Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Gasprinskii_i_Turkestan

.pdf
Скачиваний:
318
Добавлен:
24.03.2015
Размер:
6.08 Mб
Скачать

рук получил первую свою награду.1 Как известно, Гаспринский внимательно следил за новостями Туркестана и взглядами русских и местных чиновников и интеллигенции из газеты Остроумова «ТВГ». Он много перепечатывал из этой газеты. Видимо, Гаспринский до своей первой поездки по Туркестану в 1893 году был хорошо знаком с Мухйиддинходжой. Когда он прибыл в Ташкент, его встретил именно Мухйиддинходжа и Гаспринский гостил у него до своего отъезда.2 За неделю, что пробыл Гаспринский в Ташкенте, он с Мухйиддинходжой побывал на 25 собраниях с участием всей местной интеллигенции. Как писал Гаспринский, он увидел в Ташкенте совсем другое общество, чем то, которое было в русской прессе. Он не скрывал свою восхищенность тем, что туркестанцы в действительности не были такими религиозными фанатиками, ничего не знающими и несведущими «дикарями», как описывала русская пресса. Гаспринский вернулся в Крым с полной надеждой осуществления своих планов с помощью, как он писал, ташкентских «civilisé».3

Гаспринский характеризует Мухйиддинходжу как «самого эрудированного местного религиозного деятеля, хорошо осведомленного и знающего существующее положение». По утверждению Гаспринского, Мухйиддинходжа пользовался одинаковым уважением как в местной среде, так и в обществе «людей России, покоривших Ташкент».4 Эти слова Гаспринского полностью совпадают с мнением Остроумова о Мухйиддинходже, о котором было изложено выше. Можно утверждать, что Мухйиддинходжа действовал политически очень грамотно и четко чувствовал грань между двумя обществами и культурами и «смог решить эту очень тяжелую проблему».

По определению Заки Валиди Тоган, «местная элита» туркестанцев была разделена русскими на «религиозную аристократию»

1Остроумов Н. Сарты... – С.131.

2Ismail. Bahçesaray’dan Taskent’e seyahat. – Ismail Gaspirali. Seçilmiş eserleri: 3. Dil, Edebiyat, Seyahat yazilari. Neşre hazirlayan Yavuz Akpinar. – Istanbul: Ötüken, 2008. – S.388.

3Там же. – S.388 – 389, 401.

4Мухаррири̣ жарида Исмā‘ил. Вафāтнāма // Таржумāн. 1902. №15.

140

и «денежную аристократию». По его мнению, «религиозная аристократия» полностью перешла на русскую службу, владела русским языком, обучала своих детей в русских школах, но оставалась консервативной и преследовала личный интерес.1 Такое определение З.Валиди, на наш взгляд, не совсем точно и правильно. Доказательством этому служит деятельность казия Мухйиддинходжи, его отца казия калана Хакимходжи, ташкентского ишана Абулкасымхана (1892 ум.)2 и многих других религиозных деятелей Туркестана.

Одним из «преданных агитаторов «Таржумāн» в Туркестане был бывший хаким (мэр) города Китаб, генерал русской армии Джурабек. Гаспринский особо подчеркивает, что «в Ташкенте есть большое и интеллигентное общество мусульман, в центре которого стоят Бабабек, отец и сын Джурабеки и Мирхайдар Мирбадалов».3 Бабабек в одном ряду с Джурабеком сражался против русской оккупации и участвовал в восстании против Бухарского эмира в 1868 году.4 После подавления восстания эмиром с помощью русской армии Бабабек и Джурабек бегут в Кокандское ханство, но Кокандский хан Худаяр обманом передает их в руки русских.5 Бабабек, по мнению европейского путешественника Скойлера (Schuyler), не имел такого авторитета, как Джурабек и был слаб характером.6 Туркестанская администрация, учитывая высокое положение арестованных и надеясь использовать их навыки в свою

1Togan A. Zeki Velidi. Bugünkü türkili... – S.273 – 275.

2Подробнее о жизни и деятельности ишана Абулкасымхана см.: Остроумов Н.

Сарты... – С.127 – 130.

3Ismail. Bahçesaray’dan Taskent’e... – S.400.

4Более подробно о восстании против Бухарского эмира см.: Терентьев М.А. История завоевания Средней Азии (с картами и планами). – Спб., 1906. Т.I. – С.500 – 509; Логофет Д.И. Страна бесправия. Бухарское ханство и его современ-ное состояние. – Спб., 1909. – С.15 – 16; Павлов Н. История Туркестана (в связи с кратким историческим очерком сопредельных стран). – Ташкент, 1910. – С.134 – 135, 167 – 168; Алескеров Ю.Н. Самарканд (страницы истории). – Ташкент:

Узбекистан, 1967. – С.124 – 128.

