Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Gasprinskii_i_Turkestan

.pdf
Скачиваний:
318
Добавлен:
24.03.2015
Размер:
6.08 Mб
Скачать

на две категории: «‘улум ал-‘āлия (высокие науки) и «‘улум алшар‘ийя (религиозные науки). К первой категории относились науки, служащие орудием основательного и всестороннего понимания религии, которая в свою очередь делилась на «‘улум ал- ‘арабийя» и «‘улум ал-‘аклийя̣ ». «‘Улум ал-‘арабийя» охватывала науки, изучающие арабский язык и литературу, а «‘Улум ал- ‘аклийя̣ » – умственные науки.1

Ввиду того, что основные предметы преподавались только по комментариям, мударрисы должны были объяснить суть каждого слова комментария. Но так как материал был объемным, студенты годами учили их наизусть. Мударрису хватало времени на исправление ошибок в произношении студентов и чтение комментариев.2

Между науками в медресе не последнее место занимала наука исчисления, или математика. Ее изучали либо как необязательный предмет, либо попутно с наследственным правом (фарāиз). Прежде изучалось четыре правила арифметики, затем от них переходили к геометрии, к изучению площадей простейших фигур, т.е. треугольника и четырехугольника. Эти знания были необходимы для измерения земли при разделе ее между наследниками, а также при купле и продаже. Данными сведениями завершилься процесс изучения математики.

Из числа студентов очень немногие заканчивали полный курс медресе. Кто успешно завершал обучение и выдерживал выпускные экзамены, мог рассчитывать на какую-то должность. Но трудная жизнь в медресе заставляла студентов скитаться по всему Туркестану в поисках пропитания. После нескольких лет учебы многие оставляли медресе и занимались разными делами: подрабатывали, выполняя тяжелую работу, учили детей в разных местах, иногда становились имамами деревенских мечетей, зарабатывая себе на жизнь. Метод преподавания в медресе и тяжелые условия не давали студентам полноценных знаний.

1Валиди Дж. Очерк истории образованности и литературы татар (до революции 1917 г.) (фрагменты книги) // Библиотека журнала «Казань». 1992. №6. – С.42.

2Eickelman F. Dale. The Art of Memory: Islamic Education and its Social Reproduction // Juan R.I. Cole (ed.). Comparing Muslim Societies: Knowledge and the State in a World Civilization. – Michigan: The University of Michigan Press, 1992. – Р.112.

80

Подводя итоги, можно утверждать, что русская администрация Туркестана с самого начала вела политику игнорирования религиозных учреждений, в том числе и учебных заведений Туркестана. Первый генерал-губернатор края фон Кауфман, придерживаясь мнений известных миссионеров и ученых, старался создать учебные заведения, которые полностью служили бы ассимиляции местных народов с русскими. Кауфман считал образование как символ преимущества «цивилизации».1 При этом предлагалось заменить арабский алфавит русским шрифтом. Этот метод был разработан и внедрен в некоторых регионах России Н.Ильминским. Посредством своего ученика Ибрая Алтинсарина2 он разработал и внедрил среди кочевого населения степной области алфавит, основанный на кириллице. Но такой подход дела в Туркестане не набрал оборота. Туркестанская администрация из-за опасения народных волнений не решалась официально закрывать или внедрять что-либо в образовательные учреждения. Предложенная Кауфманом школа для совместного обучения русских и местных детей, спустя некоторое время была открыта в несколько измененном виде. Усилиями Н.Остроумова в этих школах были внедрены религиозные дисциплины, что противоречило проекту Кауфмана. Н.Остроумов этим одержал небольшую победу над официальной политикой. Туркестанская администрация широко рекламировала русско-туземные школы и открывала их повсеместно. Но на окраинах школьное дело погрязло в коррупции. Спустя четверть века после открытия первой русско-туземной школы, царские чиновники признали свое поражение в этом деле. Русско-туземная школа должна была дать то, чего не давали местные мактабы. Если в своей школе мусульмане учили свою веру и молитвы, то в русско-туземной школе они, кроме этого, должны были научиться

1Sahadeo Jeff. Russian colonial... – Р.50.

