Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Gasprinskii_i_Turkestan

.pdf
Скачиваний:
318
Добавлен:
24.03.2015
Размер:
6.08 Mб
Скачать

его газеты в пользу мусульман. В 1896 году Гаспринский широко освещал коронацию нового императора России, на которой он присутствовал. Как известно, на такое мероприятие были приглашены и правители туркестанских государств. Гаспринский ни в одном из своих очерков из Москвы не указал на личную встречу с ханами. Но он не мог упустить еще один шанс встретиться и обсудить наболевшие темы с главами и высокопоставленными лицами Бухарского и Хивинского ханств. Мухаммад Рахим II после возвращения из России высоко оценил усилия Гаспринского в деле создания новых учебных заведений и пропаганды новых идей среди мусульман и отправил ему благодарственную телеграмму с дорогими подарками.1 Это действие Мухаммада Рахима II доказывает, что он достаточно много принимал и беседовал с Гаспринским. Такое отношение хана к Гаспринскому указывает на теплые и близкие отношения между ними.

Унаследовавший хивинский престол от Мухаммада Рахимхана II его сын Асфандияр (1910 – 1918), будучи наследником престола, на практике внедрял задуманные отцом планы. Так, в 1903 году под его покровительством2 были открыты первая почта и телеграф в Новом Ургенче.3 Асфандияр с детства стремился познать многое. Он в совершенстве изучил русский и турецкий языки от дворцового переводчика Ахмада Агиева, с начала ХХ века регулярно получал и читал русскую, татарскую, турецкую и азербайджанскую прессу, получал книги по географии, истории и новой литературе из Турции и Азербайджана для своей библиотеки.4

С наступлением ХХ века в Хиве стали заметны искорки настоящего развития. Появились здания в европейском стиле, а также заводы и фабрики, основанные на новых технологиях.5 Во главе всех этих преобразований стоял принц Асфандияр и его наставник, один их министров Хивы Саййид Исламходжа (1872 –

1Исмā‘ил. Ташаккур // Таржумāн. 1896. №4.

2Хива (мактуб) // Таржумāн. 1902. №3.

3Хивадан мактуб // Таржумāн. 1903. №3.

4ЦГА РУз, ф. И-1, оп. 1, д. 609, л. 62. См.: Қўшжонов О., Полвонов Н. Хоразмдаги ижтимоий-сиёсий жараёнлар ва ҳаракатлар (XIX аср иккинчи ярми – XX аср биринчи чораги). – Тошкент, 2007. – С.200.

5Мулла Рамазāн. Хивадан мактуб // Таржумāн. 1904. №82.

130

1913). Деятельность Исламходжи особенно раскрывается в 1910 – 1913-е годы, когда он был премьер-министром Хивинского ханства. Гаспринский высоко оценивает деятельность этих двух чиновников Хивы. Он поддерживает их морально через свою газету и подбадривает тем, что сделанные для блага государства и народа дела увековечат их имена.1

Исламходжа сыграл огромную роль в восхождении Асфандияра на xивинский престол. Он верил, что хорошая осведомленность Асфандияра с положением дел в стране и мире послужит дальнейшему развитию и процветанию государства и использовал все средства, чтобы тот взошел на престол.2 К осуществлению реформ Асфандияра, с одной стороны, подталкивали русские, а с другой – его наставник Исламходжа. Асфандияр в первый день в качестве хана издал указ о проведении в стране некоторых реформ и возложил их контроль на Исламходжу.3 В указе отмечены общие черты будущих реформ. Исходя из этого, Высший совет старейшин дворца рассмотрел и обсудил программу реформ4, состоявшую из 10 пунктов, и утвердил ее 22 января 1911 года.5 Программа реформ была разработана Исламходжой. Предусматриваемые существенные реформы в социально-экономической сфере стали причиной резкого подъема авторитета нового хана, причем даже в прессе появились оды, восхваляющие Асфандияра.6

Как в Бухаре, хивинское духовенство и некоторые влиятельные дворцовые лица выступили против осуществления реформ в стране. В итоге усилилась дворцовая интрига против Асфандияра и Исламходжи. Дворцовая элита, воспользовавшись отсутствием хана в столице, даже осмелилась поднять народные массы против хана и премьер-министра с призывами, что осуществляемые прави-

1Идāрая мактуб (Хивада усули жадид мактаблари) // Таржумāн. 1908. №4.

