Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ekzamen_mikra.docx
Скачиваний:
309
Добавлен:
13.03.2015
Размер:
6.81 Mб
Скачать

17.Может ли фирме не хватить денег на реализацию сверхвыгодного проекта? о соотношения каких показателей это зависит?

Рассмотрим ситуацию, когда инвестиционный проект обещает принести чистый дисконтированный доход, равный радиусу круга PDV1, при осуществлении инвестиций ОА. PDV1>OA=>NPV>0 проект одобрен и начал осуществляться. Первые инвестиции ОК осуществлены. Однако, фирме не хватает денег, подсчеты были неправильными и чистый дисконтированный доход составит PDV2. Но тогда NPV<0. Тогда у фирмы существует несколько вариантов:

  1. Фирма может продолжать проект и инвестировать к точке А

  2. Может осуществить корректировку проекта и из точки К пойти в точку В

  3. Скорректировать проект к точке С

  4. Изменить проект. И начать осуществлять инвестиции из точки О в точку В

  5. Изменить проект. Инвестировать из О в С.

В любом случае, фирма частично или полно потеряет ранее осуществленные инвестиции ОК. Безвозвратные издержки ex post.

18.Монополия ex ante и ex post. Монополистические преимущества как стимул (краткосрочная, в т.Ч. Патентная монополия).

Монополистические преимущества как стимул.

Означает ли описанный «букет» негативных последствий монополизации, что монополия является своего рода «абсолютным злом» рыночной экономики? Многие экономисты наверняка положительно ответят на этот вопрос. И все-таки ситуация не столь проста, сколько может показаться. Начнем с обсуждения того, всегда ли является единственный производитель некого продукта монополистом? По формальному определению монополии ответ на этот вопрос положителен. Но на практике ситуация много сложнее. Допустим, фирма первой в городе начинает предлагать услугу по доставке продуктов питания на дом. Остальные торговые предприятия не видят для этого бизнеса хороших перспектив и не спешат им заняться. Формально фирма-первопроходец становится монополистом, поскольку одна действует на рынке. Фактически же ни один из трех типов барьеров, которые могут превратить отрасль в монополистическую, в этом случае не существует. Ясно, что развозка продуктов по домам не принадлежит к числу естественных монополий; никакие права собственности или иные легальные привилегии не защищают рынок от вторжения конкурентов (даже на саму идею развозки продуктов по домам нельзя взять патент – ни в мире, ни в России она не нова); не практикует наша фирма и нечестные методы конкуренции. Напротив, ее гордое одиночество на рынке объясняется лишь тем, что конкуренты не хотят производить аналогичную продукцию (услуг). Более того, когда выяснится, что бизнес по доставке продуктовых заказов на дом действительно выгоден, нет ни малейших сомнений, что у фирмы мгновенно найдется масса подражателей и ее монополия исчезнет.

Задумаемся теперь над положением нашего необычного монополиста. Хотя его монополия ничем не защищена, до тех пор, пока такая фирма является единственным игроком на рынке, она имеет возможность использовать выгоды своего положения, например, вполне может завысить цены и получить монополистическую прибыль. То есть последствия монополизации вроде бы налицо. Но являются ли они злом для экономики?

Скорее более правильно рассматривать экономические прибыли описанного монополиста как своего рода премию за уже знакомую нам предпринимательскую бдительность. Представитель неооавстрийской школы Израэль М.Кирцнер писал: «То, что производящий предприниматель является единственным продавцом своего продукта … никоим образом не квалифицирует его деятельность как деятельность монополиста. Он является предпринимателем, который в открытой настежь конкурентной области почувствовал прибыльность некоего вида деятельности, чего не почувствовали другие». Занять монопольную позицию в нашем примере мог бы (и по-прежнему может) любой. Но реально сделал это только один предприниматель. И сейчас он просто пользуется плодами своей бдительности и верного расчета. Понятно, что монополистические прибыли в данном контексте становятся стимулом предпринимательской деятельности, «мотором» активного поиска нужных потребителю, но еще никем не выпускаемых продуктов. К тому же не нужно забывать, что повышенная доходность уравновешивает риск. Ведь наш монополист вполне мог бы расплатиться убытками за авантюризм, если бы неординарный коммерческий ход оказался неверным. Рынок становится богаче и шире потому, что предприниматели надеются быть вознагражденными за свою бдительность монополистическими прибылями.