5Schuyler Eugene. Türkistan... – S.85; Юсупов Ш. Худоёрхон ва Фурқат. – Тошкент: Шарқ, 1995. – Б.81 – 84.

6Schuyler Eugene. Türkistan... – S.86.

141

пользу в будущем, предлагают им вступить в ряды русской армии.1 Бабабек служил в Ташкенте и занимался общественными делами. Он был принят в члены различных общественных и научных обществ. Скончался Бабабек в Ташкенте в 1898 году.2 Мы можем только предполагать, что Бабабек также был поклонником Гаспринского и верил в его идеи. Они встречались в Ташкенте в 1893 году. Другой информацией об отношениях Бабабека с Гаспринским мы не очень располагаем.

О личности Мирхайдара Мирбадалова нам также известно не очень многое. Вначале он работал переводчиком в канцелярии генерал-губернатора Туркестана, позже в той же должности служил в Российском политическом агентстве в Бухаре. В 1909 году М.Мирбадалов назначается Градовым начальником Новой Бухары.3 Так как управление города было основано на админист- ративно-полицейской системе, начальник города назначался лично генерал-губернатором Туркестана.4 Это означало, что Мирбадалов пользовался большим доверием генерал-губернатора и его администрации. Гаспринский знакомит Мирбадалова читателям «Таржумāн» как «старый друг, доктор и переводчик Российского политического агентства».5 Их «старая дружба» началась еще в 1893 году во время первого визита Гаспринского в Туркестан. В то время Мирбадалов был работником канцелярии губернатора.6 Учитывая их долгое знакомство и отзывы Гаспринского о его личности, можно считать, что они вели регулярную переписку и обменивались мнениями.

В различных источниках встречаются два Мирбадалова – первый Мирхайдар, второй Хайдарходжа. Возникает вопрос: это один и тот же человек или отдельные личности? По данным Заки Валиди, Хайдарходжа Мирбадалов относится к группе людей, которых подготовила русская администрация. Он родом из Казани,

1Логофет Д.И. Страна бесправия... – S.16; Юсупов Ш. Худоёрхон... – S.85.

2Туркистāн // Таржумāн. 1898. №2; Мāварāуннахр̣// Таржумāн. 1898. №30.

3Бухāрāи шариф // Таржумāн. 1909. №15.

4Наши колонии. Новая-Бухара // Нива. 1899. №13. http://zerrspiegel.orientphil.unihalle.de/t1066.html, 22.11.2007.

5Исмā‘ил. Бухāрāда на кöрдум? // Таржумāн. 1908. №57.

6Ismail. Bahçesaray’dan Taskent’e... – S.400.

142

вцарский период служил в Российском политическом агентстве в

Бухаре. После ликвидации Бухарского эмирата в 1920 году вместе с бухарским эмиром Алимханом он уехал за границу.1 Слова З.Валиди в точности совпадают с вышеописанным Мирхайдаром Мирбадаловым. Исходя из этого, можем сказать, что Мирхайдар и Хайдарходжа – одно и то же лицо. Если учесть тот факт, что хивинский хан Асфандияр в 1917 году для предотвращения политических переворотов в Хивинском ханстве прибегал к помощи вверенного представителя Временного правительства в Хиве генерала Мирбадалова, то можно утверждать, что Мирбадалов в период ликвидации туркестанских ханств имел огромный политический вес.

Восвещении отношений между Гаспринским и Мирбадаловым

внашем распоряжении нет информации, кроме нескольких статей и сообщений в газете «Таржумāн». Эта информация также скудна фактами. Поэтому в данном аспекте нет возможности детально анализировать эти отношения.

Точно такая же ситуация наблюдается в отношениях генерала Джурабека и Гаспринского. Генерал Джурабек известен своей

любовью к книгам и как почитатель «Таржумāн» с самого первого её номера.2 Туркестанская администрация часто прибегала к его

консультациям как политика и знатока политической ситуации соседних государств.3 По мнению Скойлера, Джурабек был самым внушающим доверие человеком среди сотрудничавших с русскими местных людей. Он не был лицемерным; был величавым и умным; если Россия хотела бы поставить единого хана в Туркестане, то

Джурабек был единственным достойным и способным человеком на эту должность.4 Джурабек сильно чтил старую исламскую культуру, как все городские люди того времени, и гордился этим. З.Валиди, говоря об этом, приводит слова В.Бартольда о том, что «русские думали, что оседлые и имевшие культурные элементы сарты быстро примут европейскую культуру, чем кочевые казахи-

1Togan A. Zeki Velidi. Bugünkü türkili... – S.274.

