Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

yahont_o_v_problemy_konservacii_restavracii_i_atribucii_proi

.pdf
Скачиваний:
42
Добавлен:
12.03.2016
Размер:
25.96 Mб
Скачать

о.в. яхонт

птуры А. Н. Беляев, и произошло это в 1859 г. через несколь­ ко лет после переноса скульптуры из Таврического дворца в Эрмитаже. По всей видимости, это произошло под влияни­ ем событий, связанных с широким обсуждением в Западной Европе вопроса о восполнении рук античной мраморной скульптуры Венеры Милосской, находившейся в Лувре (Па­ риж). Данный факт весьма значителен для истории культу­ ры, так как фиксирует первый в России опыт иного отноше­ ния к произведениям античной скульптуры - признания за ними самодостаточности даже в поврежденном состоянии, того понимания античного памятника, которое постепенно стало утверждаться в музеях Западной Европы. Подтверж­ дением формирования в русском обществе нового понима­ ния памятников прошлого (в первую очередь - античных) могут служить высказывания поэта А. А. Фета. Он призывал приговорить к позорному столбу любого скульптора, даже А. Канову и Б. Торвальдсена, если бы они посмели что-либо доделать в статуе Венеры Милосской.

Впоследующие годы (до 1879 г.) восстановительными рабо­ тами в императорских дворцах и парках занимался скуль­ птор И. В. Кузнецов (1838-1916). Он восстановил большое число статуй, ваз и декоративных предметов из камня (бо­

лее 1 14), среди которых были мраморная статуя Екатери­ ны 11 в образе Минервы работы М. И. Козловского (ныне

вГосударственном Русском музее), античные скульптуры Эрмитажа и пригородов Санкт-Петербурга, в том числе статую Гигеи, крышку античного мраморного саркофага, тогда найденную под Керчью, и многие другие предме­ ты из различных пород камня. Академиком скульптуры

И. И. Подозеровым (1835-1899) была восстановлена в Цар­ ском селе мраморная статуя Екатерины 11 (работы неизвест­ ного ваятеля XVIII в.). Известно, что в указанный период в соответствии с императорскими распоряжениями передко привлекались, как и прежде, скульпторы-академики для осмотра состояния скульптур императорских дворцов и парков. Также известно, что в эти годы академики скуль­ птуры М. А. Чижов, А. Л. Обер, Р. К. Залемаи и другие по указанию императора провели обследование памятников Санкт-Петербурга.

Всамой Императорской Академии художеств к восстанов­ лению собрания гипсовых слепков и учебных скульптур воспитанников, получивших золотые и серебряные меда­ ли, стали привлекать учащихся, работавших под наблю­ дением профессоров. Как позднее вспоминал академик скульптуры М. М. Антокольский, в бытность вольнослу­ шателем Академии для получения права на работу в ака­ демической мастерской он восстановил рельеф Н. С. Пи-

261

ИСТОРИЯ РЕСТАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

менова «Гектор упрекает Парпса за то, что он, оставшись с Еленою, не участвовал в сражении греков под Троей>>. В то же время, как отмечал М. М. Антокольский, в тот период подобные работы стали поручать случайным людям: «Бездарнейший ученик Спиголевский... без таланта, без совести и без сознания реставрировал... все барельефы, которые сделаны в Академии на большую золотую медаль... так, что

всто миллионов раз было бы лучше оставить их так, как было прежде». Это достаточно характерно отражает общую тенденцию времени - равнодушие к памятникам прошло­ го и участие в их восстановлении случайных непрофессио­ нальных исполнителей.

Но более удручающими стали распоряжения императора Александра 11 по уничтожению и искажению некоторых произведений искусства и памятников прошлого. Наи­ более трагично это отразилось на знаменитом красивей­ шем здании Адмиралтейства в Сант-Петербурге. В конце 1850-х - начале 1860-х гг. белокаменные скульптуры, авто­ рами которых были Ф. Ф. Щедрин, И. И. Теребенев, С. С. Пименов, В. И. Демут-Малиновский, украшавшие это зда­ ние, требовали восстановительных работ. Вместо них по предложению ретивых чиновников, <<рядевших>> об эконо­ мии средств, императорским указом были уничтожены 26 статуй над колоннадой, а вместо них установлены так на­ зываемые <<свободные копии>> из листовой меди. Помимо этого были сняты и уничтожены двадцать две значитель­ ные по размерам белокаменные статуи перед павильонами и у основания портиков, а их место заняли списанные на флоте мортиры и корабельные якоря. При этом поражает ограниченность и скаредность чиновников Адмиралтей­ ства, дополнительно отразившалея в рапорте царю о том, что за продажу камня этих бесценных скульптур они полу­ чили 20 рублей. И позднее, с 1892 г., как бы в продолжение этого <<почина», по императорскому указу с кровли Зимнего дворца и Малого Эрмитажа началось снятие и уничтоже­ ние 176 декоративных статуй и ваз XVIII в., изваянных из пудостекого камня по проекту архитектора В. В. Растрелли скульпторами И. Баумхеном и его помощниками. Взамен