Патентная монополия.

Перейдем к рассмотрению более характерного для монополии положения, когда позиция фирмы все-таки защищена определенными барьерами. Удобным примером такого рода может служить запатентованное изобретение. С помощью рис. 9.4 рассмотрим рыночное положение фирмы-изобретателя в случаях отсутствия или наличия патентного законодательства и, следовательно, отсутствия или наличия легальных барьеров на пути проникновения в соответствующую отрасль.

На рис. 9.4а показана кривая средних общих издержек фирмы-лидера, первой выпустившей продукт на рынок (ATCL). На рис. 9.4б – точно такая же кривая типичного последователя, скопировавшего удачную новинку (ATCF). Различие между обеими кривыми состоит только в их расположении. Конкретнее, кривая фирмы-изобретателя расположена на некую величину (ΔATC) выше кривой последователя, поскольку для последнего она определяется только издержками непосредственного изготовления продукта, тогда как лидеру пришлось еще нести издержки на его разработку.

РИС.9.4. Патентная монополия.

Если права интеллектуальной собственности в стране не охраняются, то сразу вслед за выходом удачной новинки в продажу хлынут многочисленные товары-подражания. И именно они будут преобладать на рынке, определяя ситуацию на нем. Как мы помним из анализа рынка монополистической конкуренции, долгосрочное равновесие на подобном рынке сложится тогда, когда кривая спроса (DF) займет положение касательной к кривой типичного производителя (в нашем случае фирмы-последователя - ATCF). Соответственно равновесный уровень цен (PF) в отрасли установится именно на этом уровне и обеспечит последователю безубыточность (нулевую экономическую прибыль).

Однако у фирмы-изобретателя издержки выше. Значит, при данном уровне цен она будет нести убытки, станет экстрамаржинальной и рано или поздно покинет рынок. Иными словами, в отсутствие патентной монополии изобретательство, как правило, убыточно и, следовательно, коммерчески неоправданно. Затраты на него делают одни, а пользуются плодами другие.

Допустим теперь, что патентное законодательство введено. Тогда для продукции фирмы-изобретателя сформируется кривая спроса DL. Поскольку весь срок патентной защиты ни один конкурент не может нарушить монопольное право изобретателя на производство товара и поэтому спрос не расщепляется между несколькими аналогичными продуктами, эта кривая проходит существенно выше кривой DF. В новых условиях фирма-изобретатель на каждую проданную единицу продукции будет получать среднюю прибыль Aπ

