Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Цитович. Учебник торгового права.doc
Скачиваний:
23
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
1.74 Mб
Скачать

_ 7. Фирма, клеймо, вывеска. Переход торговли; счетоводство и книговодство. Открытие и закрытие торговли.

Фирма и ее употребление; клеймо фабричное и торговое. Вывеска; ее отличие от фирмы. Бесчестная конкуренция. Множественность торговых заведений, филиалы (отделения). Экономический и юридический состав торговли; кредит торговли. Переход и передача торговли от одного лица к другому; значение передачи для актива и пассива торгового имущества. Ratio торгового счетоводства и торговых книг. Назначение и общие черты торгового счетоводства и книговодства; условия и признаки правдивости торговых книг; их тайна. Открытие (начало) и закрытие (прекращение, ликвидация) торговли; значение торгового свидетельства.

Имя, под которым ведется торговля данного лица, есть фирма*(204). Фирма - имя торговца и его торговли. Когда торговец торгует в одиночку, его гражданское имя есть и его торговое имя, фирма его торговли. В таком случае, по произношению и по начертанию торговое имя обыкновенно совпадает с гражданским; фирма, как фирма, не замечается, она видится и слышится сходно с гражданским именем*(205). Но когда торговля ведется коллективно (товарищески), то фирма звучит (ditta) и глядит (firma) иначе, чем гражданское имя участников товарищества. Вот почему кодексы раньше заметили фирму на товариществах; лишь по поводу товариществ большинство из них дают постановления о фирме*(206).

Но и в том случае, когда фирмой является гражданское имя, в редакцию фирмы может быть включен намек на случившийся переход торговли от одного лица к другому*(207).

Фирма главным образом употребляется как подпись, как заголовок разных бланков, как клеймо на товарах; вот почему важно не столько ее произношение, сколько начертание. Для различительности фирм необходимо, чтобы фирмы, сами по себе различные в произношении, не смешивались бы (через начертание) в произношении: напр. фирмы Петр Иванов и Павел Иванов смешаются в произношении, если обе будут начертаны: П. Иванов. С другой стороны, необходимо, чтобы фирмы, одинаковые в произношении, не смешивались бы между собой в начертании; две фирмы - Петр Иванов и Павел Иванов должны быть начертаны, напр. так: П. Иванов и Пав. Иванов. Иначе, без других различительных признаков, (местность, род торговли), обе фирмы будут смешаны. Раз избранное начертание фирмы не должно быть изменяемо.

Как подпись, фирма употребляется главным образом при составлении сделок по ведению торговли. Кто распоряжается фирмой как подписью, тот, значит, распоряжается и ведением торговли; это или сам хозяин торговли или его представитель, законный или договорный. В последнем случае (когда представитель) полная его подпись будет состоять из начертания фирмы (рукой или штемпелем) и собственноручной подписи представителя, с указанием, каково основание представительства (опека, доверенность). Но фирма не склоняется.

Особый вид употребления фирмы есть клеймление: фирма, как начертание, набивается, налагается или на самый товар или на его оболочку (этикетка). Набивается просто фирма или же в составе такой или другой характерной фигуры (напр., медали, полученной на выставке)*(208). Таким образом, клеймо изображает или только одну фирму, - тогда оно - имя; или же фирму и фигуру, - тогда оно знак (Marke).

Клеймо набивает (если желает) на свои изделия фабрикант; фабричное клеймо метит происхождение товара и его качество, когда репутация фабрики, быть может, удостоверенная на выставке, ручается и за качество ее произведений. Клеймо набивает (если желает) торговец; торговое клеймо указывает, что товар побывал в руках торговца, им выбран, и следовательно одобрен для обращения; клеймо метит качество товара, насколько за такое качество ручается общеизвестная репутация фирмы, подобно тому, как в пользу надежности векселя говорит солидность подписи одного из индоссантов. Широкое развитие торговых сношений, а с другой стороны, распространенная, иногда всемирная, известность многих фирм, - то и другое привело к тому, что подделка клейм, через наложение чужой фирмы, имени или знака, стала одним из приемов конкуренции. Контролировать подлинность наложенного клейма не может публика; контролировать подделку своего клейма не могут и хозяева фирм. Таким образом, сначала отдельные государства, каждое у себя, приняли меры, признавши право на клеймо (как признано право на фирму), на клеймо фабричное и торговое; а затем, посредством международных конвенций, организована и международная защита клейм (Markenschutz)*(209). Но предположение такой защиты: клеймо должно быть заявлено официально.

