Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
UP_vopros-otvet_ekzamen 15.doc
Скачиваний:
15
Добавлен:
14.05.2015
Размер:
1.72 Mб
Скачать

Вопрос 1. Ответственность за убийство (ст. 105 ук).

В УК РФ основные виды убийств сгруппированы в ст. 105-108 (хотя мас­совым убийством, по сути, признается и геноцид в ст. 357 УК). При этом в ст. 105 предусмотрена ответственность за убийства при отягчающих об­стоятельствах или без таковых, а нормы ст. 106-108 (так называемые «при­вилегированные составы») содержат ссылки на обстоятельства, которые могут быть признаны судом в качестве смягчающих наказание: задержание преступника, необходимая оборона, состояние аффекта.

Объектом преступлений, предусмотренных ст. 105-108 УК, является человеческая жизнь. Момент начала жизни законодательно не определен, в науке и практике принято связывать его с моментом начала фи­зиологических родов. Определение момента смерти нормативно закре­плено в ст. 9 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г., в соответствии с которой заключение О смерти дается на основании врачебной констатации необратимой гибели всего головного мозга (биологической смерти).

Объективная сторона убийства характеризуется двумя главными кри­териями:

  1. деянием в форме действия (удар ножом, выстрел из пистолета, уду­шение и др.) или бездействия (например, в тех случаях, когда на виновное лицо была возложена обязанность заботиться о потерпе­вшем);

  2. причинной связью между деянием и наступившим последствием — смертью потерпевшего.

Другие элементы объективной стороны преступления — время, место, способ, орудия при расследовании дел об убийствах изучаются, в частности, для верной квалификации действий обвиняемого. Например, в п. «е» ч. 2 ст. 105 устанавливается ответственность за убийство, совершенное общеопасным способом.

Убийство относится к материальным составам преступлений, то есть считается оконченным с момента наступления общественно опасных по­следствий — смерти потерпевшего. Ответственность за неоконченное убий­ство — преступление, пресеченное на стадии приготовления или покуше­ния, — наступает со ссылкой на соответствующую часть ст. 30 УК.

С субъективной стороны убийство характеризуется умышленной виной. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Покушение на убий­ство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свиде­тельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертель­ный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевремен­ного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

Субъективная сторона убийства отграничивается от причинения тяж­кого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), по направленности умысла: при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, преду­смотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

Субъектом данного преступления является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста (по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 105 УК) или 16-летнего возраста (ст. 106-108 УК).

В ч, 1 ст. 105 устанавливается уголовная ответственность за так назы­ваемое «простое» (то есть совершенное при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, а равно при отсутствии исключительных обстоя­тельств, характерных для тех видов убийств, которые квалифицируются по ст. 106-108 УК) умышленное убийство. По ч. 1 ст. 105 УК могут быть квалифицированы убийства на почве личных неприязненных отношений, из ревности, мести, трусости (мнимая оборона), убийство в ходе драки или ссоры, убийство по просьбе самого потерпевшего (например, при наличии у него неизлечимой болезни).

Мотивы и цели преступления при расследовании убийств, квалифици­руемых по ч. 1 ст. 105, позволяют отграничить их от преступлений, преду­смотренных ч. 2 этой статьи. Например, если при расследовании будет установлено, что обвиняемый совершил убийство с целью завладения иму­ществом потерпевшего, то его действия будут квалифицированы по п. «з» ч. 2 ст. 105.

В ч. 2 ст. 105 устанавливается уголовная ответственность за убийства при отягчающих обстоятельствах. К таковым законодатель отнес 12 видов ква­лифицированных убийств.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда в Постановлении от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике но делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»1, по п. «а» ч. 2 ст. 105 квалифицируется убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены одновременно или с небольшим разрывом во времени. Единство умысла является тем признаком, на основании которого отдельные преступные действия могут быть сгруппированы в один состав. Об умысле на соверше­ние убийства двух и более лиц может свидетельствовать общий мотив (например, при совершении хищения с охраняемой территории происхо­дит убийство сотрудников охраны, чтобы они не пресекли преступные действия).

В ходе расследования по уголовному делу об убийстве двух и более лиц может быть установлено, что умысел обвиняемого охватывал и иные ква­лифицирующие признаки ч. 2 ст. 105: совершение убийств с особой жесто­костью, общеопасным способом, из корыстных или хулиганских побужде­ний. Кроме того, убийства могут быть совершены группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. В этих случаях обвинение предъявляется не только по п. «а» ч. 2 ст. 105, но и с ука­занием на другие квалифицирующие признаки.