втечение десяти лет устанавливались их имитации из ко­ ваной меди, изготовленные по 27 упрощенным по форме моделям академика скульптуры М. П. Попова.

К этому времени случаи гибели многих уникальных памят­ ников отечественного искусства, в том числе скульптуры, находившейся в заброшенных усадебных парках и клад­ бищах были многочисленны - по причине равнодушия владельцев или после продажи старых имений. Историки искусства конца XIX - начала ХХ вв. с горечью констати-

262

о.в. яхонт

ровали значительное число фактов гибели после реформы 1861 г. уникальных произведений изобразительного и при­ кладиого искусства в старых помещичьих усадьбах, подо­ жженных недовольными крестьянами. Частой причиной утрат было равнодушие самих владельцев или презритель­ ное отношение к «старому хламу» наследников и новых хо­ зяев - купцов и буржуа, скупавших земли и уничтожавших вместе с усадебными домами хранившиеся там картины, скульптуры, книги, архивы и мебель. Не менее удручающе выглядели скульптурные памятники на кладбищах, даже находившиеся в столицах (Санкт-Петербурге и Москве). Историк искусства барон Н. Н. Врангель, будучи свиде­ телем этих процессов, с горечью писал: «Запущенные, за­ бытые памятники петербургских кладбищ доживают свои последние дни, и если теперь о них не вспомнят, то через несколько лет все то немногое, что осталось от красивого прошлого нашей жизни, все это будет только одним воспо­ минанием. Осенние дожди, злые зимние морозы - вместе с нашими вандалами - окончательно изгладят из памяти имена умерших и работы тех немногих русских скульпто­ ров XVIII века, которые еще так мало исследованы».

Вередко причинами повреждения или гибели памятника прошлого были традиционные стремления их улучшить или придать «первобытный вид». Так в 1877 г. в процес­ се поновительского «улучшения» храма Покрова на Нер­ ли (1 165 г.) была сбита и уничтожена часть белокаменных древних рельефов, изменена форма покрытий сбора и уни­ чтожены фрески. С целью предотвращения подобных дей­ ствий в России создаются археологические общества, ко­ торые добиваются от правительства запрета на проведение любых восстановительных работ с отечественными памят­ никами прошлого без согласия и контроля археологических обществ и Академии художеств. В 1890 г. при Император­ ском Московском археологическом обществе была создана Комиссия по сохранению древних памятников, в которую вошли ведущие ученые - Д. В. Айналов, Н. П. Кондаков, М. И. Ростовцев и другие. Н ее заседаниях присутствовали представители Императорской Академии художеств. Бла­ годаря активной деятельности ученых этих обществ стало формироваться негативное отношение не только к уничто­ жению, но и к поновлению древних памятников.

Огромное воздействие на формирование такого отношения к памятникам прошлого оказывал опытдеятельности архео­ логических обществ в странах Западной Европы, в особен­ ности практика работ с памятниками античности, определе­ ние характера действий и их границ при решении вопросов восстановления и сохранения. Материалы по этим пробле-

263

ИСWРИЯ РЕСfАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

мам публикавались в различных сборниках и монографиях. Во второй половине XIX в. стали активно публиковаться каталоги коллекций античных памятников и специальные сборники - своды по разделам: античные саркофаги, над­ гробия, греческие и римские портреты и т. д., хранившиеся в европейских государственных, королевских и частных со­ браниях. К их изданиям были привлечены ведущие ученые всех стран. Важное значение имела публикация в 1866 г. полного научного каталога античной скульптуры Эрмитажа («Музея древней скульптуры Императорского Эрмитажа»), автором которого был С. Гедеонов. Это издание получило широкое признание и неоднократно переиздавалось.

