Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Симоненко патопсихология.docx
Скачиваний:
263
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
879.75 Кб
Скачать

ГлаваIv

УЧЕНИЕ И. П. ПАВЛОВА О ПСИХИЧЕСКОЙ

(ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ) ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПСИХОПАТОЛОГИИ

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Термин «высшая нервная деятельность» предложен И. П. Пав­ловым для обозначения деятельности высших отделов нервной си­стемы, обеспечивающей приспособление организма к условиям внешней среды. Этим термином он хотел подчеркнуть ее отличие от низшей нервной деятельности, связанной с безусловными реф­лексами и регулирующей взаимосвязь между органами и система­ми организма.

Психическая деятельность человека и животных имеет сущест­венное различие: у животных она происходит при участии слож­ных безусловных рефлексов (инстинктов) и бесчисленных услов­ных рефлексов, составляющих первую сигнальную систему, а у человека она включает помимо этого вторую сигнальную систе­му— сигнализацию речью. С возникновением второй сигнальной системы появляется новое свойство психической деятельности — способность к анализу и синтезу раздражений. Значение системы сигнализации речью И. П. Павлов определяет следующим обра­зом: «Если наши ощущения и представления, относящиеся к ок­ружающему миру, есть для нас первые сигналы действительности, конкретные сигналы, то речь, специально прежде всего кинестези- ческие раздражения, идущие в кору от речевых органов, есть вто­рые сигналы, сигналы сигналов. Они представляют собой отвлече­ние от действительности и допускают обобщение, что и составля­ет наше специально человеческое, высшее мышление, создающее сперва общечеловеческий эмпиризм, а, наконец, и науку — орудие высшей ориентировки человека в окружающем мире и в себе са­мом 1.

Учение И. П. Павлова о психической деятельности внесло зна­чительный вклад в развитие материалистического естествознания. Оно служит основой для успешного развития психопатологии и многих других наук. Учение И. П. Павлова является одной из есте­ственно-научных основ диалектического материализма, ибо оно позволяет обосновать с научной точки зрения материалистическую теорию отражения.

Необходимо учитывать, что учение о психической деятельности является лишь частью физиологического учения И. П. Павлова, ко­торое содержит ряд общих биологических и физиологических прин­ципов, касающихся не только психической деятельности, но и других функций человеческого организма. Общее физиологическое учение рассматривает проблемы связи организма со средой, целост­ности организма, реактивности, адаптации, биологической целесо­образности, трофики, защитных реакций и многое другое.

Для психиатра, равно как и для психолога и дефектолога, са­мым важным и значительным разделом физиологического учения И. П. Павлова является учение о психической деятельности. Оно позволяет объяснить с точки зрения физиологии клинические про­явления психических расстройств, интеллектуального дефекта. Со­вершенно очевидно, что для того чтобы успешно применять павлов­ское учение в психопатологии, психологии и специальной педагоги­ке нужно прежде всего основательно его изучить. Поверхностное и недостаточное знание этой области, естественно, приведет на практике к шаблону, фетишизированию общих его положений без достаточного понимания их содержания, к упрощенству и догма­тизму.

При изучении психической деятельности И. Г1. Павлов уделял большое внимание психопатологии. В 1903 г. он выступил на Меж­дународном медицинском конгрессе в Мадриде с докладом «Экспе­риментальная психология и психопатология на животных». С 1918 г. начал изучать психические заболевания у людей. Свои попытки физиологически обосновать поведение психически больных И. П. Павлов обобщил в докладе «Психиатрия как пособница фи­зиологии больших полушарий», сделанном на Петроградском об­ществе невропатологов и психиатров в 1919 г., а позже в работе «Пробная экскурсия физиолога в область психиатрии». В 1931 г. при павловской лаборатории были организованы неврологическая и психиатрическая клиники, на базе которых И. П. Павлов прово­дил клинико-физиологические конференции. Материалы этих кон­ференций, представляющие большой интерес, были опубликованы в «Павловских клинических средах» (1934) .

РЕФЛЕКТОРНАЯ ТЕОРИЯ.

ПРОЦЕССЫ ВОЗБУЖДЕНИЯ И ТОРМОЖЕНИЯ.

ЗАКОНОМЕРНОСТИ ИХ ТЕЧЕНИЯ

Созданная И. П. Павловым рефлекторная теория основывается на трех основных принципах: детерминизма, структурности, анали­за и синтеза.

Первый принципзаключается в том, что все многочисленные реакции организма представляют собой его ответную реакцию на воздействие факторов внешней или внутренней среды, что они все­гда детерминированы условиями существования, а также в том, что каждое явление имеет спою причину, повод для своего разви­тия. Какими бы сложными пи были реакции человеческого орга­низма, все они имеют рефлекторную основу и возникают в резуль­тате воздействия на органы чувств факторов внешнего мира или внутренней среды. Этот принцип вскрывает научную бесплодность антинаучных попыток признания спонтанности психических про­цессов.

Второй принципрефлекторной теории указывает на то, что в процессе эволюции нервная деятельность усложняется от простых безусловных рефлексов на уровне спинного мозга до высшей ус­ловно-рефлекторной деятельности коры большого мозга, а также на то, что функция обусловливается структурой. По мере развития и усложнения структурной основы усложняется и функциональная система. Нервные процессы являются материальным субстратом психической деятельности и тесно связаны с определенными струк­турами, которые в каждом условно-рефлекторном акте вступают в новые функциональные отношения. В этом проявился подлинный материалистический подход И. П. Павлова к пониманию сущности психических процессов.