2Қўшжонов О., Полвонов Н. Хоразмдаги ижтимоий-сиёсий... – Б.200.

3Хива хукмд̣ āри Асфандиярхāн хазратларининг̣ тахти жулуслари мунāсабатила нашр этдиклари Фармāни ‘Āли сурати // Шöрā. 1911. №6.

4Детально о программе реформ см.: Қўшжонов О., Полвонов Н. Хоразмдаги ижтимоий-сиёсий... – Б.188 – 199.

5Там же. – С.188.

6Сöфизāда Мухаммадшариф̣ . Асфандиярхāн // Шöрā. 1911. №12.

131

тельством реформы не соответствуют нормам шариата.1 С другой стороны, туркменские племена, не согласные с налоговой реформой, также подняли восстание.2 Восстанию туркменов была причастна та же дворцовая элита, которая управляла народными массами в Хиве.3. С усилением восстания в страну была введена русская армия.

Исламходжа заслужил и имел огромный авторитет, работая министром в правительстве Мухаммада Рахима II. Одну из ключевых ролей он сыграл в проведении некоторых существенных реформ в стране начала ХХ века. Он организовал в Хиве несколько новометодных школ, пригласив учителями представителей татарской и русской национальности. Он стоял во главе строительства стратегически важных мостов, дорог, а также телеграфной и почтовой сети в Хиве.4 Объявленные Асфандияром реформы, осуществление которых было возложено на Исламходжу, увеличили количество его недоброжелателей. В конце концов, усилившееся противостояние привело к гибели Исламходжи.5 До своей смерти он управлял южной частью ханства и возглавлял внешнеполитическое ведомство Хивинского ханства. За заслуги перед страной он был возведен в ранг «вазири акбар» (главный министр).6

Мы не имеем точных данных о личных встречах Исламходжи и Гаспринского. Но можно предполагать, что они встречались в Крыму, когда ханская делегация, возвращаясь из поездки в Петербург, остановилась в Бахчисарае.7 Опубликованные две большие статьи8

1Погорельский И. История Хивинской революции и Хорезмской Народной Советской Республики 1917 – 1924 гг. – Л., 1984. – С.47.

2Хива хабарлари // Таржумāн. 1911. №11. Более подробно о туркменском восстании см.: Хива, Россия и туркмены (историческая справка) // Туркменоведение. 1930. №1; Росляков А. Революционное движение и социал-демократические организации в Туркменистане в дооктябрьский период (1990 – март 1917). – Ашхабад, 1957.

3Хива ахв̣āли // Таржумāн. 1912. №1.

4Мархум̣ Саййид Ислāмхöжа // Таржумāн. 1913. №187.

5Там же.

6Миллий маишат // Таржумāн. 1912. №9.

7Дāхилия хабарлари // Таржумāн. 1911. №18.

8Мархум̣ Саййид Ислāмхöжа // Таржумāн. 1913. №187; [Хива кушбегиси̣ ...] //

Таржумāн. 1913. №278.

