Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Хрестоматия по синтаксису

.pdf
Скачиваний:
828
Добавлен:
21.03.2016
Размер:
2.93 Mб
Скачать

сочиненных компонентах, подаются так, что каждое из них как бы уже само по себе составляет условие для абсолютного исключения другого. В других случаях каждое явление подается не как абсолютно исключающее фактом своего существования другое, а как исключающее его только из тех условий, в которых оно существует само. Это обусловливает наличие разных частных значений.

Наиболее распространенными являются предложения с союзом или. Рассмотрим их.

Взависимости от того, как мыслится взаимоисключение явлений,

окоторых говорится в сочиненных компонентах, среди предложений с союзом или можно выделить предложения таких видов: собствен- но-разделительные, разделительно-предположительные (или разде- лительно-гипотетические), разделительно-уточнительные, раздели- тельно-локальные, разделительно-временные и разделительно-мо- тивировочные. Рассмотрим их.

Всобственно-разделительных предложениях одно из явлений мыслится как условие, абсолютно исключающее возможность другого. Напр.:

Или она [проблема] возникает… или она не возникает… (Баб. Белый свет).

Однако чаще всего в этих предложениях сообщается о таких явлениях, которые сами по себе не исключают друг друга, но которые «подгоняются» под отношения строгой логической альтернативы и подаются так, как будто они необходимо исключают друг друга сами по себе. Напр.:

Или я, или комбайн! (Анчишк. Арктический роман); Или вовсе не повезу, или двадцать пять [рублей] и точка. (Колых. Дикие побеги).

Вразделительно-предположительных предложениях, как и в соб- ственно-разделительных, одно из явлений выступает как условие, исключающее возможность существования другого. Однако если в собственно-разделительных предложениях явления мыслятся только как взаимоисключающие, то в разделительно-предположительных предложениях специально акцентируется неопределенность того, какой из взаимоотрицающих фактов является реальным, а какой — нереальным.

Одним из средств выражения разделительно-предположительных отношений является вопросительная интонация, которая, поддерживая или формируя значение неопределенности, одновременно выражает значение поиска ответа1. Ср.:

1 По мнению некоторых ученых, вопросительные предложения являются побудительными. Ср.: «Вопросительными называются предложения, имеющие своей целью побудить собеседника высказать мысль, интересующую говорящего» (Валгина Н. С. Синтаксис современного русского языка. М., 1973. С. 67).

521

Можешь шагу прибавить, или силенок нет? (К. Сим. Живые и мертвые); Правда все это, или только мерещится ему? (Казач. Белое пятно); Что, вы сами прячетесь, или сын вас прячет? (Дост. Идиот).

Часто такие предложения не допускают их преобразования в повествовательные (см. примеры).

Другим средством выражения значения неопределенности в раз- делительно-предположительных предложениях является использование модальных слов со значением предположительности или сказуемых, выраженных модальными глаголами с тем же значением. Например:

Один шнур, должно быть, длинней был, или Родион с запозданием запалил его. (В. Чивил. Елки-моталки); В машинном отделении парило сильнее обыкновенного, или это только казалось Басову.

(Крым. Танкер «Дербент»).

Вразделительно-уточнительных предложениях содержанием второго компонента уточняется содержание первого. При этом то, о чем сообщается во втором компоненте, подается, естественно, уже как нечто отличное от того, о чем сообщается в первом, и исключает его из плана более адекватного отражения известного явления. Одновременно то, о чем сообщается в первом компоненте, исключает из плана менее адекватного отражения то, о чем сообщается во втором. Напр.:

У него не было никакого страха, или, вернее, страх остался позади и гнал его вперед. (Фед. Необыкновенное лето).

Условием для выражения такого значения является использование во втором компоненте слов, сочетаний и предложений вста- вочно-вводного характера типа: вернее, точнее, лучше, вернее

(точнее) говоря, лучше (точнее) сказать, что вернее, точнее

ит. д.

Вразделительно-локальных предложениях каждое из явлений, о которых сообщается в сочиненных компонентах, воспринимается как исключающееся из того локального плана, в котором реализуется другое. Напр.:

То тут, то там изредка вспорхнет вспугнутая нами птица или зацокает бекас. (Федос. Злой дух Ямбуя).