Характерной особенностью субъективной стороны убийства двух и бо­лее лиц является разнообразие умысла: все убийства могут быть соверше­ны с прямым умыслом (например, после совершения разбойного нападения происходит убийство потерпевших, чтобы скрыть преступление) или же первое убийство совершается с прямым умыслом, а последующие — с кос­венным (например, желая убить человека, закладывают взрывное устрой­ство в его автомобиль, и в результате взрыва погибает не только жертва, но и случайные прохожие).

По п. «б» ч. 2 ст. 105 квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению обществен­ного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимате­лями, деятельность которых не противоречит действующему законодатель­ству.

Под выполнением общественного долга подразумевается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интере­сах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобли­чающих лицо в совершении преступления, и др.).

Под воспрепятствованием правомерному осуществлению служебной дея­тельности или выполнению общественного долга- понимаются умышленные действия (бездействие), направленные на прекращение трудовой или об­щественной деятельности потерпевшего.

По п. «б» ч. 2 ст. 105 квалифицируются убийства лиц, не имеющих спе­циального должностного статуса. Ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, лица, осуществля­ющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника право­охранительного органа наступает по соответствующим статьям УК (277, 295, 317).

В п. «в» ч. 2 ст. 105 содержится ссылка на два квалифицирующих при­знака убийства. При этом один из них касается особенностей личности потерпевшего — заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а второй связан с совершением не только убийства, но и друго­го преступления — похищения человека.

По п. «в» ч. 2 ст. 105 УК (убийство лица, заведомо для виновного нахо­дящегося в беспомощном, состоянии) надлежит квалифицировать умышлен­ное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивле­ние виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоя­тельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способ­ности правильно воспринимать происходящее. Кроме того, к беспомощно­му состоянию может быть отнесено состояние алкогольного или наркоти­ческого опьянения, а также наркотической абстиненции, в силу которых лицо не могло оказать сопротивления убийце.

При квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 по призна­ку «убийство, сопряженное с похищением человека» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением чело­века. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступ­лением, предусмотренным ст. 126 УК. Вместе с тем необходимо учитывать, что совершение обвиняемым похищения человека может служить проме­жуточным этапом для последующего убийства. В таких случаях умысел охватывается рамками п. «в» ч. 2 ст. 105.

Пункт «г» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии бере­менности. Особенностью состава этого преступления является то, что посягательство осуществляется на жизнь женщины и на развитие вына­шиваемого ею плода.

Квалификация по п. «г» ч. 2 ст. 105 возможна при условии заведомо­го знания виновного о беременности потерпевшей. Это знание должно быть достоверным; о его достоверности могут свидетельствовать внеш­ние признаки, а также иные данные (например, убийца является родствен­ником потерпевшей, которому известно, что она ждет ребенка). Если виновный не владеет достоверной информацией о беременности потерпе­вшей, то он не может быть привлечен к ответственности по этому виду убийства.

Пункт «д» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за убийство, совершенное с особой жестокостью. Для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что в умысел виновного входили особо жестокие действия.

К особой жестокости можно отнести те случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действу­ющего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присут­ствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

Пункт «е» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за совер­шение убийства общеопасным способом. В п. 9 Постановления Пленума Вер­ховного Суда «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается, что под общеопасным способом убийства следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица. Для признания способа убийства общеопасным необходимо установить орудия и средства, с помощью которых оно было совершено. К убийствам, совершенным общеопасным способом, относятся убийства, совершенные путем взрыва, поджога, применения источников повышенной опасности, выстрелов в толпу, отравления воды и пищи, ко­торыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди, организации автомобильной аварии и др.

Опасность для жизни других людей должна быть реальной, но факт причинения им вреда не имеет значения для квалификации действий ви­новного по этому пункту. Если в результате примененного виновным об­щеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, то содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105, по п. «а» ч. 2 ст. 105.

По п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется убийство, совершенное по мотиву кровной мести. Россия — многонациональная страна; при этом в ее северокавказских регионах (Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Чечня, Северная Осетия) распространены обычаи кровной мести.

Кровная месть подразумевает стремление виновного отомстить некоему лицу и членам его семьи за ранее нанесенную ими обиду. Опасность кров­ной мести состоит в том, что в соответствии с этим обычаем обязанность мстить переходит из поколения в поколение, вне зависимости от времени возникновения обиды.

