Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Gasprinskii_i_Turkestan

.pdf
Скачиваний:
318
Добавлен:
24.03.2015
Размер:
6.08 Mб
Скачать

риториальные единицы более низкого уровня. «Мажлис»ы (представительные органы областей) имели право законодательства в пределах своих полномочий. Контроль над исполнением общегосударственных законов поручался назначенным из центра чиновникам. Язык большинства населения области признавался официальным, однако все другие народы могли свободно вести образовательную и печатную деятельность на своих языках. Экстерриториальная автономия рассматривалась как автономия религиозная по образцу османской системы наций. Мусульмане получали право на создание религиозного центра, избрание духовенства, создание мусульманских обществ. В их руки переходили мактабы, медресе, мечети, места поклонения, благотворительные организации и вакфы. В предисловии к программе М.Биги заявил, что она полностью соответствует основам Шариата.1

Бехбуди на основе принятых общероссийскими съездами мусульман решений и программ предложил свою версию проекта «Туркистāн маданий мухтāрияти» (Туркестанская культурная автономия). Этот проект должен был быть направлен на обсуждение в Мусульманскую фракцию Государственной Думы России. Рукописный вариант проекта2 Бехбуди несколько лет назад был обнаружен в архиве Гаспринского в Стамбуле. Видимо Бехбуди, прежде чем отправить проект на обсуждение, решил узнать мнение Гаспринского. Но самое главное, без ответа остается вопрос: был ли проект отправлен на обсуждение в Государственную Думу или нет? Если вопрос рассмотреть с другой стороны, проект Бехбуди все-таки не был отправлен в Думу. Видимо, Гаспринский после ознакомления с проектом решил не торопиться с этим вопросом, и оставил его на позднее время. Как известно, Гаспринский не был сторонником быстрого решения политических вопросов.

1См.: Топчибашев ‘Алимардāн. Русия мусулманлари иттифāкининг̣ программаси̣ .

– Спб., 1906.

2Видимо проект Бехбуди был в единственном экземпляре в рукописном виде. Программа проекта с комментариями была опубликована Тимуром Кожаоглу: Hablemetoğlu Necip, Kocaoğlu Timur. Behbudi’nin Türkistan Medeni Muhtariyeti Layıhası. См.: Kocaoğlu Timur (ed.). The Reform Movements and Revolutions in Turkistan (1900 – 1924). SOTA. – Haarlem, 2001. – Р.436 – 466.

150

Идея «культурной автономии» была заимствована российскими мусульманами из учений европейских социалистов. По определению Хореса Дэвиса (Horace Davis), мусульманские реформисты хотели бы видеть демократическую Российскую Империю в усовершенствованном виде Австрийской империи, которая в то время была демократичней, чем Россия, и основной причиной служило то, что она предоставила основные гражданские права национальным меньшинствам.1 Такая позиция социалистовреформистов нашла свое отражение в политической платформе австрийской социал-демократической партии. Первым этот вид политического управления был предложен австрийским марксистом Отто Бауэром (Otto Bauer), который он назвал «культурнонациональной автономией».2 Эта схема, примененная в России, могла бы дать гражданское равноправие и федеральную форму правления народами внутри единой империи.3

Гаспринский с самого начала своей общественной деятельности придерживался либеральной политики, т.е. направление его деятельности было определено политикой России в отношении мусульманского населения империи.4 Даже предоставление царской Россией некоторых свобод и объявления Манифеста в 1905 году не убедили Гаспринского отступить от своей позиции. Слишком либеральная политика Гаспринского стала причиной его критики со стороны нового поколения политических и общественных деятелей российских мусульман и частичной потерей его общественного авторитета. По некоторым данным, именно в этот период он потерял часть читателей газеты «Таржумāн». По словам Гаспринского, несмотря на такое положение дел, в некоторых

1Подробно см.: Davis Horace B. Nationalism and Socialism: Marxist and Labor Theories of Nationalism to 1917. – New York-London: Monthly Review Press, 1967.

2Bauer Otto. Die Nationalitätenfrage und die Sozialdemokratie. – Vienna: Ignaz Brand, 1907.

