Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Gasprinskii_i_Turkestan

.pdf
Скачиваний:
323
Добавлен:
24.03.2015
Размер:
6.08 Mб
Скачать

чиновников Туркестана. Этим, наверное, объясняется его глубокое уважение Ростовцева. Ростовцев оказывал всякую поддержку Гаспринскому в ознакомлении с русскими школами Самарканда.1 Гаспринский хотел отметить о Ростовцеве и о его деятельности, как он писал, с точки зрения «туземца». Он видит в лице Ростовцева самого прекрасного примера гуманной и справедливой русской власти в Азии. Чем отличался Ростовцев от своих коллег и так воодушевил Гаспринского? По мнению Гаспринского, «граф Ростовцев был человеком истинно русским с лучшими его качествами – добротой, мягкостью, ласковостью и простотой. Туземцы боялись графа, но еще более любили и уважали его. Боялись потому, что он представитель Белого Царя; любили потому, что этот представитель был гуманен, снисходителен и строго правдив». Ростовцев в отличие от других представителей Белого Царя не старался быть грозой, напротив, вся его деятельность была обращена на то, чтобы «приободрить народ культурным управлением, стремясь отучить его бояться лишь нагайки и палки».2 Как известно, Н.Ильминский требовал от своих подопечных, чтобы нужные и безобидные представители туземного населения говорили порусски, запинаясь и стыдясь, писали с ошибками и самое главное, боялись не только губернаторов, но и самого мелкого начальника стола.3 Генерал Ростовцев, по описанию Гаспринского, был человеком противоположного от Ильминского мнения по отношению к туземному населению. Деятельность Ростовцева в Самаркандской области дала свои плоды во время ревизии Туркестана комиссией графа Палена в 1908 – 1910 годах. Самаркандцы в отличие от населения других областей Туркестана подали больше петиций на имя

комиссии, требуя решения важных социальных проблем.4 Взаимоотношения Гаспринского с другими представителями

администрации Туркестанского генерал-губернаторства были не

1Там же.

2Граф Ростовцев // Таржумāн. 1897. №32.

3Усманова Д. Мусульманские депутаты Государственной Думы России 1906 – 1917 гг. – Уфа, 1998. – С.120.

4РГИА, ф. 1396, оп. 1, д. 264, л. 223 – 226, 230 – 237об., 267 – 263об // www. zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de 27.09.2008.

100

столь впечатлительными, как с Ростовцевым. Но взаимоотношения Гаспринского со своим ярым противником, его туркестанским «коллегой» Н.Остроумовым были богаты перепиской, полемикой и встречами.

2.2. Н.Остроумов и И.Гаспринский: борьба идей

Н.Остроумов в Ташкенте, И.Гаспринский в Бахчисарае, являясь «коллегами», вели активную деятельность в целях коренных преобразований образовательной системы, а также социальной жизни мусульман России. Но их деятельность была на противоположных сторонах баррикады и с разными идейными соображениями, которые в корне противоречили одна другой.

Н.Остроумов был продолжателем дела своего учителя Н.Ильминского в Туркестанском крае. Он стремился, наряду со своими коллегами, приблизить местные народы Туркестана к русскому народу и России и сделать их неотъемлемой частью государства путем их русификации.1 И.Гаспринский также стремился приблизить мусульман России к русскому народу, но абсолютно другим путем. Он был сторонником слияния мусульман с русским обществом, используя достижения во всех сферах жизни, при этом сохраняя и не теряя своей самобытности. Последнее было смыслом всей деятельности Гаспринского.

Н.Остроумов, ведя пассивную миссионерскую деятельность, приложил все свои усилия, чтобы наладить учебную систему Туркестана по системе Н.Ильминского. Но и в этом деле он не добился ощутимых результатов. Он пытался сглаживать свои неудачи, обвиняя в этом государственную политику и мусульманскую интеллигенцию. По его мнению, русское правительство,

1 Более подробно см. в трудах Н.Остроумова: Исламоведение. – Ташкент, 1910; Коран и прогресс. По поводу умственного пробуждения современных российских мусульман / Издание А.Л.Кирснера. – Ташкент: Типография Штаба Туркестанского военного округа, 1901 – 1903; Сарты. Этнографические материалы. Изд. 3-е, доп. – Ташкент, 1908; Константин Петрович фон Кауфман, устроитель Туркестанского края. Личные воспоминания Н.Остроумова. – Ташкент, 1899; Введение в курс исламоведения. – Ташкент, 1914.

