Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Ответы на прошлогодние вопросы.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
22.11.2019
Размер:
1.45 Mб
Скачать

План анализа обрядовых песен:

  1. исполнитель (по половому признаку)

  2. время (суток, календ. время, время года)

  3. контекст (в сязи с чем исполняется песня)

  4. как текст соотносится с контекстом (содержание с ритуалом)

  5. худ. средства (образы, тропы)

  6. структура (по плану)

Весенним праздникам и песням свойственна ярко-чувственная конкретность, лир взволнованность и нежность.

Веснянками встречали весну. В разных местах по-разному: 1 марта в день Евдокии, 9 марта в день сорока мучеников, 25 марта на Благовещенье.

Древнейшие веснянки не пели а «кричали»: весну «закликали», «гукали», ибо боялись, чтоб она не запоздала, чтобы вовремя были весенние пахоты и сев. Веснянкам свойственно обращение в повелительном наклонении и форма диалога.

Веснянки-обрядовые лир песни заключительного жанра.

Выгоняют скотину в апрельский Егорьев день. В этом празденстве верховодят мужчины . Старики берут с речки столько кореней сколько водится в хозяйстве скотины ,зашивают в мешок и кладут над воротами двора. Ходят вокруг поля, поют «окликания Егория», просят спасти нго от всех опасностей (перечисляют каких). Накануне выгона скота подростки (или мужики) ходят по деревне и перед каждым домом поют, обращаясь к хозяевам как при колядках (с просьбой подарка, угрозой или добрым пожеланием).

Волочебные песни (от волочиться , ходить) пелись в первый день пасхи накануне сева. Волочебные песни отлич от колядок, что исполняются не только в самой деревне, но и между селами, целыми мужскими артелями. Отличаются и своей музыкой всегда ритмичной и специфически упругой, как шаг праздничного шествия.

Комп : 1 Введение

2 Обращение к хозяину, чтобы тот угостил или одарил.

3 Величание хозяина.

К пасхальной или же послепасхальной субботе оказался приурочен еще один вид весенних поздравительных песен, сопровождающий обход домов молодых супругов, поженившихся текущей зимой -- вьюнец, вьюнишник, или вьюнины. Они содержали восхволение дома молодых, кот описывался в идеализированных формах, в символ образах («соловей гнездо завил»), рисовались достаток, счастье молодой семьи. Также содержали наставления молодой вьюнице как ей жить в новом доме.

Семик и Троица- праздники зеленеющей земли. В этих праздниках осн роль играли женщины и девушки. Венки вились на весь праздник- до Троицы, когда по ним гадали девушки о суженом, о том, помнит ли их батюшка, не забыла ли их матушка. Песни сопровождающие гадания на венках, отличают задушевность, лиризм, а иногда и подлинный драматизм. С обрядом завивания и развивания венков связан важный для земледельца ритуал- осмотр жита в поле. Песни о троицком осмотре оригинальны по композиции: они явл как бы песней о песне, ибо в них пересказывается та особая песня, кот исполнялась непосредственно в поле, около жита. Существовало обыкновение делать в Семикчучело и в Троицу хоронить его. Чаще всего чучелом являлась украшенная березка, кот звали «гостейка». Семик- праздник сугубо женский в него включали обряд кумления. Покумившись у завитых березок девушки считались подругами на тот или иной срок. В Троицу хоронили с песнями не только березу, но и русалку ,кукушку, а иногда и кострому. Обряд похорон Костромы совершался следующим образом. Сделанное из соломы чучело клали в деревянное корыто или кадку и разыгрывали сцену похорон. В основе этого действа лежало представление об умирающем боге растительности. Потом смысл этого представления забылся . Обряд превратился в забаву. Кострома стала интерпретироваться как образ умершей когда-то веселой гулливой женщины.

Купальские песни поются только в ночь на Ивана Купалу и никогда больше в течение года не повторяются. Делали чучело, водили вокруг него хоровод, с ним в обнимку перепрыгивали через магический «живой огонь».