Именно этот принцип структурности и системности рефлектор­ной теории положен в основу локализационных представлений. Кору большого мозга И. II. Павлов называл динамической функцио­нальной структурой, грандиозной сигнализационной доской, функ­циональной мозаикой, в которой замыкательная функция не име­ет определенной локализации, ибо условная связь может возникнуть между различными участками коры большого мозга. И. П. Павлов отрицал наличие в коре локализационно-унаследованных психи­ческих центров и не признавал точку зрения на функцию лобных долей полушарий, согласно которой они якобы являются высшим центром психической деятельности. В коре большого мозга ребен­ка, который еще не умеет читать и считать, такого унаследован­ного центра нет. Физиологическим механизмом чтения и счета слу­жат условные связи, формирующиеся в результате взаимодеятель- ности организма ребенка (в частности, его нервной системы) с внешним миром, благодаря которым в кору большого мозга посту­пают многочисленные оптические, акустические, моторные и дру­гие раздражители. Они сигнализируют образы букв и цифр, звуко- цифр. Неоднократные повторения и формирование указанных услов­ных связей приводит к формированию системы словесных комп­лексов.

Третий принципрефлекторной теории (анализа и синтеза) также является одним из основных физиологических законов по­знавательной деятельности. Этот принцип лежит в основе процес­са обучения. Нервная система имеет огромное количество рецепто­ров, которые выполняют роль трансформатора, превращающего энергию раздражения в энергию нервного возбуждения.

Анализ — это выполняемое в процессе познания или практи­ческой деятельности разложение, дробление бесчисленных раздра­жений, поступающих из внешнего мира, и импульсов, идущих из внутренней среды, на составные части.

Синтез — психический процесс обобщения выделенных путем анализа раздражении, объединение многих связей в целостную функциональную систему. Нее образования нервной системы, осу­ществляющие анализ и синтез информации, входят в состав анали­заторов. Каждый анализатор имеет центральный (корковый) от­дел, где осуществляется анализ и синтез, и периферический (ре­цепторный), где эти процессы проявляются в элементарной форме, что способствует компенсации дефекта при поражении высокодиф­ференцированной части анализатора. Именно на основе физиоло­гических корковых процессов с синтезированием множества раз­дражений формируются ощущения, восприятия и представления.

Исследования И. П. Павлова показали, что функционирование головного мозга осуществляется в форме безусловных и условных рефлексов и основано на взаимодействии процессов возбуждения и торможения, подвижность и степень выраженности которых мо­гут быть различными -- от инертности до лабильности либо той или иной степени уравновешенности их между собой. Эксперимен­тальное воспроизведение И. П. Павловым многих патологических проявлений указанных процессов позволяет понять механизм воз­никновения у психически больных ряда психопатологических симп­томов.

Процессы возбуждения и торможения, лежащие в основе психи­ческой деятельности, неразрывно связаны друг с другом и дополня­ют друг друга.

Возбуждение является активным процессом, возникающим в коре большого мозга в результате воздействия раздражителей вне­шней и внутренней среды. При этом в клетках коры большого моз­га происходит усиленное выделение медиаторов — химических ве­ществ типа ацетилхолина, гистамина и других аминов, участвую­щих в передаче нервного импульса.

Торможение — процесс противоположного характера, ослаб­ляющий или на некоторое время задерживающий возбуждение. При этом интенсивность торможения также может быть различна.

Нарушение психической деятельности экспериментально можно вызвать перенапряжением процессов как возбуждения, так и тор­можения путем их столкновения при чрезмерной силе раздражения и быстрой смене торможения возбуждением и наоборот. Такой срыв более легко возникает при слабом типе психической деятельности. Для ослабленных нервных клеток даже обычные раздражители ок­ружающей действительности могут становиться сверхсильными.

В процессе изучения психической деятельности И. П. Павлов установил, что центральной нервной системе свойственны два вида торможения: внешнее (безусловное) и внутреннее (условное). Внеш­нее может возникать во всех отделах центральной нервной системы; внутреннее — только в коре большого мозга.

Внешнее торможение—• это врожденный механизм, в основе ко­торого лежат безусловные рефлексы, способные подавлять условно- рефлекторную деятельность.

Внутреннее торможение— приобретенный механизм, который формируется в процессе жизни п основан па условных рефлексах.

В повседневной жизни внешнее торможение имеет большое зна­чение. Различные раздражители, поступающие из внешней среды (сигналы, стук, шум, звонки, посторонние разговоры и др.), явля­ются внешним тормозом, снижающим психическую деятельность человека. Поэтому борьба с различного рода внешними раздражи­телями актуальна не только в организации надлежащего лечебно- охранительного режима, но и в достижении высоких учебных и про­изводственных показателей.

Исследованиями И. П. Павлова установлено, что по мере на­растания силы раздражителя интенсивность процесса возбуждения в коре большого мозга увеличивается. Но на чрезмерные раздра­жители клетки коры большого мозга, дойдя до предела своей рабо­тоспособности и выносливости, перестают реагировать и переходят в состояние торможения, играющего защитную роль. При сверх- сильных, превышающих предел выносливости раздражителях нерв­ные клетки впадают в состояние торможения, которое предохраня­ет их от реагирования на эти раздражения и тем самым спасает ог гибели. Такое торможение является защитным физиологическим процессом и называется охранительным.Во время такого торможе­ния нервные клетки отдыхают, приобретая прежнюю силу. При этом важно различными способами еще больше углубить это охра­нительное торможение. Самой совершенной формой отдыха нерв­ных клеток является сон. По мнению И. П. Павлова, внутреннее торможение и сон представляют по своей физико-химической осно­ве один и тот же процесс. Сон не является нейтральным состоянием или состоянием бездеятельности головного мозга: это активный процесс, разлитое глубокое торможение, охватывающее всю кору большого мозга и нижележащие отделы головного мозга. Между сном и бодрствованием существуют переходные, промежуточные, состояния, которые обусловливают дремоту, как бы некоторое пред­дверие сна. Их называютгипнотическими фазами, или гипнотичес­кими фазовыми состояниями. У здоровых людей эти состояния кратковременны, а при психических расстройствах они фиксиру­ются в течение довольно продолжительного периода.