Особенностью таких предложений является использование в первом компоненте однородных обстоятельств места, соединенных разделительными союзами.

Вразделительно-временных предложениях каждое из явлений, о которых сообщается в сочиненных компонентах, как бы исключается из того временного плана, в котором реализуется другое (т. е. взаимоисключение явлений мыслится по времени их реализации). Напр.:

Там все-таки, глядишь, облачко проплывет, непохожее на другое, или солнце вдруг заиграет лучами. (Марк. Сибирь).

522

Альтернативно-мотивировочные предложения, будучи, как правило, весьма простыми по характеру сочиненных компонентов, оказываются тем не менее чрезвычайно емкими в семантическом отношении и сложными по характеру выражаемых ими отношений. Явления, о которых говорится в этих предложениях, подаются как исключающие друг друга из одного и того же модального плана с одновременной «подсказкой» условий и мотивов необходимости такого исключения. Так, в предложении Убирайся с глаз, или топором пришибу!… (Матушк. Любаша), то, о чем говорится во втором компоненте, должно обязательно предполагаться в реальном плане, если сказанное в первом компоненте останется нереальным, и наоборот.

Первый компонент таких предложений выступает со значением ирреально-императивной (повелительной) модальности, а второй — со значением индикативной (изъявительной) модальности и будущего времени. Эти значения выражаются соответствующими формами глаголов-сказуемых. Ср.:

Полно врать, — прервал я строго, — подавай сюда деньги, или

ятебя взашей прогоню. (Пушк. Капитанская дочка); Да говорите же, или я уйду обратно! (Гайдар. Чук и Гек).

Видимо, возможны и такие предложения, в первом компоненте которых императивная модальность выражается формой инфинитива. Ср.: Молчать, или прогоню!

Как видно из примеров, в таких предложениях выражается также значение безусловной предпочтительности того, о чем говорится в первом компоненте, сравнительно с тем, о чем сказано во втором.

Что касается предложений с союзом либо, то в них могут выражаться те же частные значения, что и в предложениях с союзом или: собственно-разделительные, разделительно-предположительные, разделительно-локальные, разделительно-временные и разделитель- но-мотивировочные.

Однако для предложений с союзом либо оказываются нехарактерными разделительно-уточнительные отношения, что обусловлено особенностями значения данного союза. Для союза либо в большей степени характерно значение определенности взаимоисключения. Об этом же свидетельствует и тот факт, что он используется, как правило, только в повествовательных предложениях.

Предрасположенность к выражению определенности взаимоисключения в предложениях с союзом либо идет от значительно более сильного противительного значения этого союза (сравнительно с союзом или: в этом плане либо относится к или, пожалуй, так же, как противительный союз но относится к сопоставительному а). Союз либо более «надежно», чем или, выражает соответственно разделительные отношения, поскольку для формирования этих отношений важно акцентировать противоположность, с тем чтобы

523

подчеркнуть несовместимость и следовательно взаимоисключение явлений1.

Таковы в общем разделительные сложносочиненные предложения с союзами широких абстрактных значений.

Разделительные предложения с союзами более конкретной семантики

Если иметь в виду те частные значения, которые выделяются среди предложений с союзами или и либо, то можно сказать, что предложения со всеми другими союзами являются моносемантичными. В каждом из них при помощи специальных союзов выражается одно из тех значений, которое в предложениях с союзами или и либо выражается главным образом средствами лексико-грамматиче- ского наполнения. Так, предложениями с союзом то… то… выражаются разделительно-временные отношения, предложениями с союзами не то… не то… — разделительно-предположительные и т. д.

Однако это совсем не означает, что сами предложения с союзами типа то… то…, то ли… то ли… не могут характеризоваться своими частными значениями. Такие значения возможны, однако они будут уже другого уровня абстракции — более конкретные. Именно по этой причине представляется возможным назвать рассматриваемые ниже предложения предложениями с союзами более конкретной семантики.

