Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Симоненко патопсихология.docx
Скачиваний:
263
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
879.75 Кб
Скачать

ГлаваIi

НОРМА И ПАТОЛОГИЯ.

ПСИХИКА И ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ

ПОНЯТИЕ О НОРМЕ И ПАТОЛОГИИ — ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНИ

Проблема здоровья и болезни, нормы и патологии относится к важнейшим теоретическим проблемам и кажется простой и понят­ной лишь при поверхностном рассмотрении. Она является одной из наиболее актуальных проблем биологии и эволюционной теории развития органического мира. Уже у истоков античной культуры на основе конкретного чувственного опыта предпринимались попыт­ки отграничить норму от патологии, которую нередко истолковывали мистически.

Кант считал норму средним вариантом сложившегося правила, , типа; по Гегелю, болезнь является следствием нарушения законо- '' мерностей, связей между отдельными органами и системами орга­низма и между организмом и окружающей средой.

Приводить в данном учебнике пригодные для всех случаев опре­деления понятия нормы и патологии нет необходимости. Абсолют­ной метафизической нормы нет, ее границы устанавливаются произ­вольно и далеко не всегда соответствуют состоянию здоровья. Нор­мальное при одних условиях может оказаться патологическим при других. Классики марксизма-ленинизма предостерегали от поисков определений для всех случаев жизни.

Проблема нормы в медицине — это биологическая и социальная проблема здоровья. Следует подчеркнуть, что и в настоящее время границы понятий нормы и патологии еще четко и окончательно не определены. Объясняется это тем, что они являются не менее слож­ными, чем человеческий организм, в котором развивается болезнь.

Проблемы нормы и патологии, здоровья и болезни всегда инте­ресовали людей. И это понятно, ибо только здоровый человек мо­жет полностью использовать свои потенциальные творческие, физи­ческие и духовные возможности. Патология, болезнь приносят че­ловеку неприятности и огорчения, являются для него и его близких несчастьем, катастрофой. В зависимости от тяжести заболевания, степени критичности больного, от характера реакции его психики эта катастрофа имеет свои градации. Чем более резко осуществля­ется переход от нормы к патологии, тем более выражена психичес­кая реакция и тем тяжелее катастрофа. Не следует забывать, что человек является одновременно существом биологическим и обще­ственным. Поэтому оптимальное развитие организма человека воз­можно лишь при оптимальных социальных условиях жизни.

«Болезнь — это нарушение жизненных функций организма под влиянием разнообразных причин, выражающееся теми или иными физиологическими и морфологическими изменениями. Возникнове­ние болезни снизано с воздействием на организм неблагоприятных факторов внешней среды»1.

Критерием, на основании которого болезнь считают социальной, является характер ее связи с социально-экономическими условия­ми жизни, негативное влияние экономического и социального факто­ров общества. Конечно, экономические условия социализма способ­ствуют сохранению здоровья людей, однако в социалистическом обществе существует еще немало социальных проблем, а также бо­лезнетворных факторов, затрудняющих борьбу с некоторыми забо­леваниями.

Отрицание наличия в социалистическом обществе социальных факторов, обусловливающих заболеваемость, объясняется ошибоч­ным отождествлением понятий социального и классового. Между тем социальные, общественные отношения не сводятся лишь к клас- совым.\Болезни человека социально детерминированы, поскольку причина их возникновения прямо или косвенно связана с воздей­ствием на его организм социальных условий жизни. Следовательно, с общебиологической и социологической точек зрения объект изу­чения медицины —■ социально-биологический.

Недопустимо игнорирование значения в развитии человека его индивидуальных биологических особенностей, конституциональных и топологических свойств психической деятельности, а в отноше­нии детей и подростков — и своеобразия течения критических пе­риодов развития.

Психические процессы в организме человека развиваются на материальной, биологической основе. Личность характеризуется не только уровнем общественных отношений, но и состоянием ее фи­зиологических возможностей. Поэтому влияние средовых, социаль­ных факторов на развитие конкретной личности нельзя рассматри­вать в отрыве от ее биологической организации.

