Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Gasprinskii_i_Turkestan

.pdf
Скачиваний:
318
Добавлен:
24.03.2015
Размер:
6.08 Mб
Скачать

мешает одно другому, тем самым выражает свою правоту.1 Но это предложение Гаспринского касалось русско-туземных школ во внутренней России, так как в Туркестанских школах были введены

ирелигиозные дисциплины.

Врусско-туземных школах обучались только мальчики. Девочек родители в эти школы не отдавали. В 1903 году Туркестанский педагогический кружок открыл в Ташкенте женскую русско-тузем-

ную школу, но она просуществовала недолго и через два года закрылась.2

1.4. Опора консерватизма: традиционная система обучения

До прихода русских в Туркестане существовала, как описал ее Кауфман, хорошо организованная система народного образования.3 В этих образовательных учреждениях система преподавания не менялась последние несколько веков. Основными образовательными учреждениями, по определению В.Наливкина, главными оплотами ислама4, были: 1) мактаб; 2) далаилхана; 3) карыхана; 4) медресе.

Самыми распространенными из них были мактаб и медресе – низшая и высшая школа. Прежде чем анализировать эти два учреждения, уместно рассмотреть остальные два типа образовательных учреждений.

Далаилхана по своей сути представляла собой более высокую ступень мактаба. В ней взрослые учащиеся, которые закончили мактаб, под ведомом дāмуллы (учителя) заучивали наизусть написанный на арабском языке сборник преданий о пророке Мухаммаде и религиозных од «Далā’или хайрāт». Он составлен в XV веке. Его

1Исмаил. Какая школа лучше? // Таржумāн. 1901. №24.

2История Узбекской ССР / Под редакцией академика И.М.Муминова. – Ташкент:

Фан, 1974. – С.192.

3Проект всеподданнейшего отчета... – С.433.

4Наливкин В. и др. Краткий обзор современного состояния и деятельности мусульманского духовенства, разного рода духовных учреждений и учебных заведений туземного населения Самаркандской области, с некоторыми указаниями на их историческое прошлое // Сборник материалов по мусульманству. – Спб., 1899.

– С.39.

60

текст был разбит для чтения по дням недели. На заучивание этого небольшого сборника ученики тратили обычно около года. Русские исследователи считали далаилхана самым бесполезным учреждением народного образования в крае.1 Далаилхана была не очень распространена. В Кокандском ханстве они имелись в Ташкенте, позже только в городах Ферганской долины из них сохранились 4- 5, причем две были в Андижане. Из стен далаилханы выходили маддахи – уличные рассказчики-декламаторы на религиозные темы. Далаилхана имела материальную базу – вакфное имущество, помещение.2

Следующий тип общеобразовательных учреждений – карыхана являлась своеобразным сочетанием учебного заведения и приюта – главным образом, для окончивших мактаб взрослых. Среди учащихся было очень много слепых. Они занимались под руководством карыбашы (преподаватель) заучиванием на слух наизусть Корана. Карыхана, как и медресе, устраивалась и содержалась на доходы от вакфа. Кроме того, ученики имели постоянные заработки от чтения Корана по покойникам, во время Рамазана и в других подобных случаях.3 Карыхана была менее распространена, чем далаилхана. Если количество этих учебных заведений в 1892 году в Ферганской области насчитывалось 252, то по данным 1903 года их было 231 с 1654 учащимися4; но учащихся в каждой карыхане было мало, в среднем меньше десяти человек. В Хивинском ханстве имелись карыхана специально для проживания в них женатых учеников с семьями.5

В карыхана иногда принимали после окончания мактаба либо во время обучения в мактабе. В таких случаях детей учил имам мечети. Ученики мактаба после окончания прохождения некоторых учебников приступали к заучиванию наизусть части Корана. Муминджан Мухаммаджанов, вспоминая свои школьные годы,

1Там же. – С.42.

2Бендриков К.Е. Очерки по истории... – С.48.

3Наливкин В. и др. Краткий обзор современного... – С.42.

4Ежегодник Ферганской области. – Новый Маргелан, 1904. Вып. 1904 года.Т.III. –

С.XLV.

5Бендриков К.Е. Очерки по истории... – С.47 – 48.

61

писал, что после окончания учебы по книгам «Чахạ̄р Китāб» и «Хафтияк̣ » начал заниматься «кạ̄рилик»̣. К этому принуждал его отец. Родители опять-таки приводили своих детей к имаму и просили научить читать Коран. Ученики в группах занимались по 6

– 7 человек. Учение «кạ̄рилик̣» продолжалось до окончания школы.1 Те ученики, которые хотели продолжить изучение Корана, после школы поступали в карыхана.