101

своей политикой игнорируя мусульманство и его духовные учреждения, делает недопустимую ошибку. В результате мусульмане, в свою очередь игнорируют само государство и отклоняются от военной службы, а самое главное – не отсылают своих детей в государственные школы.1

Н.Остроумов видит в деятельности И.Гаспринского и его газете «Таржумāн», а также в некоторых мусульманских общественных деятелях один из главных источников распространения негативных явлений среди мусульманского населения.2 Между тем Гаспринский никогда не агитировал мусульман не отдавать детей в государственные школы, наоборот, он приветствовал, когда их дети учились в этих школах. Кроме того, Гаспринский был сторонником призыва мусульманского населения на военную службу, видя в этом один из показателей их полноправного гражданства Российской империи.3 Возможно, Н.Остроумов, исходя из своих идейных соображений, «неправильно» понимал и толковал позицию Гаспринского.

Согласно сведениям Н.Остроумова, он встречался с Гаспринским несколько раз в Петербурге и переписывался с ним.4 Об одном из таких писем, отправленном Н.Остроумову с пометкой «лично», вспоминал сам Гаспринский. Н.Остроумов отослал копию данного письма Ильминскому и Победоносцеву в целях ознакомления с его содержанием. Эта «тайна» Остроумова была раскрыта после опубликования писем Ильминского к Победоносцеву.5 Гаспринский оценил этот поступок Остроумова как «злоупотребление доверием».6

1Остроумов Н. Коран и прогресс… – С.210 – 211.

2Остроумов к примеру приводит статью А.Агаева из газеты «Каспий» (1903. №58) и ответную статью из газеты «Туркестанския Ведомости» (1903. №24); статьи Гаспринского из газеты «Таржумāн» (1903. №7, 13). Подробнее см.: Остроумов Н. Коран и прогресс… – С.211.

3Мусулманлар ичин ачилмиш рус мактаблари // Таржумāн. 1891. №25.

4Идāра. [Та‘зия] // ТВГ. 1914. №75.

5Ильминский Н. Из писем обер-прокурору Святейшего Синода К.Победоносцеву.

– Спб., 1895. – С.45.

6Мактубати хуфя // Таржумāн. 1905. №108.

102

Очередная встреча Гаспринского с Остроумовым состоялась в Ташкенте в 1893 году. Во время этой поездки по Туркестану Гаспринский наряду с другими городами посетил и Ташкент, где провел 6 дней. Он тогда описал Остроумова как чиновника, «служащего делам просвещения и хорошо знающего состояние дел в области».1 В заметках об этом путешествии по Туркестану Гаспринский ничего не сообщает о подробностях встречи с Остроумовым. Но отправленное письмо Гаспринским Остроумову в конце 1893 года немного открывает завесу, и вносит определенную ясность о сути состоявшейся беседы. Согласно содержанию письма, можно утверждать, что беседа между ними была об образовании и образовательных учреждениях туркестанского населения. Между тем, можно полагать, что Гаспринский в деталях рассказывал о своих встречах в Бухаре и Самарканде, так как в своем письме он выражает обеспокоенность по поводу открытой в Самарканде новометодной школы и затянувшейся процедуры ее официальной регистрации. Гаспринский просит Остроумова содействовать в регистрации первой новометодной школы в Туркестане.2

Вероятно, Остроумов при встрече с Гаспринским обещал похлопотать по поводу регистрации школы государственными органами, в противном случае, Гаспринский так открыто не мог просить Остроумова о помощи. Но Остроумов, несмотря на это, не оказал никакой помощи в регистрации этой школы и она вскоре после этого была закрыта, как действовавшая неофициально.

Вышеописанным письмом официальная часть взаимоотношений между Гаспринским и Остроумовым заканчивается. Идейная дальнейшая борьба и взаимосвязь между «коллегами» переместилась на страницы газет «Таржумāн» и «Туркистāн вилāятининг газети» (далее «ТВГ»). Анализ трудов Остроумова показывает, что его основная часть посвящена быту, религии и социальной жизни мусульман, в частности населения Туркестана. Исходя из этого, можно считать, что полемика между Гаспринским и Остроумовым

1Исмā‘ил. Багчасар̣ āйдан Ташканта сайāхат̣// Таржумāн. 1893. №41.

2Гаспринский к Остроумову. 19 ноября 1893 г. ЦГА РУз, ф.1009, д. 50, л. 19. См.: Khalid Adeeb. The Politics of Muslim... – С.180.

103

на страницах вышеназванных газет также была на эти злободневные темы того времени.

