Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Gasprinskii_i_Turkestan

.pdf
Скачиваний:
318
Добавлен:
24.03.2015
Размер:
6.08 Mб
Скачать

только что назначенный на должность Туркестанского генералгубернатора Розенбах собирает в Ташкенте особую секретную комиссию, на которую возложил выяснение вопроса о том, что нужно и можно предпринять в сфере интеллектуальной жизни туземного населения. В состав комиссии вошли лица, которые достаточно хорошо знали языки, быт, религию и мировоззрение местных народов. Эти лица уверяли Розенбаха в желательности и полезности приступить к распространению среди населения знаний русского языка и общеобразовательных предметов в надежде добиться русификации туземцев. Они предлагали начать это с медресе, которое, по их мнению, имело огромное влияние на духовную жизнь туземного общества, а учителями назначать русских, знакомых с языком и бытом населения. При этом они хотели осуществить намеченное дело законно, основываясь на том, что, согласно закону от 17 мая 1875 года, все инородческие школы края находились в ведении местных инспекторов народных училищ. Розенбах не решился вводить русского учителя в медресе, опасаясь недовольствия населения. После этого он обращается к министру народного просвещения с ходатайством об учреждении (согласно вышеупомянутому закону) должности особого инспектора для контролирования туземных образовательных учреждений. Розенбах в своем обращении просит также разрешить открытие во всех областях края особых начальных русско-туземных школ, с двумя учителями, русским и туземным.1 Под его руководством в конце 1884 года открывается первая русско-туземная школа в Ташкенте.2

Эта школа открылась 19 декабря 1884 года в туземной части города Ташкента и предназначалась для обучения детей местного населения русской грамоте, письму и первым четырем правилам арифметики. Школа финансировалась государством. Ежегодно на её содержание решено было выделять 2000 рублей (700 рублей от казны и 1300 рублей от города). Помещение для этой школы

1Там же. – С.81 – 82.

2Остроумов Н.П. Сарты. Этнографические материалы. Изд. 2-е, дополненное. – Ташкент, 1896. – С.177; Граменицкий С. Очерки развития... – С.14; Содиқов Ҳ. ва бошқ. Ўзбекистоннинг янги тарихи... – Б.253.

50

предоставил в своем доме один из известных богачей Ташкента Саидкарим Саидазимбаев.1 По сведениям А.Добросмыслова, открытие этой школы было сопряжено с большими трудностями. Благодаря только казию Шайхантахурской части Шарифходжи, отдавшему в школу двух сыновей, двух или трех внуков, трех двоюродных племянников и других ближайших родственников, представилась возможность набрать до 30 мальчиков.2 По данным Н.Остроумова, количество детей было 393, по В.П.Наливкину – 414. Последняя цифра, на наш взгляд, более убедительна, потому что первым преподавателем этой школы был тот же Наливкин, знаток сартовского языка и быта. Из школьной обстановки, кроме классной доски, русских азбук и тетрадей, было исключено все русское. Дети, а с ними и русский учитель, сидели на полу. Родителям было объявлено, что они могут в любое время посещать школу и присутствовать на уроках.

В этой школе учебный день был разделен на две части: в первой части, до обеда преподавал русский учитель (чтение, письмо, арифметика), а во второй части, после обеда – местный учитель.5 В 1887 году в школе обучалось 33 мальчика в возрасте от 8 до 15 лет. В октябре 1886 года в той же части города открыто второе русскотуземное училище, на содержание которого Министерство народного просвещения разрешило отпускать 995 рублей ежегодно, город же принял на свой счет расходы по найму для него помещения. В этом училище в 1887 году обучались 32 мальчика, а по вечерам проводились занятия со взрослыми – их было до 20 человек.6

По некоторым сведениям, первой в Туркестане русско-туземной школой считается школа, открытая 14 января 1870 года в городе Самарканде. Она открылась по приказу начальника Зарафшанского военного округа генерала Абрамова. Школа была укомплектована 20 – 30 учениками. Хорошо знавший местные языки и письмен-

1Остроумов Н.П. Сарты... – С.177.

2Добросмыслов А. Учебные заведения в г. Ташкенте... – С.116.

3Остроумов Н.П. Сарты... – С.178.

4Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь... – С.82.