От фирмы нужно отличать вывеску (Schild, enseigne). Вывеска есть прежде всего публично выставленное название помещения, если с помещением слито и заведение, как это обыкновенно бывает в раздробительной торговле. Вывеска выставляется перед публикой; в редакции вывески заключается указание (словами и образом - калач, сапог) на род торговли, какая производится из-под вывески (бакалейная, контора для найма прислуги и т.д.). Вывеска, далее, выставляется для публики; в ее редакцию может быть включена похвальба: вывеска в то же время и реклама (медаль, поставщик двора). Но главное назначение вывески - отличать одно помещение (с заведением) от другого и в то же время выражать готовность торговца совершать со всеми и каждым, в деловые дни и часы, основные сделки своей торговли.

Для фирмы выбора нет; редакция и начертание фирмы необходимо должны быть составлены так, а не иначе. Выбор вывески - дело свободное: каждый может составить редакцию и начертание своей вывески, как ему угодно: включить, выставить или не выставить свою фирму, избрать другое обозначение (Au bongout, A la menagere, Бережливость, Общая Польза и т.д.), избрать такую или иную фигуру. Эти фигуральные вывески особенно распространены в Германии как остатки прежних гербов городского сословия (У Медведя, у Золотой Груши, у Коровьей Ноги, и т.д.). У нас обыкновенно вывеска заключает в себе имя*(210), чаще всего фирму самого хозяина торговли. Но может быть включено чужое имя как фирма или как гражданское имя, конечно, с согласия того, кому принадлежит имя. Обыкновенно такое согласие дается: при переходе торговли от одного лица к другому или когда под вывеской сбываются товары такой-то фирмы. Таким образом, для справки о том, под чьей фирмой ведется такая-то торговля, на вывеску положиться нельзя. Вот почему, далее, дать свое имя для вывески безопасно; но дать свое имя для фирмы значит принять торговлю на свое имя.

Употреблять чужую фирму - значит совершать подлоги через подделку подписи или же совершать обманы - через подделку клейма. Но употреблять чужую вывеску, если вывеска не заключает в себе имени - значит составить и себе вывеску одинаковую или кажущуюся одинаковой с вывеской чужой торговли. Составление и выставление вывески одинаковой (или кажущейся одинаковой) с вывеской чужой торговли может явиться приемом и corpus'ом бесчестной конкуренции (concurrence deloyale), если одна и другая торговля одинакового рода и находятся по соседству. Тут бесчестная вывеска рассчитана не столько на то, чтобы привлечь к себе, сколько на то, чтобы отвлечь публику от соседа, - действие, подходящее под ст.684 1 ч.X т.*(211).

Один и тот же торговец может иметь не одну торговлю, а несколько; он может иметь несколько заведений; может быть торговцем многократно. Он имеет несколько заведений одинакового рода в разных местностях; он имеет несколько заведений равличного рода в одной и той же местности. Эти торговые заведения могут иметь и различные фирмы; для одного заведения торговец просто NN, для другого он NN, бывший Z. Каждое из таких заведений имеет свою фирму и свой счет, к каждому из них торговец находится в таком же отношении, как если бы у него было только одно заведение.

Но от многократности отдельных заведений нужно отличать другое: множественность помещений, служащих подмогой одному и тому же заведению; в каждом из них производится часть одной и той же торговли*(212). Фирма будет здесь одна, но вывесок множество, - вывесок, быть может, и неодинаковых. Фирма здесь одна: ею распоряжается тот, кто распоряжается заведением, т.е. из заведения и в заведении; "фирма находится" в заведении; но она имеет несколько филиалов, вспомогательных контор, отделений. В данном случае не всегда легко отличить филиал от заведения; но ст.620 Уст. Торг. дает руководящий признак, не всегда, но в большинстве случаев несомненный: отдельность книг, счетоводства. Действительно, своего счета (как и своего имени) филиал не имеет; он существует на отчете перед заведением, как peculium in peculio.