Решающую роль в научном и общественном пересмотре вопроса о необходимости или возможности восполнения утрат в произведениях античной скульптуры сыграли ре­ зультаты международных конкурсов, проведеиных по ини­ циативе ученых и поддержанных германским императо­ ром Вильгельмом 11. В конкурсе 1894 г. на реконструкции римской копии Танцующей Менады с оригинала Скопаса и фрагмента скульптуры - так называемой головы Афроди­ ты из Пергамаучаствовали в те времена высоко признанные скульпторы, в том числе Р. Бегас, Р. Рельдерхоф и др. И хотя необходимые восполнения были не столь значительными, особенно на голове Афродиты из Пергама (утрачена часть носа), все предложенные проекты необычайно удивили искажениям античного образа и субъективностью реше­ ния. В результате конкурсы наглядно продемонстрировали неубедительность и даже ошибочность таких реконструк­ ций, так как каждая из их зависела от естественных субъ­ ективных возможностей скульптора-исполнителя. Ранее аналогичное решение было принято по предложению ре­ конструкции статуи Гермеса с Дионисом, найденной в Олимпии. Вследствие решения этих конкурсов среди ар­ хеологов, искусствоведов, историков культуры и музейных специалистов стал утверждаться принцип неприкосновен­ ности античного оригинала, его фрагментов, самодоста­ точности. В то время это понимание для многих стало при­ обретать мировоззренческий характер. Подтверждением могут быть слова художника И. Е. Репина: <<Однажды под впечатлением одной из наших содержательных интересных выставок, я случайно натолкнулся на сформованный об­ ломок из фронтона Парфенанекого храма. Обломок пред­ ставлял только уцелевшую часть плеча. Меня так и обдало это плечо великим искусством великой эпохи эллинов. Это была такая высота в достижении полноты формы, изяще­ ства, чувства меры в выполнении. Я забыл все. Все мне по­ казалось мелко и ничтожно перед этим плечом...»

264

о.в. яхонт

Весьма важным явлением стало в 1912 г. открытие при от­ делении истории искусства Императорского Московского университета Музея изящных искусств имени императора Александра 111, в котором благодаря титанической деятель­ ности профессора И. В. Цветаева и финансовой помощи многих людей (купцов, интеллигенции, членов царского дома и др.) была собрана колоссальная и уникальная кол­ лекция гипсовых слепков скульптур и копий произведений живописи, мозаики, прикладиогоискусстваДревнего Егип­ та, Греции, Рима, Средневековья, Возрождения - вплоть до XVII в. Этот музей должен был служить не только обу­ чению студентов на высококачественных копиях искусству стилистического анализа произведений искусств (одного из важнейших методов искусствознания), но и быть лабо­ раторией для профессиональных занятий исследователей в целях реконструкции первоначальных форм и компози­ ций разрушенных в далеком прошлом произведений искус­ ства и ошибочно восстановленных в последние столетия, что успешно (на гипсовых слепках) последние десятилетия осуществлялось в музеях и университетах Западной Евро­ пы. Помимо просветительной деятельности для широких слоев населения, повышения творческого уровня худож­ ников, этот музей стал в России (как аналогичные музеи в странах Западной Европы) центром по поиску научных пу­ тей реконструкции и восстановления древних скульптур.

Важнейшим событием в научном мире России в нача­ ле ХХ в. стала находка и публикация в 1903 г. известным историком литературы А. А. Шахматовым списка (копии) летописи XV в., в которой неоднократно упоминалось имя «Василия Дмитриевича Ермолина>> (вследствие чего он на­ звал эту летопись Ермолинской). На основании данных летописи и сопоставления их с небольшим числом сохра­ нившихся архивных документов историки пришли к нео­ жиданному выводу: упоминаемый в летописи белокамен­ ный образ св. Георгия, об установлении которого 15 июля 1464 г. на главной башне Московского Кремля сообщается, сохранился и находится в церкви Михаила Малеина Воз­ несенского монастыря (Московского Кремля). В результате ранее не интересовавший многих памятник, хотя и значи­ тельный по размерам (высотой 3 м), оказался в центре раз­ личных обсуждений, поисков автора и неожиданных выво­ дов. Столь повышенный интерес был подстегнут не только редкостью в древнерусском искусстве скульптурных икон, но неожиданного выявления его столь «почтительного воз­ раста». Некоторые оппоненты приходили к весьма стран­ ным выводам. Так начинающий историк Н. Н. Соболев без какой-либо аргументации в своей статье обозначил заказ-

