Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Lektsii_Belova_2011-2012.docx
Скачиваний:
11
Добавлен:
21.03.2016
Размер:
265.73 Кб
Скачать

Территориальное устройство государства.

Это характеристика, предполагающая оценку того, какие создаются территориальные образования, как они функционируют, взаимодействуют с федеральными органами власти.

Общая характеристика предполагает, что на территории любого государства создаются территориальные единицы для осуществления государственной власти. Эти единицы могут непосредственно входить в состав государства, а могут дробиться на более частные. Но для общей характеристики государственного устройства важен статус именно тех территорий, на которые государство непосредственно делится. Предполагается, что в этих единицах осуществляется государственная власть. И тут может быть 2 вариант: на этих единицах существует МСУ, или создаются единицы, на которых осуществляется государственная власть.

Классическими считаются 2 формы устройства:

-унитарные государства

-федерация.

Но говорить только о 2 вариантах будет упрощением дел, которые существуют в современном мире. Такое деление – это лишь 2 крайности, которые определяют степень децентрализации власти. Унитарное государство предполагает максимальную централизацию, а федеративное государство – максимальную децентрализацию. Между этими полюсами есть множество промежуточных вариантов. Условно середину можно назвать «децентрализованным государством». Но нужно понимать, что отнесение государства к какому-либо из этих типов будет явно условностью. Например, РФ на самом деле менее децентрализована, чем некоторые унитарные государства. Соответственно, мы будем рассуждать об этих 3 типах с точки зрения юридических различий.

Унитарное государство.

Предполагает вхождение в состав государства административно-территориальных единиц, которые, в отличие от субъектов федерации, не обладают четко формализованным статусом, и никаких гарантий защиты собственных территорий у них нет. Изначально их создание предполагается для обеспечения удобства осуществления государственной власти.

В унитарном государстве административно-территориальные единицы созданы для реализации полномочий, как правило, исполнительных органов государственной власти. Очень редко в них создаются законодательные органы. Судебные округа могут не совпадать с территориальными административными единицами.

Обычно такими государствами являются государства, небольшие по территории, монолитные по национальному составу и с режимом, предполагающим сильную концентрацию государственных органов. При этом мало отвечает критерию небольшой территории, например, Китай.

Для унитарных государств обычно характерна монархическая форма правления. Зависимость тут такая, что монархии обычно унитарные государства, а не наоборот. При этом есть масса исключений, например, Великобритания – это децентрализованное государство, тем не менее, монархия сохранилась.

Унитарные государства составляют подавляющее большинство на планете, они берут численностью, но не масштабом территорий – самые крупные государства вынуждены быть федерациями.

Применительно к юридическим характеристикам предполагается, что в унитарном государстве нет абсолютно никаких правовых гарантий защиты автономий органов власти административных единиц. Великобритания формально унитарное государство, т.к. там нет писаной конституции, в которой были бы закреплены гарантии для административных единиц.

Федерация.

Образуются территориальные единицы, обладающие статусом, похожим на статус государства. Они обладают некоторыми признаками государственности, но все-таки они не самостоятельны, т.к. у них отсутствует суверенитет.

Считается, что федеративное устройство более демократично, т.к. требуется разделение полномочий, а это, в свою очередь, приводит к ограничению полномочий.

Децентрализованное государство.

В нем административно-территориальные единицы, изначально сформированные, стали получать гарантии защиты своей самостоятельности. Они имеют и определенную автономию. Степень децентрализации может быть разной. Но в отличие от унитарного, в децентрализованном государстве есть гарантии того, что единицы будут пользоваться определенной самостоятельностью.

Принято говорить о разных механизмах централизации власти в государстве. Например, есть механизм распределения властных полномочий. Если речь идет о деконцентрации, то она несущественно меняет правовую характеристику территориального устройства. При делегировании происходит формализация передачи полномочий с разных уровней власти. Тут статус самих единиц почти не изменяется, т.е. они зависимы от решений центральных органов власти. Но при этом правовыми актами разного уровня могут быть закреплены полномочия, которые передаются на региональный уровень и могут рассматриваться как собственная компетенция органов регионального уровня. Термин деволюция характеризует весьма специфический процесс, но его можно рассматривать как один из типов территориального перераспределения власти: на законодательном уровне создаются гарантии для регионов, т.е. конституционных гарантий нет, и только деволюция отличается от федерализации. Федерализация отличается тем, что правила, которые касаются самостоятельности субъектов, вносятся в конституцию, которая отличается более серьезным механизмом изменения. И это повышает степень защищенности региона.

