Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

05-03-2013_20-01-49 / piotrovskiy_m_b_nikonova_a_a_red_sobor_lic

.pdf
Скачиваний:
68
Добавлен:
17.04.2015
Размер:
1.26 Mб
Скачать

Хроники

191

 

 

 

 

Л.Д. Шехурина (Санкт-Петербург)

Музейная деятельность общества «Старый Петербург-Новый Ленинград»

Общество изучения, популяризации и художественной охраны Старого Петербурга и его окрестностей (или «Старый Петербург») возникло в октябре 1921 г. Инициатива его создания принадлежала бывшим сотрудникам Музея Старого Петербурга: А.Н. Бенуа, П.П.Вейнеру В.Я.Курбатову, И.А.Фомину. Общество было зарегистрировано 29 января 1922 г. Петросоветом. на основании декрета Совета Народных комиссаров.

Среди членов Общества были ученые, архитекторы, художники, историки искусства, коллекционеры, педагоги. В их числе: С.Ф.Платонов, П.Н.Столпянский, М.В.Добужинский, А.П.Остроумова-Лебедева, Н.Е. и Е.Е.Лансере, В.Н.Аргутин- ский-Долгоруков, Е.Голлербах и многие другие.

Общество было неофициальным. Состояло оно в ведении главного Управления Научных и научно-художественных уч- реждений Народного Комиссариата Просвещения (Главнауки) в Москве, куда регулярно направляло отчеты о своей деятельности <…>

Создавая общество, организаторы его преследовали следующие цели:

изучение и исследование художественно-исторических памятников Старого Петербурга и его окрестностей;

охрана и восстановление памятников искусства и старины;

популяризация среди широких масс художественных со-

кровищ старого Петербурга и его окрестностей1.

Для осуществления этих целей была разработана четкая организационная структура общества. Оно включало несколько Бюро (Секций): охраны художественно-исторических памятников, научно-исследовательское, художественное, театральное, музыкальное, литературное и популяризации, а также – Пушкинское. Кроме того, общество имело отделения: Павловское, Гатчинское, Царскосельское и Северных окрестностей.

1 ЦГАЛИ СПб. Ф.32. Оп. 1. Д. 5. Л. 6.

192

СОБОР ЛИЦ

 

 

 

 

Каждое Бюро разрабатывало свой план, который утверждался Советом.

В состав Совета входили: композитор Б.В.Асафьев, художник и историк искусства А.Н.Бенуа, Зав.Музеем Старого Петербурга П.П.Вейнер, директор Института истории искусств В.П.Зубов, профессор ЛГУ В.Я.Курбатов, директор Эрмитажа С.Н.Тройницкий, руководители отделений Общества: М.Д.Философов (Павловского), В.К.Макаров (Гатчинского), В.И.Яковлев (Царскосельского)1.

Центральное место в деятельности Общества занимало Бюро охраны художественно-исторических памятников Петербурга и его окрестностей. В задачи его входило: осмотр и обследование памятников, а в случае необходимости – перевозка художественных ценностей с места разрушения. Под наблюдением и охраной Бюро находились исторические кладбища, архитектурные и скульптурные сооружения. Сведения о разрушающихся памятниках поступали в Бюро охраны и сообщались в докладах на заседаниях Бюро. Обсуждались там и меры, необходимые для восстановления и сохранения памятника. Нередко, с целью сохранения памятников от разрушения и уничтожения, ценные вещи передавались на временное хранение в Музейный отдел Главнауки для дальнейшего их размещения.

Важное место в деятельности Бюро занимала охрана церковных помещений города и его окрестностей. Тесная связь была установлена с Александро-Невской Лаврой. Под чутким наблюдением и охраной Бюро находилось Древлехранилище Лавры, к которому Общество относилось как к музею, связанному не только с историей Лавры, но и с историей Петербурга. Помещение музея Лавры неоднократно подвергалось разграблениям. Не находя средств обеспечить целостность музея, Музейный Фонд постановил ликвидировать его. Было решено перевести в Русский Музей интересные для него экспонаты, остальное имущество – частью оставить в Лавре, а частью распределить между провинциальными музеями. Предметы, оставленные в Лавре, по существу были брошены на произвол судьбы, так как никому на хранение сданы не были. Таковыми, например, оказались старинные портреты деятелей Лавры, не

1 Блинов А.М. Подвижники отечественной культуры // Петербургские чтения 97. – СПб, 1997. – С.193-196.