Среди предложений с разделительными союзами более конкретной семантики наиболее распространенными в современном русском языке являются предложения с союзом то… то…, за ними следуют предложения с то ли… то ли и далее — предложения с ли… или…

ипредложения с не то… не то… В сложносочиненных предложениях с союзом то… то… выражаются, как уже говорилось, альтер- нативно-временные отношения. В этих предложениях, как и в соответствующих предложениях с союзами или и либо, явления, о которых сообщается в сочиненных компонентах, подаются не как абсолютно исключающие друг друга, а как исключающие друг друга только из своего временного плана. Однако если в предложениях с союзами или и либо данные отношения выражаются специальными средствами лексико-грамматического наполнения компонентов, то в рассматриваемых предложениях альтернативно-временные отношения выражаются именно союзом. Ср.:

1 Интересно отметить, что в древнерусском языке любо (современный либо) часто использовался вместе с противительными союзами, тогда как у или такой особенности не наблюдалось. См. уникальные данные А. Н. Стеценко в его работе «Сложносочиненные предложения в древнерусском языке» (Томск, 1962. С. 104). Ср. также данные В. Н. Перетрухина о либо в простом предложении. Он считает либо союзом более четкого значения сравнительно с или (Перетрухин В. Н. Типы разделительных отношений

испособы их выражения в простом предложении … С. 7).

524

То космонавты казались ему особенными, во всем его превосходящими людьми, то Алексей начинал видеть в них таких же молодых летчиков-истребителей. (Семених. Космонавты живут на земле).

Самое общее значение, специфичное для предложений с союзом то… то…, можно выразить так: «В разное время реализуются разные явления». Однако в более конкретном плане в этих предложениях обнаруживаются и другие значения. Так, в них может выражаться значение попеременной смены, чередования одних и тех же явлений, событий и т. д. Напр.:

Они то перебивали друг друга вопросами, то оба враз останавливались и хохотали. (Сартак. Философский камень).

Могут быть также и предложения со значением последовательности проявления разных фактов, событий и т. д. во времени. Ср.:

То подлипкинцы ходили к нам, то наши повалили туда в гости.

(Овечк. В том же районе).

Предложения с союзом то… то… выступают, как правило, со значением определенности взаимоисключения и поэтому обычно бывают повествовательными.

Впредложениях с союзом ли… или… выражаются разделитель- но-предположительные отношения. Эти предложения по значению соответствуют вопросительным разделительно-предположительным предложениям из числа предложений с союзом или. В них выражается и значение неопределенности того, какое из взаимоисключающих явлений окажется реальным, и значение побуждения к снятию этой неопределенности (значение поиска ответа). Поэтому все такие предложения являются вопросительными независимо от того, обозначена ли эта особенность на письме знаком вопроса или нет. Ср.:

Ты ли это, или привиделось мне? (Колых. Дикие побеги); Судьба ли нас свела опять на Кавказе, или она нарочно сюда приехала, чтобы меня встретить? (Лерм. Герой нашего времени); Время ли стерло следы событий, или их вовсе тут не было? (Федос. Злой дух Ямбуя).

О прямой соотнесенности таких предложений с вопросительными разделительно-противительными предложениями с союзом или свидетельствует и тот факт, что многие предложения с ли… или…, как и соответствующие предложения с или, не поддаются или с трудом поддаются преобразованию в повествовательные.

Впредложениях с то ли… то ли… и не то… не то… также выражаются разделительно-предположительные отношения. Однако при наличии в этих предложениях значения неопределенности в них отсутствует значение побуждения к ее снятию, к поиску более точной информации. Поэтому предложения с данными союзами по своему значению соответствуют тем разделительно-предположительным предложениям с союзом или, в которых значение неопределенности

525

выражается модальными словами со значением предположительности. Напр.:

1. Предложения с союзом то ли… то ли…:

То ли врача опоздали позвать, то ли домашнее снадобье во вред…

(Матушк. Любаша).

2. Предложения с союзом не то… не то…:

Вскоре его не то назначили директором другой школы, не то отправили на курсы повышения квалификации. (Чак. Невеста).

Различия семантики предложений с союзом то ли… то ли…, с одной стороны, и с союзом не то… не то… — с другой, очень нечеткие. Более или менее определенно в настоящее время можно сказать лишь то, что они различаются по степени выраженности вопроса. В предложениях с союзом то ли… то ли…, содержащих в себе вопросительный элемент ли, оттенок вопроса выражен в большей степени, в предложениях с союзом не то… не то… — в меньшей (если он вообще имеет здесь место).