12.03.2012

Типы автономий унитарных государств:

Все случаи сугубо индивидуальны, более-менее четкой классификации не поддаются. Их общая черта – они имеют некий специфический статус в рамках общего государственного устройства. И эта специфика может касаться даже федераций, где, кроме субъектов федераций, могут быть особые автономии, но для федераций это именно особенности. А для унитарных государств это серьезные исключения. Особо интересен Китай, где такой автономией является Тибет, и контролировать его довольно сложно. Официальная позиция Китая – хоть в Тибете и другая система правления, они являются единым государством – Китаем.

Применительно к зависимым территориям, можно говорить и некоторых промежуточных вариантах, когда государство «разваливается» или, наоборот, централизация усиливается, и определенным этапом является наличие неких единиц, которые могут формально включаться в состав государства, а могут просто иметь особый статус. Бывшие колониальные государства называют такие территории зависимыми. Их политическая система отчасти также зависима (так, например, сейчас в Австралии). В т.ч. могут заключаться специальные соглашения между зависимыми и основными государствами.

Конституционный статус непризнанных государств.

На каком этапе развития можно говорить о том, что это не зависимое, а уже самостоятельное государство? Когда речь идет о колонии, споров обычно нет. Но споры возникают, когда пытается отделиться часть территории какого-либо государства. 2 измерения проблемы: международно-правовое и конституционно-правовое. В международном праве сложно говорить о том, что есть правовые механизмы создания новых государств, обычно это именно политическая воля уже существующих государств. И если государство признается только несколькими странами, то с точки зрения международной политики, это еще не государство, т.к. признающих слишком мало. Обратная ситуация – когда несколько государств отказываются признавать государство. При этом государство может полностью реализовывать свой суверенитет. В конституционном праве есть большая степень определенности в отношении того, в какой момент часть территории становится самостоятельным государством. Но во многих государствах такой порядок не предусматривается. В РФ есть закон о принятии в РФ нового субъекта и о создании нового субъекта путем объединения, но ни слова нет об отделении, хоть в Конституции РФ такое право предусмотрено. Чаще всего ответ очевиден – отделение недопустимо.

Поэтому важно сформулировать конституционные признаки государства. Говорят о самостоятельности, когда государство само составляет правовые акты, имеет свои органы власти, имеет контроль над своей территорией и фактически может вступать в международные отношения с другими государствами. Применительно к контролю над территорией и органам власти – т.е. речь идет о том, насколько жители этой территории участвуют в жизни нового государства. Если они не участвуют, то их нельзя считать вовлеченными в деятельность самостоятельного государства.

Федерация.

Это государство, которое наполнено юридическими фикциями. Субъект – это, с одной стороны, и государство, а с другой – не государство. Некая «матрешка» из государств. Белов считает, что правовая форма только закрепляет, констатирует и юридически оформляет те юридические фактические отношения, которые складываются в государстве. Большинство крупнейших государств мира относится именно к федерациям, и это свидетельствует о том, что реальные политические возможности по централизации власти все-таки ограничены. Власть вынуждена децентрализовываться. Степень децентрализации также зависит от политических отношений.

Федерации возникли как некий компромисс. Сначала есть некое общество, которое не желает становиться самостоятельным государством, но и в то же время хочется сохранить степень самостоятельности. Если к такому обществу относится значительная часть государства, то неизбежно запускается процесс федерации. Если же это ничтожная часть государства, то возможна в т.ч. и автономия.

В РФ федерация была сделана осознанно, т.к. считалось, что у каждой нации должна быть своя территория. Это форма национального самоопределения. Но при этом остальная часть территории, где преимущественно русские – в чистом виде осталось унитарное устройство. В 1992 году произошло окончательное превращение в «сплошную» федерацию.

Федерация, в отличие от унитарного государства, предполагает, что ее оформление должно происходить обязательно на конституционном уровне.