Форма исполнения содержание и назначение всех этих обходов одинаковы зимой, весной и летом : они практиковались со дня зимнего и кончая днем летнего солнцеворота, низменно заклиная обильный урожай.

Билет 10. Русская свадьба. Традиционная русская свадьба делилась на две традиции по регионам. На традиционную северную и на традиционную южно-западную. Существовало две сюжетные линии проведения свадеб. 1.Север - свадьба-похороны. 2.Юг, запад - свадьба-веселье. Обряд свадьбы рассматривался в двух направлениях: Вертикаль: ритуальная смерть --->возрождение в новом образе, в новой функции. Горизонталь: обменный переход из одного рода в другой (обмен приданым, дарами, застолье.) Северная свадьба. Драматический ритаул, указывающий на тяжесть перехода невесты из одного рода в другой. Сопровождается причитаниями (иначе называемыми вытьем) Невеста, согласно традициям, “хлещется”, (бросается на пол), каждое утро причитает на крыльце, следование этим ритуалом свидетельствует о ее добропорядочности. Периоды свадьбы *Сватовство (купля-продажа невесты) *Подготовительный период, (шитье приданого, подготовка стола, варка пива и.т.д.) *Обряды кануна свадьбы, девичник. *Утро свадебного дня, посад невесты, расчесывание волос, приезд “свадебного поезда” во главе с тысяцким, выкуп невесты, благословение родителей, прощание, отъезд к венцу. *Венчание *Встреча молодых, испытания. * Первый приезд молодой домой в качестве молодухи, празднование дефлорации. * Когда молодые приезжают в дом жениха после венчания их осыпают пухом и зерном (чтобы их жизнь была легкой и изобильной) * Пекут большой каравай. Свадьба-веселье. В данном типе свадьбы пространство как бы делится на две зоны действия - локус жениха и локус невесты. В данном случае печется не один каравай, а несколько. Один - в доме жениха, второй - в доме невесты. Волосы расчесывают не только невесте, но и жениху. Вместо тысяцкого присутствует “старший брат”. Во время веселья присутствуют разнообразные “перебранки” гостей из разных родов между собой. Основных обрядов в южной свадьбе меньше: *каравай *Посад и выкуп *Прощание *Венчание *Пир *Пропой На западе: *Выпекание каравая сопровождается “перепеканием” невесты в молодуху, (она приобретает этот статус, как только каравай достается из печи), выпекаются “шишки” (ветка, запеченная в тесте) *Каравай символизирует невесту. *Происходит постоянное движение из дома жениха в дом невесты и обратно. *Большое количество заговоров для защиты *Рассказывание быличек. 2ой день: *Ряжение *Свадебная игра. На юге: *Сватали крестные, жених приезжал и оставался во время сватовства на улице. *Сваты никогда не заходили за матицу. *После сватовства жених оставался ночевать у невесты. *В день свадьбы жених и невеста ехали в церковь порознь. Билет 11. Жанры свадебной поэзии. Свадебные обряды. Свадебные обряды-самые значительные во всей народной обрядности и по их разработанности, и по продолжительности. Свадьба —это не только факт этнографии, но и замечательное явление народной поэзии. Она была пронизана произведениями самых различных жанров фольклора. В нее входят присловия, пословицы, поговорки и загадки. Однако особенно полно в свадебных обрядах представлены причитания, песни, приговоры и величания. Свадебные песни часто делятся на две части - символическую и реалистическую . Сватов часто сравнивают с гусями-лебедями, которые “за море летали”, невеста же сравнивается то с серой утицей, то с лебедушкой и т д. Разделим эти жанры по времени исполнения: (материал частично взят из конспекта по книге Колпаковой “Лирика русской свадьбы”) В Песнях перед просватанием невесты жениху всегда поют “Женись, женись дитятко”, Родители, (преимущественно мать) хвалят и величают молодого человека, невесту сравнивают то с рябинушкой, то с калиной, то с виноградной веточкой.   