В деятельности здорового, бодрствующего мозга существует сле­дующая закономерность силовых отношений: при возрастающей

силе раздражения пропорционально увеличивается и сила ответ­ных реакций. При гипнотических фазовых состояниях ответные ре­акции количественно и качественно извращаются, развиваются уравнительная, парадоксальная, ультрапарадоксальная и наркоти­ческая фазы с разнообразными симптомами психических расст­ройств, обусловленных этими фазами.

В уравнительной фазе и на сильные, и на слабые раздражители мозг отвечает одинаковой по силе реакцией; впарадоксальной — слабые раздражители вызывают сильную ответную реакцию, а сильные — очень слабую.

В ультрапарадоксальной фазе происходят не количественные, а качественные извращения реакций. При этом положительные раз­дражители вообще не действуют, т. е. раздражители, обычно воз­буждающие рефлекторную деятельность мозга, вызывают тормо­жение, а отрицательные — положительный эффект, приводят к воз­буждению.

Наркотическая фаза, в отличие от предыдущих, характеризуется тем, что нм слабые, ни сильные раздражители не вызывают каких- либо реакций, т. е. это фаза глубокого торможения. Эти количест­венное и качественное извращения реакций мозга на воздействие факторов внешней и внутренней среды во время промежуточных, гипнотических фаз, могут стать основой развития различных пси­хопатологических симптомов (негативизм, галлюцинации, навяз­чивые идеи, персеверация мышления, депрессия, кататонический синдром при шизофрении, изменения сознания и др.).

Процессы возбуждения н торможения, возникающие в коре большого мозга, распространяются с первоначального очага на со­седние участки, а затем через промежуток времени стягиваются, сосредоточиваются опять в исходном пункте. Способность процес­сов возбуждения или торможения распространяться в коре большо­го мозга называется иррадиацией. Противоположное свойство, т. е. способность нервных процессов собираться, концентрироваться в одном пункте, называетсяконцентрацией.

Таким образом, процессы возбуждения и торможения протека­ют через фазы иррадиации и концентрации. Процесс концентрации, например, происходит при взаимном влиянии противоположного процесса: возникшее в определенном пункте возбуждение иррадии- рует, но тут же возникает противоположный процесс торможения, который ведет к усилению концентрации процесса возбуждения.

Открытые И. П. Павловым закономерности течения корковых процессов подтверждаются всей деятельностью человека. Чем боль­ше мы концентрируем свое внимание, тем в большей степени кора большого мозга становится невосприимчивой к посторонним раз­дражителям.

Возбуждение, вызываемое процессом торможения,— это поло­жительная индукция,а торможение, обусловленное процессом воз­буждения,—отрицательная индукция.При сосредоточенном обду­мывании чего-либо, при увлечении каким-либо интересным делом мы не замечаем того, что происходит вокруг нас — отрицательная индукция. Если учащиеся в аудитории, классе плохо слушают пре­подавателя, отвлекаются и шумят, то в этом повинны не столькоони, сколькопреподаватель, который не обеспечивает достаточную силу раздражения, способность вызвать возникновение очага кон­центрации и индуктивных отношений. Таким образом, павловское учение о психической деятельности и ее нарушениях указывает, во- первых, на то, что наибольшее значение для психопатологии имеют психические расстройства, вызванные не анатомической деструкци­ей мозга, а функциональными временными нарушениями, во-вто­рых, на большую компенсаторную возможность нервных клеток.

ТИПЫ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

И СИГНАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ

Нормальная психическая деятельность, основанная на взаимО' действии процессов возбуждения и торможения, определяется ихсилой(т. е. большей или меньшей работоспособностью клеток ко­ры) ивыносливостью, уравновешенностьюмежду собой,подвижно­стью(т. е. той скоростью или легкостью, с которой они сменяют друг друга). Эти три функциональных показателя характеризуют тип психической деятельности человека, своеобразный сплав врож­денных и приобретенных под влиянием окружающей среды особен­ностей.

Свою классификацию типов психической деятельности И. П. Па­влов связал с классификацией темпераментов человека древнегре­ческого врача Гиппократа. Согласно этой классификации, различа­ют сангвинический, холерический, флегматический и меланхоли­ческий темпераменты. Проводя параллель с классификацией тем­пераментов, И. П. Павлов выделил следующие типы психической деятельности.

Сильный, уравновешенный, подвижный тип соответствует сан­гвиническому темпераменту. Люди этого типа, по И. П. Павлову, очень подвижны, реактивны, общительны, продуктивны, в большин­стве случаев не пасуют перед усложненной жизненной ситуацией, а наоборот, возникающие трудности побуждаютих к деятельности, поскольку быстрота, гибкость образования дифференцировок и тормозов у них велика. Для этого типа психической деятельности характерны сильные процессы возбуждения и торможения, уравно­вешенные между собой и отличающиеся высокой подвижностью. Представителей этого типа И. П. Павлов назвал гигантами нерв­ной силы, которые не боятся новизны и трудностей, но вследствие их лабильности эта положительная черта нередко ведет к неурав­новешенности поведения, вплоть до азарта и авантюризма.

Сильный, неуравновешенный, безудержный тип соответствует холерическому темпераменту, В этом случае процессы возбуждения и торможения сильны, однако возбуждение преобладает над тормо- жопнем. И. П. Павловым он рассматривается как боевой, легко раздражающийся тип, не способный держать себя в должных гра­ницах поведения, легко увлекающийся, загорающийся различными планами, нередко фантастическими, но не доводящий начатое до конца. Холерик склонен к смене состояния напряженной работоспо­собности упадком деятельности и депрессией.