Под болезнью вообще следует понимать сложную реакцию ор­ганизма на воздействие болезнетворных факторов. И. Г1. Павлов по этому поводу пишет следующее: «Что такое патологическое состоя­ние, болезнь? Это встреча, соприкосновение организма с каким-ни­будь чрезвычайным условием или, вернее, с необычайным размером ежедневных условий... Начинается и особо серьезная борьба орга­низма с этими условиями, пускаются в ход оборонительные прибо­ры тела. Дальше борьба кончается или отбитием врага или прекра­щением работы оборонительных приборов и победой врага — тогда наступает полом или разрушение той или иной части организма».

Таким образом, болезнь рассматривается как нарушение жиз­недеятельности организма в целом, его взаимодействия и уравнове­шенности с окружающей, в том числе и социальной, средой.

По И. П. Павлову, норма — это физиологическая мера здоро­вья, при котором структура и функция соответствуют условиям су­ществования организма.

При патологии нет как абсолютно локальных, так и абсолютно общих процессов. Патология — это единство общего и локального, психического и соматического. Факторы, оказывающие патогенное воздействие на психику человека, небезразличны и для дру­гих органов и систем организма. Кора большого мозга является высшим регулятором всех физиологических и патологических про­цессов, происходящих в организме человека. Таким образом, пато­логия (болезнь), характеризующаяся нарушением жизненно важ­ных функций организма, выступает как качественно новый процесс. Общим для нормы и патологии является то, что они представляют собой проявления жизнедеятельности организма, его приспособляе­мости к окружающей среде. Жизнедеятельность организма может быть свободной и стесненной. Переход нормы в патологию заклю­чается в превращении количественных изменений в качественные. Поэтому патология — это прежде всего биологический процесс по­явления нового качества. Патология обусловливает перестройку личности, вплоть до полного ее распада при некоторых органиче­ских психических заболеваниях.

Важное теоретическое значение имеет высказывание К. Маркса. «Что такое болезнь, — пишет он, — как не стесненная в своей свобо­де жизнь»1. Из этого определения вытекает, что болезнь помимо общсбиологического аспекта имеет еще и социально-трудовой. Бо­лезнь, характеризующаяся стеснением, ограничением свободы жиз­ни, приводит не только к нарушению физиологической жизнедея­тельности, но и к снижению или полной утрате социально-трудовых функций. Поэтому критерием здоровья человека является его тру­довая деятельность, т. е. наиболее адекватное и эффективное ис­пользование биологических свойств организма, физиологических и морфологических особенностей мозга в реализации социально­трудовых задач (в том числе обучения в школе).

Советские ученые С. С. Гурвич, В. П. Петленко, Г. И. Царегород- цев, касаясь законов материалистической диалектики и их методо­логического значения в приложении к патологии, указывают, что «переход здорового организма в болезненное состояние всегда свя­зан с превращением количественных изменений в качественные. Человек остается практически здоровым, пока изменения функций организма носят только количественный характер, то есть пока действие защитно-приспособительных механизмов в количествен­ном отношении уравновешивает силу действия патогенного раздра­жителя. Но когда силы этого раздражителя превышают силы орга­низма — начинается болезнь»2.

В приложении к человеческой личности, особенно развивающей­ся личности ребенка, норма является понятием не статически биологическим, а динамически социальным, ибо основой развития личности является ее социально-трудовая деятельность. Решающее влияние на формирование личности оказывают общественные отно­шения, общественная трудовая деятельность. Оно происходит не только в результате естественно-биологического становления орга­низма и целенаправленного воздействия па личность в семье и шко­ле, но и вследствие иной социально полезной деятельности, под влиянием всех условий жизни: внутреннебиологических, внешнепри­родных, социально-общественных, целенаправленно-организован­ных, прямых, косвенных, случайных, стихийных и др.

ПСИХИКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ.

11СИХИЧ ИСКАЛ БОЛЕЗНЬ

В процессе своего развития научная психопатология заимство­вала многие понятия и термины из психологии. Поэтому, изучая психопатологию, необходимо прежде всего уяснить сущность психи­ческих процессов в норме. Важность совместного изучения психи­ческой деятельности физиологией, психологией и психопатологией подчеркивал И. П. Павлов.