На просватанье невеста просит не отдавать замуж за старого, не отдавать замуж, покуда зять не одарит богатыми дарами. Исполняются причитания. Причитания (причеть, плач, вытье, голошение)—речитативно, с плачем исполняемые песенные импровизации. Свадебные причитания-преимущественный жанр невесты. (Если невеста не умела причитать, то это делала специально приглашенная плакальщица.)  На сговоре мать невесты всегда просит сватов: “уж полелейте ее, как я лелеяла ее, уж понежьте ее, как я нежила ее”. На предсвадебной неделе воспевается жених, который дарит самые щедрые подарки, описывается, как жених во всех деталях расписывает красоту своей невесты, сравнивая ее то с цветами, то с ягодами, то с птицами. На девичнике подруги утешают невесту. “мы тебя да не в полон садим, отдаем тебя за умного, смиренного, тихого, разумного,... ” Сваха описывается, как немилостливая, разорвавшая косу невесты и раскидавшая бережно вплетенный в нее жемчуг. Поются песни о прощании с девичеством. Ярким примером может служить получившая широчайшее распространение в народе песня «Не в трубушку трубили рано по заре»], в которой рассказывается об обряде расплетания косы девушке, что было знаком прощания ее с молодостью. Эта песня очень печальна по содержанию. В ней не только рассказывается о горестных переживаниях девушки, но также создается идеальный, по народным представлениям, портрет невесты: она красива («румяна»), ее косы заплетены «шелковыми плетушками», а «плетушки» унизаны «жемчужными камушками». Исполняются причитания. Главное содержание причитаний — тяжелые переживания, горестные размышления девушки в связи с предстоящим выходом замуж, прощанием с родной семьей, любимыми подругами, своим девичеством, молодостью. В основе причитаний лежит противопоставление жизни девушки в «родной семье», на «родимой сторонке», предполагаемой жизни в «чужой семье», на «чужой стороне». Если в родной сторонке — «луга зеленые», «березы кудрявые», «люди добрые», то в «чужой стороне» — «березы кужлявые» луга «кочковатые» и люди «лукавые». Если в родной семье к девушке относятся с любовью, ее ласково приглашают за столы «дубовые», скатерти «браные» и яства «сахарные», то в чужой семье ей предстояло встретиться с недоброжелательным отношением свекра, свекрови, а часто и мужа. Конечно, в изображении родной семьи мы встречаемся с несомненными чертами приукрашивания, идеализации, но в целом свадебные причитания отличает ярко выраженная реалистическая направленность. В них правдиво рисуются переживания выходящей замуж девушки, на каждом шагу проступают черты конкретной бытовой обстановки, говорится об обычных повседневных занятиях в крестьянской семье. Причитания дают довольно полное представление о бытовой жизни крестьян. Причитания—один из ярчайших жанров народной лирики. Их основной смысл не в подробном описании тех или иных явлений и фактов жизни, а в выражении к ним определенного эмоционального отношения.Причитания не имеют сюжета, повествовательность в них ослаблена до предела. Главная композиционная форма причитаний—монолог, что дает возможность непосредственно выражать различные мысли и чувства. Чаще всего такие монологи — плачи невесты начинаются с обращений к родителям, сестрам, братьям и подругам. Например: «Вы, родные мои родители!», «Сестрица моя родная!» , «Люба, милая подружечка!» и т. п. В причитаниях широко используются синтаксические параллелизмы и повторы. Они в изобилии включают в себя всевозможные вопросы и восклицания. Это усиливает их драматизм и эмоциональную выразительность. В причитаниях, как и во многих других жанрах фольклора, широко используются эпитеты. Однако лирическая природа причитаний особенно ярко сказывается в том, что в них чаще всего употребляются эпитеты не изобразительные, а выразительные, например, такие, как «родная сторонка», «желанные родители», «милые подруги», «дорогие соседи», «чужая сторона», «чужой род-племя», «чужие отец-мать», «тоска великая»,, «горючие слезы» и т. д. Отличительной чертой причитаний является необычайно широкое употребление в них слов с уменьшительными суффиксами. Особенно часто в них употребляются такие слова, как «матушка», «батюшка», «братцы», «сестрицы», «подруженьки», «соседушки», «головушка», «горюшко», «кручинушка» и др. Нередко все отмеченные приемы и средства поэтического стиля (синтаксический параллелизм, слова с уменьшительными суффиксами, выразительные эпитеты, обращения и вопросы) в причитаниях применяются одновременно, и тогда достигается выразительность необычайной силы. Утром в день свадьбы Невеста прощается с домом, причитает, что ее разлучают с отцом и матерью, с сестрами и подругами, исполняют отдельные фольклорные произведения, которым придавалось магическое значение. Так, например, чтобы уберечь будущих супругов от «сглаза», «порчи» и всевозможных происков злых духов, исполнялись соответствующие заговоры когда провожали жениха с поездом к невесте, при отъезде жениха и невесты к венцу, во время посада и встречи в доме жениха.Невесте сажали на колени крепыша-мальчика, чтобы она родила здоровых детей и т.д. На встрече от венца поется о том, как бережно нужно везти невесту, описывается, как жених подводит невесту к отцу, к матери, как ее принимают в новой семье. Свадебный пир: Величальные песни. Величания — это, как правило, небольшие по размерам песни описательного характера, в которых в идеализированном плане рисуется портрет величаемого, говорится о его красоте, уме или богатстве. Свадебные величания исполнялись главным образом во время свадебного пира. Эти песни не только описывают обряд, но и дают яркую поэтическую характеристику его участников, необычайно четко выражая при этом определенное эмоциональное настроение. В первую очередь величальные песни пелись в честь жениха и невесты. Величания жениха. - поются песни о том, что жених краше невесты, “Кто у нас хороший, кто у нас пригожий, сам себе дивится, куда  не пойдет - все зеленеет.” Величания невесты - спрашивают невесту, сравнивая ее с ягодой, отчего она так красна, отчего так хороша, ее всячески расхваливают и идеализируют (как и в большинстве величальных песен.) Величание новобрачным - Необходимо подчеркнуть, что мотивы идеализации пронизывают большинство свадебных песен о женихе и невесте, которые в них называются «князем» и «княгиней»,их сравнивают с голубем и голубкой, они рисуются людьми, роскошно наряженными, необычайно красивыми и т. д. В этом следует видеть определенное проявление магического назначения свадебных песен: желаемое в них рисуется как реально существующее. Величания свахе и свату - Поют о том, как сваты хороши и богаты, как добры и порядочны, как нашли жениху такую красну девицу. Так же есть величания: Дружке Гостье-девушке Гостю-парню женатым гостям Так же на пире исполняются различные былички, частушки и другие свадебные песни, которые описывают все свадебные обряды.Величаемые должны были одаривать певиц небольшими подарками, чаще всего мелкой разменной монетой. Если же певиц не одаривали, то они в адрес «провинившихся» пели уже не величальные, а «корильные песни». Билет 12. Причитания как жанр обрядовой поэзии. Определение. Жанр обрядового фольклора, характерный для многих мировых культур. Причитания являются одним из древнейших видов народной поэзии.Причитания—один из ярчайших жанров народной лирики. Их основной смысл не в подробном описании тех или иных явлений и фактов жизни, а в выражении к ним определенного эмоционального отношения.В русской народной традиции причитания образуют обширную область «плачевой культуры», генетически соотнесённую с обрядами перехода.