Торговля, как целое, имеет свой экономический и юридический состав. Экономически торговлю составляет (и представляет) масса ценностей, для цели собранных воедино волею хозяина. Каждая ценность имеет свою форму (контракт на помещение, обзаведение, иногда очень дорогое, сырье , товары и проч.). Эти ценности выделены из общего (гражданского) имущества торговца; в своей совокупности они - торговое имущество, "капитал" торговли. Этот капитал непрерывно обращается, он изменяет конкретные формы своих составных частей*(213); обращается успешно или неуспешно, смотря по балансу за известный период (операционный год). Но выделенность "капитала", его обособленность от остального имущества торговца, есть чисто фактическая: она держится на ни перед кем не обязанной и ничем не связанной воле торговца и потому ежеминутно подвижна*(214). Одно имущество отдает или дает другому; иногда торговое имущество сидит паразитом на гражданском, но чаще бывает наоборот.

Юридический состав торгового имущества (капитал) такой же как и состав наследства*(215). Третий элемент юридического состава - обязательства, как долги, отражается и на составе экономическом: появляется актив и пассив: bona et aes alienum "собственный" и не собственный капитал*(216). С другой стороны, шаткость обособленности торгового от гражданского имущества, свобода хозяина - содержать одно имущество на счет другого - ведет к тому, что по пассиву, т.е. на покрытие долгов одного имущества, привлекается актив другого. Иными словами: кредиторы торговые не отделяются от кредиторов гражданских; на случай несостоятельности торговца, все имущество его сбрасывается в одну массу; к ней сбегаются (конкурс) все его кредиторы.

Как они описаны сейчас, экономический и юридический состав торгового имущества еще не все. Есть, кроме того, кредит в смысле ст.20 Уст. Торг., т.е. репутация торговли, renome фирмы. Эта репутация тоже своего рода доверие: а) со стороны публики (потребителей, заказчиков "по вывеске", всех, для кого открыт вход под вывеской); б) со стороны деловых приятелей (корреспондентов, Geschaftsfreunde). В том и другом направлении, обыкновенно (в гражданской жизни) такой кредит оказывается лицу из-за его нравственных качеств. Но в торговом мире этот кредит представляет одну особенность: созданный в каждом данном случае личностью хозяина, он переходит на его торговлю, из репутации лица становится репутацией заведения, "дела", нагляднее: он приростает к вывеске и к фирме. Публика не ищет или теряет из виду хозяина - она идет на вывеску; деловые приятели видят не столько лицо хозяина, сколько заведение, или проще - верят фирме. Кредит вывески сохраняет и расширяет круг клиентов (clientele, achalandage, Kundschaft, avvenitori), сохраняет и расширяет сбыт (сплав, ecoulement); кредит фирмы сохраняет и расширяет круг деловых приятелей, расширяет экономическую основу торговли, через привлечение кредита*(217).

Кредит ст.20 Уст. Торг. (кредит вывески и фирмы) сохраняет, расширяет оборотность, через оборотность расширяет доходность, через доходность - ценность торговли, как целого, как предприятия. Этот момент до такой степени важен, что нередко от него одного зависит почти вся, если не вся, ценность данной торговли*(218). Быть может, ликвидированное в данный момент имущество торговли дало бы пассив; но торговля процветает, благодаря кредиту вывески и фирмы; и напр. наследство, обремененное долгами, может представлять ценность, благодаря кредиту находящейся в нем торговли.

Но кредит торговли не подлежит никакой объективной оценке, он не входит ни в экономический, ни в юридический состав торгового имущества, иначе говоря, он не может попасть в инвентарь. Он может быть оценен, высчитан на деньги лишь как возможность, как шанс успешности хода торговли и на будущее время, - шанс, которым может воспользоваться не всякий. Но он - качество всей торговли как целого, как заведения, и потому не может быть передан отдельно от торговли, т.е. не могут быть отдельно переданы наглядные выражения такого кредита: фирма, клеймо, и вывеска*(219).

Когда торговля переходит (через наследование по закону или по завещанию, через дарение, продажу), essentiale передачи - переход заведения с его клиентами и деловыми связями. Для клиентов передается вывеска, а для деловых приятелей? Немецкий кодекс допускает передачу и фирмы, ниспровергая тем самым принцип правдивости фирм, - соответствие редакции фирмы с гражданским именем торговца*(220). Но обыкновенно (даже и в Германии) переход торговли, как целого, отражается в редакции фирмы: она составляется из имени нового и прежнего хозяина с намеком на переход. Иначе, без такого намека, фирма имела бы вид фирмы полного товарищества.