Несмотря на то что представление о психике и психических бо­лезнях возникло еще в глубокой древности, в течение тысячелетий их сущность оставалась для человека загадкой. В то далекое время люди, не имея понятия о строении и функциях организма, полагали, что поведение человека, его чувства и мысли определяются незави­симой от человеческого организма душой, которая вносит в орга­низм жизнь и руководит его поведением. Странные поступки психи­чески больных, особенно находившихся в состоянии психомоторного возбуждения, а также страдавших выраженным слабоумием, еще более способствовали развитию неверных представлений о психике.

Реакционная идеология в объяснении сущности психических процессов исходила из того, что душа якобы представляет собой какую-то особую духовную нематериальную субстанцию, бесплот­ную и непознаваемую сущность, живущую особой, независимой от тела жизнью, руководимой божьим помыслом, а психические про­цессы принадлежат к категориям непознаваемых таинств души. Этим фактически и обосновывался призыв к терпению и смирению. Религия внушала, что создав человека из «праха земного», бог вло­жил в него душу, независимую от тела, после чего человек проник­ся верой во всемогущего творца. Однако утверждая, что земля и все живое на ней создано богом, религия не объясняет, кто создал самого бога. Пытливость в этом отношении служители церкви на­зывают богохульством. По их мнению, религиозные догмы не ну­ждаются в объяснении и доказательствах, ибо представляют собой «божественные откровения».

Возникновение таких мистических взглядов не случайно, ибо на заре своей истории человек был полностью зависим от природы. Страх, бессилие человека перед явлениями природы порождали ве­ру в сверхъестественный, непознаваемый мир, названный затем ми­ром души.

По мере того как накапливался и обобщался жизненный опыт людей, представления о психике и психических болезнях изменя­лись. История психологии так же, как и история философии, пред­ставляет собой историю борьбы материалистического и идеалисти­ческого мировоззрений по поводу природы психических явлений. Представители материалистического направления (Фалес, Герак­лит, Демокрит, Эпикур, Гиппократ) еще на ранних этапах обще­ственного развития стремились подойти к объяснению психики с естественно-научных позиций. Но поскольку все формы идеологии были подчинены интересам религии, то и психология несла на себе печать мистики.

Развитию материалистической психологии способствовали успе­хи естествознания. Начиная от М. В. Ломоносова и А. М. Радище­ва, представители передовой философской мысли и естествознания в России находились на принципиальных материалистических по­зициях и вели решительную борьбу с идеалистическим мировоз­зрением. Еще в домарксовский период они создали в России пред­посылки к развитию материалистического представления о психи­ческих процессах и их расстройствах.

Основоположниками материалистической физиологии психичес­кой деятельности являются русские ученые И. М. Сеченов и И. П. Павлов. Ими были разработаны пути и методы научного ис­следования функций нервной системы.

Психика — особое свойство высокоорганизованной материи го­ловного мозга человека отражать объективную действительность в виде ощущений, восприятий, представлений, памяти, мышления, эффекторных действий и др. С материалистической точки зрения психическое хотя и не тождественно физиологическому, но нераз­рывно с ним связано. Материализм отрицает понятие «души» и счи­тает, что независимых от материи духовных сущностей нет и быть не может. Психика является ие особой духовной субстанцией, а осо­бым свойством высокоорганизованной материи головного мозга че­ловека. Под психикой, психической деятельностью наука понимает отражение материального мира в мозге человека. И. П. Павлов до­казал, что психическая деятельность является аналитико-синтети- ческой деятельностью коры полушарий большого мозга, обуслов­ленной воздействием окружающей действительности, а также то, что в рефлекторной, т. е. отражательной, деятельности мозга пси­хическое неотделимо от физиологического.