5Содиқов Ҳ. ва бошқ. Ўзбекистоннинг янги тарихи... – Б.253.

6Добросмыслов А. Учебные заведения... – С.116.

51

ность капитан А.Гренкин был назначен особым представителем царской администрации в этой школе.1

В 1887 году в туземной части города Ташкента открывается третья русско-туземная школа с вечерними курсами для взрослых. Вся финансовая опека открытых в Ташкенте русско-туземных школ генерал-губернаторством возложена на городскую казну. Городские власти не выделяли достаточной суммы денег для этих школ. Вследствие этого некоторые школы закрывались из-за недостатка средств на их содержание. Таким образом, третья русскотуземная школа через год после открытия закрылась.2

Заметим, что набирать учеников в русско-туземные школы приходилось при давлении свыше. При первых русско-туземных школах среди детей местного населения были только дети местных чиновников, которые назначались русской администрацией.3 Набор детей в первую русско-туземную школу в Ташкенте оказался для властей совсем непростой задачей. Генерал-губернатор, понимавший, что по доброй воле никто из туземцев не отдаст своих детей в эту школу, возложил дело по «привлечению» учеников на городскую полицию. Уговорами, угрозами и обещаниями невероятных благ, ожидаемых от обучения в новой школе, полиции удалось набрать детей наиболее состоятельных туземцев. Присутствовавший на открытии школы губернатор заявляет туземцам, что их дети, при успешном окончании курса в школе, могут рассчитывать на предпочтительное получение должностей волостных управителей и даже казиев.4

Осенью 1885 года в селениях Пскент и Чиназ Ташкентского уезда были открыты еще две школы. Сельское население наотрез отказывалось отдавать своих детей в новые русские школы. Не хотели отдавать их сюда и чины туземной администрации и «почетные, влиятельные» туземцы. Часть детей для этих школ была насильно привлечена у людей, которые находились в личной зависимости от волостных управителей и сельских старшин; другая

1История Самарканда. – Ташкент: Фан, 1969. Т.1. – С.341.

2Добросмыслов А. Учебные заведения в г. Ташкенте... – С.117.

3Там же. – С.116.

4Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь... – С.82 – 83.

52

часть детей была просто нанята за некоторое вознаграждение у населения. Власти обещали давать каждому мальчику полную туземную обмундировку и уплачивать родителям за каждого ребенка от 20 до 30 рублей в год. Деньги, требовавшиеся для найма учеников, были в виде особого негласного налога, которые собирались местными царскими и туземными чиновниками, получившие известность в народе под именем «школ пули» (деньги для школы).1 Столь прибыльные обстоятельства обратили на себя внимание волостных управителей селений уездов. Они требовали открыть школы во всех волостях. А начальство продолжало открывать школы при тех же вышеизложенных условиях. В 1887 году была осуществлена ревизия русско-туземных школ Ташкентского уезда. Эта ревизия официально установила, что ученики нанимаются; что население облагается незаконными поборами; что туземная администрация, обворовывая народ, часто не платит родителям за нанятых учеников. Чтобы избежать скандалов, по приказу губернатора эти школы были закрыты. Вышеуказанные действия долгое время продолжали совершаться в Сырдарьинской, Самаркандской

иФерганской областях.2

В1906 году газета «Русский Туркестан» на своих страницах по поводу русско-туземных школ писала, «...что кыргызы относятся с ненавистью к аульным миссионерским школам, кыргызы не желают посылать туда своих детей, вследствие чего школы постоянно пустуют. И лишь когда должна прибыть ревизия, кыргызы за чай и сахар, выдаваемый руководителями школ, временно отпускают

туда своих детей. По отъезде же ревизора школы опять стоят пустыми до следующего приезда начальства».3 Такое положение дела показывает, насколько русские чиновники просчитались в своих планах «обрусить» местное население посредством русскотуземных школ.

Врусско-туземных школах срок обучения был четыре года (иногда имелся подготовительный класс). Возраст учащихся – от 7 до 17 лет. Обучение русскому языку начиналось с первого года.

1Остроумов Н.П. Сарты... – С.184.

2Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь... – С.83 – 85.

3Раджабов З. Туркестан на страницах... – С.159.