132

в «Таржумāн» по случаю трагической и тайной гибели Исламходжи еще раз доказывают о дружеских отношениях этих двух личностей. Если судить по словам Гаспринского, Исламходжа неоднократно общался с ним и писал письма по поводу организации новометодных школ и приобретения учебников к ним. Кроме того, Гаспринский очень тепло отзывается о личности Исламходжи, которого называет одним из интеллигентных высокопоставленных чиновников Средней Азии. Как отмечает Гаспринский, Исламходжа, кроме персидского, в совершенстве владел русским языком, регулярно получал десятки газет, в том числе «Таржумāн».1

Исламходжа в конце 1910 – начале 1911 года получал личные консультации от Гаспринского в деле организации гимназии, в которой планировалось обучение русскому языку, математике, географии, истории, черчению, естествоведению и др. Кроме того, он планировал открыть семинарию для подготовки учителей для организуемой сети новометодных школ.2

В самый разгар реформ усилилась дворцовая интрига. Враждебные Исламходже дворцовые круги начали давить на Асфандияра, в надежде отстранить Исламходжу от всех дел. В итоге Асфандияр отступил от своих принципов и между ним и Исламходжой стали возникать проблемы в финансовом плане.3 Исламходжа резко выступил против строительства Асфандияром нового дворца, для которого он планировал использовать из казны 70 тысяч тилля (примерно 126 тысяч рублей). Кроме того, хан раздал своим приближенным 500 тилля из государственных средств. Эти поступки Асфандияра испортили отношения между ними и дворцовые круги воспользовались удобным случаем, чтобы окончательно отлучить премьер-министра от дворца.4 9 августа 1913 года Исламходжа был жестоко убит. По определению предводителя младохивинцев Палваннияз Хаджи Юсупова (1861 – 1936), Исламходжа

1[Хива кушбегиси̣ ...] // Таржумāн. 1913. №278.

2ЎзМЭ. Т.3. – Б.499.

3Погорельский И. История Хивинской революции... – С.49.

4Қўшжонов О., Полвонов Н. Хоразмдаги ижтимоий-сиёсий... – Б.209 – 215.

133

был убит по личному указанию Асфандияра.1 По некоторым данным, к этому делу были причастны и русские. Слова, высказанные начальником Амударьинского отдела полковником Колосковским в записке от 31 декабря 1914 года на имя генерал-губернатора Туркестана, доказывают наши предположения. В частности, в ней говорится, что «наше [русских] вмешательство в дворцовые интриги Хивинского ханства и в дело восстановления группы диванбегиев2 во дворце стало причиной гибели вазири акбар Исламходжи».3 Как видно, к гибели Исламходжи причастны как внутренние, так и внешние силы.

В последних исследованиях Исламходжа представляется как один из лидеров правого течения джадидского движения.4 Здесь уместно отметить, что к появлению первого национального кинематографа в Туркестане причастен именно Исламходжа. Он помог Худайбергану Деванову организовать кинематограф в Хиве и спонсировал это дело из личных средств. В свою очередь Х.Деванов учился снимать кино у Вильгельма Пеннера, главы общины немцев-меннонитов5 в Хиве.6

Исламходжа за короткий срок смог подготовить почву для развития образования и торговли.7 Его трагическая гибель так и

1Юсупов Полвонниёз Ҳожи. Ёш хиваликлар тарихи (хотиралар). – Урганч, 2000. –

Б.50.

2Здесь имелись ввиду сыновья Матмурада Диванбеги Хусаинбек, Шихназарбий и Амангелди. Подробно см.: Погорельский И. История Хивинской революции... – С.48; Қўшжонов О., Полвонов Н. Хоразмдаги ижтимоий-сиёсий... – Б.204.

3ЦГА РУз, ф. И-2, оп. 1, д. 352, л. 65. См.: Қўшжонов О., Полвонов Н. Хоразмдаги ижтимоий-сиёсий... – Б.215.

4ЎзМЭ. Т.4. – Б.245.

5Более подробнее о немцах-меннонитах в Хорезме см.: Гентшке В. К истории появления меннонитских общин в Туркестане (конец XIX – начало ХХ века) // Общественные науки в Узбекистане. 2002. №6; Жукова Л. Немцы-меннониты в Южном Хорезме. http://kungrad.com/history/etno/nem, 03.11.2008.

6Юсупов А. Первый узбекский фотограф и кинооператор. http://press-uz.info/index. php?title=home&nid=12&my=072008&st=0, 10.07.2008; Кудряшов А., Панаев Д.