Самым распространенным среди общеобразовательных учреждений лидером был мактаб – приходская школа, в которой дети обучались начальной грамоте, получая вместе с тем первичные представления о главнейших религиозных обязанностях мусульманина, каковыми являются ежедневная пятикратная молитва (намāз) с предшествующим ей омовением, пост, а также основные представления о Боге; о существе ислама; об ангелах; о загробной жизни и т.п.2 Во всем мусульманском Востоке начальная школа существовала именно в этих началах. Даже в некоторых немусульманских странах, например как Эфиопия, начальная система обучения по своему строению была похожа на мусульманские мактабы. В Эфиопии общеобразовательная система развивалась по ступеням, начиная обучение ученика со слоговой азбуки эфиопского языка до толкования священных книг посредством промежуточных этапов литургии, а также поэтической компоновки и интерпретации. Отличительной чертой церковного обучения оставалось запоминание наизусть прочитанного и почтение церковной власти. Простое запоминание прочтенного текста было самым абсурдным этапом начальной школы, где ученики повторяли религиозные книги на непонятном для них языке (Геез) по памяти.3 Как видно, эти школы тоже учили только основам религии не на родном для детей языке.

1Мухаммадж̣ āнов Мöминжāн. Турмуш... – С.7.

2Гаспринский̣ Исмā‘илбек. Рахбари̣ му‘аллимин... – С.4 – 8; Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь... – С.38; Остроумов Н.П. Народная школа у сартов // Остроумов Н.П. Сарты. Этнографические материалы. – Ташкент, 1908. – С.240.

3Zewde Bahru. Pioneers of Change in Ethiopia. The Reformist Intellectuals of the Early Twentieth Century Ohio University Press, 2002. – Р.20 – 21.

62

Мактабы, которые действовали при мечетях, в отдельных помещениях и в частных домах, в свою очередь, подразделялись на две группы: общие и частные. Общие действовали обычно при мечетях или в отдельных помещениях. Иногда мактаб находился при медресе или при карыхана. Частные мактабы открывались отдельными людьми, которые назывались мактабдар. Наконец, богатый и знатный человек мог устроить домашний мактаб для детей своей семьи, родных и соседей, пригласив учителем опытного мактабдара.1 В этих мактабах дети от 6 до 14 лет обучались начальной грамоте. При каждой общине имелся свой мактаб.

Среди кочующего населения Туркестана действовали сезонные мактабы – с весны до осени. В таких мактабах обычно преподавали студенты медресе, приехавшие на каникулярные заработки.2

Учебные занятия в мактабе продолжались круглый год с двумя промежутками в дни двух мусульманских праздников (неделя до начала каждого праздника и неделя после праздника).

Количество мактабов в то время не поддавалось исчислению. Официальные данные не всегда показывали точное количество мактабов. Например, в Амударьинском отделе в 1893 году было 878 мактабов с 7801 учеником, а в 1899 году – 761 мактаб с 6628 учениками.3 По данным В.П.Наливкина, в трех основных областях Туркестана (Сырдарьинской, Ферганской и Самаркандской) в 1900 году числилось 5418 мактабов с 57159 учащимися.4 В Хивинском ханстве действовало более 1500 мактабов.5 Общее число мактабов в Самаркандской области по сведениям за 1899 год было 1720 с 15029 учащимися.6 В Ферганской области в 1903 году зафиксировано 1812 мактабов, в которых обучались 6401 мальчик и 3050 девочек.7 В Семиреченской области в 1916 году было с 15000 до

1Бендриков К.Е. Очерки по истории... – С.36; Bicakci Ahmet Salih. Bukharan Madrassahs: Usuli qadim // The Reform Movements and Revolutions in Turkistan (1900 – 1924). Edited by Timur Kocaoğlu. SOTA. – Haarlem, 2001. – S.137.

2Бендриков К.Е. Очерки по истории... – С.36.

3Карлыбаев М. Медресе Каракалпакии... – С.9.

4Наливкин В.П. Туземцы раньше и теперь... – С.109.

5Қосимов, Б. и др. Миллий уйғониш даври... – Б.77.

6Наливкин В. и др. Краткий обзор современного... – С.39.

7Ежегодник Ферганской области. Т.III. – С.XLV.