3Blaut James M. The National Question. Decolonizing the Theory of Nationalism. – London-New Jersey: Zed Books Ltd., 1987. – Р.146.

4О том, что Гаспринский с самого начала издания «Таржумāн»а был в полном надзоре цензурных органов и за этим надзором стоял лично Н.Ильминский, он смог открыто сказать лишь после объявления Манифеста 1905 года. Подробно об этом см.: Мактубāти хуфя // Таржумāн. 1905. №108.

151

регионах увеличилось число подписчиков «Таржумāн».1 Либеральная позиция Гаспринского оправдала себя. В 1908 году царские власти начали ограничивать политическую свободу и свободу слова, даренную Манифестом 1905 года. В этот период были запрещены некоторые политические течения среди мусульман; множество их изданий были закрыты; новые мусульманские политические и общественные деятели были вынуждены покинуть страну. С этой точки зрения анализ деятельности Бехбуди показывает его последовательность по стопам его «учителя» Гаспринского.

Политические взгляды Бехбуди нашли свое отражение в его учебнике «Китāби мунтахаби жугр̣āфияи ‘умумий ва намунаи жуг̣рāфия» (Краткая общая география), а также в его многочисленных статьях. В частности, в своем учебнике Бехбуди подробно описал существующие в мире методы управления государством.2 Гаспринский в начале издания «Таржумāн» также в подробностях ознакомил читателей газеты с этим вопросом.3 Определения Бехбуди «идāраи мутлака̣» (авторитарное или монаршеское управление), «идāраи машрута» (конституционное управление), «идāраи жумхурият̣ » (республиканское управление) и «миллат мажлиси» (парламентское управление) с точностью совпадают с определениями Гаспринского.

Еще одним доказательством соответствия взглядов крупного политического деятеля Туркестана начала ХХ века4 Бехбуди с политическими взглядами Гаспринского служит его отношение к социализму. В те годы политические взгляды Бехбуди полностью совпали с программой партии российских мусульман «Иттифāк̣алмуслимин» и с программой партии кадетов, с которой «Иттифāк̣ ал-муслимин» решила действовать вместе.5 Как известно, кадеты

1Тил ва лисāн йили // Таржумāн. 1906. №142.

2Беҳбудий Маҳмудхўжа. Китаби мунтахаби жуғрофияи умумий. См.: Маҳмудхўжа Беҳбудий. Танланган асарлар / Нашрга тайёрловчи, сўзбоши ва изоҳлар муаллифи Б.Қосимов. 3-нашри. – Тошкент: Маънавият, 1999. – Б.243 – 245.

3Турли усули хукумат̣ (ва Ингилтарра миллат мажлиси) // Таржумāн. 1885. №25.

4Қосимов Б. Миллий уйғониш: жасорат, маърифат, фидойилик. – Тошкент:

Маънавият, 2002. – Б.227.

5Бехбудий̣ . Хайр ал-‘умури авсатухạ̄// Хуршид. 1906. №6.

152

категорически отвергали идеологию социализма. По мнению Б.Касымова, Бехбуди в своих рассуждениях про социализм опирается на соображения своего предводителя Гаспринского.1 Критические соображения Гаспринского о социализме нашли свое отражение в его серии статей о «Мазхаби̣ иштирāкиюн» (Партия социалистов).2 Бехбуди, как Гаспринский, оценивает социализм как насилие, а его учение о социальном равенстве – несправедливостью.3 По определению Бехбуди, социалистическая идеология больше вредна, чем бесполезна. Взгляды социалистов о семье, личности и социальном равенстве совсем не подходят мусульманам с точки зрения шариата.4

Б.Касымов утверждает, что Бехбуди был в одном убеждении с Гаспринским в борьбе за обретение мусульман империи независимости, в частности в присоединении мусульман Туркестанского края в ряды развитых народов. Это убеждение «примирения» Гаспринского требовало достичь просвещения с помощью русских и их культурных достижений и при этом мусульмане не должны были утратить самобытность.5 Гаспринский изложил эти убеждения в своей брошюре «Русское мусульманство» (1881), которая стала для него основной программой дальнейшей деятельности. Бехбуди также широко пропагандировал изучение русского языка и извлечение выгоды из достижений русской культуры.6

1Қосимов Б. Исмоил Гаспринский ва Маҳмудхўжа Беҳбудий. См.: Каримов Н. Исмоил Гаспринский ва Туркистон. – Тошкент: Шарқ, 2005. – Б.40 – 52.