53

Учащихся делили по классам (туземный и русский). Соответственно в русско-туземных школах работали 2 преподавателя: русский язык, чтение и арифметику преподавал русский учитель, преимущественно выпускники Туркестанской учительской семинарии, вероучение – учитель местной национальности. Первые два часа русский учитель занимался чтением, письмом, арифметикой и вёл беседы по-русски; вторые два часа местный учитель (обычно мулла) проводил занятия по мусульманскому вероучению. В городских русско-туземных школах работали вечерние классы для взрослых, где 3 раза в неделю по 2 часа их обучали началам русской грамоты. В Туркестанском крае насчитывалось в 1901 году

– 45, в 1905 году – 82, в 1912 году – 89 русско-туземных школ. В 1908 году в Закаспийской области было 11 школ с 399 учащимися.1

К1 января 1896 года в Туркестанском крае существовали следующие русские учебные заведения: 1 мужская гимназия, 1 женская гимназия, 1 учительская семинария, 10 городских училищ, 11 женских и 4 мужских приходских училища, 45 училищ для совместного обучения детей обоего пола, 28 русско-туземных училищ и школ. Всего в ведении Управления учебными заведениями Туркестанского края состояло 107 учебных заведений, из кото-

рых 76 находились в Сырдарьинской области, 14 – в Ферганской, 15 – в Самаркандской и 2 – в Амударьинском отделе.2

К1 января 1896 года в начальных государственных школах города Ташкента обучались 811 детей обоего пола, в том числе мальчиков – 528 и девочек – 283. По процентному соотношению цифры были таковыми: русских – 596 (73%), мусульманских детей

1Граменицкий С.М. Очерк развития народного образования в Туркестанском крае. Ташкент, 1896; Фальборг и Чарнолуский В. Инородческие и иноверческие училища. – Спб, 1903; Остроумов Н.П. Мусульманские мектабы и русско-тузем- ные школы в Туркестанском крае // ЖМНП. 1906. №1; Бобровников Н.А. Русскотуземные училища, мектебы и медресы Средней Азии // Путевые заметки. – Спб, 1913; Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане

(1865 – 1924). – М., 1960; Педагогическая энциклопедия. – М., 1966. Т.3. – С.754;

Ходжакулиева В.А. Русско-туземные школы в Закаспийской области (конец XIX – начало XX в.) // Известия АН ТССР. 1995. № 4. – С.13 – 18.

2Граменицкий С. Очерки развития... – С.20.

54

– 154 (20%), евреев – 54 (7%) и других национальностей – 7 (около

1%).1

Русско-туземные школы начали открываться с размахом по всей территории Туркестанского края (табл. 3).

Таблица 3

Рост русско-туземных школ в Самаркандской области*

Год

Количество

Число

Количество

Число

 

школ

учащихся,

вечерних

учащихся,

 

 

чел.

курсов

чел.

1887

4

48

1

25

1890

7

250

4

99

1906

12

330

5

263

*Источник: История Самарканда. – Ташкент: Фан, 1969. Т.1.

С.341.

К1 января 1896 года в открытых 14 русско-туземных школах Сырдарьинской области обучались 402, в 6 городских училищах –

104 детей местного населения, в русско-туземных школах Ферганской и Самаркандской областях – 309 детей.2

В конце 1891 года Туркестанский генерал-губернатор барон Вревский отправил циркуляр на имя военных губернаторов облас-

тей на счет русско-туземных школ. В частности, он указывает, что на туземные должности назначались люди, знающие русский язык.3 Исходя из этого циркуляра, военный губернатор Ферганской области генерал Н.И.Корольков в своем отчете Императору от 1898 года обращает внимание на важность вопроса о том, что туземцы должны отдавать своих детей в русско-туземные школы по своей воле. Для решения этого вопроса он предлагает перенесение делопроизводства местных чиновников в течение пяти лет на русский язык.

1Добросмыслов А. Учебные... – С.118.

2Остроумов Н.П. Сарты... – С.188.

3ТВГ. 1892. №3.