63

1500 учащихся. В Самаркандской области низших туземных школ было более 2500 с общим числом учащихся до 20000. В Ферганской области низших учебных заведений в 1916 году насчитывалось свыше 2500 с более 30000 учащимися1 (табл 4).

 

 

 

 

Таблица 4

Количество мактабов в Ташкенте за 1910 год*

 

 

 

 

 

 

Название учебных

 

Число

Число

Количество

 

заведений

 

школ

учителей

учеников

 

 

Шайхантахурская часть

 

 

Мужские мактаба

 

48

48

1727

 

Женские мактаба

 

39

39

570

 

Карыхана

 

4

4

41

 

 

 

Себзарская часть

 

 

Мужские мактаба

 

27

27

860

 

Женские мактаба

 

14

14

199

 

Медресе

 

6

6

282

 

 

 

Кукчинская часть

 

 

Мужские мактаба

 

28

28

784

 

Женские мактаба

 

15

15

180

 

Карыхана

 

1

1

25

 

 

 

Бешагачская часть

 

 

Мужские мактаба

 

34

37

1484

 

Женские мактаба

 

18

18

375

 

Карыхана

 

-

-

-

 

Всего

 

233

261

7503

 

*Источник: Добросмыслов А. Учебные... – С.131 – 132.

Число учеников в мактабе обычно не превышало 30 мальчиков в возрасте от 6 до 15 лет. Иногда мактабдоры в интересах большего заработка принимали до 40 учеников. Родители приводили своих сыновей в мактаб и просили муллу обучить их грамоте. Родитель

1 Лавров М.В. Туркестан. География и история края. Изд. 2-е. – М., 1916. – С.112, 132, 148.

64

должен был принести мулле подарки и заявить: «Дāмулла, обучайте сына, если будет надобность – бейте. Его мясо – ваше, кости – мои».1

Учителем мактаба (дāмулла) обычно был приходской имам. За отказом имама обучением в мактабе занимался суфи (āзāнчи). Учителем мог быть также грамотный человек из другого прихода. Занятие должности учителя в мактабе зависело от жителей квартала в лице его представителей. Если мактаб находился при мечети, пользовавшейся определенными вакфами, то учитель получал из этого вакфа свою небольшую часть дохода. Обычно каждый отец, при определении сына в мактаб, приносил учителю, смотря по состоянию, немного денег. В дальнейшем давал повременные приношения в зависимости от установившегося в данной местности обычая и в связи с ходом учебных занятий у сына.2 Учитель не имел регулярной заработной платы, но его материально поддерживали родители учеников. Они преподносили ему один раз в неделю(по четвергам) дарение в виде еды, иногда в виде денег. Исходя именно из названия этого дня, данное дарение получило название «пайшанбалик». Кроме того, учитель получал различную одежду во время праздников либо когда ученик заканчивал одну из школьных книг.3

Классную обстановку мактабов составляли подстилки (камышовая или войлочная) и невысокие длинные и узкие скамьи (иногда просто кладки из кирпича). На эти скамьи дети клали свои книги во время урока. Учитель также сидел на полу у стены, и имел при себе 5 – 6 палок (калтак) разной длины, соответственно длине и ширине комнаты. Ученики располагались перед учителем рядами, лицом к нему, образуя полукруг. Ближайшие ряды занимали старшие ученики, заучивающие одну книгу, а младшие, изучающие

1Мухаммадж̣ āнов Мöминжāн. Турмуш уринишлари... – С.6; Муминов И. Из истории развития... – С.30.

2Остроумов Н.П. Народная школа у сартов... – С.245.

3Гаспринский̣ Исмā‘илбек. Рахбари̣ му‘аллимин... – С.5; Йāвушев Н. Туркистāн мактаб мадрасаларинда дарс пруграми̣ // Шöрā. 1914. №4. – С.117; Khalid Adeeb. The Politics of Muslim Cultural Reform: Jadidism in Central Asia. Berkeley: University of California Press, 1998. – Р.26.