Хроники

193

 

 

 

 

представляющие интереса в художественном отношении, но бесспорно имеющие историческое значение.

Считая необходимым сохранение музея Лавры, общество ходатайствовало о перевозке всех вещей Древлехранилища в одно место, т.е. в Русский Музей. Эвакуацию Общество рассматривало как временное, вынужденное действие, рассчитывая на дальнейшее восстановление музея. В 1924 г. Обществом была разработана даже целая программа восстановления и организации Музея Лавры, подобрано для него подходящее помещение1.

Музей отживающего культа

В целях спасения церковные ценности свозились в помещение Общества. Образование обширной коллекции церковных вещей привело к идее создания Музея Общества, официально названного «Музей внутренней отделки архитектурных памятников» (в самом Обществе именовался «Музей отживающего культа»).

Учитывая общность интересов и целей Общество работало в тесном взаимодействии и согласованности с Отделом Музеев Главнауки, а также – с Музейным Фондом. Согласно устава «Музеи, организуемые Обществом, осуществляют свои задачи под непосредственным руководством Музейного Отдела Главнауки и могут быть ликвидированы лишь по соглашению с Музейным Отделом, причем коллекции Музея в случае ликвидации последнего направляются по указанию Музейного Отдела»2. Была создана Музейная комиссия, которая совместно с представителями Музейного отдела Главнауки определила место для будущего Музея Общества: на Волховском пер. д.1 (в дальнейшем к нему присоединился и соседний с ним, д.3). В только что организованный Музей была свезена библиотека Древлехранилища.

Деятельность Музея осуществлялась в тесном взаимодействии с музеями Петербурга и прежде всего – с Музеем Города и Русским Музеем.

Музей Общества просуществовал с 1922 г. до 1927 г., постоянно пополняясь предметами церковного имущества. За

1ЦГАЛИ СПб. Ф. 32, оп. 1, ед. хр.1, л.33.

2Òàì æå, åä. õð.9, ë.1.

194

СОБОР ЛИЦ

 

 

 

 

время существования Музея в него были свезены ценности из 26 церквей Петербурга и его окрестностей, брошенных на разорение. При этом Музей стремился к сохранению не только отдельных церковных вещей, но и ансамблей, имеющих высоко художественное и историческое значение. В одном из отчетов Заведующий Музеем В.А.Табер, указывая на противоречия во взглядах на охрану у существующих музеев и «Музея, только что организующегося, вызванного к жизни современной эпохой, с его более широким взглядом на задачи охраны памятников, чем те, которые усвоены в заданиях Музейного Фонда», пояснял: «Общество и Музей, в частности, всегда понимали под охраной памятника сохранения его в целом ансамбле, убережение его многогранного облика, отражающего всеми этими своими гранями тот кусок жизни, который стал достоянием истории и объектом нашего изучения. Раздробление памятника на отдельные элементы, классификация их на несколько групп, как первосортные и т.д., витринная охрана первых и распыление вторых, - с точки зрения нашего Музея – не есть охрана памятников»1.

В мае 1927 г. была созвана специальная Комиссия по обследованию Музея. Один из членов Комиссии, характеризуя его экспонаты, отметил: «…Все осмотренные памятники представляют исключительный интерес с точки зрения архитектурной, как различные формы внутреннего убранства и прикладного искусства. Нельзя не отметить, что создание Музея являлось исключительно важной задачей, принятой на себя Обществом, в тот момент, когда такие первоклассные памятники, как например Конюшенная церковь, разрушались и могли бы быть буквально выброшены на улицу, в то время, когда Главнаука и Музейный Фонд не могли ничего сделать для спасения их, т.к. не было ни средств, ни надлежащих помещений»2. Все члены комиссии, а в их числе такие деятели культуры и искусства как М.Б.Фармаковский и В.Я.Курбатов, отметили большую значи- мость и ценность Музея и прежде всего – для научной работы3.