55

Корольков считал, что туземцы будут увлечены этим и отдадут своих детей в русско-туземные школы по своей воле в надежде получить пост в туземной администрации. Некоторые чиновники предлагали «предоставление значительных льгот детям туземцев, успешно закончившим русско-туземную школу и училище».1 Но и эта политика не принесла своих плодов. Даже один из самых влиятельных казиев Ташкента Мухйиддинходжа только после 10летнего существования в городе русско-туземной школы решился отдать в одну из них одного из своих сыновей.2

Гаспринский, анализируя циркуляр Туркестанского генералгубернатора Вревского, писал, что перспектива занятия служебных мест в туземной администрации не усилит рвение местного народа к изучению русской грамоты. Русско-туземная школа должна дать то, чего не дает собственно туземная, чисто духовная школа и предлагает обучать детей в этих школах ремеслу для привлечения большего внимания населения. Тогда дело, может, получит хорошее развитие. Но, как пишет Гаспринский, такие школы будут дороги. По его мнению, лучше иметь одну сильную школу, чем десять малосильных.3

Гаспринский еще в самый разгар царской политики русификации по отношению к тюркским народам империи осмеливается критиковать ее. «В конце многолетней деятельности и затрат, – писал он, – какой же результат? Общественная и умственная изолированность мусульман, глубочайшее невежество, мертвая неподвижность во всех сферах их деятельности, постепенное обеднение населения».4 Гаспринский в своих размышлениях был прав, описывая несостоятельность государственной политики в отношении мусульман империи.

Как ни старались царские чиновники расширить сеть русскотуземных школ, они не оправдывали себя. В 1905 году С.М.Граменицкий признавал, что число воспитанников русско-туземных школ все еще ничтожно мало по сравнению с массой населения,

1Бендриков К.Е. Очерки по истории... – С.67 – 70.

2Остроумов Н.П. Сарты... – С.189.

3Важный циркуляр // Таржумāн. 1892. №6.

4Гаспринский Исмаил. Русское мусульманство... – С.5.

56

что их влияние незначительно. Он, видимо, для выхода из положения предлагал пользоваться для этой цели, если не в школе, то в печати, туземными языками, издавать на этих языках «полезные книги и брошюры», переводные и оригинальные.1 Чиновники считали, что если за это дело не возьмутся русские, его выполнит «татарская печать, задачи и стремления которой далеко не соответствуют русским общегосударственным интересам».2

В 1916 году количество всех русских низших и средних учебных заведений в Семиреченской области достигало 189 (из них – 6 средних и 54 русско-туземных училища), с числом учащихся 11000. В Самаркандской области было открыто 17, в Ферганской области действовало 19 русско-туземных школ.3

Гаспринский, размышляя на счет русско-туземных школ, говорил, что «русская школа для мусульман есть мертворожденное учреждение – это доказывает ее практика, поддерживаемая и теорией дела».4 Для его оживления он предлагал ввести в программу русско-туземных школ обучение профессиям. По мнению Гаспринского, такие школы нужно открывать по потребностям мусульман, в местах, где есть русское население и торговля.5 Учитель первой русско-туземной школы В.П.Наливкин, анализируя дело образования через 20 лет после первого открытия таких школ, тоже пришел к выводам Гаспринского.6

Гаспринский, анализируя статистику русско-туземных школ Туркестана за 1891 год, пишет о большом промахе в избирании мест для открытия школ. Он еще раз предлагает своим туркестанским коллегам открывать государственные школы там, где жизнь достаточно подготовила к этому почву, т.е. преимущественно в городах со значительным русским населением и оживленной торговлей.7

1Граменицкий С. К инородческому образованию // ТВ. 1900. №10.

2Бартольд В.В. История культурной жизни... – С.135.

3Лавров М.В. Туркестан. География и история края. Изд. 2-е. – М., 1916. – С.112, 132, 148.

4Гаспринский Исмаил. Русское мусульманство... – С.21.

5Назревающий вопрос // Таржумāн. 1899. №35.

6Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь... – С.85 – 86.

7[В Туркестанской газете...] // Таржумāн. 1892. №7.