Сложносочиненные предложения с союзом ли… ли… употребляются, видимо, только в составе более сложных предложений. Ср. примеры из «Грамматики русского языка» (1954. Т. II. Ч. II.):

Узнал ли он его, стыдно ли ему стало чужого человека, только он вдруг повернулся на пятках, по-медвежьи, и, закусив бороду, заковылял в станционную избу. (Тург. Дым); Алексей Петрович не мог достоверно сказать, была ли то Мордвинская, скользнувшая, как призрак, в черной гондоле, обмануло ли его случайное сходство.

(Толст. Хромой барин).

Таким образом, в современном русском языке разделительные предложения с союзами более конкретной семантики есть не что иное, как реализация тех отношений, которые выражаются в предложениях с союзами широких абстрактных значений. При этом возможность выражения в предложениях с особыми союзами получают разделительно-временные отношения (в предложениях с союзом то… то…), разделительно-предположительные отношения с оттенком побуждения к поиску точной информации (в предложениях с союзом ли… или…) и разделительно-предположительные отношения без оттенка побуждения к поиску точной информации (в предложениях с союзами то ли… то ли… и не то… не то…). Возможности выражения в предложениях со специальными союзами получили и разделительно-мотивировочные отношения, отмеченные нами в построениях с союзом или и с союзом либо. Эти отношения могут выражаться также в предложениях с союзами а то, а не то, не то. Ср.:

Уходите, а то оружие применю. (К. Сим. Живые и мертвые). Скажем: проси пощады, а не то — всыплем с перцем, с собачьим сердцем. (Нов.-Приб. Порченый); Дуй отсюда, не то худо будет!

(Калашн. Разрыв-трава).

Такие предложения требуют специального рассмотрения.

526

СЛОЖНОЕ БЕССОЮЗНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Н. Н. Сергеева

Об истинных бессоюзных и квазибессоюзных сложных предложениях1

Задания. 1. Что понимает автор статьи под «квазибессоюзными сложными предложениями»?

2. Какие типы бессоюзных конструкций относятся к «истинным бессоюзным сложным предложениям»? Каковы доводы автора статьи в пользу этого?

Несмотря на признание того, что бессоюзные сложные предложения (БСП) в рамках сложного предложения противопоставлены союзным (сложносочиненным и сложноподчиненным), т. е. БСП представляет собой структурно-семантический тип сложного предложения (этот взгляд, как известно, сформировался в 50-е годы нашего века)2, в научной литературе продолжается обсуждение вопроса о БСП3.

Бессоюзные предложения способны выражать те же отношения, что и союзные (сопоставления, противопоставления, причины, условия, следствия и др.), в то же время имеют место БСП, не соотносящиеся по выражаемым ими отношениям с союзными предложениями, напр.: Простой факт: подписные массовые издания без всякой рекламы с каждым годом приобретают все новых подписчиков (газ.). Это обстоятельство затрудняет классификацию БСП: достаточно сказать, что В. А. Белошапкова, не считая возможным классифицировать БСП на основании семантического критерия (см. классификацию Н. С. Поспелова)4, делает попытку классифицировать

1 Печатается по: Сложное предложение в системе других синтаксических категорий. Л., 1984. С. 84–91.

2 Виноградов В. В. Основные вопросы синтаксиса предложения // Исследования по русской грамматике. М., 1975; Поспелов Н. С. О грамматической природе и принципах классификации бессоюзных сложных предложений // Вопросы синтаксиса современного русского языка. М., 1950; Белошапкова В. А. Сложное предложение в современном русском языке. М., 1967; Ильенко С. Г. Бессоюзные предложения в русском языке: Лекции по курсу современного русского литературного языка. Л., 1961.

3 Кирпичникова Н. В. Изъяснительные бессоюзные предложения // Вопросы русского языкознания. М., 1976. Вып. 1; Вальтер Д. Я. К вопросу о бессоюзных сложных предложениях // Филологические науки. 1964. № 2 и др.

