Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Макаров_М._Основы_теории_дискурса_2003.doc
Скачиваний:
185
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
1.88 Mб
Скачать

4.3.4 Взаимодействие когнитивных структур в дискурсе

Как это ни странно, вопрос о взаимодействии раз­ных типов знаний и когнитивных структур в комму­никативном процессе не был достаточно эксплицит­но разработан ни в исследованиях по искусствен­ному интеллекту, ни в когнитивно-психологических исследованиях по восприятию текста (редкое исключение, да и то относитель­ное — модель Дейка-Кинча). Многие работы узко сосредоточиваются на про­цессах и особенностях распознавания в дискурсах разной природы когнитив­ных моделей, сценариев или планов [Carberry 1990; Sanders 1991; van Dijk 1995; Berger 1996]. Практически все они заняты поиском одной модели в дискурсе, устном или письменном, монологическом или диалогическом. Их интересует лишь структура того, о чем идет речь, или, иначе говоря, модель декларатив­ного знания.

Предмет деятельности «назначен» потребностью одного или нескольких участников коммуникации или же всей группы как совокупного субъекта об­щения. Сама потребность формируется внешней или внутренней, субъектив­ной ситуацией, как правило, предшествующей акту общения. Потребность, переходя в мотив речевой деятельности на основании когнитивной интерпре­тации предметной ситуации, в акте референции делает эту ситуацию объек­том дискурсивного действия. В любом диалоге прямо или непрямо дается репрезентация структуры референтной ситуации, происходит дискретизация объектов и отношений внутри нее, приписывание определенных признаков тем или иным объектам и отношениям, происходит тематизация референт­ной ситуации, состоящей из объектов (или одного объекта), отношений меж­ду ними, их признаками. В дискурсе предмет общения, его объект обычно задает тему, по развитию которой можно судить об особенностях модели­рования референтной ситуации.

Когнитивный образ предметно-референтной ситуации, как правило, опирается на знания о предмете общения, связанном с ним предшествующем опыте и вероятностном прогнозировании. Этот образ может быть представ-

157

лен в виде схемы или модели, — некоторой базовой структуры репрезента­ции знаний о предметно-референтной ситуации, причем, как уже отмечалось, основной единицей декларативного знания в лингвистически и когнитивно релевантных процессах чаще всего является пропозиция.

Все бы хорошо, но никак нельзя упускать из виду тот факт, что не одна только предметно-референтная ситуация влияет на процесс диалогического взаимодействия и реализуется в дискурсе. В соответствии со значением само­го этого слова — взаимодействие — предполагается наличие некоторой ком­муникативной общности, диады, малой группы или большого социума, т. e. совокупного субъекта деятельности и общения. Отношения в этом социуме могут быть самыми разными: от совпадения мотивов и целей участников (пол­ная кооперация), до их полного конфликта, даже антагонизма, когда получе­ние положительного результата одним сопряжено с нанесением ущерба дру­гому, что наиболее ярко видно на примере взаимодействия людей с противо­положными, взаимоисключающими целями. Возможны варианты, когда субъективно полезное, т. e. выгодное для «себя» действие одного участника взаимодействия становится необходимым звеном в стратегии другого, — в этом случае можно говорить об отношениях дополнительности, связываю­щих их цели и поведение. Как бы то ни было, дискурс не может не испыты­вать влияния межсубъектных отношений, как и социальных и психологичес­ких характеристик самих субъектов на процесс обмена речевыми действиями.

Когнитивный образ ситуации взаимодействия в ее динамике (аспект ком­муникативного контекста), являясь общим знанием, функционирует в каче­стве одного из главных условий успешного акта общения, производства и ин­терпретации диалогического дискурса, шире — совместной деятельности. Этот когнитивный образ содержит знания о конвенциях, нормах, ритуалах, ролях коммуникативной деятельности, о том, что Витгенштейн [1985] назвал «язы­ковыми играми», и о том, что в этнографии коммуникации именуется «ком­муникативными практиками» (communicative practicies), играющими в акте общения роль интерсубъективных, социокультурных факторов. Участвующая в речи информация социокультурного характера, как правило, организована в виде сценариев и моделей.

Образ ситуации взаимодействия предстает в качестве ситуативной моде­ли или, иначе, сценария. Однако поведенческая реализация не сводима к одному декларативному знанию, наоборот, она часто опирается на комплек­сы процедурального знания (что происходит в реальном общении), и не во всяком микроконтексте, действуя «автоматически», участники коммуникации в состоянии вербализовать данные элементы процедурального знания подоб­но декларативным структурам.

158

В дискурсе, таким образом, представлены как минимум две когнитивные модели: одна из них относится к структуре предметно-референтной ситуации, другая конструирует «процедурную» ситуацию общения, сценарий эпизода самого коммуникативного взаимодействия:

Таблица 7. Взаимодействие когнитивных моделей

субъект 1

субъект 2 <=> процедурный сценарий взаимодействия <=> субъект 3

ДИСКУРС

объект 1 <=> декларативная модель предметно-референтной ситуации <=> объект 2

объект 3

Эти ментальные модели по-разному эксплицируются в речи, по-разному тематизируются. Понятно, что форма «выражения» и тип совмещения когни­тивных образов референтной ситуации и ситуации взаимодействия неодина­кова в разных типах дискурса, в разных регистрах общения. В письменном тексте технического документа полнее представлена структура модели рефе­рентной ситуации. В спонтанном устном дискурсе отчетливее выражен сце­нарий общения. Кроме того, необходимо помнить, что не сами по себе ком­муникативная или предметно-референтная ситуации определяют организацию дискурса, но их феноменологическая проекция. Необходимо учитывать еще и то, что когнитивные образы одних и тех же ситуаций у разных людей могут не совпадать, и если подходить к их сопоставлению с известной долей строго­сти, то они никогда и не совпадают. Эта мысль созвучна изложенному выше тезису о том, что контексты не даются, а выбираются, — не стоит забывать об активности субъекта в данных процессах.