2Вафāти генерал Жöрабек // Таржумāн. 1906. №12.

3Schuyler Eugene. Türkistan... – S.85.

4Там же. – S.85 – 86.

143

кыргызы. В действительности, русские признали ошибочность этой идеи только в 1896 году».1 Именно это качество характера оседлого населения стало причиной характеристики их как фанатичных и консервативных во всех отношениях. Здесь уместно сказать и то, что неизменчивый и закрытый образ жизни населения Туркестана не только не позволил принять русскую культуру, но и стал причиной позднего проникновения идей модернистского движения, распространившегося по всему мусульманскому Востоку, в том числе джадидской идеологии.

Джурабек, кроме туркестанской русской прессы, читал и зарубежную литературу. Он интересовался историей, литературой и собирал редкие книги по этим направлениям. Его коллекция книг была настолько богата, что в ней находились единственные экземпляры некоторых исторических книг.2 В свое время этой библиотекой много пользовались известные русские и зарубежные исследователи и ученые. После 1917 года часть библиотеки Джурабека была потеряна, в том числе существовавшие единственные экземпляры книг.3 Оставшаяся часть библиотеки была распределена между различными библиотеками.4

Все те личности, о которых указывалось ранее, составили основу туркестанской интеллигенции конца XIX века. Сотрудничая с русским обществом Туркестана, они старались изъять из их культуры те элементы, которые приносили пользу мусульманскому обществу, не искажая их традиционной культуры. Эта часть местной интеллигенции впервые познакомила огромную массу мусульманского населения Туркестана с элементами европейской культуры, адаптированными к мусульманской культуре и быту.

1Togan A. Zeki Velidi. Bugünkü türkili... – S.275.

2Там же. – S.276.

3Семенов А.А. Описание персидских, арабских и турецких рукописей Фундаментальной библиотеки Среднеазиатского государственного университета. – Ташкент: Издательство Среднеазиатского государственного университета, 1935. – С.5.

4Стори Ч.А. Персидская литература (биобиблиографический обзор). В 3-х частях / Перевел с английского, переработал и дополнил Ю.Э.Брегель. Ч.II. – М.: Главная редакция восточной литературы, 1972. – С.1137; Семенов А.А. Описание персидских... – С.9 – 71; Собрание восточных рукописей АН УзССР / Под редакцией А.Урунбаева, Л.Епифановой. – Ташкент: Наука, 1964. Т.VII. – С.89, 225.

144

Они были пионерами в распространении новых знаний, становясь членами различных научных кружков и обществ. Под их влиянием при непосредственном участии мусульман внутренней России в Туркестане возникло новое поколение молодых и энергичных людей, которые на практике внедрили в жизнь все те идеи, которые получили название «джадидизм».

«Джадидизм» возник в самом начале ХХ века. Основу этого просветительского поколения составили представители Ташкента, Самарканда, Бухары и Хивы. Джадиды Туркестана буквально выросли на идеях Гаспринского, читая его «Таржумāн». Представитель татарской общественности А.Саъди, говоря о роли и влиянии Гаспринского на джадидов Туркестана, видит это влияние в распространении идей рационализма.1 По утверждению представителя джадидов Туркестана Хаджи Муина, на мировоззрение одного из лидеров туркестанских джадидов Махмудходжи Бехбуди непосредственно повлияли газета Гаспринского и его труды. Они были основными факторами осознания Бехбуди современного положения мусульман.2

2.4. Гаспринский и Махмудходжа Бехбуди: ученик и последователь

Махмудходжа Бехбуди (1875 – 1919) выделяется среди туркестанских джадидов своим участием в «Таржумāн» и крепкой связью с Гаспринским. На страницах «Таржумāн» его имя встречается 34 раза. Если рассмотреть эти статьи и сообщения по годам, то можно увидеть следующие цифры: 1904 – 1; 1905 – 1; 1906 – 4; 1908 – 3; 1909 – 2; 1910 – 2; 1911 – 1; 1913 – 15; 1914 – 6. Из них 26

– сообщения различного рода, 4 письма, 2 статьи, 1 телеграмма и 1 отзыв к статье Бехбуди.

Проведенные различные исследования деятельности и творческого наследия Бехбуди показывают, что он во многом непосредственно придерживался метода и стиля работы Гаспринского.

1Са‘дий ‘Абдуррахман̣ . Бехбудий̣ ва унинг тегарасига йигилган̣ йāзувчилар // Туркистāн. 1923. 10 декабрь.