265

ИСI'ОРИЯ РЕСТАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

чика списка летописи купца В. Д. Ермолина <<русским зод­ чим XV в.», «первым русским археологом-реставратором» и автором-скульптором этой сложной по форме скульптур­ ной иконы. Парадоксально, что этот абсурдный вывод был сделанчерез 10 летпосле публикации выдающегося знатока истории Москвы и художественных ремесел Древней Руси И. Е. Забелина, определившего употребляемое в летописи понятие «предстательство>>, соединенное с именем В. Д. Ермолина, как «заведывание и попечение». И. Е. Забелин писал, что среди современников В. Д. Ермолин отличался наибольшим опытом «В строительных делах, хотя и не был зодчим, архитектором и подрядчиком, а только предста­ телем, т. е. попечителем дела>>. Возможно, об этом четком определении И. Е. Забелина со временем могли забыть, но объяснить общее согласие абсурдным выводом Н. Н. Собо­ лева можно лишь тем, что его публикация была в 1914 г. и соответствовала «патриотическому настроению» в стране, ввязавшейся в бессмысленную 1 мировую войну. Подтверж­ дением могут служить претензии Н. Н. Соболева к И. Э. Гра­ барю за то, что в своем <<многотомном труде, посвященном истории русского искусства, где уделяются целые выпуски приезжим иноземцам XVIII века, ни словом не обмолвились

об этом строителе вышедшем из среды народа, создавшего в продолжение исторического периода своего существования разнообразные и интересные памятники национального искусства». В дальнейшем это спорное определение деятель­

ности В. Д. Ермолина повторялось без какого-либо крити­ ческого анализа. Для самого же памятника все эти дискус­ сии ничего не принесли. Судя по архивным фотографиям, он был обильно декорирован церковными приношениями: на его голове был поздний железный венец, а сама фигура обвешана цветными полотенцами.

Необходимо отметить, что принцип неприкосновенности античного оригинала уже значительно позднее (в ХХ в.) стал постепенно изменять отношение и к памятникам средневекового искусства, а также к работам некоторых выдающихся художников (даже нового времени). Среди ученых Западной Европы (археологов, историков, а так­ же части музейных работников и искусствоведов) стало формироваться понимание необходимости ограничения восстановительных работ с памятниками прошлого лишь консервационными действиями и отказа от традиционно­ го поновительства и реконструкций. Эта позиция ведущих западноевропейских ученых постепенно приобретала сто­ ронников и в России. Подтверждением могут служить дис­ куссия и решения 11 Всероссийского съезда художников, прошедшего в декабре 1911 - январе 1912 гг.

266

о.в. яхонт

В съезде участвовали живописцы, скульпторы, архитекто­

ры, преподаватели, музейные хранители, реставраторы и искусствоведы - специалисты различных направлений и воззрений - от Д. В. Айналова, А. И. Анисимова, И. Е. Ре­ пина, И. Я. Гинцбурга, Н. П. Кондакова и до В. В. Кандин­ ского, Н. И. Кульбина, Н. К. Рериха, Д. Ф. Богословского и т. д. Темы докладов и высказываний нередко были про­ тивоположными, но весьма важной была общая заинтере­ сованность проблемами состояния, сохранения и восста­ новления (реставрации) национальногохудожественного и исторического наследия. Наиболее важным и основопола­ гающим в рассмотрении вопросов отечественной реставра­ ции стал доклад реставратора скульптуры А. Я. Боравекого.

Он ещезадолгодо этогосъезда получил известностьработа­

ми со скульптурами Летнего сада Санкт-Петербурга, о чем широко извещали многие газеты и специальные журналы.

Он осуществил восстановление поврежденных скульптур,

а проводимые им работы по удалению загрязнений с их по­ верхности стали причиной общественных дискуссий, так как боялись (как писали в то время) традиционного ире­ вращения <<старых статуй... в белые неприятные лубки», чтобы придать им <<чистый, нарядный, новый вид».