Переданные в таком виде, вывеска и фирма сохраняют торговле ее публику и деловых приятелей. Но что касается материала торговли, как-то: обзаведения, контракта на помещение, вообще имущества, передача всего этого обыкновенно бывает; но ее может и не быть, смотря по тому, каково намерение сторон (выраженное или подразумеваемое). Наоборот, нет передачи торговли, когда передается лишь одна масса имущества, - вся, или же по частям (оптом, на глаз, партиями), хотя, быть может, приобретатель имеет в виду - в другом или в том же самом помещении - завести торговлю тем же самым товаром. В отдельном случае может быть сомнение, что собственно имелось в виду: передача имеющейся торговли или же передача лишь материала прекращенной торговли. Признаком передачи торговли может служить передача торговых книг: хозяином книг может быть только хозяин торговли*(221). Если с передачей торговли происходит и передача имущества, последнее переходит к приобретателю в его активе как имущество наличное и как имущество долговое*(222). Вещи наличного имущества должны быть переданы, вручены*(223); передача, вручение нередко происходит в виде составления описи, проверенной и утвержденной подписью обеих сторон. Но передача может быть совершена и другими способами, выражающими собою передачу или вручение; таковы способы передачи символической (передача ключей от помещения), а равно и constitutum possesorium. Что же касается долговых требований, каждое из них может быть передано лишь способом, ему свойственным (передача документа, передаточная надпись с уведомлением должника или без такового, смотря по свойству требования).

Иное дело пассив: приобретая торговлю с ее имуществом, приобретатель принимает на себя и все долги этого имущества; но для кредиторов такое принятие пассива не имеет значения до тех пор, пока они не согласятся на него, т.е. пока каждый из них не согласится принять нового должника вместо прежнего. Одно уведомление приобретателя, адресованное к каждому из кредиторов лично (через циркуляр) или ко всем вообще (через газеты), не имеет никакого значения, хотя бы такое уведомление сопровождалось и уведомлением со стороны передавшего торговлю. До тех пор, пока кредитор не согласится на замену, должником перед ним остается передавший торговлю*(224), с правом - удовлетворивши кредитора, рассчитаться потом с приобретателем, если последний принял удовлетворенный долг на себя*(225).

Совершение юридических действий, как ведение торговли, представляет свои особенности: а) действия совершаются быстро; б) нередко они совершаются непрерывно, во взаимной связи, одно по причине или вследствие другого. Отсюда - те способы удостоверения юридических действий, какие установлены в гражданском законе, или не применимы к действиям торговым (при быстроте совершения, при сделках между отсутствующими), или нецелесообразны (нельзя, напр., из текста заемного письма видеть, относится письмо к торговле или нет). Далее, для пассива нет обособленности торгового от гражданского имущества торговца; но пассив всего имущества постоянно изменяется, и чем больше торговля основана не только на "собственном капитале", но и на кредите, тем вероятнее несостоятельность торговца*(226). Такова ratio торгового счетоводства и торговых книг*(227).

Назначение счетоводства: удостоверять то экономическое и юридическое состояние, в каком через известный период времени (операционный год) оказывается все имущество торговца, измеренное на денежную единицу*(228). Назначение торговых книг - отражать ход торговли, сохранять след от каждого действия, совершенного по торговле. Занесение действия в торговые книги удостоверит его совершение (для содержания; для времени, для лица) и вместе с тем укажет причину этого действия. Из таких занесений виден ход торговли, видны и причины, объясняющие такое, а не иное состояние всего имущества торговца через известные периоды времени.

Удостоверение состояния всего имущества есть инвентарь; он заключает в себе перечень составных частей всего имущества, их оценку и подведение итога по активу и пассиву, с обозначением результата подведения (баланса). Удостоверение совершения отдельных действий заключают: а) торговые книги в собственном смысле (конторские) с их занесениями (статьями, posti); б) торговая корреспонденция.