Спустя некоторое время после поездки Гаспринского в Туркестан в 1893 году, Остроумов печатает в «ТВГ» заметку о его встрече с бухарским эмиром. В частности, в ней писалось, что Гаспринский во время беседы с эмиром обсуждал вопрос организации издания газеты в Бухаре.1 В свою очередь Гаспринский, обращая внимание на эту заметку, отрицает новость об обсуждении вопроса издания газеты в Бухаре и требует от Остроумова быть внимательным в освещении таких щепетильных тем.2

В частности, Остроумов видит газету «Таржумāн» как основного соперника своей «ТВГ». Следуя за ней уже с первого номера, он в одном из своих писем Ильминскому пишет, что был готов рвать волосы на голове, когда увидел первый номер газеты и выражает свою обеспокоенность в ее продолжении. С течением времени Остроумов, читая публикации Гаспринского, не скрывает своего недовольства работой цензора газеты, и писал, что если дело будет так продолжаться, то в скором времени среди татар появятся настоящие бунтари.

Исходя из вышеописанных соображений, Н.Остроумов предпринимал попытки запретить газету «Таржумāн» в Туркестане

истарался пользоваться в этом деле различными политическими уловками. Он регулярно информировал о своих делах в Туркестане

ипосылал письма Ильминскому. В очередном письме своему наставнику он сообщает, что ждет от Российского Политического

Агентства в Бухаре рекомендацию о том, что газета «Таржумāн» опасна русским интересам.3 Такими способами Остроумов хотел запрета «Таржумāн» в Туркестанском крае. В свою очередь Ильминский, основываясь на информации Остроумова, информирует государственные власти о вреде и противоречии «Таржумāн» государственной политике России по мусульманскому вопросу. По

1ТВГ. 1893. №25.

2Идāрадан тасхих̣̣// Таржумāн. 1893. №22.

3Остроумов Н. Из писем Н.Ильминскому. 13 ноября 1883 года. НАРТ, ф. 968, оп. 1, д. 132, л. 120, 170об., 231. См.: Госманов М. Исмаил Гаспринский. Историкодокументальный сборник / Ред. М.Госманов. – Казань: Жыен, 2006. – С.433 – 434.

104

содержанию этих писем можно увидеть полное сходство взглядов Ильминского и Остроумова по поводу «Таржумāн». Это дает нам основание говорить о том, что Ильминский полностью доверял и основывался на словах своего ученика. В своем письме Оберпрокурору Святого Синода К.Победоносцеву Ильминский пишет: «Несмотря на мое малое знакомство с газетой [«Таржумāн»], есть люди [Остроумов] внимательные и следящие за ней, которые утверждают, что она с ловкостью агитирует опасные и чуждые идеи православному русскому государству и обществу».1 Н.Ильминский также утверждает, что действия Гаспринского в деле агитации идеи «основу нации составляет единство религии и языка», основаны на миссионерском и патриотическом увлечении.2 Опять-таки Ильминский пришел к такому выводу, анализируя публикации Остроумова на эту тему.

Остроумов характеризует Гаспринского как «предводителя партии «Молодых татар» в России». По его мнению, Гаспринский старался оказать большое влияние на население Туркестана, и в этом направлении он многого добился, привлекая на свою сторону в Ташкенте многих единомышленников. Остроумов оценивал деятельность и идеи Гаспринского в отношении реформы мусульманской школы попыткой отчуждения российских мусульман от Российского государства и русского народа.3 Вместе с этим он не скрывал своего восхищения от образованности и хорошего воспитания Гаспринского.4

Гаспринский с самого начала своей деятельности старался показать исламскую религию, как вторую по величине после христианства в России, которая должна иметь государственное значение.5. В отличие от Гаспринского Остроумов считал, что, если смотреть с точки зрения государства, нет необходимости в особом выделении

1Ильминский Н. Из писем обер-прокурору... – С.65.

2Там же. – С.52.

3ЦГА РУз, ф. И-1, оп. 11, д. 806, л. 4 – 5. См.: Холбоев. С. Остроумовнинг жавоби

// Гулистон. 1995. №1. – С.43.

4Lazzerini J. Edward. From Bakhchisarai to Bukhara in 1893: Ismail Bey Gasprinskii’s Journey to Central Asia // Central Asian Survey. 1984. Vol.3. – Р.83.

5См. его работы: Русское мусульманство. Мысли, заметки и наблюдения мусульманина. – Симферополь, 1881; Русско-восточное соглашение. – Бахчисарай, 1896.

105

вопроса российских мусульман. Исходя из этих соображений, по мнению Остроумова, нет нужды в открытии новометодных школ и высших медресе, а также в основании благотворительных обществ и обществ взаимопомощи и отдельных библиотек и читален для мусульман, которые пропагандируют Гаспринский и его последователи.1 Такие шовинистские идеи Остроумова еще раз доказывают, что его деятельность была полностью направлена на ассимиляцию мусульман России с русским народом и отрицание всяких движений против этой политики.