2Ибрахим (Ибрай) Алтынсарин (казах: Ыбырай Алтынсарин) (1841 – 1889) один из видных казахских педагогов конца XIX века. Более известен применением кирилицы в казахском языке под руководством Н.Ильминского. Является автором первого учебника казахской грамматики; переводил множество книг с русского языка на казахский. За свои заслуги перед Российским государством Алтынсарин возведен в ранг статского советника.

81

«умело работать и трудиться».1 Такая система обучения в русскотуземных школах не соответствовала политике Н.Остроумова, который предлагал учить элементарным вещам, необходимым только при общении.

Многочисленные мактабы и медресе Туркестана в течение последних 3 – 4 веков стали чисто религиозными. Дети разного возраста и разного уровня знаний учились вместе, что было совсем неэффективно. Мусульманские медресе являлись носителями и распространителями знаний, обеспечивающих видное и выгодное общественное положение лицу, окончившему курс обучения.2 Несмотря на такое положение, медресе к концу XIX века стали местом финансовых афер религиозных служителей. Худжра, которая была вакфным имуществом, продавалась. Другие вакфные имущества также стали предметами торговли.3 Русские чиновники считали медресе рассадниками фанатизма4 и опасными в плане влияния на дух и нрав народа.5 Но, тем не менее, они придерживались политики невмешательства, которая, по мнению некоторых политиков, не соответствовала основным задачам обрусения края.6

1Важный циркуляр // Таржумāн, 1892, № 6.

2Проект всеподданнейшего отчета... – С.430.

3Наливкин В. и др. Краткий обзор современного... – С.46.

4Там же. – С.47.

5Проект всеподданнейшего отчета... – С.432.

6Наливкин В. и др. Краткий обзор современного... – С.47.

82

ГЛАВА 2

ОТНОШЕНИЕ К ГАСПРИНСКОМУ В ТУРКЕСТАНЕ

Как отмечалось, Исмаил Гаспринский активно интересовался образовательной политикой русской администрации Туркестана. Он был довольно хорошо известен в Туркестане, особенно некоторым русским, а также местным чиновникам высшего и разных рангов. Его личность, деятельность не оставляли равнодушными политиков и идеологов образовательной системы Туркестана с начала 80-х годов XIX века. Если рассматривать с разных позиций взаимоотношения Исмаила Гаспринского с чиновниками различного ранга, а также с местной интеллигенцией, то можно столкнуться с разными, порой полярными, мнениями и отношением к нему. Русские чиновники видели в нем политического противника, между тем как местные чиновники высшего ранга и интеллигенция

– национального лидера, а духовенство наоборот – еретика, разрушающего вековые религиозные устои. Но пролить свет на такую неоднозначность и найти истоки и причины этого невозможно вследствие отсутствия достаточного количества архивных материалов и других источников.

2.1. Русская администрация: чужой для туркестанцев

Сложившееся в конце XIX века внутри России реформаторское течение у татар начало быстро распространяться среди мусульманских народностей Российской империи, в том числе и в Туркестанском крае. Этому способствовало влияние как внутренних, так и внешних факторов. Согласно Н.Остроумову, жизнь туземцев не стояла, а развивалась и поддавалась влияниям не только естественным, но и искусственным. Н.Остроумов одним из первых русских политиков старался определить и дать понятие реформаторскому движению, более известному под названием «джадидизм», исходя из русских интересов. По его мнению, это движение, «начавшееся давно, с 70-х годов прошлого столетия (XIX века), но не замеченное русскими администраторами пробуждение передо-

83

вой части российских татар, которые решили завладеть туземной школой и дать ей свое направление […], открывая в разных местах России и в Туркестанском крае так называемые «новометодные мактабы».1

Главным делом жизни Н.Остроумова в Туркестане было образование инородцев края и он, исходя из поставленных перед собой задач, внимательно изучал и следил за развитием нового метода обучения, предложенного Гаспринским. Сама личность Гаспринского стала объектом пристального внимания не только Остроумова, но и русского правительства в целом.