Крепости и минареты Хивы – метафизический образ истории Центральной Азии. http://www.ferghana.ru/article.php?id=5061, 17.04.2007.

7Погорельский И. История Хивинской революции... – С.49; Мархум̣ Саййид Ислāмхöжа // Таржумāн. 1913. №187; [Хива кушбегиси̣ ...] // Таржумāн. 1913.

№278.

134

осталась нераскрытой. По данным некоторых источников, Асфандияр подозревается в даче взятки некоторым высокопоставленным русским чиновникам, чтобы быстрее замять это дело.1 Вся осуществленная и проделанная работа Исламходжи после его смерти приписывалась Асфандияру. Это подтверждают присланные письма в редакцию «Таржумāн».2

Хивинские правители Мухаммад Рахим II и Асфандияр, а также премьер-министр Исламходжа были основными официальными лицами, которые имели непосредственную связь с Гаспринским. Мухаммад Рахим высоко ценил усилия Гаспринского вывести мусульман из тупика невежественности. В отличие от бухарских правителей и чиновников, он открыл двери Хивинского ханства для новометодных школ, хотя они не получили такого развития, как в русском Туркестане. Развитию новых образовательных и других социальных учреждений в Хиве внес огромный вклад премьер-министр страны Исламходжа. Он организовал сеть новометодных школ, основываясь на консультации Гаспринского, и обеспечил эти учреждения необходимыми учебными принадлежностями. Его трагическая смерть прервала ход осуществляемых реформ в Хивинском ханстве. Начатые им дела не получили дальнейшего развития. Асфандияр впоследствии не смог вырваться из дворцовых интриг и остановил начатые с большим размахом дела. В конце концов, он сам стал жертвой этих интриг.

2.3.3. Туркестанская интеллигенция конца ХIХ века и Гаспринский

Туркестанская интеллигенция в конце XIX века постепенно стала интегрироваться с модернистским движением, которое стало быстро распространяться по всему мусульманскому Востоку. Адиб Халид анализируя этапы развития джадидизма в Туркестане, разделяет его основателей на группы. Он перечисляет некоторых представителей интеллектуалов Туркестана конца XIX века к «первому поколению» основоположников джадидского движения в

1Қўшжонов О., Полвонов Н. Хоразмдаги ижтимоий-сиёсий... – Б.215.

2См.: А‘ламдāр Мулла Рамазāн. Хива тамаддун йöлинда // Таржумāн. 1914. №75.

135

Туркестане. По его определению, «первым поколением» туркестанских джадидов были такие всем известные личности, как ташкентский купец Саидазимбай, казий Мухйиддинходжа и Саттархан Абдулгаффаров1, а также поэт Фуркат.2 По своему социальному статусу и занимаемым должностям они были близки к русскому обществу и были хорошо знакомы с русской культурой. Гаспринский причисляет поэта «Фурката афанди Фергани» к числу общественных деятелей pоссийских мусульман, которые внесли огромный вклад в новое возрождение мусульманских народов России. Кроме того, он считает Фурката одним из лиц, которые дали ему надежду «освобождения». Гаспринский уподобляет этих мусульманских деятелей «подснежникам, пробившимся из-под снега», которые дали надежду другим выжить среди сильных.3 Гаспринский лично не был знаком с Фуркатом, но можно утверждать, что он внимательно следил за его творчеством на страницах «ТВГ». Иначе он не мог судить о Фуркате, как написано выше. В дополнение к листу А.Халида, к первому поколению основоположников джадидизма в Туркестане можно причислить таких лиц, как бывший хаким (мэр) города Китаб генерал русской армии Джурабек, туракурганский казий Исхакхан Ибрат.