2Более подробно о мыслях Гаспринского о социализме и его идеологии см.: Гаспринский̣ Исмā‘ил. Аврупā маданиятина бир назари мувāзана. Константиния: Матба‘аи Абуззия, 1302; Социализм йāки мазхаби̣ иштирāкиюн // Таржумāн. 1906. №5; Мазхаби̣ иштирāкиюн (асарлариндан ижмāлан истихрāж) // Таржумāн. 1906. №62, 64 – 66; Иштирāкиюнин кава̣ ‘иди аслиялари // Таржумāн. 1906. №67; Исмā‘ил. Мазхаби̣ иштирāкиюн // Таржумāн. 1906, №68; 1906. №69; 1906. №70; 1906. №72; 1906. №74; 1906. №75; 1906. №76.

3Қосимов Б. Исмоил Гаспринский ва Маҳмудхўжа Беҳбудий... – Б.50.

4Бехбудий̣ . Хайр ал-‘умури авсатухạ̄// Хуршид. 1906. №6.

5Қосимов Б. Исмоил Гаспринский ва Маҳмудхўжа Беҳбудий... – Б.42.

6Например см.: Махмудх̣ öжа. Икки тил эмас тöрт тил лāзим // Āйина. 1913. №1; Махмудх̣ öжа бин Бехбудх̣ öжа. «Мунāзара» хак̣̣ида // ТВГ. 1911. №73.

153

Бехбуди видит развитие народов Туркестана не только в образовании, но и в полном изменении их политического статуса.1 По его определению, каждая нация должна и может приобрести свои права политическими действиями и единством.2 С этой точки зрения политические взгляды Бехбуди отличаются от взглядов еще одного лидера туркестанских джадидов – Мунавваркары. Мунавваркары был сторонником обретения нацией своей независимости и прав путем кровавой борьбы.3

Бехбуди высоко оценивает личность и деятельность Гаспринского обращаясь к нему со словами «устāд» (учитель), «хазрат̣ » (господин, почтеннейший), «мухлисингиз» (ваш поклонник, приверженец).4 Гаспринский в свою очередь характеризует Бехбуди словами «фазилатлу муфтий» (высокопочтенный муфтий), «‘уламайи мунавварадан» и «‘уламайи ‘асриюндан» (из современных религиозных ученых).5 Бехбуди лично встречался с Гаспринским несколько раз. Неизвестно когда состоялась их первая встреча, но можно предполагать, что они впервые встретились на III Общероссийском съезде мусульман, который состоялся 15 августа 1906 года в Нижнем Новгороде. По некоторым данным, Бехбуди встретился с Гаспринским во время поездки по российским городам в 1904 году.6 Но мы не располагаем фактами, доказывающими эту версию. Как отмечалось, Бехбуди участвовал в последнем съезде мусульман России и ездил в Нижний Новгород через Оренбург, Москву, Петербург и Казань.7 По данным А.Пясковского, Бехбуди был на этом съезде в качестве главы Туркестанской делегации и выступил с основным докладом по

1Алимова Д., Рашидова Д. Махмудходжа Бехбудий и его историческое воззрение.

– Ташкент: Маънавият, 1998. – С.16.

2Бехбудий̣ . Хак̣̣āлинур, берилмас // Хак̣̣ик̣ат. 1917. №22.

3Мунаварк̣āри. Хуррият̣ берилмас, āлинур // Нажат. 1917. №15.

4Махмудх̣ öжа бин Бехбудх̣ öжа. Туркистāнда мактаб лисāни // Таржумāн. 1909. №21; Самарканд̣ к̣āзиларидан Бехбудий̣ . Хак̣̣ик̣ат хар̣ тарафдан зухур̣ эдар //

Таржумāн. 1906. №48.