В 1881 году Исмаил Гаспринский издал в Симферополе маленькую брошюру под названием «Русское мусульманство», в последующем, как отмечалось, ставшую для него программой деятельности. В этой брошюре Гаспринский рассуждает о политике господствующей нации и правительства, т.е. русской администрации в отношении мусульманских народностей, их языка, религии и образования. В конце своих рассуждений Гаспринский излагает свое видение дел по отношению к российским мусульманам.2 Именно эти идеи Гаспринского стали причиной детального обсуждения «Русского мусульманства» в Ташкенте. 30 августа 1882 года состоялось очередное годовое собрание Туркестанской учительской семинарии. Это собрание по своей сути немногим отличалось от предыдущих подобных собраний. По мнению Б.Касымова, годовое собрание Учительской семинарии, хотя было организовано для определения и обсуждения намеченных планов перед новым учебным годом, но все-таки главным вопросом ставило обсуждение брошюры Гаспринского «Русское мусульманство.3 Главным

1Остроумов Н. Колебания во взглядах на образование туземцев в Туркестанском крае (хронологическая справка) // Кауфманский сборник, изданный в память 25 лет, истекших со дня смерти покорителя Туркестанского края, генерал-адъютанта К.П. фон-Кауфмана I го. – М., 1910. – С.148.

2Гаспринский Исмаил. Русское мусульманство: Мысли, заметки и наблюдения мусульманина. – Симферополь, 1881.

3Қосимов Б. Миллий уйғониш: жасорат, маърифат, фидойилик. – Тошкент:

Маънавият, 2002. – Б.19 – 20.

84

докладчиком выступил учитель семинарии1 М.А.Миропиев.2 Спустя 2 года, в 1884 году Миропиев опубликовал свой доклад, несколько изменив его название, в одном из номеров журнала «Русь».3 Название опубликованной статьи еще раз подтверждает мнение Б.Касымова о том, что на годичном собрании семинарии обсуждалась брошюра Гаспринского.

М.Миропиев в своем докладе утверждает, что «первым и основным принципом образования наших мусульман должно быть их обрусение».4 Как видно, эти слова полностью противоречат и отрицают идеи Гаспринского о том, что русское государство не должно вести политику ассимиляции в отношении российских мусульман.

Нарекания Гаспринского о «великой цивилизаторской миссии» русского правительства в своих азиатских владениях и его высказывания о том, что эта миссия в действительности не приближает мусульман России к прогрессу и цивилизации5, задели честь некоторых русских политиков. В частности, Миропиев призывал своих соратников в своем выступлении наконец-то «взяться за дело великой исторической важности, насаждения Европейской цивилизации в Азиатский мир». Он утверждает, что господствующая нация не должна выпускать из рук покоренные народы и две вещи – пролитая кровь соотечественников и внутренняя и внешняя безопасность принуждают государство к этому. Но самое главное,

1Миропиев Михаил Александрович (1852 – 1919), православный миссионер, работал на Кавказе и в Туркестане в конце XIX – начале ХХ века; автор нескольких книг, посвященных исламу и крещению российских мусульман. Подробно о его деятельности и мыслях см.: Dowler Wayne. Classroom and Empire: The Politics of Schooling Russia's Eastern Nationalities, 1860 – 1917. – Montreal: McGill-Queen's University Press. – Р.178, 206.

2Миропиев М.А. Какие главные принципы должны быть положены в основу образования русских инородцев – мусульман? Речь, произнесенная на годичном акте Туркестанской учительской семинарии 30.08.1882 г. преподавателем семинарии г. Миропиевым // Туркестанский сборник. – Спб., 1883. Т.361. – С.134 – 145.

3Миропиев М.А. Какие начала должны быть положены в основу образования инородцев: по поводу брошюры Исмаил Бея Гаспринского «Русское мусульман-

ство. – Симферополь, 1881» // Русь. 1884. №XVII. – С.24 – 41.

4Миропиев М.А. Какие главные принципы... – С.141.

5Гаспринский Исмаил. Русское мусульманство... – С.4 – 6.