Кора большого мозга является материальной основой всех психи­ческих процессов. Разумеется, психика не присуща материи изна­чально, это свойство развивается постепенно и возникает лишь на определенной ступени развития живой материи, в результате вза­имодействия организма с окружающей средой. Психика — продукт не только биологического, но и социально-исторического, общест­венно-трудового развития. Первое живое существо обладало только ощущением, а дальнейшее развитие живой материи от ощущения к мышлению осуществлялось в течение длительного периода раз­вития природы. Сущность материализма не в том, что все матери­ально, а в том, что на высшем этапе развития материального воз­никает идеальное, субъективное, сознательно отражающее матери­альный мир. Особенность человеческой психики состоит в том, что для ее развития решающее значение имели процессы общественно­го труда. Труд создал самого человека. Психика развивалась в про­цессе трудовой практики и всей динамики общественной жизни, в неразрывной связи с развитием речи.

И. М. Сеченов впервые в истории науки раскрыл физиологиче­ские механизмы психической деятельности, которая до него счита­лась непознаваемой. В своей книге «Рефлексы головного мозга», изданной в 1863 г., И. М. Сеченов доказал, что психика человека познаваема и се закономерности можно изучить и объяснить с по­мощью объективного метода. Он подчеркивал, что психические и физиологические процессы едины в своей материальной основе, что все акты сознательной и неосознанной жизни по своему проис­хождению являются рефлексами.

Этот тезис дал возможность И. М. Сеченову выдвинуть ряд ма­териалистических положений о сущности психики. Основным поло­жением является детерминированность психических процессов, т. е. обусловленность их средовыми факторами, обучением и воспитани­ем в широком смысле слова. Свою материалистическую позицию в этом отношении И. М. Сеченов выразил следующим образом: «Предметный мир существовал и будет существовать по отноше­нию к каждому человеку раньше его мысли; следовательно, первич­ным фактором в развитии последней был и будет для нас внешний мир с его предметными связями и отношениями»1.

Следующим не менее важным выводом, вытекающим из иссле­дований И. М. Сеченова, является физиологическая обусловлен­ность поступков, мыслей и чувств человека. Для того времени нуж­но было быть гигантом человеческой мысли и иметь большую сме­лость, чтобы при незначительном количестве данных о физиологии психической деятельности высказать такие идеи.

Обоснованное И. М. Сеченовым учение о физиологических ме­ханизмах психической деятельности, о детерминизме психических явлений доказало их рефлекторный характер, зависимость от той или иной причины, т. е. подвело материальную базу под психоло­гию, в которой в то время безраздельно господствовал идеализм. Эти выводы И. П. Павлов назвал гениальным взлетом сеченовской мысли. Являясь другом выдающегося русского революционера-де- мократа Н. Г. Чернышевского, И. М. Сеченов воспринял его мате­риалистическое мировоззрение, а Н. Г. Чернышевский в своих фило­софских обобщениях опирался на физиологические исследования И. М. Сеченова. Царское самодержавие наложило арест на книгу «Рефлексы головного мозга», а ее автора освободило от руковод­ства кафедрой, отклонило его кандидатуру к избранию в академию, передало под надзор полиции, а Синод, в свою очередь, потребовал заточить его в монастырь.

Идея И. М. Сеченова о рефлекторной основе психической дея­тельности послужила фундаментом для создания современной пси­хофизиологии.

Целая эпоха в развитии физиологии психической деятельности связана с именем И. П. Павлова. Он доказал, что все реакции приспособления организма к окружающей среде обусловлены условно-рефлекторной деятельностью. Учение И. П. Павлова о психической деятельности является естественно-научной основой диалектического материализма, поскольку оно подводит научную базу под материалистическую теорию отражения. Это учение показывает, что без воздействия внешнего мира и внутреннего раз­дражения органов чувств мозг не способен на какую-либо психи­ческую деятельность, что психика есть отражение объективной дей­ствительности, осуществляемое мозгом. Своим учением И. П. Пав­лов обосновал физиологические механизмы, лежащие в основе психических процессов, показал материальную основу духовной жизни человека, вооружил педагогику естественно-научным мето­дом обучения и воспитания.