Часть собранных материалов, не представляющих значения для Музея, по мнению Комиссии, могут быть переданы другим музеям и, в первую очередь, - Музею истории города. По мне-

1Òàì æå, åä. õð. 37, ë. 22-23.

2Òàì æå, åä. õð. 38. ë. 18.

3Òàì æå, ë.19.

Хроники

195

 

 

 

 

нию М.В.Фармаковского, «Музей является совершенно необходимым дополнением к коллекциям Бытового отдела Русского Музея»1.

Все члены Комиссии признали также необходимым расширение его помещений для размещения крупных памятников (церковных алтарей и ансамблей).

На протяжении всех лет существования Музей не получал никакой финансовой помощи от Общества, добывая средства собственными силами и существуя главным образом за счет подвижничества членов Музейной комиссии. Финансовое положение Музея отягощалось необходимостью осуществлять капитальный ремонт отведенных для него зданий, а также – постоянными хлопотами о предоставлении льготных условий аренды. В этой финансовой борьбе Музей потерпел поражение.

Кроме того, деятельность Общества по сохранению церковных ценностей находилась в явном противоречии с борьбой новой власти с религиозными убеждениями.

Несмотря на высокую оценку значимости Музея, данную в Заключении Комиссии2, в сентябре 1927 года Музей отживающего культа был ликвидирован. вместе с библиотекой Алесанд- ро-Невской Лавры. Его экспонаты были распределены между различными учреждениями (Музеем Города, Русским Музеем, Эрмитажем и др.). Наиболее ценная часть его коллекции (деревянные иконостасы с иконописными картинами русских мастеров конца 18 и начала 19 вв.) была передана в Историко-быто- вой и Художественный Отделы Русского Музея. Библиотека Древлехранилища была изъята Книжным Фондом и большая часть ее фонда поступила в Публичную библиотеку.

Музей быта («Дом Ковригиных»)

В декабре 1922 г. Общество заключило договор с Анной Васильевной Терликовой, передавшей Обществу права на владение ее домом ¹ 21 по 6-й линии В.О. (известного как Дом Ковригиных) со всем ее движимым имуществом, состоящим из старинной обстановки, картин и других памятников быта Старого Петербурга с целью устройства в нем музея3.

1Òàì æå, åä. õð.38, ë. 20.

2Òàì æå, åä. õð.åä.14, ë..3-4.

3Òàì æå, ë. 6.

196

СОБОР ЛИЦ

 

 

 

 

По договору хозяйка дома, Терликова, назначалась сотрудницей музея «по хранению художественного и бытового инвентаря» и ознакомлению посетителей с экспозицией вновь образованного Музея Быта (Музея художественных и бытовых ценностей). Общество, в свою очередь, предоставляло ей бесплатное пожизненное пользованием занимаемой ею квартирой. Совет по делам музеев Петроградского отделения Главнауки (27 февр. 1923 г.) постановил поручить Обществу охрану квартиры гражданки Терликовой, представляющей собой большое худо- жественно-историческое значение, «при условии возложения

научного наблюдения за работой Общества на Русский Музей»1.

27 марта 1923 г. Музейный Фонд передал (по описям) Обществу «Старый Петербург» художественные произведения, находящиеся в доме А.В.Терликовой, состоящие на учете Музейного Отдела Главнауки2. Однако уже через год начались финансовые трудности. У Общества не хватало денег для оплаты квартиры Терликовой. На одном из заседаний Совета Общества (8 сент. 1924 г.) председатель его П.Н.Столпянский доложил, что на Обществе «лежит долг по оплате помещения «Музея Быта» и в дальнейшем, с повышением квартирной платы, нести расходы по оплате помещения Общество не в силах. Поэтому, за отсутствием иного выхода, может стать вопрос о переводе Музея в одно из помещений дома ¹ 3 по Волховскому, предоставляемого Обществу бесплатно, хотя это несколько нарушает ансамбль и общее впечатление Музея»3.