Исполнители.  В большинстве культур причитания исполнялись только женщинами, Как правило, причитания имеют особую плачевную мелодику, в них выражается горе исполнительницы по поводу какого-то конкретного события (смерти близкого человека, войны, стихийного бедствия и т. д.). Структура. Важной особенностью причитаний является импровизационность. Причитания исполняются всегда по-разному, причем в данном случае речь идет не об обычном для традиционной культуры варьировании устойчивого текста. Каждое причитание складывается одномоментно в процессе совершения обряда. Хотя плакальщица активно использует «общие места», характерные для местной традиции причетов, каждый порождаемый ею плач уникален. Причитания не имеют сюжета, повествовательность в них ослаблена до предела. Главная композиционная форма причитаний—монолог, что дает возможность непосредственно выражать различные мысли и чувства. В причитаниях широко используются синтаксические параллелизмы и повторы. Они в изобилии включают в себя всевозможные вопросы и восклицания. Это усиливает их драматизм и эмоциональную выразительность. В причитаниях, как и во многих других жанрах фольклора, широко используются эпитеты. Однако лирическая природа причитаний особенно ярко сказывается в том, что в них чаще всего употребляются эпитеты не изобразительные, а выразительные. Отличительной чертой причитаний является необычайно широкое употребление в них слов с уменьшительными суффиксами. Нередко все отмеченные приемы и средства поэтического стиля (синтаксический параллелизм, слова с уменьшительными суффиксами, выразительные эпитеты, обращения и вопросы) в причитаниях применяются одновременно, и тогда достигается выразительность необычайной силы. Классификация. Причитания приянято классифицировать по функциональному принципу на три основных категории: похоронно-поминальные, свадебные и рекрутские. Отдельно выделяют так называемые бытовые внеобрядовые причитания, которые могли слагать женщины в тяжелых ситуациях (например, после пожара, во время тяжелой работы). *Чаще всего в культуре встречаются похоронные и бытовые причитания. По своему поэтическому строю и системе образов похоронно-поминальные и свадебные причитания значительно отличаются друг от друга. Причитания свадебные. Свадебные причитания встречаются только на тех территориях, где плачевая традиция особенно развита (например, на Русском Севере и у финно-угорских народов).Невеста, ее родители и родственники голосят и причитают в разные моменты свадебного ритуала: при просватанье, шитье приданого, на посидках, при расплетении косы, особенно перед самым венцом.Главное содержание подобных причитаний — тяжелые переживания, горестные размышления девушки в связи с предстоящим выходом замуж, прощанием с родной семьей, любимыми подругами, своим девичеством, молодостью. В основе причитаний лежит противопоставление жизни девушки в «родной семье», на «родимой сторонке», предполагаемой жизни в «чужой семье», на «чужой стороне». Если в родной сторонке — «луга зеленые», «березы кудрявые», «люди добрые», то в «чужой стороне» — «березы кужлявые» луга «кочковатые» и люди «лукавые». Если в родной семье к девушке относятся с любовью, ее ласково приглашают за столы «дубовые», скатерти «браные» и яства «сахарные», то в чужой семье ей предстояло встретиться с недоброжелательным отношением свекра, свекрови, а часто и мужа. Конечно, в изображении родной семьи мы встречаемся с несомненными чертами приукрашивания, идеализации, но в целом свадебные причитания отличает ярко выраженная реалистическая направленность. В них правдиво рисуются переживания выходящей замуж девушки, на каждом шагу проступают черты конкретной бытовой обстановки, говорится об обычных повседневных занятиях в крестьянской семье. Чаще всего такие монологи — плачи невесты начинаются с обращений к родителям, сестрам, братьям и подругам. Например: «Вы, родные мои родители!», «Сестрица моя родная!» , «Люба, милая подружечка!» и т. п.  В свадебных причитаниях невеста не только выражает свои переживания по поводу окончания «вольной» девичьей жизни, но и исполняет определенную обрядовую роль, в результате чего ее плачи отличаются большей долей условности, чем похоронные. Причитания по умершему. В народной культуре действовали устойчивые запреты и установления, регламентирующие исполнение причитаний над умершим. Один из главнейших — временно́й: считалось, что причитать можно только в светлое время суток. Также ограничивался чрезмерный плач по умершим, так как безутешные рыдания «затапливают» покойников на «том» свете. Было запрещено исполнение причитаний детьми и незамужними девушками (за исключением дочери покойного). Обрядовый контекст похоронных плачей обусловил специфический характер их поэтического языка. Причитания должны были одновременно выражать высокую степень эмоционального напряжения (безутешное горе, накал скорбных чувств), иметь характерный облик спонтанного речевого акта и удовлетворять жестоким обрядовым регламентациям. Причитания рекрутские. Похоронные и рекрутские причитания очень близки друг другу, как по напевам, так и по системе поэтических формул. Это объясняется тем, что уходящий в армию рекрут на долгие годы выпадает из крестьянского социума, так что разлука родных с ним осмысляется как «похороны при жизни». Билет 13. Хороводные песни и игры.