Сильный, уравновешенный, инертный тип соответствует флег­матическому темпераменту, характеризуется И. П. Павловым как спокойный, солидный, несколько инертный, медлительный, мало ре­активный и мало общительный, всегда ровный, настойчивый и упор­ный. Для представителей упомянутого тина характерны медленные, но достаточно сильные процессы возбуждения и торможения, урав­новешенные между собой. Люди с этим типом психической деятель­ности хорошо справляются с трудностями, упорно работают в на­правлении поставленной цели, не любят когда их отвлекают, новиз­на нередко пугает их.

Слабый тип (меланхолический темперамент) характеризуется слабостью процессов возбуждения к торможения. У такого челове­ка не хватает сил для преодоления сложной жизненной ситуации, которая становится для него тормозящим агентом, вызывает пас­сивно-оборонительную реакцию (человек ни во что не верит, ни на что не надеется, во всем видит и ожидает только опасное).

Проблема психогенных заболеваний, особенно неврозов, тесней­шим образом связана с учением И. П. Павлова о типах психичес­кой деятельности и с вопросом о гипнотических фазовых состояни­ях. Особенно легко психогенные заболевания возникают при сла­бом и сильном, безудержном типах психической деятельности.

Было бы, разумеется, неправильным считать одни типы (темпе­раменты) хорошими, другие — плохими. Реактивності) и общитель­ность сангвиника, энергия холерика, спокойствие и инертность флегматика, высокий порог чувствительности меланхолика являют­ся примером положительных качеств. Вместе с тем при любом типе психической деятельности могут развиваться нежелательные свой­ства личности. Так, при определенных условиях сильный, уравнове­шенный, подвижный тип может обусловить склонность «разбрасы­ваться»; безудержный, сильный, неуравновешенный тип привести к появлению несдержанности, сильный, уравновешенный, т. с. флег­матический,— к возникновению вялости и безучастности к окружа­ющему; слабый — к наклонности целиком погружаться в свой внутренний мир. Таким образом, каждый тип психической деятель­ности имеет свои положительные и отрицательные стороны.

По мнению И, П. Павлова, тип психической деятельности, или темперамент, человека является общей характеристикой его нерв­ной системы, оказывает влияние на всю его деятельность. Он экс­периментально доказал возможность изменения типа психической деятельности в опытах на животных. Еще большее значение имеет возможность изменения его для человека, обладающего сигнальны­ми системами и речевой функцией со всеми вытекающими из воз­можности общения с ее помощью социальными последствиями.

Конечно, понятие типа психической деятельности, или темпера­мента, само по себе не отражает этическую, моральную, мировоз­зренческую стороны личности. Огромное значение в формировании типа психической деятельности имеют факторы внешней среды, условия воспитания.

Изучение особенностей, присущих различным типам психичес­кой деятельности, необходимо для представителей самых различ­ных специальностей, ибо без знания индивидуальностей невозмож­но обучать, воспитывать, перевоспитывать людей и руководить ими. Основой правильного воспитания и лечения психически больных и аномальных является использование на практике павловского учения о типах психической деятельности, индивидуальный подход к больному, учащемуся. Знание типологии человеческой личности имеет огромное значение во всех сферах общественного бытия, осо­бенно в педагогике, психологии и психоневрологии.

Развивающийся детский и подростковый организм характери­зуется большими типологическими возможностями. Формирование личностных особенностей ребенка зависит от того, кто его окружа­ет. На личность ребенка воздействуют внутрисемейные отношения, игровая и трудовая деятельность, соседи, улица, дошкольные и школьные учреждения, мораль родителей и знакомых, обществен­ные и экономические условия, которые могут оказывать либо поло­жительное, либо отрицательное влияние. При выяснении типа пси­хической деятельности, или темперамента, нужно учитывать в ди­намике следующие факторы: условия жизни в раннем детстве и в настоящее время, перенесенные заболевания, психические травмы, кривую работоспособности, переживания и отношение к ним, вы­держку, самообладание как показатель равновесия основных кор­ковых процессов и др. Разумеется необходимо применение и специ­альных физиологических методик.

Одним из основных понятий в учении И. П. Павлова о условных рефлексах является понятие о сигнальных системах. Условнореф­лекторная деятельность животных является сигнальной деятельно­стью. На основании этих сигналов животное судит о различных явлениях окружающей действительности, имеющих для него жиз­ненно важное значение; например, по звукам, запахам, следам, ше­лесту листвы, травы и другим многочисленным признакам опреде­ляет наличие или отсутствие опасности, наличие или отсутствие пищи и др. На основании только безусловных рефлексов, без много­численных внешних сигналов, животное не может приспособиться к условиям окружающей среды. Например, многие хищники пита­ются травоядными животными. Последние не сохранили бы свой вид, если бы не получали условных сигналов об опасности заранее, а начинали бы обороняться, лишь попав в зубы хищника.

Таким образом, условнорефлекторная деятельность, или первая сигнальная система, животного обеспечивает его приспособление к условиям окружающей среды. Условным раздражителем времен­ных связей, создающим первую сигнальную систему, является непо­средственное отражение явлений внешнего мира в форме ощуще­ний ивосприятий.Следовательно, перваясигнальная система воз­никла и процессе непосредственного взаимодействуя организма с природой, непосредственного воздействия факторов внешней среды на анализаторы (органы чувств) и является общей для человека и животного, но у человека она более сложная. Хотя человек также воспринимает внешний мир через систему анализаторов, т. е. орга­ны чувств, но из-за сложных взаимосвязей его не только с биоло- гически-природной, но и с социальной сферой первой сигнальной системы для его приспособления к условиям окружающей среды недостаточно.