Психика человека развивается в процессе онтогенеза. О раз­витии центральной нервной системы свидетельствует увеличение массы головного мозга. Во внутриутробном периоде наиболее ин­тенсивное увеличение массы головного мозга происходит во вре­мя третьего месяца беременности, в дальнейшем темп его несколько уменьшается и снова заметно нарастает к концу беременности. На третьем месяце внутриутробного периода формируется кора боль­шого мозга, на пятом — появляются полушария, дифференцируют­ся отдельные функциональные системы, а к моменту появления ребенка на свет центральная нервная система является полностью развитой целостной системой.

После рождения ребенка масса головного мозга у него нарас­тает довольно медленно, особенно выражено ее увеличение в воз­расте от 4 до 7 лет; максимума она достигает в возрасте 18 лет.

Условные рефлексы начинают формироваться уже в первые не­дели жизни ребенка, а к концу пятого-шестого месяца образуются условные связи со всеми анализаторами: ребенок узнает окружаю­щие лица, предметы, схватывает знакомые вещи, улыбается мате­ри; устанавливаются эмоциональные контакты. К концу первого года жизни ребенка появляются первые признаки того, что он по­нимает отсутствие знакомых лиц и предметов. Совершенствуется некоординированная ранее моторика, быстро возникают услов­ные связи, дифференциации и речевой контакт.

Взаимоотношение со взрослыми, окружающими ребенка, влия­ние родителей, положительный эмоциональный контакт, регулиро­вание действий, расширение речевого контакта и восприятие окру­жающего имеют очень большое значение. В конце второго — начале третьего года жизни у ребенка появляются признаки мыслитель­ных операций, совершенствуется содержание игровой деятельности, а эмоциональная жизнь становится более дифференцированной. Последующие два года развития ребенка характеризуются расши­рением его интересов, появлением способности к обобщению трудо­вой направленности, формированием его личностных особенностей. Дальнейшее развитие психики ребенка обусловлено взаимодейст­вием с окружающей средой, общественной практикой, характе­ром учебной, трудовой деятельности, ее направленностью и идеа­лами.

Длительное время буржуазные идеологи утверждали, будто психические свойства изначально заложены в природе человека. Такое ошибочное представление оправдывало неравенство народов и классов. В действительности же психические свойства формиру­ются на основе природных данных в процессе жизни и деятельности человека, под воздействием общественной среды, коллектива и воспитания. При этом образуются условные связи, которые лежат в основе различных индивидуально-типологических психических свойств личности. Поскольку мотивы и потребности могут как со­ответствовать общепринятым общественно-правовым нормам, так и расходиться с ними, то становление личности, в том числе ано­мальной, нужно рассматривать лишь во взаимодействии с конкрет­ными условиями среды, которые формируют определенные, прежде всего социальные свойства личности.

Физически дети могут определенное время развиваться вне об­щения с миром человека, но психическое, социальное развитие их возможно только при включении в общественную среду. Психи­ческие процессы не продуцируются человеческим мозгом самим по себе, ибо мозг — это орган, а не источник психических процес­сов, поэтому у человека, лишенного контакта с социальной дейст­вительностью, психическое развитие нарушено. Психические про­цессы формируются и выступают в качестве регулятора поведения лишь в общении с другими людьми, при усвоении сложившихся видов и форм деятельности. В дальнейшем они становятся формой индивидуального приспособления к миру, средством его преобра­зования.

Изменение представлений о сущности психических процессов привело к перестройке понятия о материальном субстрате психи­ки — человеческом мозге, его структуре и функциях. И. П. Павлов обосновал системную, или динамическую, локализацию психиче­ских функций с естественно-научных позиций. В результате изу­чения головного мозга анатомами, физиологами, невропатологами, нейрохирургами его стали рассматривать как сложнейшую систе­му, состоящую из отдельных структур, каждая из которых выпол­няет свою определенную функцию. Общая функция этих структур позволяет человеку воспринимать информацию, поступающую из внешнего и внутреннего мира, прогнозировать будущее, оценивать результаты своих действий и регулировать поступки.

В настоящее время ведущее место в учении о психической дея­тельности и локализации функций в коре большого мозга занимает концепция саморегулирующих систем, которые благодаря обрат­ным связям самостоятельно регулируют происходящие в них про­цессы. Идеи, положенные в основу концепции саморегулирующих систем, обусловили необходимость пересмотра ранее существовав­ших понятий о сложнейших функциях мозга, который, по опреде­лению И. П. Павлова, является системой, наивысшей по саморегу­ляции.

