Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Макаров_М._Основы_теории_дискурса_2003.doc
Скачиваний:
185
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
1.88 Mб
Скачать

2.5.3 Истоки и основания дискурсивной психологии

Свое философское обоснование дискурсивная психология нашла в феноменологии. Интерпре­тацию социального дал символический интерак­ционизм. Будучи наиболее социологическим из всех социально-психологических теорий, интеракционизм в последнее вре­мя оказывает растущее влияние на психологические науки, особенно в свете синтеза идей Дж. Г. Мида, Л. С. Выготского и Л. Витгенштейна [Gergen 1991; Rundle 1990; Harré 1992; Josselson, Lieblich 1993; Shotter 1993; Strauss 1993]. Одним из главных тезисов направления, помещающего символические интер­акции в центр анализа, стал вывод о том, что мотивы, установки, эмоции, образы «Я» и «Других» — это результаты общения, конструкты, постоянно (вос)производимые в процессах коммуникации и интеракции, «творения дискурса... атрибуты коммуникативной деятельности, а не самоценные мен­тальные сущности» [discursive productions... rather than mental entities — Harré 1992: 526; см. развитие этого положения в теории координированного управ­ления смыслом — Pearce, Cronen 1980; социальном конструкционизме и дис­курсивной психологии — Burr 1995; Pearce 1994a; 1995; Shotter 1993; Shotter, Gergen 1994].

Развитию дискурсивной психологии, претендующей на статус второй когнитивной революции, ознаменовавшей собой дискурсивный переворот

78

[Harré, Gillett 1994: 18; Harré 1995], предшествовал ряд важных изменений в со­циальных науках.

Во-первых, явно возрос интерес традиционной когнитивной психологии к явлениям социального и культурного порядка. Причем ее привлекает не только и не столько проблематика узко понимаемой социальной психологии. Все чаще ее интересуют когнитивные явления в широком социокультурном контексте, воплощенные как во внутренних «движениях души», так и во внеш­нем мире эмпирических объектов, культурных артефактов, специфических форм поведения, в том числе коммуникативных (например, обычаев и ритуа­лов). Симптоматично стремление переосмыслить с когнитивных позиций общую этнографию и этнографию речи в частности. Учитывая генетическую связь американского конверсационного анализа с этнометодологией, нетруд­но увидеть в этих тенденциях предпосылку возникновения дискурсивной психологии.

Во-вторых, важным фактором развития современной науки оказалось рас­пространение и растущая популярность идей Льва Семеновича Выготского, психологическая теория социализации которого для многих ученых стала центральным концептом, трактующим язык как основной культурный ме­диум мышления и деятельности, включенный в систему социальной жизни общества, что в свою очередь тесно связано уже с изысканиями в рамках ко­гнитивной антропологии. Тем самым когнитивно-психологические и когни­тивно-антропологические проблемы все чаще решаются посредством ана­лиза языкового общения. К тому же включение культурного компонента в когнитивный анализ речевой коммуникации и жизнедеятельности человека дает некоторым ученым право заявлять о возникновении или, точнее, воз­рождении «культурной психологии» [ср.: Шпет 1996; Вежбицкая 1997: 376— 404; Much 1995; Shweder, Sullivan 1993; Wierzbicka 1992; 1997]. Сегодня и ана­лиз языка все чаще обретает отчетливую культурную направленность [ср.: Касевич 1996; 1997; Маслова 1997; Гудков 2000; Тер-Минасова 2000; Вежбиц­кая 2001; Bonvillain 1993; Hanks 1996; Wierzbicka 1992; 1996; 1997].

В-третьих, важнейшей предпосылкой всего «дискурсивного переворота» или «новой когнитивной революции» стало развитие коммуникативной лингвистики, склонной рассматривать язык как дискурс и исповедующей деятельностный принцип, провозглашенный еще Вильгельмом фон Гум­больдтом. К тому же «была признана связь языковых особенностей с миро­воззрением и настроением людей» [Бодуэн де Куртенэ 1963, II: 8].

В целом, тенденции последних десятилетий неуклонно сближали когни­тивную и социальную психологии (вовлекая соответствующие интересы антропологии и этнографии) и все больше подталкивали исследователей к

79

изучению повседневной деятельности людей через язык, дискурс [ср.: Дридзе 1980; Potter, Wetherell 1987; Nelson 1985; Parker 1992]. Добавим, что до сих пор подобные изыскания оставались на периферии современной когнитивной на­уки, по-прежнему увлеченной лабораторными экспериментами и мечтой об искусственном интеллекте.