4 Поспелов Н. С. О грамматической природе и принципах классификации бессоюзных сложных предложений.

527

БСП на основании интонации1, а затем отказывается от этого основания2, дифференцируя БСП на формальном основании. В результате такой классификации выделяется только три типа БСП, части которых имеют формальные различия, основная же масса БСП формальных различий в частях не имеет и дифференцируется далее на основании семантического критерия3. Таким образом, данная классификация далеко не в полной мере отражает специфику БСП.

Неслучайно авторы «Русской грамматики» (1980) отказываются от термина «сложное бессоюзное предложение», именуя то, что стоит за ним, «бессоюзными сочетаниями предложений», выводя таким образом бессоюзные предложения за рамки сложного предложения на основании отсутствия формально выраженной связи между частями БСП4. Думается, что такой подход к решению проблемы о БСП не снимает саму проблему бессоюзного предложения, несомненно обладающего яркими специфическими чертами5, а напротив — заставляет вновь вернуться к анализу каждого из его смысловых типов.

Изучение типов БСП может идти в направлении отделения «истинных» бессоюзных предложений от квазибессоюзных предложений (бессоюзных вариантов союзных предложений, с одной стороны, и бессоюзных сочетаний предложений — с другой6. Критериями истинности БСП могут служить: 1) структурно-семантическое своеобразие БСП, не допускающее при его проявлении преобразования бессоюзного предложения в союзное (определяющий критерий для выделения истинных БСП);

2) специфический интонационный рисунок БСП — единый для истинных БСП (интонационный разрыв между предикативными частями, обеспечивающий самостоятельность строения постпозитивной части); 3) отсутствие стилистической отмеченности, т. е. возможность употребления предложений во всех функциональных стилях и языке художественной литературы7.

Обязательным условием «истинности» БСП является наличие в его первой части типизированной (поясняемой) лексемы, прогнозирующей вторую (поясняющую) часть. Таким образом, поясняемая лексема выступает и как средство формирования БСП, и как показатель связи между его частями, т. е. как грамматическое средство

1 Современный русский язык. Ч. II. Морфология. Синтаксис. М., 1964.

2 Белошапкова В. А. Сложное предложение в современном русском языке. М., 1967. 3 Белошапкова В. А. Современный русский язык. Синтаксис. М, 1978.

4 Русская грамматика. М., 1980. Т. 2. С. 465.

5 «Отличаются они от других типов сложных предложений своей компактностью и своими широкими возможностями сцепления и объединения простых предложений». См.: Виноградов В. В. Основные вопросы синтаксиса предложения // Исследования по русской грамматике. М., 1975. С. 288.

6Сергеева Н. Н. О понятии и типологии изъяснительной конструкции // Подчинение

вполипредикативных конструкциях. Новосибирск, 1980.

7 Сергеева Н. Н. Указ. соч.

528

(на роль лексических элементов в организации БСП обратил внимание В. В. Виноградов: «…становится все более ясным, что в способах связи частей бессоюзного предложения нередко играют очень большую роль лексические элементы, которые типизируются, обобщаются и выступают вместе с интонацией в качестве своеобразного синтаксического средства объединения предложений в бессоюзное сложное целое»1). Подчеркнем, что наличие поясняемой лексемы только прогнозирует БСП, т. е. сигнализирует об объективно существующей внутренней возможности языка «породить» бессоюзное предложение в ряду других возможностей выражения пояснительных отношений (поясняющие члены простого предложения, поясняющий текст).

Если исходить из того, что истинные БСП, сформированные на основе типизированной лексемы, являются выразителем пояснительных отношений (пояснение понимается нами шире, чем отношение общего и конкретного: пояснить — «объяснить, внося отдельные замечания, уточняя детали»2, к истинным БСП оказывается возможным отнести три типа БСП: 1) БСП конкретизации: Однако есть единственно возможный абсолют: человек может быть счастлив только в детстве (Бонд. Выбор); 2) БСП изъяснительные: «Мне представлялось в десять лет: огромна жизнь, конца ей нет» (Сав. Жизнь);