На раиних этапах эволюции поведение животных носило пре­имущественно инстинктивный характер. Главную роль в регуляции поведения человека, которое определяется социальными факторами и опирается на систему речевых сигналов, названной И. П. Павло­вым второй сигнальной системой, играют сложнейшие корковые процессы.

Таким образом, учение о мозге как о сложной саморегулирую­щей системе позволяет утверждать, что в коре большого мозга нет особых, унаследованных или врожденных, психических цент­ров, являющихся материальным субстратом сложных психических процессов.

Вопрос о локализации функций в коре большого мозга широко и длительно дискутировался. Представители психоморфологиче­ского направления в психопатологии, наиболее выраженным сто­ронником которого был немецкий психиатр К. Клейст, пытались сложные психические процессы, в том числе и проявления психи­ческих расстройств, связать с определенными, строго очерченными участками коры большого мозга. Находясь на позициях идеалис­тической, функциональной психологии, они пытались даже указать, функцией каких извилин полушарий большого мозга являются индивидуальные особенности, религиозное чувство, чувство любви к детям, агрессивность, преступность и др. Немецкий социолог К. Лоренц, например, утверждает, что все конфликты в человече­ском обществе объясняются биологической обусловленностью и унаследованной агрессивностью. Американский социолог Э. Люрк- гейм считает преступность необходимой и вечной категорией, свойственной каждому общественному строю, естественным при­родным явлением и даже одним из факторов общественного здо­ровья.

Вряд ли можно более откровенно продемонстрировать челове­коненавистнический характер буржуазной идеологии. Антинауч­ность психоморфологизма очевидна, его концепция, игнорирующая рефлекторный принцип учения о психической деятельности, осно­вана на идеалистическом представлении о спонтанности функции головного мозга.

По мнению И. П. Павлова, представление о психической дея­тельности человека как о механическом объединении отдельно су­ществующих психических функций является ошибочным. Психи­ческая деятельность едина и целостна, в ее основе лежат нейро­физиологические условнорефлекторные механизмы.

Итак, если психическая деятельность человека есть отражение объективного мира тканью головного мозга, то расстройство пси­хической деятельности, психическое заболевание — это нарушение его деятельности, т. е. заболевание головного мозга. Взгляды на сущность психических заболеваний, или психозов, менялись по ме­ре развития психопатологии и науки вообще. При психической болезни у человека нарушается процесс отражения реального мира, что приводит к расстройству его познания и изменению поведения. Этим психическая болезнь отличается от других заболеваний.

Поскольку психическое заболевание— это заболевание голов­ного мозга, и прежде всего коры большого мозга, являющейся выс­шим регулятором деятельности всего организма, то психически больной не может быть полноценным, равноправным и вполне са­мостоятельным членом общества.

Своеобразие психических заболеваний по сравнению с любыми другими очевидно и свидетельствует об их особой социальной зна­чимости. Нормальная психическая деятельность является наиболее ценным и существенным качеством человека как активного и полезного члена общества. Психическое заболевание (или любое изменение в психической сфере) сказывается не только на состоя­нии заболевшего индивидума, по и на том обществе, членом кото­рого он является. С появлением расстройства психики извращается его социальное положение и отношение к близким. Именно в этот момент наиболее важной задачей практической психопатологии является правильное и по возможности более быстрое выявление у данного субъекта психического расстройства и проведение меро­приятий по его реабилитации, поскольку психически больной не может в достаточной степени заботиться о себе, защищать свои интересы, свои законные права и вообще сохранять свое положение и место в обществе.

Наряду с понятием «психическая болезнь» в психопатологии существует также понятие «психическая аномалия», т. е. своеоб­разное отклонение от нормы.

При психической болезни в результате нарушения отражатель­ной и регулирующей деятельности коры большого мозга психи­ческие реакции становятся явно патологическими, по выраже­нию И. П. Павлова, «резко и грубо противоречат реальным отно­шениям».