2Х̣āжи Му‘ин. Махмудх̣ öжа Бехбудий̣ // Учкун̣. 1923. №1.

145

Бехбуди впервые выходит за пределы Туркестана в 1899 году в желании совершить паломничество. Эта поездка в корне меняет его мировоззрение и отношение ко всему, что окружает его. Во время поездки в Мекку Бехбуди воочию увидел настоящее развитие народного образования в Оттоманской Империи и Египте, а также встречался с общественными лидерами культурных реформ в этих странах. Он возвратился в Самарканд, спустя 8 месяцев с подпиской на газету «Таржумāн».1 Об этом факте указывает и Хаджи Муин, ближайший сподвижник Бехбуди.2

Публицистическая деятельность Бехбуди начинается в 1902 году с сотрудничества с газетой «ТВГ». В дальнейшем основная часть его публикаций печатается именно в этой газете. Во время русско-японской войны мусульманские общественные лидеры призывали мусульманское население через прессу жертвовать и помогать русской армии. В свою очередь Гаспринский публикует серию статей, обращенных к читателям «Таржумāн» о помощи русским солдатам и сборе в их пользу денег, одежды и продуктов. С таким обращением к мусульманскому населению в Туркестане выступил Бехбуди в «ТВГ». В этой статье Бехбуди подробно объясняет читателям, почему мусульмане должны помочь русским солдатам и Российскому государству. В поддержку своих слов он приводит пример обращения «в другие газеты» и вследствие этого сбор денег и одежды «некоторыми горожанами-мусульманами в Крыму».3 Бехбуди, говоря о «других газетах», подразумевает «Таржумāн» и использует примеры сообщения4 из этой газеты.

Бехбуди начал появляться на страницах «Таржумāн» с конца 1904 года. Можно утверждать, что практическое сотрудничество между Гаспринским и Бехбуди начинается именно с этого момента. Как известно, Гаспринский регулярно призывал своих подписчиков жертвовать на благотворительные дела для нужд мусульман и начатых общественных дел. Бехбуди в ответ на такой призыв

1Khalid Adeeb. The Politics of Muslim... – Р.80.

2Х̣āжи Му‘ин. Махмудх̣ öжа Бехбудий̣ // Учкун̣. 1923. №1.

3Махмудх̣ öжа муфтий валади Бехбудх̣ öжа хатиб. Письмо из Самарканда // ТВГ. 1904. №8.

4И‘āна // Таржумāн. 1904. №16.

146

отправил в редакцию «Таржумāн» некоторое количество денег в пользу строящейся в Петербурге мечети и вновь открытой в Самаре школы для девочек. И обращается к редакции газеты с вопросом: как направляются собранные деньги в места назначения? От имени редакции Гаспринский благодарит Бехбуди за пожертвованные деньги и подробно отвечает на его вопрос.1

Интересен тот факт, в чем признается сам Бехбуди. Если судить по его словам, он изучил в совершенстве тюркский язык с помощью «Таржумāн». По этому поводу он писал: «Мой родной язык фарси. Письменному тюркскому языку я обучился со страниц моего духовного учителя «Таржумāн».2 Бехбуди, говоря о письменном тюркском языке, подразумевал среднетюркский язык, который выдвигал Гаспринский как общий литературный язык для всех тюркских народностей. Как сам Бехбуди признается, «Таржумāн» и Гаспринский для него были духовными учителями. Этот факт полностью доказывает то предположение, которое было приведено выше, т.е. Бехбуди непосредственно придерживался метода и стиля работы Гаспринского и полностью поддерживал его идеологию.

Влияние газеты «Таржумāн» в Туркестане, по определению Бехбуди, можно увидеть «в распространении тюркского языка в Туркестане с помощью вновь открытых реформированных школ под названием «усули жадид» (новый метод), в которых преподавание велось только на тюркском».3 Кроме того, вся новая и молодая интеллигенция Туркестана опять-таки, по утверждению Бехбуди, как и он сам, изучили тюркский язык с помощью «Таржумāн» и посредством этой газеты в течение четверти века полностью удовлетворяют свои «духовные потребности» и знакомятся с «современной новой литературой».4 Как отмечалось, Бехбуди под тюркским языком подразумевал среднетюркский язык Гаспринского.

1Жавāб // Таржумāн. 1904. №96.

2Махмудх̣ öжа бин Бехбудх̣ öжа. Туркистāнда мактаб лисāни // Таржумāн. 1909.

№14.

3Там же.

4Махмудх̣ öжа бин Бехбудх̣ öжа. Туркистāнда мактаб лисāни // Таржумāн. 1909.

№21.