3) БСП обоснования: Вначале Павел испытывал неловкость: всетаки гости! (Катас. Кому нужна синяя птица). Обоснованием для выделения данных типов является функция поясняющей части, предопределяемая характером типовой семантики поясняемого слова. При этом центральное место в сфере бессоюзия занимают БСП конкретизации, так как, с одной стороны, отношение общего и конкретного является существом пояснения3, а с другой — БСП конкретизации не соотносятся ни со сложносочиненными, ни со сложноподчиненными. Последний аргумент, казалось бы, может быть оспорен: БСП конкретизации соответствуют сложные предложения с пояснительными союзами «а именно», «то есть», напр.: В настоящей статье нас интересует признак полипредикативности с другой стороны, а именно: составляет ли он специфику сложного предложения (Валим. Сложное предложение и сочетание предложений). Однако, во-первых, союзные предложения конкретизации не отличаются от бессоюзных в структурном отношении (они легко преобразуются одно в другое); во-вторых, в союзных предложениях сохраняется интонация бессоюзного предложения (интонационный разрыв имеет место после союза); в-третьих, союзные предложения

1 Виноградов В. В. Указ. соч. С. 288.

2 Словарь синонимов / под ред. А. А. Евгеньевой. Л., 1975. С. 315.

3 Кирпичникова Н. В. Бессоюзное сложное предложение, в котором вторая часть поясняет одно из слов первой части // Русский язык в школе. 1956. № 6.

529

чрезвычайно малоупотребительны и стилистически маркированны (они являются преимущественной принадлежностью научного стиля). И, наконец, союзы «а именно», «то есть» одинаково трудно назвать как сочинительными, так и подчинительными. Все это дает основание считать союзные предложения конкретизации союзным вариантом бессоюзного предложения.

1. Бессоюзными сложными предложениями конкретизации мы называем такие БСП, постпозитивная часть которых конкретизирует поясняемую лексему первой части с неконкретной (обобщенной, широкой) семантикой. К этому типу БСП относятся: а) предложения конкретизирующего замещения, в которых поясняемое слово (местоимение, местоименное наречие) вообще лишено значения (денотативного, сигнификативного), поэтому поясняющая часть, конкретизируя поясняемое слово, замещает его, напр.: А факты такие: Мигулину теперь сорок шесть (Триф. Старик); Да, так и есть: слишком много работает (Е. Ил. Неутомимый путник); Но вот что изменилось: если до начала массовой иммунизации ею (корью) болели в основном дети младше семи лет, то теперь — преимущественно в возрасте 8–15 лет («Здоровье», 1981, № 1) и т. п.; б) предложения конкретизирующего ограничения, в которых поясняемое слово имеет сигнификативное (обобщенное) значение, представляющее возможность его конкретизации путем ограничения понятия, обозначенного поясняемой лексемой. Таким образом, между поясняемым словом и конкретизирующей частью возникают отношения общего и частного (рода и вида). Подобные отношения создаются словами типа «признак», «принцип», «факт», «обстоятельство», «случай», «итог», «сходство», «странность», «примета», «формулировка», «процесс», «рецепт», «профессия», «вариант», «качество», дейктическими глаголами типа «делать», «работать» и т. п. Напр.: За многие годы моего существования я выработал рецепт человеческого счастья: стань на место очень хорошего и обязательно очень талантливого человека — и никакого тебе больше счастья не надо (Светл. В ночь под пятьдесят); Каждый срок несет свои приметы: на совсем недавнем рубеже недооцененные поэты нынче перехвалены уже (Ванш. Городской мотив); Позаботьтесь о том, чтобы ребенку было легче дышать: прочищайте ему нос ватными фитильками, смоченными слегка подогретым вазелиновым маслом («Здоровье», 1981, № 1) и т. п.

Ограничительная функция конкретизирующей части по отношению к поясняемой лексеме поддерживается лексемами ограничительной семантики типа «один» (одна, одно), «единственный» (-ая, -ое, -ые), «соответствующий» и др., благодаря которым конкретизирующая часть становится структурно обязательной, напр.: Этот человек, помимо прочих, обладал еще одним, неоценимым, на мой взгляд, качеством: он редко ошибался (Оганес. Мальчик на качелях); в) предложения конкретизирующей дифференциации, в которых поясняемая лексема содержит в значении сему собирательности,

530