Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ЕРШОВ. Искусство толкования - 2 - Режиссура как художественн.doc
Скачиваний:
30
Добавлен:
11.03.2016
Размер:
2.89 Mб
Скачать

«...Все движется любовью»

То, что сопутствует человеку всю его жизнь, что присуще любому и без чего жизнь человеческая невозможна - все это не осознается и в нормальных условиях не должно осозна­ваться. Сознание занято проблемами, вопросами, противоречи­ями. Оно занято любовью, когда и она вступает в противоре­чия с нормой или наталкивается на препятствия. Занятое средствами удовлетворения нескольких потребностей одновре­менно, сознание обслуживает потребности преимущественно с их негативной стороны, поскольку в нем, в сознании, присут­ствует мышление. Формирование представлений о позитивной стороне потребностей называют обычно мечтами, планами, фантазиями.

Психолог Ж. Нюттен пишет: «Понимание, мотивации как избегания неприятного, тревожности или страха, глубоко по­влияло на теорию личности и поведения. Некоторые психоло­ги истолковывают любую мотивацию в понятиях тревожности. Так, Браун (1953) поясняет, что желание иметь деньги не есть позитивный поиск чего-то, чем хотят обладать, но скорее приобретенное избегание тревожности, которую испытывает человек при отсутствии денег. Подобная точка зрения побудила Моурера (1952) считать, что тревожность является един­ственной движущей силой поведения человека на уровне «эго» (199, стр.76).

Физиолог X. Дельгадо сожалеет о господстве такой точки зрения: «Центральная тема большинства романов - трагедия, тогда как книги о счастье найти трудно; были опубликованы великолепные монографии о боли, но аналогичных исследова­ний о наслаждении не существует. Очень типично, что в мо­нументальном руководстве по физиологии, изданном физиоло­гическим обществом США, целая глава посвящена боли, а слова «удовольствие» нет даже в предметном указателе. Оче­видно, поиски счастья никогда не порождали столь большого научного интереса, как страх перед болью» (89, стр.143).

Поэтому потребность интересует науку как ощущение не­достатка; техника и практика занимаются сокращением недо­стач; планы, программы и проекты человеческого благополу­чия тоже сводятся к средствам максимального погашения нужд. Так, очевидно, должно быть: обеспечение необходимым - условие существования. Но рост и развитие тоже необходи­мы живому. Все, чего достигло человечество в целом в овла­дении окружающей средой, возникло в позитивных целях - не гонимое нуждой и не от ненависти к злу, а стремлением к привлекательному и любовью к добру. Так отрицательные эмоции предостерегают от потерь, а положительные сопут­ствуют победам и достижениям. Автор книги о природе та­ланта с точки зрения процессов, происходящих в мозгу чело­века, нейрохирург из Лос-Анжелеса Хейфиц убежден, что «положительные эмоции у людей в основе своей связаны с сохранением вида, отрицательные - с сохранением индивида. И высшую радость людям, так сказать, пик радости, достав­ляет то, что направлено на сохранение вида. Даже когда ради этого жертвуют собой» (20, стр.224).

Удовлетворение «авангардных» идеальных потребностей требует бескорыстной любви к истине и к процессу ее пости­жения.

Хотя социальные потребности большинства людей, зани­мающие обычно главенствующее положение, выступают как потребности «для себя», они, трансформируясь в дела, вынуж­дены служить «другим»; во многих случаях к этому ведет и увлеченность делом - любовь к нему.

В биологических потребностях только низший их уровень вполне эгоистичен: но и этот эгоизм ведет к половой любви, к размножению и к родительской любви.

Любовь, как непосредственное ощущение привлекательнос­ти чего-то определенного в окружающем мире, пронизывает, в сущности, все поведение чуть ли не каждого нормального человека. Поэтому она, вероятно, во множестве случаев не осознается как таковая. Но угасание жизни, умирание потреб­ностей человека, начинается именно с того, что окружающее постепенно теряет для него привлекательность. Вместе с тем угасает и стимул бороться за жизнь; она еще охраняется, пока живы привязанности. Но отмирают и они.

По мере того как сил у человека делается все меньше, их расходование затрудняется; цена приобретаемого усилиями повышается, а привлекательность падает. Жизнь делается нео­правданной затратой усилий, и человеку остается либо убить себя, либо с нетерпением ждать смерти. Ж.Нюттен утверждает: «Человек становится несчастным и может превратиться в не­вротика, если ему больше «нечего делать» и у него нет плана, подлежащего реализации, когда больше никто и ничего от него не ожидает. Именно в этой бездеятельности часто следу­ет искать причину жалоб невротика на то, что жизнь не име­ет никакого смысла» (199, стр.128-129).

Если человек не любит то, что ему объективно нужно, полезно, или любит то, что вредно, то это - ненормальная, извращенная трансформация потребностей. Но он живет, по­тому что что-то любит; и тем полнее живет, чем сильнее, интенсивнее его любовь. А.И. Герцен писал: «Всеобщее он понимает, а частное любит или ненавидит. <...> Привязывается человек к одному частному, личному, современному; в урав­новешивании этих крайностей, в их согласном сочетании -высшая мудрость жизни» (65, т.1, стр.542). Понимание вто­рично; потребности и привязанности первичны. Поэтому в «согласном сочетании» им принадлежит решающая роль.

Представить себе счастье без любви нельзя. Реальные мгновения, секунды или минуты счастья наступают вследствие овладения любимым, достижения любимого. Человек, избе­жавший опасности, например поражения, может быть удовлет­ворен, но счастлив - достигший победы. Если же к борьбе и победе вынуждают обстоятельства, вопреки желаниям, то и победа не принесет счастья. А если избежать поражения -трудно осуществимая мечта о благополучии, то его достиже­ние будет воспринято как счастье.

Поскольку человек всегда находится под воздействием ок­ружающего мира, единственная любовь, которая не может быть удовлетворена и не может принести счастья, это - лю­бовь к своей собственной персоне.Демон Лермонтова признается:

О, если б ты могла понять,

Какое горькое томленье

Всю жизнь - века без разделенья

И наслаждаться и страдать,

За зло похвал не ожидать,

Ни за добро вознагражденья;

Жить для себя, скучать собой

И этой вечною борьбой

Без торжества, без примиренья.

Разумеется, любовь к другим, к другому или к «остально­му» далеко не всегда приносит удовлетворение, а тем более -счастье. Но без такой любви оно категорически невозможно. Оно, следовательно, тем более вероятно, чем шире круг того, что человек любит. Поэтому доброта, альтруизм - самый надежный путь удовлетворения специфических человеческих потребностей, если они должным образом вооружены для практического применения.

Академик А.А. Ухтомский утверждает: «Истинная радость, и счастье, и смысл бытия для человека только в любви; но она страшна, ибо страшно обязывает, как никакая другая из сил мира, и из трусости перед ее обязательствами, велящими умереть за любимых, люди придумывают себе приличные мо­тивы, чтобы отойти на покой, а любовь заменить суррогатом, по возможности не обязывающим ни к чему.

<...> Тут более, чем где-либо, ясно и незыблемо, что физи­ологическое и материальное обусловливает собою и определя­ет то, что мы называем духовным. И тут в особенности ясно также, что половая любовь не может быть поставлена в один план с такими побуждениями, как голод, или искание удо­вольствия, или искание успокоения» (288, стр.259-260).