В докладе А. Я. Боравекого многие положения для того вре­

мени были новаторскими и неутратилиактуальности до на­ стоящего времени. Он пророчески заявил, что художествен­ ное «творчество и реставрация две вещи разные... сущность реставрационной работы заключается не в том чтобы "вер­ нуть" произведениям искусства их первоначальный вид, а в том, чтобы они действительно были произведениями дан­ ного художника». Он категорически выступил против ши­ рокой уже в то время практики применения агрессивных

моющих средств, настаивая на сохранении на скульптуре патины, считая, что «следует восстать против промывки и чистки статуй и статуэток, против перековки мраморных из­ ваяний (обработки поверхности скарпелями, бучардами и ее перешлифовки. - О. Я.), которые уничтожают достоинство предмета». Он сравнивал консерваторов и реставраторов с докторами, считая, что консерваторы <<должны уподобиться тем китайским врачам, задачей которых является... поддер­ жание здоровья пациента, обращая постоянное внимание на условия жизни и влияя на объект через внешнюю обста­ новку». Более сложную задачу он отводил реставраторам: «Реставраторы должны постоянно наблюдать за состояни­ ем произведения искусства, отмечая малейшие в них изме­ нения и операторские приемы пускать в ход лишь в случа­ ях крайней необходимости... Реставратор должен принести в жертву творческие проявления своей души, реставратор

267

ИСТОРИЯ РЕСТАВРАЦИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

должен обладать большим терпением и исполнять самые простые, ничтожные на первый взгляд работы, реставратор должен обладать специальными знаниями, как теоретиче­ скими, так и практическими». К ним он относил не только

гуманитарные, но и естественно-научные знания, ссыла­ ясь на важность созданной в 1909 г. в Академии художеств химико-хронологической лаборатории.

Он впервые в России заявил о необходимой гласности про­ водимых реставрационных работ и о привлечении к ним только профессионалов. Для ихподготовки, онсчитал, тре­ буется создать при Академии художеств школу консервато­ ров и реставраторов. Для контроля проводимых реставра­ ционных работ он настаивал на обязательной организации реставрационных Комиссий из специалистов. Проводи­ мые работы должны постоянно и подробно фиксировать­ ся в специальной книге реставрации, а сами произведения фотографироваться до, в процессе и после реставрации. Помимо этого он предложил организовать Комиссию при Императорской Академии художеств по обследованию со­ стояния сохранности произведений искусства и качества реставрации не только в музеях, но и в частных собраниях России. Он считал необходимым изданиеспециального ре­ гулярного журнала по вопросам реставрации, проведения раз в три года международных реставрационных съездов консерваторов и реставраторов, а при них - реставрацион­ ных выставок. Его выступление было столь злободневным и убедительным, что многие его предложения были внесе­ ны в резолюции Съезда художников, которые были пере­ даны Академии художеств и правительству.

Аналогичную позицию высказал архитектор и археолог академик П. П. Покрышкин. В изданной его работе «Крат­ кие советы по вопросам ремонта памятников старины и ис­ кусства» (опубликовано в 1915 г. отдельной брошюрой) он, практически, поддержал многие решения 11 Всероссий­ ского съезда художников и предлагал «всемерно избегать "реставрирования" и ограничиться лишь простым осто­ рожным ремонтом». Он согласился с утвердившимся в ре­ ставрационной практике удалением поздних, искажающих памятник слоев, но в то же время считал, что «В большин­ ственаслоения бывают интересны и должны быть охраняе­ МЫ>>. Он выступил против применения в реставрационной практике цемента, широко внедряемого в тот период, так как он приводит к разрушению природных материалов - белого камня, мрамора, а также фресок в церквях, стены которых«укреплены» цементом.

Необходимо отметить, что в то время при многочисленных

обсуждениях в печати проблемы сохранения памятников

268

о . в . яхонт

прошлого многими не было воспринято предупреждение геолога В. И. Вернадского о нарастающей опасности для памятников, особенно из карбонатных пород камня (мра­ мора, известняка), разрушающего воздействия ухудшаю­ щейся экологической среды вследствие бесконтрольного выброса промышленных отходов, загрязнения воздуха, увеличения его кислотности.

Рекомендации 11 Всероссийского съезда художников и ряда ученых получили широкий резонанс в общественных кругах. Но только после отрицательного инцидента с кар­ тинами Эрмитажа и решения специальной Эрмитажной комиссии (практически повторившие эти рекомендации) они получили официальное признание и легли в основу обязательного для исполнения государственного докумен­ та по вопросам сохранения, реставрации произведений ис­ кусства и памятников прошлого Российской империи. Но вскоре последующие события - результаты 1 мировой вой­ ны, Февральской революции и Октябрьского переворота - внесли свои изменения в реализацию этих постановлений.