Однако сложилось все по-иному и этому помог печальный случай.. Из-за отсутствия должной охраны музейного собрания Терликовой произошло хищение ценной картины, входившей в состав собрания. Вследствие этого Ленинградское отделение Главнауки и Василеостровский Исполком пришли к заключе- нию ликвидировать музей и передать имущество гр. Терликовой в ведение Музейного Фонда4.

В деле сохранения Старого Петербурга активно участвовало Пушкинское Бюро, в задачи которого входила охрана и реставрация памятников и мест, связанных с именем А.С.Пушки-

1Òàì æå, ë. 9.

2Òàì æå, ë. 9.

3Òàì æå, åä. õð. 1, ë. 78.

4Òàì æå, åä. õð. 14, ë. 32, 34.

Хроники

197

 

 

 

 

на. Усилиями Общества было увековечено Место дуэли А.С.Пушкина на Черной речке. Особое место в деятельности Бюро занимала охрана квартиры А.С.Пушкина (Мойка, д. 12) и е¸ реконструкция.

В 1924 г., по предложению архитектора-художника М.И.Рославлева, в Обществе была организована секция «Новый Ленинград». Основной задачей его пригородов, исходя из требований охраны памятников и облика Старого Петербурга, с одной стороны, и науки градостроительства и нового социального строя, с другой»1. Таким образом, по своим основным целям Общество приблизилось к Музею Города и содействовало осуществлению его задач по собиранию и фиксации памятников прошлого и современного строительства города.

Введение новой секции привело к изменению названия Общества, которое стало именоваться «Старый Петербург – Новый Ленинград». Новое название характеризовало идеологию Общества, изложенную в следующих строках: «В равной мере интересуясь и дорожа, как художественными ценностями старого города, так и памятниками современного строительства, с исторической неизбежностью строящим, на развалинах прошлого Новый социалистический Ленинград, Общество стремится содействовать тому, чтобы это новое строительство, по возможности, было увязано с бережным охранением того из художественного наследия прошлого, что бесспорно ценно, что делало наш город одним из мировых центров искусства»2. В задачи общества входила «научная разработка вопросов по охране и восстановлению памятников искусства и старины, содействие в данном деле соответствующим государственным учреждениям и охрана и восстановление памятников искусств и старины по согласованию с Музейным Отделом»3.

Однако «увязать» старое с новым было трудно. Уже к концу 20-х гг. деятельность Общества стала заметно ослабевать. Секция «Новый Ленинград» прекратила свое существование. Работала только Секция Охраны. В Заключении Ревизионной комиссии были отмечены «ненормальности в научной деятельности Общества»4. Пропаганда советского искусства в новых

1Òàì æå, åä. õð. 5, ë. 78.

2Òàì æå, ë. 115.

3Òàì æå, ë. 79îá.

4Òàì æå, Ä. 6, ë. 9.

198

СОБОР ЛИЦ

 

 

 

 

идеологических условиях плохо уживалась с борьбой за сохранение Старого Петербурга и культом старины вообще. В «Красной газете» указывалось, что в деятельности Общества «мало отражаются мероприятия партии и правительства по превращению Ленинграда в образцовый соцгород», что его члены «занимаются канувшим в прошлое петербургским бытом»1.

В 1938 г. по решению Исполкома Ленсовета Общество «Старый Петербург – Новый Ленинград» было ликвидировано «в связи с неудовлетворительной работой»2.

1Öèò. ïî: Блинов А.М. Óêàç. ñî÷. Ñ.196

2ÖÃÀ ÑÏá. Ô.7384. Îï. 18. Ä.48. Ë. 149.

Хроники

199

 

 

 

 

А.А. Игнатенко (Санкт-Петербург)

Временные памятники Петрограда 1918-1919 гг.