Гаспринский на страницах «Таржумāн» уделял большое внимание трудам Остроумова, в которых автор излагал свои взгляды в отношении ислама и его основных столпов. Остроумов в книге «Коран и прогресс» пытается доказать, что основатель ислама от имени Аллаха повелевал истребить наряду с язычниками также последователей монотеистических религий: иудаизма и христианства. Он пытался обосновать свои слова, прибегая к истории религий и приведя в пример откровение Моисея истребить народ Ханаан. Кроме того, Остроумов обвиняет Гаспринского в защите вышеназванных основ ислама, «основанных на зле».2 Остроумов пытается показать ислам, как религию, основанную на «положительном зле», и считает священным долгом известить своих русских соотечественников об этих явлениях ислама. Остроумов, анализируя труды мусульманских ученых, а также основные принципы ислама как «милосердие, прощение обид, верность данному слову, терпение и т.д.», утверждает, что эти мысли будут истинными, если «прибавить к этому только два слова, а именно: «по отношению мусульман», и тогда будет правильно». Кроме того, в ответ на слова Гаспринского о том, что «наша религия учит, что добро можно творить трояко: трудом, словом и подаянием»3, Остроумов опять-таки дает комментарий:

1Остроумов Н. Коран и прогресс… – С.246 – 247. Гаспринский продвигал идею открытия публичных библиотек для эффективного распространения современных знаний с самого начала издания газеты «Таржумāн». Остроумов делает ударение именно на такие статьи Гаспринского. Подробнее см.: Таржумāн. 1901. №44; 1903.

№4; 1909. №7; 1903. №9; 1903. №13; 1903. №14.

2Там же. – С.200.

3Гаспринский Исмаил. Русское мусульманство… – С.31.

106

«Опять нужно добавить: мусульманам в отношении мусульман же, а не иноверцев».1 Этими словами Остроумов выставляет ислам и его последователей нетолерантными в отношении представителей других религий, и глубоко ошибался в своих мыслях. Это еще раз доказывает наше предположение о том, что Остроумов все-таки занимался миссионерством, т.е. теоретическим миссионерством.

Остроумов считает, что мусульмане, когда пишут о своей религии, «тщательно умалчивают» обо всем, что составляет «положительное зло» в исламе.2 Поэтому он рекомендует русским читателям по мере возможности не читать такие книги и предостерегает их от возможности ложного представления о мусульманах.3

По мнению Гаспринского, Остроумов притворяется незнающим исторических фактов или намеренно искажает их, когда пишет об исламе. Кроме того, он не выставляет эти мысли на дискуссию, а освещает их с научной точки зрения, основываясь на труды таких видных ученых Запада, как Эрнест Ренан4 и А.Шпренгер. Как утверждает Гаспринский, такие «научные исследователи ХХ века», как Остроумов еще раз повторяют скорбные выводы, т.е. корыстные и опровергающие ответы средневековых полемистов5.

И.Гаспринский, в свою очередь, дает рекомендации, как исследовать ислам и его догмы и правила. В частности, он пишет: «Для

1Остроумов Н. Что такое Коран? По поводу статей гг. Гаспринского, ДевлетКильдеева и Мурзы-Алима. – Ташкент: Типография, арендуемая О.В.Базилевским, 1883. – С.33, 38, 42.

2Там же. – С.33. Остроумов до издания книги «Что такое Коран?» напечатал в «ТВ» серию статей, которые вошли в его книгу «Монотеизм и фанатизм Корана» // Туркестанския Ведомости. 1902. № 40 – 45.

3Исмā‘ил Гаспринский̣ . Яна та’ассуб бахси̣. // Таржумāн. 1902. №46.

4Эрнест Ренан (Ernest Renan) (1823 – 1892), французский философ и писатель; более известен своими историческими трудами о раннем христианстве и полити-

ческими теориями. Об исламе см.: Renan Ernest. L'islamisme et la science Conférence faite à la Sorbonne le 29 mars 1883. – Paris, 1883.

5Исмā‘ил Гаспринский̣ . Яна та’ассуб бахси̣ // Таржумāн. 1902. №46. Более подробно о средневековых полемистах и их мыслях об исламе см.: Максимов Ю. Византийские сочинения об исламе (тексты переводов и комментарии) / Ред.

Ю.Максимов. – М.: ПСТГУ, 2006; Waardenburg Jacques (ed.). Islam and Christianity: Mutual Receptions since the mid-20th Century. – Leuven, 1998; Журавский А.