85

Миропиев выступает за цивилизаторскую миссию, которая обеспечивает единство государства посредством крещения местных народов.1 Выступление Миропиева еще раз утверждает правоту Гаспринского, и показало, что Российское государство вело ассимиляционную политику в отношении туркестанских мусульман.2

Миропиев, говоря о главной цели Гаспринского – о реформе мусульманской школы, пишет, что «предложенная интеллигентными мусульманами система образования, основанная на исламских ценностях», совсем не совпадает с государственной политикой России. Вместо такой школы он предлагает активно использовать миссионеров-педагогов в мусульманских начальных школах и применить метод, утвержденный государственными органами. Такой метод обучения в мусульманских школах, по мнению Миропиева, должен быть «вторым основным принципом политики образования мусульман инородцев и полностью отрицать ислам, т.е. всякую религиозную деятельность мусульман».3 Политика игнорирования ислама, как отмечалось, была предложена «устроителем края» Кауфманом и, по словам Остроумова, такая политика продолжалась вплоть до 1905 года.4

Один из видных специалистов по Средней Азии в царское время В.Бартольд в одном из своих писем Н.Остроумову писал, что «когда христианство только пускало корни в России, ислам уже укоренился в крови Туркестанского населения и миссионерам слишком сложно что-то делать в этом деле».5 Слова Бартольда показывают, насколько была ошибочной такая политика в Туркестане. Наоборот, часть русского населения, переселенного из российских областей в Туркестан, приняла ислам.6

1Миропиев М.А. Какие главные принципы... – С.136 – 137.

2Подробнее см.: Батунский М. Православие, ислам и проблема модернизации в России на рубеже XIX – XX веков // www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/06 /03/0000160512, 21.11.2007.

3Миропиев М.А. Какие главные принципы... – С.141 – 145.

4Остроумов Н. Колебания во взглядах... – С.139 – 160; Кабули̣ ислāм // Таржумāн. 1910. №37; Миллий маишат // Таржумāн. 1911. №20.

5Письма В.Бартольда Н.Остроумову. 04.03.1911. ЦГА РУз, ф., 1009, оп. 1, д. 27, л.

192об. – 193.

6Остроумов Н. Колебания во взглядах... – С.153.

86

Среди русских политиков высшего ранга в Петербурге были те, кто не поддерживал выдвинутые учениками и последователями Н.Ильминского в Туркестане русификаторской политики в отношении местных народов. Хотя они поддерживали государственную политику в отношении покоренных народов в целом, но не были сторонниками тотальной и лобовой русификации инородцев. Одним из таких политиков был С.Ю.Витте1. По его мнению, русификаторская политика по отношению к покоренным народам Азии не была эффективной, так как в этом деле местные политики не учли в ней основные факторы – быт и религию населения.2

И.Гаспринский для достижения своих целей в Туркестане решил использовать успешно примененный метод в Крыме, т.е. начать дело с реформы начальной мусульманской школы одновременно с реформой высшей школы – медресе. После четко обдуманного плана он отправил Туркестанскому генерал-губернатору барону А.Б.Вревскому3 письмо4 с подробным описанием будущих реформ и предложений.5 Гаспринский в этом деле, в отличие от Миропи-

1Витте Сергей Юльевич (1849 – 1915), граф, государственный деятель; министр финансов (1892 – 1903) и председатель комитета министров Российской империи (1905 – 1906). Он один из авторов Манифеста, 17 октября 1905 года. Подробнее о его деятельности см.: История России в портретах. В 2-х т. – М.: Русич, 1997. Т.1.

– С.285 – 308.

2Витте С. Избранные воспоминания, 1849 – 1911. В 2-х т. – М.: Терра, 1997. Т.1. –

С.73 – 74; 78.

3Вревский Александр Борисович (1834 – 1910), барон; генерал-губернатор Тур-

кестана (1890 – 1898).

4Гаспринский Исмаил. Записка Главному Начальнику Туркестанского края от Исмаил Бека Гаспринского по поводу учебника и методов обучения русскому язы-

ку в туземной школе. ЦГА РУз, ф. И-1, оп. 11, д. 806, л. 1 – 3 // http://zerrspiegel. orientphil.uni-halle.de/ t522.html, 17.08.2008.