Игровые, хороводные и плясовые песни В предыдущей главе мы рассмотрели протяжные лирические песни, основной массив которых составляют песни любовные и семейно-бытовые. «Другой большой раздел любовных и семейно-бытовых песен,—пишет В. Я. Пропп, — песни хороводные, игровые и плясовые» [13, 16].

С поэтически-текстовой стороны названные виды песен, как и протяжные лирические песни, относятся к лирическому ряду поэзии. Однако они отличаются в музыкальном отношении и по исполнению. Игровые, хороводные и плясовые песни исполняются в более быстром темпе. Если протяжные лирические песни поются хором или сольно без всякого сопровождения, и потому они в народе назывались «голосовыми» или «проголосными», то игровые, хороводные и плясовые песни исполняются в определенном хореографическом или хорео-графически-драматизированном сопровождении.

Игровыми называются песни, которые исполнялись во время различных игр. Хороводными являются песни, исполняемые в хороводах. Плясовые—песни, сопровождающие пляску. Все эти виды песен являются преимущественно молодежными. Их главное назначение — создавать радостное настроение, служить средством увеселения.

Собирание, издание и изучение. Названные песни привлекают внимание ученых и публикуются уже в песенных сборниках XVIII в.: Чулков М. Д. Собрание разных песен (1770-1773); Львов Н. и Прач И. Собрание народных песен с их голосами (1790) и Трутовский В. Ф. Собрание русских простых песен (1778—1795). Их можно встретить и в различных песенниках первой трети XIX в.

Научный интерес к народной песне, условиям ее бытования возникает в 30-е годы XIX в. Описание различных народных игр и хороводов и исполняемые при этом песни находим в книгах: И. М. Снегирева «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» (1838, т. 2) и И. П. Сахарова «Сказания русского народа» (1841, т. 1). В 1841 г. выходит небольшой сборник «Народные песни Вологодской и Олонецкой губерний» Ф. Д. Студитского. Специальные разделы в нем выделены для песен хороводных и плясовых. Этим сборником положено начало региональному изданию русских народных песен. В 1848 г. выходит фундаментальный труд А. В. Терещенко «Быт русского народа» (в семи частях). В четвертой части этого труда дается подробное описание народных игр и хороводов, приводится большое количество сопровождающих их песен. Материалы этого труда Терещенко не утратили научного значения и в наши дни.

Деятельность по собиранию русских песен (в том числе игровых, хороводных и плясовых) расширяется во второй половине XIX в. Игровые и хороводные песни включаются в песенные сборники А. М. Балакирева (1866), Вас. Попова (1880), Н. Е. Пальчикова (1888) и др. Особенно большое количество игровых, хороводных и плясовых песен публикуется в первом томе «Вели-корусса» П. В. Шейна (1898). Многие игровые, хороводные и плясовые песни вошли в седьмой том А. И. Соболевского «Великорусские народные песни» (1902). Один из разделов известного сборника братьев Б. М. и Ю. М. Соколовых «Сказки и песни Белозерского края» (1915) назван «Песни игровые, собственно хороводные и плясовые».