Ход торговли за известный период времени будет виден, - быть может, не сразу, а после вычислений и сличений, - если хронологическая последовательность отдельных действий отражается в такой же последовательности отдельных соответствующих занесений. Книга таких занесений есть журнал, мемориал. След действий, совершенных с отсутствующими посредством почты или телеграфа, сберегут сохраненные оригиналы корреспонденции полученной и копии корреспонденции отправленной. Отдельные занесения в журнал, сохранение писем и телеграмм - таков minimum, какой может быть предъявлен к торговцу со стороны закона. Идти в этом направлении дальше - значит уже предписать торговцу легальную бухгалтерию. Но такая легальная бухгалтерия может оказаться неудобной: она не отвечает техническим приемам искусства бухгалтерии. При легальной бухгалтерии технические приемы бухгалтерии могут быть применены в так называемых вспомогательных книгах, различных, смотря по роду и размерам торговли. Эти вспомогательные книги, если ведены и сохранены, имеют значение наравне с книгами обязательными.

Верить книгам можно, если они наружно представляются правдивыми, а таковы они будут, если каждое занесение в его наглядной форме кажется сделанным одновременно с отраженным в нем действием. Вставки, - отдельных ли листов, или отдельных занесений, - уничтожение занесений (через подчистки, помарки), нарушение их непрерывности (через пробелы), еврейское письмо, - все это уничтожает наружные признаки правдивости торговой книги. Можно идти дальше - предписать*(229) меры сохранения физической целости, нетронутости книги - официальную скрепу по листам и заключительно. В частности, что касается торговой корреспонденции, здесь иногда требуется*(230), чтобы копии в своей последовательности составляли одно физическое целое (копирная книга), а не летучие листки. To же самое требуется и для инвентарей - инвентарная книга*(231). Но все эти и другие предписания едва ли целесообразны: и без предписания всякий сколько-нибудь аккуратный торговец собирает свои инвентари в особую книгу, а не разбрасывает их в виде летучих листков. С другой стороны, инвентари на летучих листках, собранные вместе за несколько лет, могут в их непрерывности иметь все наружные признаки правдивости. Потому оценку таких признаков правдивости лучше всего предоставить усмотрению суда, который, в большинстве случаев, не обойдется без заключения эксперта-бухгалтера.

Хозяин торговли есть и хозяин книг; содержание их - его тайна*(232); открывать или сообщать их кому бы то ни было он не обязан, кроме следующих случаев: когда торговля, а следовательно, книги принадлежат не ему одному - есть участники, есть сонаследники - когда наступила несостоятельность*(233). Обязанность держать книги восполняется обязанностью хранить их, по крайней мере за последние десять лет; но и книги более старые, если сохранены, имеют то же значение, как и книги за последние десять лет. Торговые книги, очевидно, есть принадлежность и признак торгового заведения*(234).

Учение о заведении с его торговым имуществом дает посылку для двух вопросов: а) с какого дня торговец становится - и б) с какого дня он перестает быть торговцем?

а) Торговец становится таковым (не раньше и не позже), как скоро начал производить торговлю, - начал "правильно" или "неправильно", - с платежом торговых пошлин или свободно. Начать производство своей торговли торговец может двумя способами: а) сделками по оборотам своей торговли или же б) сделками, торговле свойственными*(235). В первом случае, он не только начинает торговлю, но и открывает свое заведение*(236); во втором же случае торговля будет начата, но заведение еще не открыто*(237).

б) Торговец перестает быть таковым, когда заведение его торговли уже закрыто.

Закрытие заведения (ликвидация) нередко происходит не сразу, нередко закрытие производит и не сам торговец, как это бывает в случае несостоятельности*(238). Но до тех пор, пока повторяется совершение сделок по оборотам торговли, пока продолжаются или повторяются сделки, торговле свойственные, хотя бы и для ликвидации, - до тех пор торговля не закрыта, она продолжается, а ее торговец как был, так и остается таковым.

Из сказанного следует, что фискальный факт - взятие или невзятие торгового свидетельства - сам по себе здесь безразличен: а) не для всех торговых оборотов требуется взятие торгового свидетельства*(239); б) не всегда торговое (гильдейское) свидетельство берется для производства торговли*(240); в) нередко торговля ведется и неправильно, т.е. вопреки Полож. о пошлин*(241). Но безразличный сам по себе, фискальный факт может однако дополнить другие данные отдельного случая, может истолковать их в смысле признания или непризнания такого-то лица торговцем*(242). Но и бывший торговец подлежит определениям торгового права по всем сделкам уже закрытой торговли; а равно по всем искам, возникающим из таких сделок, он будет подлежать ведомству коммерческого суда. Мало того - этот торговый характер сделок и исков переходит даже и на его наследников*(243).