5Исмā‘ил. Бир таклиф йāки сарт сöзи мажхулдир̣ // Таржумāн. 1911. №42; Исмā‘ил. Бухāрāда на кöрдум? // Таржумāн. 1908. №51; «Самарканд̣ » газетаси̣ //

Таржумāн. 1913. №92.

6Алимова Д., Рашидова Д. Махмудходжа Бехбудий... – С.23.

7Махмудх̣ öжа Бехбудий̣ . Касди̣ сафар // Āйина. 1914. №31.

154

Туркестану.1 Туркестанская делегация корректировала свои дальнейшие действия с президиумом съезда. В организованной делегации с президиумом были обсуждены злободневные проблемы Туркестанского края. В частности, Гаспринский особо указывает на одну из этих проблем. По его мнению, в первую очередь вакфные и образовательные дела в Туркестане должны быть реформированы; религиозные вопросы должны быть выведены из ведения областных правлений, освобождены от вмешательства инспекторов и переданы во вновь создаваемую «Махкамаи̣ Ислāмия» (Мусульманское Собрание).2 Такая система управления, как отмечалось, была частью предлагаемой Гаспринским автономной организации. По предлагаемому плану Гаспринского, по всей территории Российской империи должны были создаваться пять «Мусульманских Собраний» с единым центром управления.3

После I Государственной Думы выбор депутатов из Туркестана запрещается на законном основании. Этот запрет оставил в стороне обсуждение и решение туркестанских проблем в Думе. Мусульманская фракция в Думе решила направить в регион своих представителей для определения ситуации в крае и выяснения мнения и желания населения Туркестана. В 1910 году депутат Думы Садри Максуди был направлен в Туркестан по этому вопросу. Но, к сожалению, местные русские чиновники не дали разрешения на проведение на местах собрания с мусульманскими активистами для обсуждения насущных проблем. Ввиду такого положения дел С.Максудов смог официально встретиться только с представителями местных администраций и обсудить с ними вопросы вакфа, школы, земли, налогов, мусульманского суда и официальных дней отдыха мусульманского населения. По утверждению Бехбуди, население Самарканда обратилось с просьбой к администрации города разрешить встречу с депутатом и обсудить проблемы, но власти не дали своего согласия на проведение такого собрания. Поэтому, как писал Бехбуди, «трусливые богачи города»

1Пясковский А.А. Революция 1905 – 1907 годов в Туркестане. – М., 1958. – С.559.

2Туркистāн ишлари // Таржумāн. 1906. №100.

3Хабутдинов А. Татарское общественное движение в российском сообществе (конец XVIII – начало XX века). Дис... докт. ист. наук. – Казань, 2002. – С.116.

155

не осмелились встретиться с С.Максудовым.1 Вследствие нерешительности влиятельного слоя населения Туркестана все насущные проблемы края, описанные выше, остались нерешенными. Это говорит и о том, что Бехбуди ставил вопрос об учреждении в Туркестане «Мусульманского Собрания» даже в 1917 году.2

Гаспринский считал, что даже предоставление мусульманам политических прав не решит проблему. Незнание русского языка и законов, и самое главное – невладение мусульманами современными знаниями сводит на нет все полученные политические права и «один русский чиновник продолжает вести на поводу сорок образованных мусульман».3 Поэтому оосновная деятельность Гаспринского была направлена на пропаганду современных знаний среди мусульман. Такую тенденцию можно наблюдать и в деятельности Бехбуди. Основная часть его творческого наследия служит доказательством этому. Бехбуди, как этого требовал его учитель, шел от простого к сложному. Если Гаспринский знакомит мусульман с тем ,что собой представляет газета4 или вопрос об исламе5, то и Бехбуди, следуя этому, знакомит туркестанских читателей газет и журналов с сущностью газеты6, подробно дает информацию о географии7, земле8 и др.

Единство во взглядах Бехбуди и Гаспринского можно наблюдать и в вопросах литературной критики и театра. По определению Гаспринского, «критика – это размышление и чтение, которое открывает суть одного литературного произведения и иногда деяния одного человека».9 В этом плане суждения Бехбуди звучат так: «Как менялы отбирают деньги, торговцы сортируют товары,

1Махмудх̣ öжа Бехбудх̣ öжа. Самарканддан̣ мактуб // Таржумāн. 1910. №41.