О личности ташкентского купца Саидазимбая в исторических источниках дается очень противоречивая информация. В.Наливкин описывает Саидазимбая, как выдающегося пионера «алчных, наглых и продажных авантюристов самого низкого разбора».4 Саидазимбай, несмотря на свой авторитет, известен дурной славой народа. Пользуясь своей близостью с высокопоставленными чиновниками, он брал деньги у населения для решения их проблем и

1Саттархан Абдулгаффаров (1843 – 1901), казий, преподаватель и историк; был сотрудником газеты «ТВГ» в 1883 – 1890 годах (см.: Савицкий А.Н. Саттархан Абдулгаффаров – просветитель-демократ. – Ташкент, 1965); автор исторического труда о Кокандском ханстве; его мемуары были опубликованы Н.Остроумовым (см.: Остроумов Н. Сарты. Этнографические материалы. Изд. 2-е, доп. – Ташкент, 1896. – С.190 – 234).

2Khalid Adeeb. The Politics of Muslim Cultural Reform… – Р.82 – 89.

3Исмā‘ил. Ак̣гул дастаси // Таржумāн. 1905. №110.

4Наливкин В. Туземцы раньше и теперь / Издание А.Л.Кирснера. – Ташкент, 1913.

– С.75.

136

прошений. Кроме того, он мог прибрать к рукам все, что ему приглянулось, используя разные рычаги давления.1 По определению Заки Валиди, все усилия и старания Саидазимбая были направлены на удовлетворение личных выгод и на рост по карьерной лестнице.2 С другой стороны, он проявлял себя как просветитель и агитатор русского языка и культуры. В 1871 году он предлагает русским реорганизовать ташкентский медресе «Ишанкули» и внедрить в его программу русский язык, русские законы и обучение профессиям. Но его идея не нашла поддержки в административных кругах.3 Как утверждает Ш.Юсупов, Саидазимбай в период ликвидации Кокандского ханства осознал истинную политику русских и его отношение к русским и их политике изменилось в корне.4 Как видно, авторитетный купец среди русских не имел такого успеха среди своих и до конца своих дней таким и остался. Исходя из этого соображения, можно считать, что Саидазимбай, несмотря на свои усилия распространить русский язык и культуру, действовал в надежде получать личные выгоды от этого и не мог претендовать на статус основоположника джадидского движения в Туркестане.

В конце XIX века среди интеллигенции Туркестана особо выделяется Исхакхан Ибрат (1862 – 1937). В 1882 – 1886-е годы он учился в медресе в Коканде. В последние годы учебы Ибрат впервые познакомился с газетой Гаспринского «Таржумāн» в стенах медресе. В 1886 году он одним из первых решился открыть школу нового типа в своем Туракургане. Эта школа, скорее всего, была копией русско-туземной школы. Внедренные Ибратом в традиционной мусульманской школе такие новые школьные принадлежности, как парта, доска, стали причиной возмущения населения и вскоре после открытия она была закрыта.5 Спустя немного времени, в 1887 году Ибрат уезжает в паломничество в

1 Schuyler Eugene. Türkistan. Bati Türkistan, Hokand, Buhara ve Kulca Seyahat Notlari. – Istanbul, Paradigma Yayincilik, 2007. – Р.97 – 98.

2Togan A. Zeki Velidî. Bugünkü türkili (Türkistan) ve yakın tarihi. – Istanbul, 1942 – 1947. Cilt I. – S.272.

3Остроумов Н. Сарты... – С.109.

4Юсупов Ш. Хуфя қатламлар. – Тошкент: Маънавият, 1999. – Б.59 – 60.

5Қосимов Б. ва бошқ. Миллий уйғониш... – Б.168.

137

Мекку и возвращается в родные края, спустя 9 лет в 1896 году. В течение этого времени он много путешествовал по Европе и восточным странам и в 1892 году обосновался в Индии. До 1896 года, оставаясь в Индии, он изучает языки, светские науки и пишет первый свой научный труд под названием «Лугати̣ ситта алсина» (Словарь шести языков). Впоследствии этот словарь был издан в 1901 году в Ташкенте. Позже Ибрат написал краткую историю Кокандского ханства под названием «Тарихи Фаргạ̄на» (История Ферганы) и издавал различные школьные учебники в собственной типографии, которую он открыл в 1908 году. После возвращения в Туракурган Ибрат сотрудничает с газетой Н.Остроумова «ТВГ» и много печатается.