57

Но, с другой стороны, открытие в больших количествах русскотуземных школ, где преподавался русский язык вместе с религиозными дисциплинами, полностью соответствовало стремлениям Н.Остроумова взять под контроль религиозное обучение. Он надеялся, что мусульманские мактабы со временем полностью исчезнут на фоне быстро растущих государственных школ. Мусульманские мактабы, по его видению, приютили в себе под благовидным предлогом сепаратизм. Он имел в виду новометодные мактабы, которые начали свое развитие в начале 80-х годов XIX века. Остроумов предлагал преподавать в русско-туземных школах элементарную русскую грамоту, начальное письмо и счет для элементарных потребностей местного населения. Самое главное в том, что основное усилие нужно было направить на изучение легкого разговорного русского языка.1 Под таким его стремлением лежало хорошо продуманное дело, т.е. подготовка полуграмотного и послушного населения.

Остроумов в этом деле строго придерживался политики своего наставника Н.Ильминского и время от времени выплескивал свои эмоции. Он не переставал критиковать образовательную политику русской администрации, что государство зря игнорирует и не обращает должного внимания на религию. Из-за этой политики, – пишет Остроумов, – мусульмане не отдают своих детей в государственные школы.2 Но самое главное – он обвиняет Гаспринского и еще некоторых мусульманских издателей3 в распространении среди мусульман ложной информации о русской политике в отношении инородцев.4

Гаспринский никогда не призывал мусульман игнорировать государственные школы. Единственным критическим пунктом государственных школ со стороны Гаспринского был метод пре-

1Остроумов Н.П. Сарты... – С.182 – 183.

2Остроумов Н.П. Коран и прогресс. По поводу умственнаго пробуждения современных российских мусульман. Изд. А.Л.Кирснера. – Ташкент: Типография Штаба Туркестанского военного округа, 1901. – С.210 – 211.

3Остроумов в качестве примера приводит статью А.Агаева в газете «Каспий» (1903. №58) и ответ на эту статью в «ТВГ» (1903. №24), а также статьи Гаспринского в «Таржумāн»е (1903. №7, 13). См.: Остроумов Н.П. Коран и прогресс... – С.211.

4Остроумов Н.П. Коран и прогресс... – С.211.

58

подавания в этих учреждениях. Русско-туземные школы Туркестана и Кавказа отличались от таких школ, открытых в других регионах империи, тем, что уроки велись на местном и русском языках. Гаспринский советовал применить такой метод обучения и остальным школам, чтобы дети могли быстрее и качественнее овладевать предметами.1 Отвечая на некоторые обвинения Н.Остроумова, он пишет, что «улучшение мною метода преподавания, борьба, которую я вел с татарским застоем и клерикализмом, если с одной стороны облегчили усвоение родной грамоты, то с другой стороны облегчили также изучение русского языка. Дирекция училищ Туркестанского края ввела в русско-туземные школы звуковой метод, выдвинутый мной и одобренный ею учебник туземной грамоты «Устāди аввал»2, который есть перефразированная копия моего учебника».3 Это было контробвинением со стороны Гаспринского. Если исходить из слов Гаспринского, то Туркестанская администрация просто взяла и использовала новый метод, примененный Гаспринским для реформы мусульманских школ. Одним из главных сторонников создания сети русско-туземных школ в Туркестане был Н.Остроумов. Применив новый метод Гаспринского к этим школам, он в дальнейшем препятствовал распространению новометодных школ в Туркестане, рассматривая их основным конкурентом государственных школ.

И.Гаспринский, как отмечалось, всегда твердил об организации русско-туземных школ, исходя из потребностей местного населения. Такие школы, – писал он, – были бы более полезными, если включить в программу арабский язык и письмо.4 Гаспринский, приводя слова генерал-губернатора Н.Иванова о том, что учение русской грамоте идет наряду с учением по-мусульмански, и не

1Мусулманлар ичин ачилмиш рус мактаблари // Таржумāн. 1891. №25.

2Здесь Гаспринский имел в виду учебник Саидрасула Саидазизова, изданный в 1901 году. Об этом учебнике см.: Муминов И. Из истории развития общественнофилософской мысли в Узбекистане. – Ташкент: Гос. изд-во УзССР, 1957. – С.72 – 73; Қосимов В., Долимов У. Маърифат дарғалари. – Тошкент: Ўқитувчи, 1990. –

Б.15 – 26.

3Исмаил. Тасҳиҳи суи зан // Таржумāн. 1904. №34, 35.

4Мусулманлар ичин ачилмиш рус мактаблари // Таржумāн. 1891. №25.

59

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]