Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Макаров_М._Основы_теории_дискурса_2003.doc
Скачиваний:
186
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
1.88 Mб
Скачать

Заключение

And the end and the beginning were always there

Before the beginning and after the end.

And all is always now. Words strain,

Crack and sometimes break, under the burden,

Under the tension, slip, slide, perish,

Decay with imprecision, will not stay in place,

Will not stay still.

T. S. ELIOT, «Burnt Norton»

Дискурс-анализ в том виде, в котором он предстал выше, является попыткой интеграции комплекса социальных наук, изучающих человека и многообраз­ные институты общества. Методологической доминантой предпринятого опы­та стало переосмысление «коммуникативной лингвистики», перенос в этом словосочетании акцента с собственно лингвистики на коммуникативность. Невозможность адекватного исследования языкового общения с позиций им­манентной лингвистики, когда язык овеществляется в качестве некоторого объекта, пусть даже служащего орудием или средством общения, хранения и обмена информацией, обусловила другие методологические приоритеты, сре­ди которых выделим примат коммуникации как конститутивного фактора, принцип социального конструкционизма, взгляд на социальное общение как символическое (вос)производство интерсубъективности. Коммуникативная лингвистика или, точнее, изучение языковых аспектов общения должно быть построено на новой дискурсивной онтологии. Причем для исследований, по-прежнему более всего ориентированных на язык «как таковой», абсолютно приемлемой остается традиционная точка зрения.

Главное в этом рассуждении — это то, что просто недопустимо к анализу общения подходить с теми же мерками и шаблонами, которыми мы привыкли описывать язык как систему знаков. Но именно к этим меркам и шаблонам мы настолько привыкли, мы их до того интериоризовали, что всякий другой взгляд на язык требует нешуточных когнитивных усилий и постоянной борь­бы с естественной установкой. Поэтому так важно тщательно решать вопро­сы методологического характера при переходе от изучения «языка в себе» к «языку в нас», а потом уже и исследованию «нас в языке».

В этом контексте важным и весьма поучительным оказался синтез науч­ных идей, зародившихся в философии, этнографии, социологии, психологии и языкознании, относительно процессов коммуникации, их связи с лично­стью и социальной структурой, культурой, идеологией и т. д. Закономерен

243

выбор тех научных направлений и традиций, что были проанализированы в данной работе, впрочем, и сам порядок их освещения нельзя назвать случай­ным. Феноменология обеспечивает расширенное основание научности и при­мат качественного, интерпретативного анализа. Символический интеракци­онизм определяет сдвиг от позитивизма информационно-кодовой модели ком­муникации и ее новейшей инференционной наследницы к интеракционной, к исследованию культурного символизма в общении; причем современные опыты интеракционизма все более смыкают его с феноменологической тра­дицией в контексте постструктурализма и постмодернизма. В конструкти­визме привлекает приоритет интерпретативности как первоосновы социаль­но-психологического фундамента общения и деятельности людей, трактовка интеракции и коммуникации как процессов координации людьми индиви­дуальных стратегий — это придает когнитивистскую углубленность анализу языкового общения. Социальный конструкционизм определяет конститутив­ную роль общения, позволяет взглянуть на проблему репрезентативности по-новому, пересмотреть эвристическую роль понятий отражение и информа­ция. Своеобразное развитие этих идей можно найти в теории социальных пред­ставлений и дискурсивной психологии, каждая из которых знаменует собой «дискурсивный переворот» в целом комплексе социальных наук.

Дискурс-анализ, следуя определению, интегрирующему его форму и функции, неизбежно включает в диапазон исследуемых вопросов феномены социально-психологического и культурного, антропологического и этногра­фического свойства. «Лингвистика речи» должна быть теоретически чувстви­тельна к методологии сбора и анализа материала, проблемам сегментации и обработки речевого потока. Выделение единиц дискурса, сначала имевшее место в лингвистически ориентированной бирмингемской школе, получает социально-когнитивное обоснование. К тому же многие положения напол­няются новым содержанием, например, обмен не должен пониматься меха­нистически как обоюдонаправленное бинарное сочетание двух соположенных и взаимообусловленных актов (напоминающее бихевиористскую модель S R), обменные отношения замыкают элементарный цикл (вос)производства интерсубъективности, причем это может осуществляться более чем двумя репликами и более чем двумя участниками. Эти отношения не должны определяться по формально-лингвистическим признакам, это уже сфера сим­волических смыслов, имеющих социально-культурную и психологическую отнесенность.