Пункт «ж» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за убийство, совершенное в соучастии: группой лиц, группой лиц по предвари­тельному сговору или организованной группой.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно, но без предварительной договоренности, с умыс­лом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. При этом не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление по­терпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинял ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица). В обоих случаях действия соучастников оцениваются как соисполнительство.

Предварительный сговор на убийство должен состояться до начала со­вершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. Он подразумевает выраженную в любой форме договорен­ность двух или более лиц о совершении убийства. Этот вид убийства пред­полагает как соисполнительство соучастников, так и распределение между ними ролей, наличие, наряду с соисполнителями преступления, организа­торов, подстрекателей или пособников убийства. В этом случае действия соучастников следует квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105.

По п. «ж» ч. 2 ст. 105, организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Характерной чертой убийств, совершенных организованной группой, явля­ется планирование преступления, приискание его орудий, распределение ролей между соучастниками убийства.

Пункт «з» ч. 2 ст. 105 убийство из корыстных побуждений, по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом — явля­ется уточненным вариантом п. «а» ст. 102 УК РСФСР. Корыстный мотив является общим для этих трех видов убийств, но с небольшими изъятиями: при бандитизме у членов банды могут быть иные побуждения для убий­ства (например, совершение убийства одного из членов банды, решившего из нее выйти, для устрашения других участников).

Убийство из корыстных побуждений — достаточно традиционный для российского законодательства вид убийства. Под корыстными побужде­ниями понимаются цели получения материальной выгоды для виновного или иных лиц. Материальная выгода может выражаться в получении дви­жимого и недвижимого имущества потерпевшего или прав на его получе­ние (например, по тендеру), денег, либо, наоборот, состоять в избавлении от каких-то материальных затрат (долговых обязательств, оплаты услуг, уплаты алиментов и др.).

Для квалификации действий обвиняемого как совершения убийства из корыстных побуждений необходимо установить возникновение цели по­лучения материальной выгоды до начала лишения потерпевшего жизни. В тех случаях, когда убийство совершается по другим мотивам (ревность, месть, личная неприязнь), а обнаружение и завладение имуществом про­исходит после убийства, содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 и ст. 158 УК.

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обуслов­ленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения от третьего лица (оно может быть признано подстрекате­лем или организатором убийства в зависимости от содеянного). Лица, ор­ганизовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105.

Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступле­ний. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой (162), вымогательство (163) или бандитизм (209). Убийства, совер­шенные при разбое, вымогательстве или бандитизме, могут характеризо­ваться косвенным умыслом, если побудительной причиной здесь выступа­ла корыстная цель (например, потерпевший оказал активное сопротивление, в ходе которого и был убит). Убийства, сопряженные с бандитизмом, но лишенные корыстной цели (например, физическое устранение члена бан­ды, заподозренного в сотрудничестве с правоохранительными органами), совершаются с прямым умыслом.

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам об убийстве» указано, что по п. «и» ч. 2 ст. 105 следует квалифи­цировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием про­тивопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимо­го повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Хулиганские побуждения характеризуются не только явным неуважени­ем к обществу, но и противопоставлением своего поведения нормам обще­принятой морали, общественного порядка, а также особым цинизмом и осо­бой дерзостью. Вместе с тем выраженность этих побуждений такова, что внешне эти поступки воспринимаются как немотивированные (например, виновный, находящийся в состоянии опьянения, останавливает незнако­мого человека, а в ответ на полученное замечание наносит ему телесные повреждения, от которых наступает смерть потерпевшего).

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 ноября 2007 г. «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлени­ях, совершенных из хулиганских побуждений», под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использова­нием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если за­чинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевше­го преступления из хулиганских побуждений.

Таким образом, не может квалифицироваться как убийство из хулиган­ских побуждений убийство, совершенное в ссоре или в драке, в тех случаях, когда их зачинщиком выступил потерпевший. Действия обвиняемого в за­висимости от направленности умысла должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 105 или ч. 4 ст. 111. Если же конфликт спровоцировал обвиняемый, чтобы использовать это как повод для убийства, то здесь надлежит приме­нять п. «и» ч. 2 ст. 105.

Пункт «к» ч. 2 ст. 105 устанавливает уголовную ответственность за со­вершение убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера.