В дореволюционной фольклористике началось изучение игровых, хороводных и плясовых песен. Н. А. Львов говорит о специфике содержания и мелодики хороводных и плясовых песен. А.В.Терещенко рассматривает игровые и хороводные песни в связи с условиями народного быта. Игровых и хороводных песен касаются в своих трудах Ф. И. Буслаев, А. А. Потебня и Н. Ф. Сумцов. В последней трети XIX в. характеристике игровых, хороводных и плясовых песен и описанию условий их исполнения посвящают свои статьи А. Балов [19], В.Перетц [20], А.Шустиков [21] и др.

Работа по собиранию, изданию и изучению игровых, хороводных и плясовых песен продолжается в советское время. В 1933 г. вышел большой сборник «Игры народов СССР», в котором публикуются игровые и хороводные песни, собранные дореволюционными и советскими фольклористами. Вместе с публикацией песен дается подробное описание игр и хороводов, в которых они исполняются. В дальнейшем игровые, хороводные и плясовые песни публикуются во многих сборниках/Например: «Тамбовский фольклор» (1941), «Фольклор Саратовской области» (1946), «Сказки и песни Вологодской области» (1955), «Песни Печоры» (1963), «Русские народные песни Карельского Поморья» (1971), «Традиционный фольклор Новгородской области» (1979). В 1980 г. вышел специальный сборник «Хороводные песни о любви и семейной жизни» [15].

Советскими учеными рассматривается вопрос о происхождении игровых, хороводных и плясовых песен, их связи с календарными обрядами (В. И. Чичеров, Н. П. Колпакова, В. Я. Пропп, В. П. Аникин). Н. М. Бачинская в книге «Русские хороводы и хороводные песни» (1951) освещает,тематику хороводных песен, дает характеристику игровых, хороводных и плясовых песен, устанавливает их место среди других видов песенного фольклора. В 70-е годы Е. И. Яцунок исследует жанровые особенности хороводных песен, рассматривает их поэтику [25], останавливается на современном состоянии хороводно-песенной традиции [24].

Игровые песни. Игры с песнями (как, впрочем, и без песен)

исполнялись молодежью на вечеринках, зимой в избах, а летом

на открытом воздухе.

Главной темой молодежных игр и сопровождающих их песен была тема любви, женитьбы или замужества. В их играх обнаруживались симпатии юношей и девушек. Как правило, игры сопровождались или заканчивались поцелуями.

Композиционные функции песен в играх были различными. Иногда та или иная песенка предваряла игру, лишь в общих чертах намекала на ее тему, давала играющим определенный эмоциональный настрой, а затем шла игра, мало или совсем не связанная с сюжетом песни. Это мы видим, например, в игре «Кобылка». Игра начиналась с песенки, которую исполняли сидящие около стен парни и девушки:

Кони, вы кони, Крестьянам на нужду.

Кони вороные. Сват да сватья,

Чалы соловые. Отдай свою дочи

На что вас кормили? За моего сына,

На что вас поили? За дворянина

Боярам на службу, (Имя, отчество).

После исполнения этой песенки на середину выходила какая-нибудь пара (парень и девушка). Они поочередно прыгали через скамейку, установленную посередине избы, изображая из себя лошадей. Затем парень поднимал полу пиджака, будто бы наполненную овсом, и приглашал девушку «кормиться овсом». Она подходила к нему, и он целовал ее. В круг входила другая пара, и игра, сопровождаемая песенкой, повторялась.