Более традиционные понятия и категории коммуникативной лингвисти­ки, такие как референция, пресуппозиция, инференция, также подвергаются пересмотру и уточнению с антропоцентрических позиций социально-когни-

244

тивной психологии, учитывающей представление общения как сложного координационного процесса, нацеленного на установление и поддержание интерсубъективности в каждом конкретном коммуникативном эпизоде, в каждой интеракции.

Понятие коммуникативной инициативы уточняет в дискурсивном плане многое из того, что обычно рассматривалось под общими лидерство, власть, влияние, регулятивность и компетенция. Коммуникативная инициатива — это дискурсивная категория, позволяющая делать социально-психологические выводы о коммуникантах и их межличностном, социальном влиянии.

Пересмотру и уточнению многих понятий и представлений явно способ­ствует взгляд на языковое общение как коллективное действие, предполагаю­щее со-участие членов социума — совокупного субъекта общения. Такой взгляд на двусторонний или многосторонний диалог соответствует интеракционной модели общения и более рельефно высвечивает интерпретативную и регуля­тивную активность всех коммуникантов, включая тех, кто не занят в данный момент речепроизводством (именно инициативная роль говорящего прини­малась в качестве аксиомы большинством предшествующих подходов).

В заключение можно поразмышлять о путях и перспективах развития дис­курс-анализа как важного междисциплинарного исследовательского поля. Думается, основные тенденции просматриваются уже сегодня.

Очевидно, по-прежнему важной составляющей современной науки оста­нутся исследования, восходящие к этнографии коммуникации в традициям Дж. Гамперца, причем внедрение современных идей вроде принципа социаль­ного конструкционизма в культурологический анализ речи, приверженность полевым методам этнографических исследований и стремление к изучению различных, но неизменно «живых», существующих в контексте этносов и социумов сулит этому направлению много интересного.

Возможно, с этим направлением постепенно будут смыкаться культурно-психологические исследования, с одной стороны, и когнитивно-лингвистиче­ские штудии «семантических примитивов» в духе А. Вежбицкой, с другой. К данным исследованиям вплотную подходят разнообразные опыты по лингвокультурологии. В психологии довольно близко к ним оказывается теория социальных представлений. Она готовит рост критического дискурс-анализа, имеющего ярко выраженную социально-политическую нацеленность. С этим направлением, в свою очередь подпитывающимся от когнитивной лингвистики и дискурсивной психологии, связаны большие надежды на вы­ход науки о языке из изоляции и рост ее общественной значимости в ближай­шем будущем, особенно по мере повышения роли коммуникативных инсти­тутов в социальном устройстве общества постмодерна.

245

Личность («Эго») также будет все тоньше и глубже изучена с помощью дискурсивно-психологических методов. Этот подход к языку и речи как индивидуально- и социально-психическому, вероятно, сможет найти реали­зацию в практической психологии и психотерапии. По всей видимости, не обойдет это явление и литературоведение. В этой точке соприкосновения раз­ных дисциплин весьма вероятным представляется участие современной гер­меневтики.

Наконец, изучение языка и дискурса в коммуникативных системах раз­личной функциональной направленности получит новый импульс по мере ввода в общественную практику новых коммуникативных технологий и новых форм социальных организаций, новых институтов (адвент технологи­ческого дискурс-анализа).

В целом же, дискурс-анализ представляется широким и перспективным направлением как в изучении языкового общения, так и во всем цикле со­циальных наук, и именно принадлежность к этому направлению определяет место данного исследования и его роль в системе научного знания.