О психической аномалииговорят в тех случаях, когда внутрен­ний конфликт личности или конфликт со средой обусловлен час­тичными психическими отклонениями, понижающими или извра­щающими в той или иной степени социальную значимость личности со всеми присущими ей, в зависимости от аномалии, особенностя­ми. Разумеется, подобные различия в нарушении познавательной деятельности при психических болезнях и аномалиях не следует понимать абсолютно, так как могут иметь место трансформации одного состояния в другое либо при нарушении одного из психиче­ских процессов могут нарушаться в той или иной степени и другие. Практически же такое разграничение имеет существенное значе­ние, так как при психической болезни в узком смысле слова боль­ной становится недееспособным, а в ряде случаев при совершении общественно опасных действий признается даже невменяемым, нуждающимся в мерах не уголовной, а медицинской защиты, т. е. в принудительном лечении.

Как уже отмечалось, любая психическая болезнь (в том числе и слабоумие), характеризующаяся расстройством отражения окру­жающей действительности, представляет собой прежде всего за­болевание мозга. Но головной мозг не изолированный орган, а наиболее важный и совершенный отдел нервной системы, регули­рующий все процессы, происходящие в нем. Следовательно, исходя из принципа целостности организма и единства всех психических и соматических функций психическая болезнь представляет собой заболевание всего организма с преимущественным поражением коры большого мозга. Но и такое утверждение еще не отражает полностью сущность психической болезни. Психическая болезнь характеризуется нарушением социальных связей личности с окру­жающей средой, ее цельности как совокупности всех психических процессов (т. е. способности, умения пользоваться мыслительными операциями — понятиями, суждениями, умозаключениями), раз­рушением ядра личности. Поэтому наиболее адекватным является следующее определение.

Психическая болезнь — это заболевание всего организма с преимущественным поражением головного мозга, проявляющееся в нарушении мышления и поведения. Помимо первичного пораже­ния головного мозга психическая болезнь может возникнуть вслед­ствие вторичного его поражения в результате инфекций, заболева­ний внутренних органов, травм, интоксикаций и др.

Конечно, при психическом заболевании в той или иной мере расстраиваются все психические функции — ощущения, восприятия, представления, память, эмоционально-волевая сфера, мышление и сознание. Но главным в интеллектуальной деятельности (уме, интеллекте, разуме) является мышление. Когда мы говорим о силе ума, то имеем в виду высокий уровень мышления, его строгую последовательность и непреклонную логичность, способность к от­влеченным и обобщающим заключениям. Мышление, проявляюще­еся в образовании понятий, суждений и умозаключений, является высшей формой психической деятельности человека, опосредован­ного и обобщенного познания им явлений окружающей действи­тельности в ее взаимосвязях. Расстройство мышления приводит к нарушению поведения.

Степень поражения головного мозга и нарушения процесса отра­жения реального мира при различных психических болезнях нео­динакова. При одном заболевании чувственное познание изменяется незначительно, однако выражено нарушение высших форм мыш­ления, т. е. обобщенного рационального познания, отражающего взаимосвязь окружающего. При другом заболевании резко нару­шается как чувственное (непосредственное отражение окружаю­щего), так и абстрактное познание. При этом изменяются все сто­роны психической деятельности, нарушается восприятие реаль­ности, извращаются суждения и умозаключения, совершаются не­мотивированные поступки.

В одном случае психическое заболевание может быть полностью обратимым, в другом — необратимым вследствие деструктивных изменений в головном мозге. Ряд психических заболеваний закан­чивается полным выздоровлением, при некоторых психических бо­лезнях полного выздоровления не наступает, отмечается лишь улучшение. Но даже при тяжелом течении болезни благодаря пластичности психической деятельности и се компенсаторным воз­можностям может наступить значительное улучшение психических функций.