Легко понять, что, если за время действия патента эта экономическая прибыль успеет покрыть (а лучше перекрыть) затраты на НИОКР, изобретательство становится выгодным. Изобретательская деятельность коммерчески оправданна, если экономические прибыли за период действия патента по крайней мере компенсируют дополнительные издержки, связанные с его проведением. В терминах рис. 9.4 требуется, чтобы было выполнено условие > !ATC), где Aπ – средняя прибыль, получаемая от реализации каждой единицы продукции в течение срока патентной защиты; ΔATC – дополнительные расходы лидера на НИОКР, в расчете на единицу продукции, выпущенной за тот срок. Таким образом, именно наличие патентной монополии создает экономические условия для технического прогресса. «Абсолютное зло» неожиданно оборачивается необходимым условием существования рынка инноваций. Интересно, что во многих иных сферах деятельности, не связанных с научными исследованиями и потому не подлежащих патентной защите, бизнес становится возможным, только если менеджерам своими силами удается установить монополию. Рассмотрим индустрию показ мод. Из миллионов девушек с безукоризненными фигурами топ-моделями становятся лишь те немногие, в «раскрутку» имиджа которых вложены огромные средства. Компенсация этих издержек осуществляется за счет вычетов из гонорара моделей, достигающих 70% и более от получаемых ими сумм. Если заранее не «монополизировать» звезду, то, став известной, она немедленно уйдет в другое агентство. Ведь новые работодатели получают знаменитую манекенщицу, не вложив в создание ее имиджа ни цента, и, следовательно, могут согласиться на куда меньшие вычеты из ее гонораров. Очевидно, что и самой девушке, и новому агентству сделка будет выгодна. В проигрыше оказывается только тот, кто реально вкладывает средства в проект. Ведь он-то предложить меньшие вычеты не может, ему нужно компенсировать рекламные издержки. То есть ситуация полностью аналогична ситуации на рынке изобретений без патентной монополии. «Раскручивать» топ-моделей в таких условиях невыгодно. Выход же состоит в том, чтобы заранее подписать с будущей звездой долгосрочный контракт о вычетах из ее гонораров. Посредством этого приема не на основании закона, а с помощью добровольного соглашения сторон создается некий аналог патентной монополии: согласно контракту участвовать в показах от имени других модельных агентств девушка не имеет права. Подобное «крепостное право», на первый взгляд воспринимаемое как вопиющая несправедливость, на деле абсолютно необходимо, чтобы кто-то захотел «раскручивать» топ-моделей, а также растить талантливых молодых хоккеистов, предоставлять эфир неизвестным рок-группам и т.д. – механизм в подобных случаях одинаков.

Менеджер и краткосрочная монополия.

При всей важности патентной монополии она представляет собой лишь частный случай такого распространенного явления, как краткосрочная, или временная, монополия. Краткосрочной называется монополия, обеспечивающая единственному производителю иммунитет от подражания конкурентами в течение определенного срока после того, как те открыли секрет его коммерческого успеха. Рано или поздно конкуренция пробивает себе дорогу, краткосрочная монополия разрушается. Но до тех пор, пока она существует, предприниматель пользуется всеми монополистическими преимуществами проявленной бдительности.

Если фирма-первопроходец построила новый цех, использующий передовую технологию, то даже при отсутствии недоступных конкурентам технических секретов пройдет немало времени, пока они сконцентрируют необходимые ресурсы, еще дольше может тянуться сама стройка. Когда фирме удается создать первый бренд в своей отрасли (в России – «Балтика» - пиво), должен пройти известный, часто немалы, срок, прежде чем конкуренты создадут аналогичный «хит» и сумеют должным образом представить его рынку. Создание сотовой компанией общенациональной сети (в России первой проделала «МТС») тоже дает ей определенную фору во времени и т.д.

«Льготный период» безраздельного монополизма от случая к случаю может колебаться. Но приманка связанных с ним сверхприбылей существенным образом подстегивает предпринимательскую бдительность. Монополия, в принципе поощряющая откровенно диктаторское, с позиции силы отношение к потребителю, как ни парадоксально, в момент своего формирования заставляет будущего монополиста особенно чутко относиться к его запросам. То есть, целью фирмы является монополистическая прибыль, но достичь ее в случае краткосрочной монополии можно, лишь определив конкурентов в разработке нужных потребителю продуктов.

В связи с возможностью добиться краткосрочной монополии фактор времени приобретает для конкуренции исключительно большое значение. Есть фирмы, всю свою стратегию построившие на том, чтобы постоянно находиться в зоне краткосрочной монополии. Так, знаменитый «Интел» основные свои прибыли от каждого из новых процессоров получает за тот отрезок времени, пока конкуренты не успевают скопировать очередной «пентиум».

Вообще выгоды краткосрочной монополии должны постоянно приниматься в расчет и активно использоваться менеджером. Если некий проект обещает поставить фирму в монопольное положение, то долг менеджера состоит в том, чтобы:

  • Оценить ожидаемую длительность периода существования краткосрочной монополии;

  • Продумать, как наилучшим образом воспользоваться ею;

  • Установить, какие меры могут продлить этот период.