2Алимова Д., Рашидова, Д. Махмудходжа Бехбудий... – С.20.

3Туркистāн ишлари // Таржумāн. 1906. №100.

4Газета̣ надир? // Таржумāн. 1883. №2.

5Расм, шакл ва план // Таржумāн. 1898. №47.

6Бехбудий̣ . Газета̣ надур? // Тужжāр. 1907. 11 ноябрь; Махмудх̣ öжа. Газета чист? // Самарканд̣ . 1913. 3 май.

7Махмудх̣ öжа. Жугр̣āфийā чист? // Āйина. 1913. №2; 1913. №3; 1913. №5; Мах̣- мудхöжа. Тарих ва жугрофия̣ // Āйина. 1914. №27, 28.

8Махмудх̣ öжа. Ер // Āйина. 1913. №10; 1913. №18.

9Исмā‘ил. Танкид̣ йāки öлчāв // Таржумāн. 1895. №44.

156

так и редакторы отбирают те вещи, которые непосредственно касаются общего положения и повседневного существования. И это, одним словом, называется критикой».1 Такую гармоничность мнений этих личностей можно наблюдать и в других определениях. Гаспринский, объясняя, что такое театр, писал: «Театр – это место зрелищ, где можно увидеть то, что есть и было и вещей, которых не бывает».2 Он также определяет, что «театральная профессия – это великая профессия. Театр – место назидания, школа совершенства и изящества».3 Что касается Бехбуди, то он представляет театр как «место проповеди и предостережений, а также театр в точности показывает вред и дурость вредных обычаев и обыкновений. [Театр] никого не щадит». По его мнению, театр – это одна из главных причин развитости.4

Одна из длительных встреч Бехбуди и Гаспринского состоялась в 1908 году, когда Гаспринский прибыл во второй раз в Туркестан. Гаспринский, прибыв в Самарканд, отправился в новометодную школу, созданную Бехбуди. Там он знакомится с учителем школы Абдулкадыром Шакури, одним из видных представителей туркестанских джадидов и самой школой.5 Целую неделю Гаспринский гостил в доме Бехбуди.6 Детали этой встречи будут проанализированы в соответствующей главе данного исследования. Еще одна такая их встреча была в 1912 году в Стамбуле. О том, что на данной встрече был обсужден вопрос о будущем политическом строе Туркестана и его методе управления, нам известно из секретных справок царской охранки. Как утверждают эти справки, Гаспринский и Бехбуди не поддержали идею и предложение других участников встречи об установлении в Туркестане республиканского типа управления.7 Как видно, «учитель» и «последова-

1«Āйина». Танкид̣ сараламакдур̣ // Āйина. 1914. №32.

2Мулла ‘Аббāс. Фарангистāн мактублари // Таржумāн. 1887. №4.

3(Таржумāн). [Мāшā’а аллāх...̣] // Таржумāн. 1884. №29.

4Махмудх̣ öжа. Театру надур? // Āйина. 1914. №29.

5Исмā‘ил. Бухāрāда на кöрдум? // Таржумāн. 1908.

6Махмудх̣ öжа бин Бехбудх̣ öжа. Туркистāнда мактаб лисāни // Таржумāн. 1909.

№21.

7Литерное Дело с докладными записками, агентурными сводками, меморандумами и перепиской ГПУ Узбекистана по разработке националистов за 1925 – 1926 гг.

157

тель» были едины во мнении и в политических вопросах. Гаспринский ограничивался в политических вопросах тем, что был сторонником неторопливости в этом деле и придерживался метода подготовки прочной почвы до наступления подходящего момента для каждого дела.1

