг. власти г. Ленинграда были вынуждены срочно привлечь скульпторов к восстанови­ тельным работам с городскими памятниками, так как к этому времени многие из них находились в катастрофи­

ческом состоянии, вызывая у приезжих неприятие своим жутким видом. Среди них были памятники Петру 1 работы М. Э. Фальконе и Б. К. Растрелли, памятник А. В. Суворо­ ву работы М. И. Козловского, Ростральные колонны, мра­

морные статуи Летнего сада, скульптурный декор Эрмита­ жа, Главного штаба, Адмиралтейства, Инженерного замка, Конногвардейского манежа, Александринекого театра, Пу­ бличной библиотеки, Нарвских ворот и др. Для проведения восстановительныхработ были приглашеныизвестные про-

о.в. яхонт

М.А. Врубель.

Голова.

Гипс раскрашенный.

1894.

ГРМ, Санкт-Петербург. Реставрирована в 1920-х И. В. Крестовским

279

ИСГОРИЯ РЕСТАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

Аллегорическая фигура на Ростральной колонне в Санкт-Петербурге.

Восстанавливалась в 1920-1930-е группой скульпторов во главе с В. В. Лишевым и И. В. Креставеким

фессиональные скульпторы и их ученики. В их числе были В. В. Лишев, И. В. Крестовский, Д. Н. Малашкин, С. А. Ев­

сеев, Н. В. Михайлов, Е. В. Тонкова, Т. С. Кирпичникова, Н. В. Томский, В. В. Козлов, Р. К. Таурит и др. Работы были осуществлены в традициях скульптурного ремесла, соот­ ветствующими материалами и инструментами. Также по традиции - на основании собственного творческого вооб­ ражения и в соответствии с заданием архитектора, руко­ водившего работами, были возобновлены поврежденные или утраченные фрагменты, а порой (как для Театра драмы имени А. С. Пушкина, бывшего Александринского) изго­ товлены целиком новые статуи. При описании проводимых восстановительных работ И. В. Крестовский отмечал как отрицательное явление предшествующие им многослойные цементные, штукатурные и гипсовыедополнения намногих скульптурах, особенно значительные на статуях Ростраль­ ных колонн, изваянных в 1810-1811 rr. Ж. Тибо и И. Кам­ берленом из пудостекого камня. С каждой статуитогда было вывезено по два-три воза поздних намазок и дополнений. И

в то же время, возобновление деталей статуй, рельефов и ар­

хитектурногодекора осуществлялось в соответствии со сло­ жившимися скульптурно-ремесленными традициями - из цементных растворов с применением железных крепежных стержней и скоб. Это позднее стало причиной новых разру­ шений природного камня - травертина, пудосткового кам­ ня, туфа, мрамора, из которого были изваяны многие скуль­ птуры северной столицы. Как правило, поверхность этих скульптур перечеканивалась, перерабатывалась и перепо­ лировывалась. Метод одного из видов таких работ раскрыл И. В. Крестовский, сообщая о проделанном им возобновле­ нии рельефа И. И. Теребенева «Восстановление флота в Рос­ сии», находящемся на центральной башке Адмиралтейства: «Размякший гипс был тщательно вырезан во всех местах. Внутренние части рельефа также были очищены от него. Все швы горельефа были "расшиты", т. е. расчищены и под­ резаны "на конус" (срез делается на внутреннее расшире­ ние). Все "гнилые" меставырезаны ножом, мелкие трещины несколькорасширилисьдля болееудобного закладывания в них гипса, места обломов ровно обрезались...)) О значитель­ ностиутраторигинальной части рельефа - шедеврарусской пластики - в результате применения этого традиционного метода свидетельствуют слова самого И. В. Крестовского о

следом возникшей перед ним проблеме воссоздания уни­ чтоженных - <<у русалок и тритонов всех вырезанных ниж­

нихчастей», атакжеиллюстрирующаяданные работы фото­ графия, на которой возобновленные части составили более одной третий огромного по размеру рельефа.

280

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.