Христиане и мусульмане: проблемы диалога / Ред. А.Журавский. – М.: ББИ, 2000.

107

того чтобы знать и понять суть Корана, нужно быть объективным и иметь широкий кругозор. Исследователь должен вести свои исследования, основываясь на историю этой религии. Кроме того, он обязан изучать смысл коранических стихов непосредственно через его комментарии. В противном случае, он может трактовать и понимать смысл стихов ошибочно».1 Таким образом, Гаспринский встал на защиту своей веры и отвергал ошибочные выводы и представления некоторых русских ученых об исламе и мусульманах, в частности.

Полемики на такие темы между Остроумовым и Гаспринским достаточно много на страницах газет. Гаспринский очень открыто рассуждает на религиозные темы и своими доводами разоблачает Остроумова и его «нетолерантные» выводы в отношении ислама и мусульман.2 Как отмечалось, Остроумов предостерегал русских соотечественников не читать труды мусульманских ученых, так как он опасался, что эти соотечественники могут получить «ложную информацию» об этой религии и ее последователях. Об одной из таких книг, переведенной с английского на русский и изданной в Берлине – труде индийского ученого Амира Али3 под названием

«The Spirit of Islam or the Life and Teachings of Mohammed» (Сущность ислама или жизнь и учение Магомета) Остроумов отзывается очень негативно. По его мнению, христиане не могут не сожалеть об издании таких книг.4 В ответ Остроумову Гаспринский отвечает очень резко. Он пишет: «Почему нужно сожалеть русским о трудах мусульман о своей религии, когда можно без каких-либо препятствий читать книги не мусульман об исламе? Это справедливость или фанатизм? В суде судья после прослушивания свидетелей слушает и виновника. Неужели мусульманские ученые

1Там же.

2Ганч татарлар // Таржумāн. 1900. №12; Исмā‘ил Гаспринский̣ . Яна та’ассуб бахси̣ // Таржумāн. 1902. №46; Исмā‘ил. Тасхи̣̣и су’и зан // Таржумāн. 1904. №34, 35.

3Саййид Амир Али (Syed Amir Ali, 1849 – 1928), юрист, автор нескольких трудов по истории ислама и мусульманского общества. Подробно о его жизни и деятель-

ности см.: Aziz K. Ameer Ali: His Life and Work. – Lahore, 1968; Forward Martin. The Failure of Islamic Modernism? Syed Ameer Ali's Interpretation of Islam. – Bern, 1999.

4Остроумов Н. Коран и прогресс... – С.165.

108

не имеют никакого признания даже как тот виновник? Берите пример с методики суда».1 Как видно, Гаспринский со своей стороны также обвиняет Остроумова в необъективности и в недостаточности, как он сам писал, «обширной эрудиции» и его попытки тоже «далеко не научны».2 В суждениях Остроумова об исламе и о Коране четко видна его позиция в отношении мусульман, и он проявляет себя как истинный фанатик христианства.

Амир Али, говоря об ученых Запада, которыми так восхищался Остроумов, критикует их за однобокость суждений. По его мнению, европейские ученые, говоря об исламе, в общем все время повторяют одно и то же. При этом они продолжают игнорировать его философские и этические стороны и не берут в расчет трактаты его признанных ученых.3

Как видно, идейная борьба этих двух «коллег», действовавших на разных сторонах одной «баррикады» за образование мусульман, в частности, туркестанских, ограничивается, в основном, религиозными полемиками. Следовательно, вся их борьба за мусульманскую школу, за их жизнь и другие аспекты их социальной жизни упирается в анализ и истолкование исламских правил.

2.3.Местные администрации и интеллигенция

Вконце XIX века территория Туркестана в административном плане состояла из Русского Туркестана, Бухарского и Хивинского ханств. Последние два ханства были зависимы от России и политически и экономически, хотя официально считались независимыми. Российские власти неохотно вмешивались во внутренние дела этих вассальных государств. Из-за такой политики ханские администрации вплоть до событий 1917 года старались сохранить старый метод управления, а также земельные и экономические дела.

Несмотря на консервативное отношение властей к разным

1Исмā‘ил Гаспринский̣ . Яна та’ассуб бахси̣ // Таржумāн. 1902. №46.

2Остроумов Н. Что такое Коран?.. – С.49, 51.

3Syed Amir Ali. The Spirit of Islam or the Life and Teachings of Mohammed. Second Edition. – London: W.H. Allen and Co. Ltd. 13 Waterloo Place. Publishers to the India Office, 1896. – С.III.

109

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]