Когнитивный «слепок» предметно-референтной ситуации полнее отобра­жается в семантике дискурса как целого речевого события. Не всегда схема эксплицируется полностью, наоборот, вербализоваными оказываются толь­ко отдельные составляющие: сами объекты или их отношения и признаки. Лингвистически это выражено в употреблении соответствующей данной схе­ме лексики, реляционных структур, индексов возможного мира. Эта референт­ная ситуация составляет ядро глобальной темы дискурса (см. выше), обычно

159

она легко идентифицируется даже в случае частичной экспликации объектив­ной ситуации.

Если образ референтной ситуации проступает в глобальной теме, т. e. в том, о чем говорят, то образ ситуации общения чаще всего связан с тем, как (в широком смысле) говорят, что тем самым делают. Важную роль в кон­струкции когнитивного образа ситуации общения играют метакоммуникативные компоненты внутренней организации дискурса, элементы дейксиса, к которым следует отнести и особо отметить социальный дейксис, языковые сим­волы коммуникативной дистанции и социальных, например, ролевых отно­шений общающихся, и дейксис дискурса, языковые индексы, маркирующие его структуру, помогающие сориентироваться в тексте самого диалога [Levin­son 1983: 85—98].

Пропозиции, связанные с ситуацией общения и самим ходом коммуника­ции, не так часто, но все же иногда тематизируются, попадая в коммуника­тивный фокус диалога: это те случаи, когда в силу каких-либо причин говоря­щие переходят от обсуждения глобальной темы, предмета диалога к обсужде­нию (часто с целью коррекции) того, как протекает общение. В этом случае уже сам диалог, процесс речевого взаимодействия становится предметом, те­мой общения.

Когнитивные модели не могут быть чем-то, существующим обособленно и отдельно от дискурса, речь — это важнейший из модусов их бытия. Когни­тивные модели нельзя воспринимать как нечто заданное, фиксированное. Они постоянно (вос)производятся в процессе речевого взаимодействия на основе верификации вероятностных инференций. Дискурс — не просто «субстанция» для реализации, это одновременно и источник когнитивных моделей. Это тем более очевидно, чем дальше референтная ситуация от мира конкретных физи­ческих тел, чем она ближе к миру социальных представлений.

Признавая вслед за конструктивизмом наличие когнитивных схем разных уровней (умышленно постараемся избежать ниже употребления термина «фрейм», по крайней мере, в том значении, в каком он закреплен в сфере искусственного интеллекта, чьи механистические теории явно проигрывают когнитивно-психологическим), здесь подчеркнем их роль в формировании общего фонда знаний, коллективной интенциональности и других аспектов дискурсивно выраженной интерсубъективности. В рамках подобного иссле­дования нам не доказать и не опровергнуть наличия когнитивных схем иначе, кроме как интуитивно, посредством интроспективной интерпретации дискур­са. В этом вопросе придется согласиться с методологией дискурсивной психо­логии, а именно: путь к переосмыслению традиционных когнитивных кате­горий проходит через анализ дискурса.

160

В четвертой главе мы согласились с тем, что в анализе таких «классиче­ских» категорий, как референция, пресуппозиция, инференция и т. п. следует придерживаться их когнитивно-деятельностной трактовки: понятия эти опи­сывают не отношения между отдельными предложениями и их частями, а дей­ствия участников языкового общения как релевантные аспекты взаимодей­ствия коммуникантов друг с другом и с миром, как коллективные действия, позволяющие распознавать личностно обусловленные смыслы в социальном контексте. При этом нельзя недооценивать роль экспликатур — необходи­мых для вывода общего смысла компонентов.

Согласились и с тем, что контекст активен, динамичен, он не задан жест­ко, его выбор зависит от коммуникантов. Его когнитивное представление не должно сводится к набору пропозиций, так как обработка знаний распреде­ляется параллельно по разным уровням — одним из них является уровень про­позициональной репрезентации (идея PDP). Когнитивно-психологические теории моделей и архитектуры знания в этом отношении оказываются пред­почтительнее фреймовых идей искусственного интеллекта.

Вероятностные индуктивные инференции играют самую заметную роль в дискурсе, включая глобальные процессы, имеющие доступ ко всем типам зна­ний, контекстуальной информации, при этом большинство инференций — это компоненты ситуационной модели. Декларативная модель предметно-рефе­рентной ситуации взаимодействует с «процедурным» сценарием интеракции. Обе эти модели по-своему эксплицируются в ткани дискурса, по-разному тематизируются. Конструирование когнитивных схем реализуется в дискур­се, который остается главным модусом и локусом их существования, реализа­ции и возникновения.