65

разные книги, сидели за ними.1 В мактабах не существовало разделения на классы. Вместе с теми, кто только поступал в мактаб, в классе сидели и те, кто учился уже 8 – 9 лет.2

В мактабах по отношению к провинившимся ученикам применялись различные телесные наказания. Эти наказания подробно описал С.Айни в своих произведениях.3

Школьная программа состояла из следующих книг:

1.«Чах̣āр Китāб» (Четыре книги) – антология, обучавшая основным навыкам религиозных обрядов. Как видно из названия, этот учебник состоял из четырех книг:

а) «Нāми Хак̣̣» Шарафа Бухари – давала основные представления об омовении, его правилах и чистоте перед совершением молитв в течение дня; правила и обязательства молитвы и её совершения; правила поста в месяц Рамадан;

б) «Куллийāт – Чах̣āр Фасл» – предназначена для ознакомления ученика с такой исламской терминологией, как имāн (вера), ахкāм (предписания) и аркāн (столпы) ислама. Книга состоит из четырех частей: 1) основы веры; 2) влияния звезд на земные дела в неблагоприятные дни; 3) основы Суннитского верования; 4) родословной пророка Мухаммада, а также праведных халифов Абу Бакра, Умара, Усмана и Али;

в) «Мухиммат̣ ал-муслимин» – давала четыре основных понятия, которые обязательны для каждого мусульманина (единство Бога (тавх̣ид), пост, молитва и обрядное омовение).

г) «Панднāмаи ‘Аттāр». Книга написана Шейхом Фаридиддином Мухаммад бин Абу Бакр Ибрахим Аттаром (ум. в 1230 г.), известным суфийским поэтом.

2.«Хафтияк», буквально «одна седьмая» часть Корана – использовалась для обучения ученика Корану.

3.«Ахлак̣нāма» – правила поведения в обществе.

1Мухаммадж̣ āнов Мöминжāн. Турмуш уринишлари... – С.6; Остроумов Н.П. Народная школа у сартов... – С.246.

2Йāвушев Н. Туркистāн мактаб мадрасаларинда дарс пруграми̣ // Шöрā. 1914. №4.

– С.117.

3Подробнее см.: Айни Садриддин. Эски мактаб. – Тошкент: Юлдузча, 1988.

66

4. Поэзия Хафиза, Суфи Аллаяра, Фузули, Бедиля, Навои и Аттара на персидском и тюркском языках. Так как труды этих поэтов составляли каноны центральноазиатской литературы, то их знание (и цитирование наизусть) было обязательным для каждого, кто считал себя образованным.1

Школьная программа уделяла очень большое внимание воспитанию детей. Каждый час, отведенный вежливости в мактабах, укреплял хорошие манеры индивидуума или массы. Наука вежливости считалась второстепенной дисциплиной в программе школы и описана как наука человеческих отношений. Главной дисциплиной была этика, т.е. религиозные указания.

Учения в мактабах начинались с заучивания арабских букв, которые писались учителем на деревянных или жестяных дощечках (лавх̣). Затем изучались варианты складывания по буквослагательному способу (абжад). Система абжад была мнемоническим способом изучения как арабского алфавита, так и системы исчисления. Каждая буква арабского алфавита означает определенную цифру (которые обычно использовались в поэтических приемах). После складывания приступали к изучению «Хафтияк̣ »а. По этой книжке ученики выучивали наизусть маленькие суры Корана. За «Х̣афтияк»ом следовал «Чахạ̄р Китāб». Этот учебник заучивался от начала до конца, как и «Хафтияк̣ ». После «Чахạ̄р Китāб»а прочитывались сборники стихотворений на персидском и тюркском языках. К письму переходили после обучения механическому чтению и учили лишь выводить буквы. В мактабах, как и в медресе, продолжительность курса не была определена. Весь курс состоял из отделов, причем каждый отдел был рассчитан на изучение одной или нескольких книг.2

Известный этнограф Нуширван Явушев приводит совсем другой порядок обучения в туркестанских мактабах. В первый год обу-

1Наливкин В. и др. Краткий обзор современного... – С.40; Мухаммадж̣ āнов Мöминжāн. Турмуш уринишлари... – С.6; Khalid Adeeb. The Politics of Muslim Cultural Reform... – Р.23 – 24; Bicakci Ahmet Salih. Bukharan Madrassahs: Usuli qadim... – С.145 – 146.

2Кочаров В.Т. Из истории организации и развития народного образования в дореволюционном Узбекистане (1865 – 1917 гг.). – Ташкент: Фан, 1966. – С.20 – 21.