147

С объявлением Манифеста 1905 года социально-политическая жизнь мусульманского населения резко меняет свое направление. От этого изменения не остались в стороне и мусульмане Туркестана. Они также начали расширять свою просветительскую деятельность и постепенно стали переходить к решению политических вопросов. В этот период среди российских мусульман появляются различные политические направления, и в итоге произошел раскол между ними в решении некоторых политических вопросов.1 Основанием этому расколу послужила речь редактора газеты «Улфат» (Петербург) Абдурашида Ибрагимова2 на Втором Общероссийском съезде мусульман. Он отстаивал предложение о предоставлении местам компактного проживания мусульман статуса автономии. Это предложение нашло своих сторонников в лице казанской молодежи, которые активно пропагандировали идею автономии посредством своих газет.3 Противником развития событий в таком направлении был Гаспринский. Между Ибрагимовым и Гаспринским установились холодные отношения, появились многочисленные критические статьи, в которых каждый отстаивал свою правоту.4 Мусульманские социалисты во главе с Ибрагимовым стали называть себя социалистами-автономистами. Их основной политической целью была «автономия личности». Противников этой цели (например, Фатиха Карими, Гаспринского) они обвинили в бестолковстве.5

1Из писем Гаспринского к родным и близким. А.Топчибашеву. 11 сентября 1906 г. Бахчисарай // Госманов М. Исмаил Гаспринский... – С.116 – 117.

2Абдурашид Ибрагимов (Рашид казий, 1857 – 1944), религиозный деятель, публицист, издатель альманаха «Мир’ат» (1900 – 1908, Петербург) и газеты «Улфат» (1906 – 1907, Петербург). Один их учредителей Всероссийских съездов мусульман и политического органа мусульман России.

3Хабутдинов А. Первый татарский политик. Рашид Ибрагим // http://kitap.net.ru/ habutdinov5.php 21.01.2009.

4Более подробно о развитии отношений между Гаспринским и Ибрагимовым см.: Abdirashidov Z. Tatar hayatindan bin ikinci gece yahut kadi’nin iftirasi // Türk Dili ve Edebiyatı Arastırmaları Dergisi. Sayı/Number: 14, Ocak /January 2008. – Р.190 – 202.

5Исхакый Гаяз. Əсəрлəр. Ун биш томда. 6. Публицистика həм əдəби тəнкыйть мəкалəлəрə (1902 – 1914). – Казан: Таратристан китап нəшрияты, 2005. – С.27 – 30,

55– 58.

148

Гаспринский, в отличие от Ибрагимова, был сторонником предоставления в первую очередь мусульманам религиозной автономии, т.е. мусульмане сами бы могли управлять религиозными и образовательными делами, для решения которых должно было быть учреждено на местах «шариатское управление». По определению Фатиха Карими, Гаспринский был одним из тех людей, которые «во времена политических переворотов придерживались умеренной политической дороги для мусульман».1 Гаспринский и его соратники выдвигают концепцию национальнокультурной автономии, при которой каждая нация должна являться юридическим лицом, обладать своими экономическими учреждениями (банками, кооперативами и т.д.), автономной системой образования, просветительными и благотворительными учреждениями, а также политической структурой.2 15 августа 1905 г. на Макарьевской ярмарке проходит I Всероссийский Мусульманский съезд. В нем принимаются решения об объединении мусульман и создании общероссийского движения «Иттифāк̣ал-Муслимин». Окончательное формирование партии «Иттифāк̣» и предвыборной программы мусульманских либералов происходит на II Всероссийском мусульманском съезде в январе 1906 г. в Санкт-Петербурге.3 Съезд рассмотрел программу «Иттифāка̣». Она предусматривала создание правового конституционного государства при равноправии всех религий и наций. Устройство законодательной и судебной властей соответствовало программе кадетов. Вопросы бракосочетания, развода и наследства оставались в сфере ведения шариатских судов. В рабочем и земельном вопросах тоже соблюдалась программа кадетов с той разницей, что земельный фонд переходил под контроль местных органов самоуправления. Особый интерес представляет раздел о «махаллий мухтāрият» (местной автономии, самоуправлении). По нему вся территория государства, где проживало мусульманское население, делилась на области, а также тер-

1Исмā‘илбек Гаспринскийнинг̣ вафāти // ТВГ. 1914. №73. Эта статья была перепечатана из газеты «Вакт̣».

2Хабутдинов А. Татарское общественное движение в российском сообществе (конец XVIII – начало XX века). Дис... докт. ист. наук. – Казань, 2002. – С.87.

3Улфат. 1905. 22 декабрь.

149

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]