В федеративных государствах специфика механизма власти проявляется в 2 основных формах: структура органов государственной власти (характерно территориальное представительство в принятии решений) и процедура принятия государственных решений (механизм выражения согласия субъектов; возможность выражения мнения субъекта по вопросам совместного ведения).

Основные типы федераций:

Деление в зависимости от равенства статусов всех субъектов – на симметричные и ассиметричные. Асимметричность похожа на специфические автономные субъекты.

Деление по характеру отношений центра и регионов на кооперативное и конкурентное.

А потом история…

13.03.2012

6 октября 1999 года был подписан закон, который можно считать неким федеративным кодексом – в него было включено все, что касается федеративного устройства. С его принятием существенно ограничилась вольность субъектов РФ 90-х годов, и принципиально изменилось отношение к характеру федеративных отношений, к пределам самостоятельности субъектов. ВВП с 2000 года провозгласил идею выстраивания вертикали власти – это, по сути, стало лозунгом, под которым мы стали двигаться в сторону все более централизованной федерации. Этот закон был идейно поддержан постановлениями КС (от 7.06.2000 г. по «Алтайскому делу» - речь шла о суверенитете республик в составе РФ). И неоднократно позиция КС воспроизводилась в его определениях. 184 закон после принятия впоследствии претерпел очень много изменений, и самых главных – в разграничениях предметов ведения РФ и ее субъектов.

Белов хотел бы отметить двойственность процессов, которые у нас происходят с 1999 года. С одной стороны, можно услышать, что РФ – это уже не федерация, а унитарное государство (и это правда!). Но Белов хотел бы донести и определенный контекст, спровоцировавший эту вертикаль власти. В 90-е гг., когда субъектам РФ была предоставлена самостоятельность, проявилась отчетливая тенденция: чем ниже уровень публичной власти, тем менее она адекватна. На уровне даже субъектов РФ в 90-е гг. происходили совершенно дикие вещи: издание актов, противоречащих федеральному законодательству, нарушение прав и свобод граждан, коррупция. Например, в ЗАКСе СПб история с бюджетом: часть бюджета распределялась по заранее подготовленным поправкам – деньги депутатам давали на собственное распоряжение, чтобы они затем не трогали остальную часть бюджета и голосовали так, как предлагает Правительство. И в этих условиях федерация была вынуждена выстраивать жесткую вертикаль, для того, чтобы контролировать власть всех субъектов РФ. И даже пресловутое назначение губернаторов – также было выстраиванием вертикали власти, это была судорожная попытка сделать хоть что-то. Может быть, это не единственно возможный способ решения, но у нас с пороками боролись именно путем выстраивания вертикали – с 1999 года.

Конституция 1993 года заложила определенную схему: в Конституции одна схема территориального устройства, а в жизни другая! В Конституции: федеративное устройство с некоторыми особенностями.

Во-первых, федерация основывалась на принципе государственной целостности. С юридической точки зрения этот принцип обычно рассматривается в территориальном смысле, т.к. в самой Конституции речь идет о территориальной целостности, т.е. как недопущение отчуждения территории (хотя на самом деле это происходит, например, был заключен договор о передаче нескольких островов на реке Амур Китаю). Основная же идея – не допустить «расползания» в глобальном смысле.

Похож на принцип запрета на сецессию, т.е. выхода субъекта из состава федерации.

Принцип федерального суверенитета – принцип формальный, он закреплен в решении КС по Алтайскому делу (суверенитет един, неделим и принадлежит Федерации в целом). Но Федерация не имеет абсолютного верховенства, а только в тех пределах, которые определены Конституцией. И в предметах совместного ведения – предполагается, что хоть приоритет Федерации и есть, но все же вопросы должны решать совместно, а в делах исключительного ведения субъектов РФ никакого влияния со стороны Федерации быть не может. В РФ институт федерального вмешательства, который существует во многих других странах, крайне ограничен, если вообще возможен. Примерно на это смахивает институт временной финансовой администрации, но во всех остальных сферам федеральное вмешательство у нас по факту не существует. Поэтому принцип федерального суверенитета скорее нужно формулировать так: любая власть в том или ином виде производна от власти федеральной. Хоть это и спорно с точки зрения теории, но это важный вывод на практике (его делает и КС в том же постановлении – есть власть только многонационального народа РФ).