67

чения в школе дети изучали наизусть маленькие суры Корана до «Алам нашрах̣» (94-я сура Корана). После того как ученик доходил до этой точки, родители устраивали большой прием для одноклассников. Учителю давали подарки и немного денег. Это означало официальный прием ребенка в мактаб. То, что он изучал один год, являлось подготовительным курсом к поступлению в мактаб. Во второй год ученик начинал изучать арабские буквы по методу абжад. После полного изучения букв приступал к «Хафтияк̣ ». В третий год ученик приступал к заучиванию Корана. В это время, как в первый раз, родители устраивали прием и давали подарки учителю. В четвертый-пятый год по порядку изучались «Чах̣āр Китāб», Ходжа Хафиз. После окончания Ходжы Хафиза ученику в руки давали калам (деревянную ручку) и с этим приступали к письму. Для обучения писали абжад, буквы арабского алфавита. В шестой-седьмой год изучали Мирза Бедиля, Фузули. В 8 – 9-й год курс мактаба заканчивался изучением Навои и «Маслак ал-Мутта- кин̣».1

После окончания мактаба, как писала в своих воспоминаниях местная интеллигенция, почти никто не умел читать книг, кроме тех, которые были изучены в процессе обучения.2 Такую информацию можно встретить и в прессе того времени. Например, Н. Явушев, который долгое время жил и путешествовал по Средней Азии, писал, что многие дети, закончившие школу и не продолжавшие свое образование, не умели писать.3 Можно предполагать, что местная интеллигенция в своих воспоминаниях искажала некоторые факты в пользу советской педагогики. М.Мухаммаджанов в предисловии к своим воспоминаниям писал, что по наставлению неких товарищей он заново пересмотрел написанные черновики 15летней давности. При этом он выражал свою «благодарность» советским властям за издание своего труда.4

1Йāвушев Н. Туркистāн мактаб мадрасаларинда дарс пруграми̣ // Шöрā. 1914. №4.

– С.117.

2Мухаммадж̣ āнов Мöминжāн. Турмуш уринишлари... – С.7 – 8; Айни Садриддин. Собрание сочинений. Бухāрā (воспоминания). – М., 1960. Т.3. – С.80.

3Йāвушев Н. Туркистāн мактаб мадрасаларинда дарс пруграми̣ // Шöрā. 1914. №4.

– С.118.

4Мухаммадж̣ āнов Мöминжāн. Турмуш уринишлари... – С.3 – 4.

68

Гаспринский писал, что «мусульманский мактаб близко соприкасается с общиной и служит дополнением школы семейной».1 Эту его мысль подтверждает и его «коллега» Н.П.Остроумов: «Одну хорошую сторону прививает мусульманский мактаб своим ученикам – внешнюю порядочность, сопровождающуюся скромностью и почтительностью. Другую хорошую сторону мактаба составляет то, что он не разрушает в учащихся детях семейных традиций, не прививает им новых привычек и потребностей и таким образом не отрывает детей туземцев от бытовой обстановки».2

Мактаб подготавливал мусульманских детей к большой жизни. Уже с юного возраста дети оказывались подготовленными по части правил уставной мусульманской вежливости. Это представлялось более важным и полезным и в житейском отношении, и в качестве подготовительной ступени для поступления в медресе. После окончания мактаба некоторые дети продолжали учение в карыхана, изучая там Коран. Некоторые поступали в медресе, а некоторые начинали работать. Дети богатых людей, если не хотели дальше учиться, обычно работали в лавках.

Женских школ в Туркестане, таких как мактаб, прежде не было. Обычно девочки собирались время от времени у жены приходского муллы или у другой грамотной женщины, которые назывались «биби хāтун», «биби халфа» или «биāтин».3 Здесь девочки обучались разного рода рукоделию и элементарным правилам религии, а иногда и грамоте. Такие учительницы вознаграждались родителями учениц различными приношениями.4

Вторым по количеству после мактабов было медресе – школа для подготовки мусульманских проповедников и законоведов. Медресе являлись самым распространенным образовательным учреждением в Туркестане. Корни Туркестанских медресе уходят за

1Гаспринский И. Русское мусульманстово... – С.17.

2Остроумов Н.П. Народная школа у сартов... – С.250.

3Подробнее о Халфа и Отин см.: Kleinmichel, Sigrid. Halpa in Choresm und Atin Ayi im Ferghanatal. Zur Geschichte des Lesens in Usbekistan im 20. – Berlin: Verlag Das Arab. Buch 2001 (Anor 4); Kamp, Marianne R. The Otin and the Soviet School: The End of Traditional Education for Uzbek Girls. Paper presented to the annual meeting of the American Association for the Advancement of Slavic Studies. – Boston, 1996.

4Добросмыслов А. Учебные... – С.129 – 130.

69

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]