Ибрат до своего ареста в 1937 году служил для просвещения народа в школе, построенной на свои средства еще в начале ХХ века. В свое время в этой школе дети обучались бесплатно. Некто А.Шахидуллин прислал в редакцию письмо, в котором написал об обширной просветительской и научной деятельности Ибрата. В конце своего письма автор просит Гаспринского включить имя Ибрата в список самых выдающихся мусульманских деятелей современности и напечатать его письмо в рубрике «Ак̣гул» (Подснежник).1 Мы не располагаем никакой информацией об отношениях Гаспринского и Ибрата и о возможной переписке между двумя просветителями. За 35-летнюю историю газеты «Таржумāн» имя Ибрата встречается только два раза. Но это не означает и не допускает предположения, что Ибрат и Гаспринский не встречались или не переписывались.

Среди вышеупомянутых лиц из туркестанской интеллигенции особо выделяются казий Мухйиддинходжа и генерал Джурабек тем, что они лично были знакомы и регулярно переписывались с Гаспринским. Имя Мухйиддинходжи впервые встречается на страницах «Таржумāн» в 1887 году, где сообщается о его назначении председателем казийского собрания города Ташкента.2 Спустя некоторое время, Гаспринский печатает в «Таржумāн» отдельную статью про Мухйиддинходжу. В ней Гаспринский

1Шахидуллин А. Идāрая мактуб // Таржумāн. 1907. №66.

2Ахбāри дāхилия // Таржумāн. 1887. №16.

138

восхищается поступками Мухйиддинходжи и рассказывает о его просветительской деятельности. В частности, в статье говорится о роли Мухйиддинходжи в распространении русской культуры среди местного населения.1 Незадолго до этого Мухйиддинходжа напечатал большую статью в «ТВГ» о русских свадьбах, описывая свои впечатления о свадьбе дочери генерал-губернатора Туркестана барона Розенбаха.2

Мухйиддинходжа, несмотря на свой статус духовного лидера, очень часто посещал дома разных чиновников туркестанской администрации. Он сам обустроил свой дом под европейский стиль, обставляя разной мебелью и обеденными принадлежностями. Как пишет Н.Остроумов, Мухйиддинходжа даже построил русскую печку в одной из комнат своего дома и ездил по городу на русской коляске. Кроме того, он часто посещал и любил театр и различные концерты и музыкальные вечера.3 Эти стороны характера Мухйиддинходжи показывают его эрудированность, обладание широким мировоззрением и стремление идти в ногу со временем. По определению Остроумова, Мухйиддинходжа был самым авторитетным среди ташкентского населения, имел очень хорошие отношения с русским обществом и, самое главное, держал себя достойно в одном ряду с ними. В действительности, Мухйиддинходжа хорошо осознавал то, что происходило в мире и не уставал в пропаганде знания среди народа, не закрывал глаза на все новое, совершающееся вокруг. По некоторым сведениям, он даже вдохновил поэта Фурката написать его известное стихотворение под названием «Суворов хусусида» (О Суворове). Возможно, после знакомства с Мухйиддинходжой в Ташкенте и проведенных много-

часовых бесед поэт нашел вдохновение написать это стихотворение.4

За плодотворное сотрудничество с русской администрацией Мухйиддинходжа был награжден различными орденами. Он присутствовал на коронации императора Александра III и из его

1К̣āзи Мухаммад̣ Мухйиддинх̣ öжа // Таржумāн. 1887. №36.

2Остроумов Н. Сарты... – С.131.

3Там же. – С.131.

4Юсупов Ш. Хуфия... – С.78 – 79; Остроумов Н. Сарты... – С.130 – 131, 245.

139

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]