План по претворению в жизнь монументального искусства в послереволюционный период, был выдвинут правительством практически сразу после прихода большевиков к власти. Ленин и основные руководители партии понимали, что наружное пространство городов и населенных пунктов России перенасыщено памятниками прежней власти. Эти памятники практически полностью подчиняли себе внешнюю среду, что никоим образом не устраивало новую власть. И уже 12 апреля 1918 года был подписан декрет «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке памятников Российской Социалистической революции».

Подготовка к установке новых памятников началась практически сразу после принятия декрета, в июле 1918 года. В пе- чати было опубликовано обращение Коллегии по делам искусства и художественной промышленности при отделе изобразительных искусств, в котором сообщалось, что: «приглашаются все скульпторы города Петербурга и других городов принять участие в постановке бюстов великих деятелей Русской Революции в разных местах Петербурга. Эскизы проектов бюстов с педъесталами представленные на усмотрение Коллегии и одобренные последнею оплачиваются по 600 руб., причем по решению Коллегии, проекты могут быть переданы авторам для разработки и исполнения моделей в глине, оплачиваемых по 1.000 руб. Эскизы должны представляться в помещение б. Академии Художеств, Литейный Двор, мастерская Л.В. Шервуда по средам и субботам от 2 до 4 часов дня, где в тоже время можно получить все справки по данному вопросу.»1

А в августе, союзом скульпторов, был объявлен конкурс: «на исполнение эскизов, бюстов деятелям великой русской революции для постановки бюстов в Петербурге.»2 Согласно правилам конкурса за пять первых мест полагалась премия в 600 руб., а выбор места установки бюста оставался за автором. При этом организаторы конкурса оставляли за собой право некоторые бюсты, по указанию правительства, исполнять не во вре-

1Петроградская Правда ¹149, 16 июля 1918 г.

2Петроградская правда ¹169, 8 августа 1918 г.

200

СОБОР ЛИЦ

 

 

 

 

менных материалах, а в более прочных: бронзе, мраморе, граните.

Несмотря на определенное сопротивление части населения,

âпервую очередь «бывших», уже к 1 мая 1918 года был снят или закрыт ряд монархических памятников и создано новое ре- волюционно-праздничное оформление города. Помимо этого с середины 1918 года началась установка временных памятников

âпамять революционеров и прогрессивных деятелей культуры всех времен и народов, а также посвященных различным революционным событиям в российской истории.

Временными эти памятники были по причине недолговеч- ности материала, используемого при их создании. Для изготовления монументов использовался гипс, бетон, низкокачественная сталь, дерево, а цоколь памятников часто просто сбивался из досок.

Список прогрессивных деятелей культуры и революционеров, достойных установки им памятников, был разработан в весьма короткие сроки и утвержден Советом Народного Хозяйства 30 июля 1918 года.

Первым временным памятником на территории Советской

России стал памятник А.Н. Радищеву в Петрограде, открытый 22 сентября 1918 года, его скульптором был Л.В. Шервуд1. Памятник был установлен на набережной перед Зимним дворцом, по правую сторону от въезда на Дворцовый мост. На открытии

памятника присутствовали комиссары Северной Коммуны: Зиновьев, Луначарский, Позерн2 и другие. Луначарский обратился к собравшимся с речью, в которой отметил: «Радищев принадлежит нам. Прочь от него руки, правые социал-революцио- неры и меньшевики! Это был революционер во весь рост, не знавший компромиссов с крепостниками-тиранами. И ему первый дар русской революции. Мы заставили, – продолжает тов. Луначарский, – Зимний дворец посторониться, чтобы дать место тому, кого он некогда задавил.

Мы обращаем Зимний дворец в центр питания 50 тысяч че- ловек, мы обращаем его в грандиозный детский клуб, а залы,

1Шервуд Леонид Витальевич (1871-1954), скульптор, засл. деят. иск-в РСФСР (1946).

2Позерн Борис Павлович (1882-1939), член коммун. партии с 1902 г. В марте – мае 1918 чл. Комиссариата по военным делам Петроградской трудовой коммуны; с мая 1918 – по май 1919 военный комиссар Петроградской коммуны, Петроградского ВО, одновременно член РВС Балтфлота.