Принцип непосредственного вхождения всех субъектов РФ в состав РФ важен, когда мы имеем дело со специальными субъектами, а именно, автономными округами. Сегодня их осталось совсем немного. Возникали вопросы с теми АО, которые входили в состав какого-либо другого субъекта РФ. И было закреплено, что это самостоятельные субъекты, хотя они и делят свои полномочия с охватывающими их субъектами.

Единство правового пространства и системы государственной власти – т.е. они должны быть построены на общих принципах, закрепленных в Конституции и отчасти в федеральном законодательстве (ФЗ №184). И это важно, т.к. все-таки правовая система субъекта не может быть полностью самостоятельной, но что-то свое у субъекта быть должно. Сам факт создания конституции/устава субъекта, свидетельствует о том, что до определенных пределов есть своя система, со своей иерархией. И то же самое с системой государственных органов, хоть Федерация и накладывает определенные границы и требования, но это только рамки, а внутри этих рамок субъект РФ сам себя организует. Пространства для собственной «оригинальности» субъекта осталось не так много, последнее, что было предпринято – ограничено максимальное число депутатов законодательных органов субъекта. В ст.77 Конституции содержится норма о том, что ФОИВ и органы власти субъекта составляют единую вертикаль в определенной части – в предметах ведения РФ и предметах совместного ведения.

Разграничение предметов ведения. Тут есть тонкость: разграничивать между РФ и субъектами нужно именно предметы ведения! А вот полномочия – это принадлежность конкретных органов. У нас, к сожалению, это теоретическая схема не до конца выдерживается (даже в Конституции). В рамках установленных предметов ведения власть может распределять полномочия между своими органами – схема должны бать такой. Т.е. в идеале РФ отдает предмет ведения, но не конкретизирует, какой орган какие полномочия должен исполнять. В реальности происходит не совсем так: 184-ФЗ во многих положениях вмешивается в это распределение, заставляя субъекты распределять полномочия так, как он устанавливает.

Многие конституционалисты считают, что охарактеризовать статус субъекта можно, выделив его элементы и охарактеризовав их свойства. На слайде №30 перечислены примерные элементы, которые обычно выделяются в качестве характеристики субъекта РФ (хотя сам Белов с таким подходом не совсем согласен). Определить носитель власти в субъекте РФ очень проблематично, но т.к. власть осуществляет население, то доктрина вынуждена признать, что вы можем говорить о неких гражданах, имеющих политические права на территории субъекта. И это не народ субъекта! Не носитель государственной власти в строгом смысле этого слова по ст.3 Конституции. Но условно этот круг определяется через принадлежность к общефедеральному гражданству и через постоянное проживание на территории субъекта.

Конфедерация.

В отношении нее есть большие сомнения, что это государство. Это больше не союзное государство, а союз государств. Конфедерация – это квазигосударственное состояние. Создаются собственные органы, осуществляющие свою власть: например, если мы говорим о решениях международных организаций – их решения не действуют напрямую, они требуют согласие государства. А вот в конфедерации появляются признаки характерной именно для государства власти, в т.ч. право принимать обязательные решения, не требующие согласия входящих государств.

Предполагается, что из конфедерации можно в любой момент выйти, в отличие от федерации. Решения, которые носят обязательный характер, редко принимаются большинством голосов, обычно требуется согласование воли.

Распределение компетенции.

Италия и Испания: степень децентрализации доведена до того, что в конституциях содержатся определенные правила распределения компетенции – это делает их не унитарными государствами, а децентрализованными унитарными государствами. В основном же конституционное распределение характерно для федераций. Для унитарных же характерно просто законодательное распределение, и даже на уровне решений исполнительной власти. Причем особенно важно распределение компетенции не исполнительной, а законодательной. Обычно предполагается, что раз передается законодательная власть, то и необходимая исполнительная передается так же.

В унитарном государстве есть распределение административных полномочий, но нет распределения законодательных. Предполагается, что местная власть исполняет те законы, которые приняты на общем уровне, и никак не может на них влиять. Редко децентрализуются полномочия, которые хоть отдаленно имеют отношения к обеспечению безопасности, к полицейской деятельности и т.п., чтобы не было соблазнов.