Развитие нервной системы человека в результате общественно­трудовой практики и взаимного общения друг с другом при помо­щи речи и мышления привело к возникновению ноной, сво)1ствен- ной только человеку способности воспринимать слово как сигнал, как условный раздражитель, заменяющий те предметы и явления внешнего мира, которые оно обозначает, т. е. к возникновению вто­рой сигнальной системы. Слово в звуковом и письменном виде вос­принимается не только как звуковой раздражитель, но и как сиг­нал, имеющий смысловое значение действительности, которое носит обобщенный, отвлеченный характер. Исли мы говорим «книга», «стол», «береза», то могут возникать различные представления, свя­занные с этими понятиями. Слово допускает определенное отвлече­ние, абстрагирование от действительности, оно выполняет роль по­средника между человеком и предметом, явлением, которое оно отражает. Но при полном отрыве от этой действительности, т. е. от первой сигнальной системы, человек не может адекватно относить­ся к окружающим.

Вторая сигнальная система, свойственная только человеку, ре­гулирует первую, и нарушение этой регуляции, в свою очередь, при­водит к отрыву от реальной действительности. Первая сигнальная система имеет дело с конкретными образами, а вторая—- со словес­ными абстрактными понятиями.

Диалектический путь познания истины — от живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него к практической деятельности. В зависимости от преобладающей сигнальной системы И. П. Павлов поделил людей на следующие три типа.

При мыслительном типе преобладает вторая сигнальная систе­ма, что обусловливает склонность к абстрагированию и рассуди­тельности. При этом человек легко абстрагируется от окружающей действительности, способен быстро и легко обобщать, восприни­мать внешний мир не образно, а описательно, абстрактно.

Художественный тип с преобладанием первой сигнальной систе­мы характеризуется склонностью к конкретности и целостному вос­приятию окружающего в виде образного мышления.

К среднему типу с относительно одинаковым влиянием обоих сигнальных систем принадлежит преобладающее количество людей.

У здоровых людей обе сигнальные системы находятся в состоя­нии равновесия и взаимодействия. Патологическое преобладание первой сигнальной системы ведет к тому, что человек живет не рас­судочной, а эмоциональной жизнью. Патологическое преобладание второй сигнальной системы приводит к отрыву от реальности, мудр­ствованию. Нарушение взаимодействия обеих сигнальных систем, патологическое преобладание одной системы над другой, ущерб­ность индукционных соотношений, фазовые гипнотические состоя­ния могут обусловить неправильное отражение окружающей дейст­вительности и служить причиной некоторых психических заболе­ваний. Путь развития взаимоотношений сигнальных систем слож­ный. У детей младшего дошкольного возраста реакции в большей мере определяются первой сигнальной системой, т. е. непосредствен­ными впечатлениями об окружающей действительности. Однако уже в дошкольном возрасте под влиянием внутрисемейного обуче­ния и воспитания развивается вторая сигнальная система.

Учение о сигнальных системах имеет большое значение для пе­дагогики, поскольку оно физиологически обосновывает используе­мый в процессе обучения принцип сочетания.наглядности и абст­рактности. Уклон в ту или иную сторону, к практицизму или верба- лизму, отрицательно сказывается ка формировании личности школьника.

Изучение психопатологии в свете павловского учения о психи­ческой деятельности и внедрение его в практику является сложной и трудной задачей, так как, во-первых, лечебные учреждения еще недостаточно оснащены специальной аппаратурой, во-вторых, еще не полностью изжито упрощенство, т. е. подмена творческого пони­мания этого учения различным толкованием его основных положе­ний. Однако уже сейчас большинство психопатологических фено­менов можно объяснить с точки зрения павловского учения о психической деятельности. Известный советский психиатр Е, А. По­пов утверждал, что тот, кто серьезно применяет в психопатологии павловское учение о психической деятельности, уже не может от него отказаться и перейти на старые позиции, как человек, заметив­ший, что он был жертвой иллюзии, уже не может вернуться к ней.

ГлаваV

ЭТИОЛОГИЯ, ПАТОГЕНЕЗ И ПАТОМОРФОЛОГИЯ

ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Этиология отвечает на вопрос, почему возникает болезнь, какова ее причина, патогенез — на вопрос, как развивается болезненный процесс, в чем его сущность. Патоморфология изучает морфологи­ческие изменения, происходящие в органах, тканях и клетках орга­низма в результате болезни.

Причины возникновения психических заболеваний разнообразны. В основном они те же, что и при других соматических болезнях человека. Перечислить причины возникновения психических болез­ней, различных вариантов врожденного и приобретенного слабо­умия (малоумия, умственной отсталости) сложно, так как ряд за­болеваний обусловлен не одним, а совокупностью многих этиоло­гических факторов. Вместе с тем знание причин заболевания необ­ходимо для профилактики, предупреждения развития болезни.

При воздействии на организм, особенно детский, болезнетвор­ных факторов, приводящих в последующем к нарушению психиче­ских функций, исход зависит, во-первых, от силы патогенного воз­действия, во-вторых, от того, на какой стадии онтогенеза действуют эти факторы, и, в-третьих, от состояния центральной нервной систе­мы, ее способности мобилизовать защитные свойства организма.

Причинный болезнетворный фактор, воздействующий на ранних стадиях онтогенеза, может обусловить не только временные функци­ональные нарушения, но и извращенное развитие мозга, а также пороки развития других органов и систем.

Причина, вызвавшая психическое заболевание, определяет его важнейшие качественные особенности. Однако действие причины не изолированное, оно определяется условиями, в которых находится организм. Одни условия понижают сопротивляемость организма, его защитные свойства и тем самым усиливают действие причины, другие — мобилизуют защитные свойства организма и ослабляют, нивелируют ее действие. Таким образом, возникновение болезни, ее течение, прогноз и исход зависят от вызвавшей ее причины и сово­купности внешних и внутренних условий, в которых она действует.