В реальном мире монополия встречается чаще, чем принято думать, и вовсе не сводится к гигантским образованиям вроде «Газпрома». Поэтому дальновидное управление монопольными преимуществами составляет важный элемент искусства менеджера. Причем это искусство далеко не всегда равносильно выжиманию наивысших текущих прибылей и установлению предельно высоких цен. В главе 15 нам еще предстоит убедиться в том, что максимизация краткосрочных прибылей лишь упрощенно может рассматриваться как единственная цель фирмы. Но уже сейчас отметим, что фирме порой стоит ограничить текущие аппетиты (скажем, понизив цены), чтобы сделать свой сектор менее привлекательным для конкурентов и за счет этого удлинить период краткосрочной монополии.

Краткосрочная монополия и классическая монополия.

Отметим, кроме того, что граница между этими монополиями порой является зыбкой. Как расценивать, например, действия предпринимателя, собравшегося построить нефтепровод между двумя городами? С одной стороны, ничего классически монополистического в таком проекте вроде бы нет. И в данный момент, и в дальнейшем построить дополнительную нитку трубопровода может любой желающий, т.е. монопольное положение планируемого нефтепровода носит краткосрочный характер. С другой стороны, если выстроенный нефтепровод полностью удовлетворит потребность в перекачке топлива между двумя пунктами, то новые желающие не появятся никогда, а значит, возникнет классическая, «вечная» монополия.

Этот пример показывает, что и в классических монополиях есть предпринимательский, конкурентный аспект. В момент создания (ex ante) монополии часто преобладает именно он. Необходимо проявить предпринимательскую бдительность, чтобы занять монопольное положение в перспективном секторе экономики. Напротив, после установления (ex post) на первый план выходят черты классической монополии. Отгородившись непреодолимыми барьерами, фирма может неограниченно долго пользоваться монополистическими преимуществами (завышенными ценами, контролем рынка и т.п.).

19. На рынке действует гигантская доминирующая фирма и несколько малых компаний. Максимизируя свою прибыль, доминирующая фирма резко повысила цены. Опишите последствия, дайте графическую интерпретацию.

О доминировании фирмы на рынке принято говорить в том случае, когда все ее конкуренты слабы и малы по сравнению с ней, и поэтому никто не может бороться с лидером всерьез. У последнего в руках масса средств наказания неудобных конкурентов. В итоге более мелкие фирмы автоматически принимают любую цену, предложенную лидером, т.е. становятся ценополучателями.

В результате, кривые предложения более мелких фирмы совпадают с кривыми их предельных издержек. А кривая предложения (Sf) всей этой группы фирм получается путем горизонтального суммирования индивидуальных кривых этих фирм. D – отраслевой спрос.

Для каждого уровня цен конкуренты домин. фирмы произведут столько продукции, сколько позволит им их кривая предложения. Значит, кривая спроса на продукцию лидера (Dl) будет складываться путем вычитания из отраслевого спроса того количества товаров, которое поставят конкуренты. Dl = D – Sf. В соответствии с кривой спроса лидера сложится кривая его предельного дохода (MRl). Далее ее пересечение с кривой предельных издержек MCl задаст оптимальный уровень производства и цену. Конкуренты поддержат этот уровень цен и в соответствии с ним выпустят Qf товаров.

Но, если же доминирующая фирма будет максимизировать прибыль и завышать цены, вполне возможно, что они превысят минимальное значение средних издержек малых фирм (ATC min<Pl), то это приведет к получению экономических прибылей малыми конкурентами, следовательно, начнется приток в отрасль новых фирм. Кривая их предложения начнет смещаться вправо, а значит, спрос на продукцию домин.фирмы начнет убывать. Возможно, что через некоторое время он утратит доминирующие позиции.

Например, при установленной цене Pо, мелкие конкуренты полностью удовлетворят совокупный спрос (Sf = D) и спроса на продукцию доминирующей фирмы не будет.

Поэтому, правильней будет не завышение цен доминирующей фирмой в долгосрочном плане, а недопущение конкурентов на рынок путем сдерживания роста цен.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]