Убийство с целью скрыть другое преступление совершается в тех случа­ях, когда другое преступление уже совершено или подготавливается и по­терпевшему об этом известно. При этом степень оконченности этого пре­ступления не имеет значения для квалификации действий обвиняемого. Степень тяжести другого преступления также для этого не важна. Например, при совершении квартирной кражи виновный убивает вернувшегося хозяина квартиры и скрывается с места происшествия.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления предпола­гает, что второе деяние еще только готовится и для реализации преступно­го умысла необходимо создание условий, в которых его совершение будет оптимальным. Например, чтобы оказать давление на лицо, у которого вы­могается имущество, убивается его близкий родственник.

Отличительной чертой п. «к» ч. 2 ст. 105 в этой части является отсут­ствие иных мотивов для убийства (корыстные, хулиганские и пр.). В связи с этим взаимоисключена квалификация одних и тех же действий одновре­менно по п. «з», «и», «к» ч. 2 ст. 105.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процес­се совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений. При этом действия обвиняемого квалифи­цируются по совокупности: по п. «к» ч. 2 ст. 105, а равно по соответству­ющим частям ст. 131 или 132 УК. Таким образом, убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального харак­тера, также может мотивироваться и желанием сокрыть содеянное, и в этом случае оно совершается с прямым умыслом. В некоторых других случаях умысел может быть косвенным (например, в ходе изнасилования виновный душил потерпевшую, но безразлично относился к тому, может ли она от этого умереть).

Пункт «л» ч. 2 ст. 105 содержит такой квалифицирующий признак, как совершение убийства по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам не­нависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Ненависть или вражда подразумевает неприятие виновным полити­ческой, идеологической, национальной, расовой, социальной принадлеж­ности или вероисповедания потерпевшего, в связи с которым он совершает убийство.

Политическая ненависть или вражда имеет место, когда преступление совершается в отношении политического противника (представителя по­литической партии). При идеологической ненависти виновный может ис­поведовать иную идеологию, чем принятая в государстве (например, фа­шизм). Национальная или расовая ненависть или вражда имеет в настоящее время много прецедентов в преступлениях, совершаемых на межэтнической почве. Национальная вражда или ненависть основывается на неприязни некоей исторически сложившейся общности людей, объединенных един­ством территории, языка, экономических и культурных традиций. Раса как общность людей в качестве объединяющих признаков имеет главным об­разом признаки физиологического характера (цвет кожи, разрез глаз, фор­ма черепа и пр.). Представители одних рас могут принадлежать как к одной, так и к разным национальностям (например, европеоидная раса насчиты­вает несколько сотен национальностей). Расовая ненависть или вражда, таким образом, — понятие более широкое, нежели национальная ненависть. При религиозной ненависти речь идет о противоположных религиозных конфессиях (преступления сатанистов). Враждебное отношение к предста­вителям социальной группы может быть проиллюстрировано на примере таких преступлений, как избиение бомжей подростками.

Специальный мотив по п. «л» ч. 2 ст. 105 помогает установить не только обстоятельства совершения преступления, но и его конечную цель. В тех случаях, когда умыслом виновного охватывалось также, например, разжи­гание национальной розни, провоцирование массовых беспорядков и пр., его действия требуют дополнительной квалификации по ст. 212, 282 УК. Если же эти действия являлись средством совершения убийства, дополни­тельная квалификация не нужна, в том случае, если кроме убийства не наступило других общественно опасных последствий.

Умысел по п. «л» ч. 2 ст. 105 может быть только прямым, это объясняет­ся специальным мотивом преступления.

По п. «м» ч. 2 ст. 105 уголовная ответственность наступает за убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего. Характер исполь­зования органов и тканей потерпевшего не влияет на квалификацию дей­ствий обвиняемого по этому пункту ст. 105. Убийство может быть совер­шено с целью последующей трансплантации органов потерпевшего иным лицам, с целью промышленной переработки органов или тканей для изго­товления лекарств; наконец, убийство может быть совершено человеком — каннибалом или фетишистом, и органы убитого могут использоваться в соответствующих целях.

Субъектами убийства, предусмотренного П. «м» ч. 2 ст. 105, могут быть медицинские работники, а также иные лица, убивающие потерпевшего с це­лью использования его органов или тканей. Данное преступление характе­ризуется прямым умыслом.

Диспозиция ч. 2 ст. 105 допускает наличие в действиях одного и того же лица нескольких квалифицирующих признаков, например совершение лицом с особой жестокостью убийства из корыстных побуждений. Позиция Пленума Верховного Суда — в этом случае квалифицировать убийство но всем пунктам, под которые подпадают действия обвиняемого, но назначать наказание не по каждому пункту, а непосредственно за убийство с учетом наличия нескольких квалифицирующих признаков.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]