Материалистической философии чужд упрощенный взгляд на соотношение внешних и внутренних факторов, обусловливающих развитие болезни. Психическое расстройство возникает лишь в ре­зультате неблагоприятного взаимоотношения организма с внешней средой. При этом следует учитывать не только состояние нервной системы заболевшего, условия его существования, но и факторы, предшествующие заболеванию и способствующие его возникнове­нию. Такие факторы, как инфекционные заболевания, интоксикации, тяжелые закрытые травмы черепа, психическая травматизация, со­провождаемая перенапряжением основных корковых процессов, мо­гут обусловить развитие психического заболевания и при сильном типе нервной системы и благоприятных условиях внешней среды. В тех случаях, когда организм ослаблен, причиной психического заболевания могут быть и слабо выраженные неблагоприятные факторы внешней среды.

Количество психически больных и умственно отсталых лиц в разные периоды и в разных странах неодинаково. Увеличение их наблюдается при неблагоприятных социальных, санитарно-эпиде­миологических условиях, во время эпидемий, голода, войн, при низ­ком культурном и гигиеническом уровнях, недостаточном развитии лечебно-профилактической помощи населению. Уменьшению часто­ты психических заболеваний способствуют благоприятные условия внешней среды, широкие государственные оздоровительные и про­филактические мероприятия. Так, в нашей стране полностью исчез­ли некоторые психические заболевания, например малярийные пси­хозы, уменьшилось количество лиц с психозами и слабоумием, обусловленными сифилисом, первичными нейроинфекциями, с пси­хогенными заболеваниями и др.

В капиталистических странах гигиенические, профилактические мероприятия проводятся лишь среди обеспеченных слоев населения. Рабочий человек является в капиталистическом обществе источни­ком прибыли, а условия его существования капиталиста не интере­суют. В таких развитых капиталистических странах, как США, Ан­глия, Япония, Франция, количество психически больных с каждым годом возрастает.

Все разнообразные этиологические факторы психических забо­леваний можно разделить на две группы: экзогенные факторы,или факторы внешней среды, иэндогенные— факторы внутренней среды. у?

Подобное деление этиологических факторов па экзогенные и эн­догенные является в некоторой степени условным, так как при оп­ределенных условиях те или иные экзогенные факторы могут транс­формироваться в эндогенные.

Между внешними экзогенно-социальными и внутренними эндо­генно-биологическими факторами существует тесное взаимодейст­вие. Так, социальный фактор в одном случае может быть непосред­ственной причиной психического заболевания, в другом — предрас­полагающим моментом. Такой, например, биологический фактор, как менингококк, вызывающий эпидемический цереброспинальный менингит с последующим возможным исходом в слабоумие, разви­тием эпилепсии, поражением слуховых, зрительных, глазодвига­тельных нервов и другой патологией, является в то же время и социальным фактором, так как заболевание развивается лишь в неблагоприятных гигиенических условиях, при скученности на­селения.

Каждую болезнь следует рассматривать как социальное явле­ние. Борьба с психическими заболеваниями включает проведение не только лечебных, но и социально-профилактических, психолого­педагогических мероприятий. При изучении состояния здоровья на­селения медицинская наука учитывает не только биологические, но и социальные и микросоциальные факторы. В нашей стране здоровье трудящихся обеспечивается системой социально-экономи­ческих и медицинских мероприятий.

Таким образом, развитие психических заболеваний обусловле­но сочетанным действием множества факторов.

К экзогенным факторамотносятся различные инфекционные заболевания, механические травмы мозга, интоксикации, неблаго­приятные гигиенические условия, психические травмы, сложная жизненная ситуация, истощение и др. Признавая, что болезнь в большинстве случаев развивается в результате вредных воздейст­вий экзогенных факторов, следует в то же время учитывать реак­тивность, сопротивляемость и приспособительную реакцию организ­ма. Причем человек не только сам приспосабливается к условиям внешней среды, но и изменяет и приспосабливает среду в соответ­ствии со своими потребностями.

Инфекциизанимают одно из первых мест в этиологии психичес­ких расстройств у детей, особенно слабоумия. Дети и подростки,

страдающие психозами, умственной отсталостью различной степени, а также аномалиями речи, зрения, слуха, нарушениями эмоциональ- но-волевой сферы и нуждающиеся в лечении в специальных психо­неврологических учреждениях или в обучении в специальных вспо­могательных школах, в большинстве случаев перенесли различные инфекционные заболевания. Среди них следует выделить нейроин­фекции, при которых первично поражается центральная нервная система (менингиты, энцефалиты, менингоэнцефалиты), а также детские (корь, коклюш, ветряная оспа, хорея, дифтерия) и общие инфекционные заболевания (грипп, туберкулез, сифилис, бруцел­лез, токсоплазмоз и др.), которые при снижении защитных свойств организма могут привести к вторичному поражению головного моз­га и возникновению временных функциональных психических рас­стройств или стойких и необратимых деструктивных изменений.

Взаимодействие между инфекционным фактором, его токсинами и организмом определяется, во-первых, состоянием центральной нервной системы в период действия вредного фактора, общей и иммунологической реактивностью детского организма, функцией эндокринной системы и, во-вторых, патогенностью возбудителя ин­фекционного заболевания. Эти факторы обусловливают различные варианты временных или стойких психических расстройств.

Даже легко протекающие инфекции в первой половине беремен­ности, т. е. совпадающие с периодом бластогенеза и органогенеза, могут быть причиной возникновения у ребенка тяжелого врожден­ного порока развития не только головного мозга, но и других сис­тем организма. Поэтому при определении роли инфекционного фактора в возникновении интеллектуального дефекта необходимо учитывать, на какой именно стадии онтогенеза он действовал. В за­висимости от этогопатогенные инфекционные факторы делятся на две группы: факторы, действующие на зародыш и плод на разных стадиях внутриутробного развития, и факторы, которые воздейст­вуют в период новорожденное™, дошкольном и школьном пери­оде.