В децентрализованных государствах (например, Испания) мы видим почти то же самое, но добавляются элементы культурной самостоятельности (например, установление регионального языка) регионов. Кроме того, на региональном уровне появляются свои законодательные органы. Организуются региональные выборы, создаются региональные партии. В Испании конституция устанавливает право общегосударственного парламента устанавливать только общие принципы, но не детали. И КС Испании имеет большую практику оценивания того, вышел ли главный парламент за пределы общих принципов или нет, влез ли в компетенцию региона или нет. В Италии при Берлускони дважды пытались провести референдум о том, нужно ли Италию сделать федеративным государством, решение было отрицательным.

В США (федерация) конституция немного уделила внимания распределению компетенции. И с тех пор продолжается толкование одной нормы конституции о том, как должна распределяться компетенция. Было много споров о том, до каких пределов Конгресс может осуществлять деление. И можно ли считать, что существуют некие подразумеваемые, а не прямо закрепленные полномочия Конгресса, в т.ч. и по распределению компетенции.

20.03.2012

Практически во всех федерациях мира действует один и тот же принцип: исключительным списком определяется перечень предметов федерального ведения, а по остаточному принципу компетенция отдается субъектам. И только одна федерация в мире делает наоборот – это Канада – там по остаточному принципу предметы ведения отдаются федерации. Россия следует общему правилу – все непоименованные предметы ведения относятся к исключительному ведению субъектов. Это конституционный способ распределения предметов ведения (т.е. непосредственно в тексте Конституции).

В слайде 40 Белов разбил предметы исключительного ведения РФ на несколько групп (государственно-правовой блок, экономический и социально-культурный блок, блок предметов ведения по обороне и безопасности). Причем в основном предметы ведения относятся к государственному блоку, т.е. к организации государства и правовой системы.

Предметы совместного ведения: хоть так и названы, не нужно понимать совместность как элемент некой кооперативной федерации, наоборот, есть конкуренция за эти предметы совместного ведения. Конституция предполагает, что субъект РФ будет стараться перетянуть на себя как можно больше полномочий, и чтобы была определенность, предполагается, что РФ имеет приоритет в рамках предметов совместного ведения. Если РФ уже установила какие-то правила, то субъект РФ вынужден подчиниться. Предметы совместного ведения Белов разбивает на 3 основные группы (обеспечение единой правовой системы; область использования и охраны природы; социальная сфера и область защиты прав человека) и один отдельный пункт координация международных и внешнеэкономических связей субъектов (п. «о» ч.1 ст.72). Как административное право (предмет совместного ведения) увязать со ст.55 Конституции РФ (ограничения прав только федеральным законом)? Скорее имеется ввиду, что субъекты имеют право осуществлять регулирование, производное от федерального регулирования. Например, субъекты могут устанавливать свои меры ответственности, и сделали вид, что никакой проблемы в этом нет. Но в целом вопрос этот неоднозначный.