5Lazzerini E.J. Ismail Bey Gasprinskii and Muslim modernism in Russia. 1878 – 1914, University of Washington. Unpublished Ph.D. thesis, 1973. – P.30. Лаззерини, ссыла-

ясь на работу К.Бендрикова, называет Н.Розенбаха генерал-губернатором Туркестана, тогда как в то время пост генерал-губернатора занимал барон Вревский. Розенбах был смещен с поста губернатора в 1899 году и в том же году он умер в Петербурге. В некоторых зарубежных исследованиях авторы, ссылаясь на Лазерини,

повторяют эту ошибку (Saray, Mehmet. Gaspirali Ismail Bey’den Atatür’ke. Türk dünyasinda dil ve kultur birligi. Istanbul, 1993. – P.35; Devlet Nadir. Ismail Bey (Gaspirali). – Ankara, 1988. – P.63).

87

ева, рассматривал религиозное обучение в мусульманских школах самым главным фактором успеха будущих реформ. В своем письме он старался убедить туркестанских чиновников в том, что народ никогда не примет чужое для себя, если видит в нем угрозу для своей веры.1

Для осуществления намеченных дел Гаспринский выдвинул на первый план внедрение в курс мактабов и медресе обучение русскому языку. Этот аргумент Гаспринского был одним из главных факторов завоевания доверия чиновников Туркестанской администрации. В первой части письма Гаспринский более детально останавливается и описывает существующий порядок положений в мусульманских мактабах в целом и непосредственно переходит к поставленной цели. По его мнению, внедрение и распространение русского языка среди местного населения во многом зависит от упрощения метода обучения в мактабах т.е. нужно внедрить «легкий метод».2

Гаспринский предлагает для внедрения «легкого метода» следующее:

1)распространить среди учителей мактабов руководство или методическое пособие, основанное на новом методе обучения;

2)распространить новый метод и новую школу;

3)реформировать некоторое количество из существующих медресе в «‘Āлия» (высшее) и приспособить их для подготовки учителей для новометодных школ;

4)предоставлять студентам реформированных высших медресе льготы по воинской обязанности, а также освободить их от экзаменов при Управлении духовных дел;

5)программа и курс высшего медресе должны соответствовать полному обучению русскому языку, русской педагогике и русским законам.

После реализации предложенного учителя, назначаемые в новометодные школы, должны сдавать экзамен представителям дирекции местных учебных заведений и Управления духовных дел му-

1Гаспринский Исмаил. Записка Главному Начальнику... // http://zerrspiegel. orientphil. uni-halle.de/t522.html, 17.08.2008.

2Там же.

88

сульман. Такие учителя после окончания высшего медресе должны, по замыслу Гаспринского, обретать навыки преподавания как на местном, так и на русском языках. Постановка местных учебных дел в таком порядке и назначение учителями в таких школах представителей мусульманского населения, по мнению автора письма, повышает доверие местного населения и уверенность в том, что исламская религия не подвергнется опасности. Таким образом, Гаспринский предложил администрации Туркестанского генерал-губернатора реформировать мусульманскую школу и внедрить в них облегченный метод обучения.

Гаспринский объясняет сущность нового метода обучения в сокращении периода обучения в существующих мактабах с шести до двух лет. В оставшееся время дети могли учить в совершенстве русский язык и знакомиться с русской культурой. Но самое главное

– начальное обучение должно быть на родном для детей языке, а также, что особо подчеркивалось, учителями в эти школы должны назначаться представители местного населения. Гаспринский надеялся на то, что Туркестанский генерал-губернатор будет

следовать примеру его коллеги, генерал-губернатора Одессы Х.Х.Роопу1.

Тщательно обдуманный план Гаспринского по реформе мактабов в свое время был успешно внедрен в его родном Крыму. Администрация Туркестанского генерал-губернаторства отлично знала, в чем заключалась цель Гаспринского. Поэтому генерал-губернатор Вревский поручает решение данного вопроса Н.Остроумову и знатоку местного быта В.П.Наливкину. Как известно, один из главных экспертов образовательной политики русской администрации Туркестана Н.Остроумов считал Исмаила Гаспринского своим главным оппонентом в этом вопросе.

Н.Остроумов после ознакомления с письмом Гаспринского не скрывал своего удивления, что автор письма наставляет русских и утверждает, что «обсуждение этого дела (образования мусульман Туркестана. – З.А.) неофициальным лицом, не имеющим непосредственной связи с коренным населением Туркестана, недопустимо».

1 Рооп Христофор Христофорович (1831– ?), барон; генерал-губернатор Одессы

(1883 – 1890).

89

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]