Течение инфекционных заболеваний может быть острым и хро­ническим. У детей чаще, чем у взрослых, могут формироваться деструктивные изменения в центральной нервной системе с психи­ческими нарушениями, а в ряде случаев — с последующим развити­ем слабоумия различной степени, нарушениями речи, зрения, слуха, парезами, параличами и другой патологией.

Интоксикацииорганизма различными токсическими веществами также могут вызывать психические расстройства. Токсическими (ядовитыми) веществами называются те, которые при воздействии на организм способны вызывать резкое нарушение функций орга­низма и различные психические расстройства. К ним относятся промышленные, бытовые вещества, лекарственные средства (в больших дозах и концентрациях).

Токсические вещества проникают в организм различными путя­ми, главным образом через пищеварительные и дыхательные пути, и приводят как к временным, эпизодическим, функциональным психическим расстройствам, так и к необратимым дефектам интел­лекта. Кроме того, изменяя генеративные свойства клеток и обмен­ные процессы у родителей, эти вещества опосредованно могут по­ражать потомство. Возможно и непосредственное поражение детей этими факторами.

Наиболее распространенной интоксикацией является алкоголь­ная. Причем если злоупотребление спиртными напитками взрослы­ми ведет к их интеллектуальному оскуднению, психозу и нередко является причиной антиобщественного поведения, то алкогольная интоксикация у плода или ребенка во много раз пагубнее и опаснее, так как она приводит к нарушению нормального развития организ­ма, появлению психических расстройств.

Травмы(физические, механические)головного мозга, особенно закрытые,-— важный этнологический фактор возникновения острых и хронических психических расстройств. В зависимости от обшир­ности травмы психические расстройства могут быть временными или стойкими, необратимыми. Травма черепа может спровоцировать какое-либо другое заболевание. Вследствие механической травмы головного мозга (внутриутробной, родовой, послеродовой) могут развиваться различные дефекты интеллекта — от незначительных до весьма глубоких, при которых речь идет не об обучении, а о призрении их специальными учреждениями здравоохранения и спе­циального обеспечения.

По статистическим данным, травмы черепа составляют примерно 34 % всех механических травм. Травматизация головного мозга может произойти внутриутробно (ушибы, падения, подъем больших тяжестей, непосильный физический труд, небольшое количество околоплодных вод, длинная пуповина), во время родов (продолжи­тельные или стремительные роды, акушерско-хирургическое вме­шательство), в грудном, раннем детском, дошкольном и школьном возрасте (игровая, бытовая, уличная, транспортная и др.). Родовая травма обусловливает внутричерепные кровоизлияния, асфиксию и связанное с ней кислородное голодание головного мозга с последу­ющими изменениями в ткани мозга. Психические расстройства, вы­званные травматическим повреждением головного мозга, могут возникать либо сразу же после травмы, либо, что бывает чаще, спустя некоторое время после нее. Острый травматический психоз может не оставлять каких-либо последствий, но нередко по про­шествии острого периода формируются посттравматические, орга­нические изменения, вплоть до травматического слабоумия.

Неблагоприятные гигиенические условиясреды снижают сопро­тивляемость организма, поэтому могут приводить к соматической и психической неполноценности потомства. Истощение у родителей, неполноценное питание беременной или новорожденного, брак в слишком молодом или пожилом возрасте, охлаждение новорожден­ного, недоношенность плода, тяжелый физический труд во время беременности, профессиональные отравления, токсикозы беремен­ности и другие неблагоприятные гигиенические условия могут быть причинойаномалий психики у детей.

Психогенные факторы,т. е. тягостные, неприятные, волнующие события и ситуации, травмирующие психику, не являются причиной умственной отсталости, но могут приводить к развитию психоген­ных заболеваний — реактивных психозов и неврозов. Поэтому пси­хическая травма в виде страха, запугивания, гнева, чувства обиды и оскорбления, потери близких, краха надежд и других многочис­ленных отрицательных эмоций, неприятных и волнующих проис­шествий, связанных с условиями жизни, также относится к неблаго­приятным гигиеническим условиям среды и может рассматривать­ся как этиологический фактор психических расстройств.

Психике человека присуща значительная устойчивость, сформи­ровавшаяся в результате длительного исторического и биологи­ческого развития. Однако при воздействии чрезмерно сильных пси­хогенных факторов может произойти срыв основных корковых процессов с развитием различных психогенных заболеваний. Существует мнение, что всякое психическое заболевание обуслов­лено психической травматизацией, что не соответствует действи­тельности. Разумеется, у лиц со слабым типом психической дея­тельности, неуравновешенных, внушаемых, суеверных психическая травма может быть непосредственной причиной психического рас­стройства, в других случаях она является предрасполагающим, провоцирующим моментом.

Эмоциональная сфера у детей и подростков особенно реактивна, поэтому на них психическая травма действует сильнее, чем на взрослых. Но при этом надо учитывать и меньшую глубину пере­живаний, быструю смену настроения у детей, в силу чего психоген­ные реакции у них более кратковременные.

К эндогенным факторам,обусловливающим развитие того или иного психического расстройства, относятся некоторые заболевания внутренних органов (соматические), аутоинтоксикации, типологи­ческие особенности психической деятельности, нарушения обмена веществ, функции эндокринных желез, патологическая наследствен­ность и наследственная предрасположенность или отягощенность. Одни авторы относят эти факторы к экзогенным, другие — к про­межуточным. По-видимому, их все же следует относить к эндоген­ным факторам, ибо по отношению к организму в целом они явля­ются внутренними факторами.