Последняя встреча двух просветителей состоялась опять в Стамбуле в начале второго путешествия Бехбуди по Ближнему Востоку. Как утверждает Бехбуди, их встреча была случайной.2 На самом деле она могла быть и не случайной. Сын Гаспринского Рифъат, в то время редактор «Таржумāн», встретился с Бехбуди в Одессе и проводил его в Стамбул.3 Очевидно, Рифъат оповестил Бехбуди, где в Стамбуле отдыхает его отец. Из этого можно сделать вывод, что их встреча была не случайной. Бехбуди был доволен тем, что «беседовал с почтеннейшим учителем наедине в течение семи часов». Он не останавливается на подробностях встречи, ограничиваясь тем, что они беседовали в общих чертах о ситуации в Туркестане, школе, газетном деле и о положении мусульман во всем мире. 4

Здесь можно предположить, что основной темой беседы было обсуждение вопросов, касающихся мусульман России в Государственной Думе. Эти вопросы были очень важными для мусульман, и на повестке дня стоял вопрос о проведении IV Общероссийского съезда мусульман, чтобы прийти к единому мнению в решении всех поднимаемых вопросов. Подготовка к съезду началась в начале 1914 года. Гаспринский в ходе подготовки к съезду несколько раз ездил в Петербург и участвовал во встречах с депутатами Мусульманской фракции Думы и должен был присутствовать на самом съезде. Но простудная болезнь не дала ему возможности участвовать в работе съезда. Бехбуди также получил приглашение

Донесение осведомителя «Мухаррир» от 28.03.1925 г. Архив КГБ. Сведения о джадидцев Узбекистана ЛФ – 37. С.410. См.: Турдиев Ш. Роль России в подавле-

нии... http://www.ca-c.org/journal/13-1998/st_15_turdiev.shtml15.08.2008,20.02. 2007.

1Амирхāн Фāтих̣. Улуг̣миллатчи хак̣̣к̣инда кичкина бир хāтира. // Анг. 1914. №18. См.: Госманов М. Исмаил Гаспринский... – С.232.

2Махмудх̣ öжа. Касди̣ сафар // Āйина. 1914. №31.

3Муфтий Махмудх̣ öжа Бехбудий̣ // Таржумāн. 1914. №129.

4Махмудх̣ öжа. Исмā‘илбек хазратлари̣ ила сухбат̣ // Āйина. 1914. №49.

158

на участие в данном съезде, но из-за запланированной зарубежной поездки ограничился отправкой подробного отчета к присланному вопроснику Мусульманской фракцией Думы.1 Они оба сожалели, что не смогли участвовать на этой важной встрече мусульман России.2

По мнению Бехбуди, Гаспринский был личностью, который «35 лет служил пробуждению нации, осведомлению мусульман о ситуации в мире, о политике и о силе культурных народов; везде пропагандировал мусульман к современной культуре, знаниям, профессии, к делам торговли и русской культуре». Бехбуди считал «всех учителей и учеников новометодных школ, открытых тысячами по России, редакторов и издателей, бывших и издающихся в данный момент мусульманских газет и журналов» учениками и непосредственными последователями Гаспринского. Для него

Гаспринский был и остался «великим учителем» во всех отношениях.3

2.5. Туркестанские джадиды и Гаспринский

Все туркестанские джадиды считали Гаспринского своим духовным учителем. Несмотря на то, что они не виделись и не встречались с Гаспринским, исключая единицы из них, джадиды наблюдали за его деятельностью и были знакомы с его идеями и замыслами посредством газеты «Таржумāн». Почти все мусульманские модернисты России, в том числе туркестанские джадиды до 1906 года читали единственную мусульманскую газету в стране «Таржумāн». Зародившееся в начале ХХ века поколение новой узбекской литературы выросло, расширило мировоззрение, узнало истинную суть нации, желало свободы ,читая «Таржумāн».4

1Махмудх̣ öжа. Касди̣ сафар // Āйина. 1914. №31; Муфтий Маҳмудхўжа Беҳбудий

// Таржумāн. 1914. №129.

2Махмудх̣ öжа. Исмā‘илбек хазратлари̣ ила сухбат̣ // Āйина. 1914. №49.

3Махмудх̣ öжа. Исмā‘илбек хазратлари̣ // Āйина. 1914. №50.

4Каримов Б. Исмоил Гаспринский ва Чўлпон. См.: Каримов Н. Исмоил Гаспринский ва Туркистон. – Тошкент: Шарқ, 2005. – Б.53.

159

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]