Распределение предметов ведения может осуществляться 2 способами с т.з. основ конституционного строя: конституционный и договорный (федеративный и иные договоры). На практике же кроме этих 2 появился третий способ – законодательный, а договорный был «задвинут» подальше. И это вызывает большие сомнения с точки зрения соответствия духу Конституции. Конституция законодательного регулирования вопросов распределения предметов ведения и полномочий не предусматривает! Принятие законов – это реализация полномочий по предметам ведения, но никак не распределение! Главная цель – ограничение произвола, свободного изменения предметов ведения и полномочий, сам основной смысл федеративной системы существенно искажается. Но не все это понимают, для многих законодательный способ рассматривается как нечто само собой разумеющееся; считают, что федерация была вынуждена использовать законодательный способ исходя из деятельности субъектов РФ. Такое законодательное регулирование осуществляется только по предметам совместного ведения! В предметах исключительного ведения РФ и субъектов разграничивать нечего, там никто не может вмешиваться в дела друг друга. РФ изменениями в ФЗ-184 (2004 год) внесла несколько статей, в частности статья 263. Эта статья содержит перечень полномочий, которые субъекты РФ обязаны осуществлять за счет собственного бюджета, и по которым делить ответственность недопустимо. В нынешней системе административного контроля появились указы Президента об оценке эффективности органов исполнительной власти субъекта, и предполагается, что они опираются на указанные полномочия субъектов, и эти полномочия должны выполняться качественно. Ст.263 предполагает конкретизацию определенного положения в части распределения полномочий в рамках совместного ведения. По умолчанию, все, что не перечислено в ст.263, относится к полномочиям федеральных органов государственной власти! При этом, чтобы обеспечить определенность для субъектов РФ, для граждан, в той же статье указано, что любое перераспределение полномочий должно отражаться в тексте этой статьи: если РФ хочет передать полномочия субъекту, то она должна внести изменения в этот общий перечень статьи. Но (внимательно! слайд 42) есть распределение предметов ведения путем закрепления в статье, а есть (в обход ст.263) передача для осуществления субъектам РФ полномочий отдельными федеральными законами! Например, это закон о записи актов гражданского состояния, где указано, что это федеральное полномочие и по природе им и остается, и остается под контролем федеральных органов власти, но при этом передается для реального осуществления субъектам РФ. Но есть и 3 вариант: органы государственной власти субъектов могут участвовать в осуществлении полномочий РФ и по исключительным полномочиям РФ, и по предметам совместного ведения, если это предусмотрено федеральными законами. И найдите 10 отличий. Во всех этих случаях предполагается якобы разная природа, разный смысл юридической ситуации. Про 3 ситуацию указано, что расходы осуществляются за счет бюджета субъекта РФ. Во 2 ситуации расходы – на РФ. Если бы законодатель в каждом конкретном случае не говорил, о чем идет речь, отличить эти формы передачи было бы очень сложно. Хоть как-то формализуется только 1 случай, ведь тогда обязательно вносятся изменения в ст.263, и это распределение, а не передача полномочий. Во 2 случае речь идет о передаче полномочий, а в 3 случае – участие в осуществлении – терминологически есть разница. В реальности во всех случаях РФ всеми правдами и неправдами заставляет субъекты финансировать полномочия за счет собственных бюджетов, и в законах напрямую запрета этого не содержится. 3 ситуация перекликается с одним из типов соглашений, которые заключаются в рамках федеративной системы.

Договорный способ распределения: на основании Конституции предполагается, что в рамках федерации могут заключаться специальные договоры и соглашения. Конституция говорит только о договорах. Был федеративный договор 1992 года, который формально свою силу еще сохраняет. А могут быть и иные договоры. В 90-е гг. заключение договоров субъектами РФ было очень распространено: субъекты РФ, пользуясь разными рычагами давления на РФ, «выторговывали» себе определенные условия распределения полномочий. Заключение договоров касалось отчасти и некоего утверждения субъектов РФ в качестве самостоятельных государств, которые строят свои отношения с федерацией на договорных началах, т.е. выступают как равные участники. Договоров было заключено очень много: почти все субъекты РФ до 1999 года успели их заключить. С наступление 2-го этапа развития федеративных отношений ситуация резко поменялась: РФ стала возражать против заключения договоров в принципе. С 1999 года РФ просто стала диктовать свои условия в одностороннем порядке. Кроме того, было объявлено, что практика заключения договоров нарушает принцип равноправия субъектов, что в общем-то было справедливо. В результате, в той же главе ФЗ-184 появилась специальная статья, ограничивающая возможность заключения договоров только несколькими ситуациями. Федеративный договор подписали не все субъекты: Чечня и Татарстан отказались от этого. И если Чечня вообще отказалась от договора, то Татарстан заключил специальный договор, оговорив себе абсолютно особый статус. И 184 закон ограничивает возможность заключения договоров только теми случаями, когда субъект имеет какие-то исключительные особенности: географические, политические, экономические и иные. Иногда сложно сомневаться в том, что у субъекта нет специфики (например, Калининградская область), но Калининградская область не имеет договора, а Татарстан имеет. В 2003 году Татарстан вновь инициировал подписание договора уже в соответствии с 184-ФЗ. Соответственно, ФЗ об утверждении такого договора прошел сразу на «ура» в Государственной Думе, а вот Совет Федерации проголосовал против. Очень долго велись переговоры, но в итоге СФ уговорили, договор был заключен. И такое будет повторяться каждые 10 лет, т.к. 184-ФЗ предусматривает заключение договоров не больше, чем на 10 лет.