В раннем детстве регуляцию функций организма в значительной мере обеспечивает эндокринная система. Поэтому при нарушении ее функции, а также при нарушениях обмена веществ с последую­щей аутоинтоксикацией организма и блокированием метаболичес­ких, окислительных процессов в головном мозге могут возникать психические расстройства. Нарушение функции органов пищеваре­ния может сопровождаться явлением самоотравления, т. с. аутоин­токсикацией, с последующим развитием хронического кислородного голодания и анатомическими изменениями клеток коры большого мозга, что обусловливает возникновение того или иного интеллек­туального дефекта.

Таким образом, перечисленные выше эндогенные факторы соз-

дают патофизиологическую основу для развития у ребенка различ­ных психических расстройств. Способствуют этому также и гормо­нальные нарушения во время беременности. В свою очередь, психи­ческое заболевание может привести к развитию соматического заболевания или возникает одновременно с ним.

Наследственные патогенные факторы,обусловливающие психи­ческие расстройства, связаны с передачей патологических призна­ков от родителей их потомству. Главную роль в происхождении психических нарушений играют экзогенные факторы, однако опре­деленное значение имеют патологическая наследственность и на­следственная предрасположенность.

Раньше среди психиатров, особенно зарубежных стран, господ­ствовало мнение о том, что патологическая наследственность явля­ется основной причиной психических заболеваний. Даже в тех слу­чаях, когда заболевания имели явно экзогенную природу, причину их искали все же в патологической наследственности.

Помимо способности организма передавать потомству по на­следству свои признаки следует различать врожденную патологию, т. с. патологические изменения, возникающие во время внутриут­робного развития, и изменчивость биологических свойств организ­ма, приобретаемых в течение жизни. Каждый организм, в том числе и неполноценный, унаследует определенное количество признаков своих родителей, но не все врожденные признаки являются унасле­дованными.

Внешняя среда начинает воздействовать на плод на самом раннем этапе внутриутробного развития. Перенесенные беременной женщиной инфекции, интоксикации, механические и психические травмы небезразличны для плода. При появлении на свет ребенок сразу же становится зависимым от условий окружающей среды, питания, климата, воспитания, а позже — от социальных условий, обучения и воспитания, профориентации, взаимоотношений с кол­лективом и т. д. Все эти факторы совершенно меняют унаследован­ные и врожденные особенности организма, приводя порой к из­менению типа психической деятельности. В ряде случаев нужно говорить не о наследственной патологии, а о наследственной пред­расположенности, т. е. об особой восприимчивости, чувствительности организма к внешней вредности, пониженной сопротивляемости ор­ганизма.

К унаследованным признакам относятся только генетически обусловленные. Если черты темперамента и характера у школьника сходны с чертами его родителей, то это еще не значит, что они унаследованы, так как могут возникать вследствие обучения и воспитания. Наличие психического заболевания у нескольких чле- | нов семьи тоже еще не указывает на их наследственную природу.

В таких случаях речь может идти о врожденном или приобретенном заболевании.

Как бы ни были разнообразны признаки, передающиеся по на­следству, без многогранного воздействия внешней среды на челове­ка его развитие оказалось бы невозможным. Оно осуществляется

путем усвоения опыта, выработанного предшествующими поколени­ями. И хотя ребенок рождается на свет довольно беспомощным, его индивидуальное развитие неограниченно.

Познание закономерностей наследственной передачи признаков не исключает изучение развития человека как социального сущест­ва. Нельзя игнорировать социальные, психолого-педагогические факторы, среду и воспитание, условия жизни. В тех случаях, когда человеческий организм находится в чрезвычайно неблагоприятных условиях существования, подвергается воздействию токсических веществ — алкоголя, бытовых и промышленных токсических ве­ществ, продуктов химического синтеза, а также вирусных, бактери­альных, паразитарных и других патогенных факторов, в клетках и тканях организма человека происходят морфологические и биохи­мические изменения. В результате этого они могут приобретать новые свойства, передающиеся потомству.

Таким образом, передача потомству наследственной патологии является следствием нарушений генеративных свойств клеток и обменных процессов под влиянием неблагоприятных условий окру­жающей среды. Улучшение их способствует предупреждению на­следственной патологии. Не отрицая роли патологической наслед­ственности в происхождении психических заболеваний все же нель­зя считать ее единственной причиной их возникновения.

Вопросы патогенеза и патоморфологии психических заболеваний более подробно освещены в последующих главах при описании от­дельных заболеваний. Здесь же следует отметить, что возникнове­ние ряда психических заболеваний обусловливается нарушением си­лы, подвижности и уравновешенности основных корковых процессов, различной выраженностью запредельного торможения, гипнотичес­кими фазами, образованием в коре большого мозга функционально изолированных «больных пунктов», диссоциацией функции различ­ных отделов головного мозга, сигнальных систем и др.

Некоторые психические заболевания, особенно различные вари­анты олигофрении и деменции, характеризуются наличием выра­женных патоморфологических изменений в ткани головного мозга. К ним относятся рубцовые изменения, глиоз, помутнение оболочек мозга, деструкция коры большого мозга, нарушение ее строения, утрата слоистости, хаотическое расположение аксонов, дендритов, ассоциативных волокон и другие морфологические изменения. Эти изменения обусловливают диффузную неврологическую микросимп­томатику, изменение сухожильных рефлексов и появление патоло­гических рефлексов, нарушение функции ряда черепных нервов, некоординированное«, движений, маловыразительную мимику, вплоть до амимии, маскообразность лица, нарушения речи. С по­мощью специальных методов исследования выявляют нарушение циркуляции спинно-мозговой жидкости, изменение ее химического состава, расширение желудочков мозга, подпаутинных пространств, отсутствие или нарушение биоэлектрической активности мозга (дизритмия, нарушение альфа-ритма, наличие дельта-волн, непра­вильный характер волн), усиление сосудистого рисунка.