Примерно до начала XIX в. возможность психических болезней у детей попросту отрицали. В то время считали, что психические болезни — удел взрослого человека, а детям свойственно психиче­ское расстройство лишь в виде врожденного или приобретенного слабоумия. Однако эти взгляды поколебала научная и практическая деятельность таких выдающихся психиатров, как А. П. Бут- ковский (1800—1844), издавший и 18.34 I'. первый в России учебник по психопатологии и открывший в Харькове в 1836 г. первую в России школу для умственно отсталых; II. II. Малиновский (1818— 1872), уделявший большое внимание роли социальных факторов в возникновении психозов; И. П. Мержеевский (1838—1908), уста­новивший приоритет русской науки в морфологических исследова­ниях слабоумия; И. М. Балинский (1827—1902), а также исследо­вания зарубежных психиатров—■ Сегена, Веста, Гюнтца, Циена, Эммингауза, описавших психические заболевания у детей и под­ростков. Поэтому развитие отечественной и зарубежной детской психопатологии на научной материалистической основе нача­лось лишь с середины XIX в. В России первое психиатрическое лечебное заведение для детей официально было создано в Риге в 1854 г.

Течение, исход и прогноз психических заболеваний у детей и подростков, по сравнению со взрослыми, имеют свои особенности. Незавершившееся анатомо-физиологическое развитие детского ор­ганизма, неполное формирование психических функций, особен­ности эмоционально-волевой сферы, критических периодов развития и многие другие факторы накладывают своеобразный отпечаток на динамику психической болезни и аномалии психики у ребенка. Исход некоторых психических болезней у детей, когда организм еще не достиг своего полного развития, может существенно отли­чаться от исхода при аналогичных заболеваниях у взрослых. Кроме того, ребенок инвалидизируется быстрее и сильнее, чем взрослый. Известны, например, неблагоприятные исходы перенесенных деть­ми первичного или вторичного менингоэнцефалита и травматичес­ких повреждений мозга. Иногда шизофренический процесс, начав­шийся в раннем возрасте, завершается либо апатическим слабо­умием, либо значительным распадом ядра личности, несмотря на то что детский организм в силу своего потенциального биологического роста обладает большей, чем организм взрослого, способностью к компенсации исходного дефекта.

Медико-биологические воздействия, направленные на трени­ровку аналитико-синтетической деятельности головного мозга, в ряде случаев способствуют более благоприятному прогнозу.

Психические расстройства проявляются прежде всего измене­ниями различных психических функций, а в дальнейшем — иска­жением представления о внешнем мире в целом.

Клинической единицей расстройства психической функции яв­ляется симптомкак критерий патологического состояния организма. Сочетание отдельных, близких по происхождению и содержанию симптомов объединяется всиндром.Диагностика различных пси­хических заболеваний начинается с изучения происхождения и патофизиологических механизмов возникновения синдромов. Пос­кольку психическое заболевание является болезнью не только мозга, а всего организма, то это изучение осуществляется с помо­щью специальных физико-химических методов исследования. Каж­дый психопатологический синдром имеет свою патофизиологичес­кую сущность, а для каждого психического заболевания характерно преобладание одних синдромов над другими, поэтому их изучение имеет большое диагностическое и прогностическое значение.

Распознавание патологического состояния должно идти от от­дельного симптома к синдрому, а затем к болезни.

Симптомы психических заболеваний: гиперестезия, гипестезия, сенестопатия, иллюзии (аффективная, вербальная, парейдоличес- кая), галлюцинации (зрительная, слуховая, обонятельная, импера­тивная, тактильная, висцеральная, комбинированная), псевдогал­люцинации, метаморфопсии, расстройство схемы тела, гипомнезия, амнезия (ретроградная, антероградная), парамнезии, расстройство ассоциативного процесса (ускорение, заторможенность, бессвяз­ность, обстоятельность, персеверация), сверхценные и бредовые идеи, навязчивые и импульсивные влечения, эйфория, дисфория, эмоциональная слабость и тупость, апатия, абулия, деперсонали­зация, дереализация и др.

Синдромы психических нарушений: делириозный, аментивный, судорожные припадки с непроизвольными движениями, корсаков- ский, кататонический, галлюцинаторно-параноидный, ипохондри­ческий, эмоциональные, депрессивные, апатические, олигофрениче- ские, астенические, психопатические, психопатоподобные, задержки психического развития и др.