Второй вид – ст.268: различие договоров и соглашений (заключается между федеральным органом исполнительной власти и органом исполнительной власти субъекта). Договорный способ в виде заключения соглашений очень похож на 3 способ – участие субъектов в осуществлении полномочий. Это не есть получение полномочия, это есть некое делегирование полномочия, которое осуществляется, пока орган не захочет свое полномочие реализовать самостоятельно. И даже можно участвовать в осуществлении части полномочий – полнейшее безобразие с точки зрения публичного права. Т.к. для федеральных органов это полезно и удобно, они считают возможным прибегать к этой схеме: сохранять за собой полномочия, но некоторые издержки перекладывать на субъекты РФ.

Разграничение законодательных полномочий по предметам совместного ведения (ст.76 Конституции).

Есть проблема. Почему по предметам совместного ведения не названы ФКЗ и Постановления Правительства и т.п.? Наверное, имелось ввиду, что нужно исключить конфликт подзаконного акта федерального уровня и закона субъекта РФ. Решалось бы в пользу закона субъекта РФ, т.к. закон по смыслу всегда выше, это всегда прямая реализация власти представительным органом, а акты органов исполнительной власти должны иметь подчиненное значение, независимо от уровня законов. Но: подзаконные акты как издавали, так и издают. КС столкнулся с этой ситуацией в 1998 году, когда рассматривал положения Лесного кодекса. КС написал, что в принципе ст.76 Конституции не регулирует вопрос о том, можно ли принимать по предметам совместного ведения подзаконные нормативные акты (т.е. раз не указано, то это еще не значит, что нельзя) – Белов считает, что это одно из тех немногих решений, в котором КС «черное наложил на белое». Кроме того, КС указал, что даже ФКЗ могут издаваться по вопросам совместного ведения. На практике суды субъектов могут отменить закон субъекта на том основании, что он противоречит Постановлению Правительства или даже какому-нибудь акту министерства. Это глубоко неправильная с точки зрения теории ситуация!

Еще одна проблема – воспроизведение законом субъекта РФ тех норм, которые закреплены федеральным законом. Есть судебная практика, которая далеко не универсальная. Последствий воспроизведения довольно много. Например, нужно вносить изменения в закон субъекта РФ после изменения ФЗ. Например, субъект РФ может устанавливать свою собственную административную ответственность – за что устанавливается ответственность: за нарушение ФЗ или собственного закона?

Статус автономий, субъектов федераций и зависимых территорий и членов конфедераций.

В Италии за конституционно выделенными регионами закреплен особый статус, им разрешено создавать что-то наподобие собственного устава. Похожим образом дело обстоит в Испании: там издают специальный закон, который определяет статус региона. Применительно к федерации ФРГ – федеральные земли имеют определенные гарантии защиты своего статуса: суверенитет, не переданный субъектам, остается у федеральных земель.

В РФ субъекты наделяются некими элементами правового статуса. В частности, если говорить о территории субъекта РФ, то сегодня на федеральном уровне нет правовых актов, которые бы определяли границы субъектов РФ и механизмы разрешения федеральных споров, хотя они иногда и возникают. И есть парадоксальные ситуации: спор между Москвой и Московской областью о том, кому принадлежит аэропорт Шереметьево – именно арбитражный суд этот вопрос решил. Суд в этом случае обратился к Решению Президиума ВС, которым раньше устанавливались границы Москвы и Московской области. Более экзотический пример – на выборах депутатов ГД было необходимо определиться, какие субъекты РФ имеют общие границы – можно ли считать, что есть граница с островом Сахалин у Камчатской области и Хабаровского края? И для решения этого вопроса даже акты советского времени не помогали. И помогли только законы соответствующих субъектов о муниципально-территориальном устройстве (или даже административно-территориальном устройстве). И оказалось, что Сахалин не имеет границы с Хабаровским краем, т.к. внутри их актов границы определены по береговым линиям. А вот с Камчатской областью граница была, т.к. она была определена по центру форватера.

27.03.2012 г.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]