В процессе и после указанных событий в России начались

массовые утраты многих произведений искусства и памят­ ников прошлого, в том числе скульптуры, как в результате военных действий и массовых беспорядков, так и офици­ альными планомерными решениями утвердившейся новой власти. Были уничтожены многие памятники, стоявшие на площадях городов и в общественных, государственных, церковныхзданиях, и надгробия на монастырских кладби­ щах, созданные выдающимися русскими и западноевро­ пейскими скульпторами, произведения искусства, хранив­ шиеся в императорских и частных коллекциях. Вередко инициаторами были художники и искусствоведы левых направлений. Они призывали закрыть музеи, уничтожить «хлам прошлого - всех Рафаэлей и Брюлловых» и считали, как живописец-авангардист К. С. Малевич, что старое ис­ кусство необходимо «навсегда похоронить на кладбище>>, добавляя, что большего сожаления заслуживает поврежден­ ный железный винт, чем храм Василия Блаженного, разру­ шенный при обстреле Кремля красногвардейцами в 1917 г.

Тогда были разорены и сожжены крестьянами многие усадьбы вместе с имевшимися в них произведениями ис­

кусства, библиотеками, архивами. Среди сожженных были Михайловекое иТригорское, ставшие ктомувременимемо­ риальными музеями А. С. Пушкина. Мраморные и бронзо­ вые скульптуры, украшавшие усадебные парки, в том числе и подмосковные, были во многих местах разбиты или уни­ чтожены. Бесчисленное количество церквей и монастырей подверглосьразграблению и разрушению, иконы сожжены,

269

ИСЮРИЯ РЕСТАВРАЦ ИИ СКУЛЬПТУРЫ В РОССИИ

колокола сброшены и разбиты. Часть монастырей, в том числе и московских, была превращена в концлагеря, в ко­ торые сгоняли и расстреливали не только представителей бывших правящих классов, но и деятелей культуры, науки, музейного дела, священников, инженеров, учителей, рабо­ чих и крестьян, не пожелавших откровенно поддерживать новую власть, ее политику и действия. И хотя сотни тысяч из них успели иммигрировать, многие остались в России и, являясь очевидцами массовой гибели национального куль­ турного наследия, активно включились в его спасение и сохранение, создавая на местах и в столицах новые музеи, учреждения культуры и охраны памятников.

В этот период возникают общественные объединения и

государственные органы, взявшие на себя выявление, учет, вывоз из разоренных усадеб, церквей и монастырей произведений искусства и организацию на местах музе­ ев. Тогда же были созданы в Москве и Санкт-Петербурге специальные учреждения, задачей которых было проведе­ ние практических работ не только по выявлению, но и по восстановлению памятников прошлого. В Москве таким учреждением стали Центральные государственные ре­ ставрационные мастерские, преобразованные в 1924 г. из Центральных реставрационных мастерских, а до этого (в 1922 г.) из Всероссийской комиссии по сохранению и рас­ крытию памятников древнерусской живописи (созданной

10 июня 1918 г.). В Петрограде-Ленинграде был основан

Институт археологической (исторической) технологии при Российской Академии материальной культуры. Помимо этого реставрационные подразделения были сформирова­ ны при некоторых ведущих музеях (Третьяковской галерее, Русском музее и др.).

Во главе Центральных государственных реставрационных мастерских (ЦГРМ) был художник и историк искусства И. Э. Грабарь, зарекомендовавший себядо 1 мировой войны

как успешный организатор музейного дела (возглавивший Московскую городскую галерею П. М. и С. М. Третьяко­ вых), знатокрусского искусства отдомонгольского времени и до современности (он был составителем и автором ряда глав многотомной Истории русского искусства) и челове­ ком, знающим лично состояние реставрационного дела в музеях Западной Европы. В ряде статей и докладов, в ко­

торых он тогда излагал свою позицию и задачи ЦГРМ, он, практически, придерживался многих положений, которые ранее были сформулированы в Решениях 11 Всероссий­ ского съезда художников и Эрмитажной комиссии, хотя в силу обстоятельств того времени (опасности репрессий за признание основополагающими документы, принятые

270

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.