Однако чаще всего та или иная песенка исполнялась в течение всей игры. Она подсказывала, как надо поступать тем, кто ее разыгрывал. Примером может служить игра «В костыль». Парни и девушки рассаживались у стенок, а ча середину избы выходил какой-нибудь парень с палкой (с «костылем»). Сидящие пели песенку, в которой рассказывалось о том, как этот парень ходит с костылем и о чем он в это время думает. А размышления его были следующие:

«Да к кому я добрый молодец прийду?

К кому костыль прислоню?

Приставлю я свой костыль

Ко золоту, ко серебру,

Ко девичью ко терему.

И сам поскачу, попляшу,

Своих гостей повеселю».

Во время исполнения приведенной части песни парень подходил к какой-нибудь девушке, целовал ее и отдавал ей палку. Затем игра повторялась.

В игре «Хоронение золота» принимают участие одни девушки. Они тесно усаживаются в кружок. Одна Из них тайком передает кольцо другой и запевает песню:

«И я золото хороню, хороню, Чисто серебро хороню, хороню. Я у батюшки в терему, в терему, Я у матушки во высоком, во высоком».

В своей песне она просит найти переданное ею подругам кольцо. Одна из девушек начинала искать спрятанное кольцо, а остальные незаметно передавали его друг другу и пели песенку:

«Гадай, гадай, девица, Отгадывай, красная,

В коей руке былица, Зеленая крылица».

«Пал, пал перстень В калину, в малину, В черную смородину. ОчуЂился перстень

Если девушка не находила кольцо, то ей пели песенку, символизирующую замужество:

Да у боярина Да у молодого На правой ручке, На малом мизинце».

Девушка, у которой находили кольцо, выходила в круг, и игра повторялась.

Особенно распространенной была игра «Со вьюном». Все становились в кружок, а в середину круга выходила какая-нибудь девушка «со вьюном» (с платком). Стоящие в кругу пели:

«Уж я со вьюном хожу (2 раза) С золотым хожу;

Я не знаю куда вьюн положить (2 раза) Положу, положу,

Положу я вьюн на правое плечо» (2 раза).

Ходящая в кругу девушка клала себе на плечо платок. А хор далее пел:

«Я ко молодцу, я ко молодцу, Я ко молодцу иду, иду, иду, Поцелую да прочь пойду».

После этих слов девушка отдавала платок какому-нибудь парню и целовала его. Этот парень выходил в круг, и игра продолжалась.

Игровые песни просты по композиции. В большинстве из них дается последовательное описание действий, которые выполняют разыгрывающие. Чаще всего песню исполняет хор. Однако и в таком случае в ней речь может идти и от имени хора, и от имени разыгрывающего (например, в игре «С костылем»); встречается и форма диалога с разыгрывающими (в игре «Хоронение золота»).

Исполнялись игровые песни в довольно быстром темпе. Некоторые из них могли выступать в качестве плясовых." В последней трети XIX в., когда получали все большее и большее распространение частушки, они нередко исполнялись в качестве игровых песенок. Так, В. Н. Перетц свидетельствует, что в 90-е годы в игре «С вьюном» исполнялись многие многострочные частушки, в том числе, например, такая:

Русский народ любил и умел работать, но также весело и с большой фантазией проводил праздники. Почти все народные праздники сопровождались играми и песнями. Естественно, что во всякого рода изображениях значительная часть отведена народным праздникам и гуляньям.

Как одна гора высока, Уж я дальнего милова

А другая низка, — В люди подарую,

Один миленький далеко, А ближнего милова

А другой-то близко. Семь раз поцелую.

Хороводных песен было несравненно больше, чем игровых. Они значительнее игровых по своему содержанию, разнообразнее по формам исполнения. Хороводные песни подразделяются на два вида: песни хороводно-игровые и песни собственно хороводные. Исполнение хороводно-игровых песен обязательно сопровождается, как бы иллюстрируется какими-нибудь игровыми действиями, которые обусловлены содержанием песни. Собственно хороводные песни просто исполняются в хороводном движении.

Хороводно-игровые песни близки к рассмотренным выше игровым песням: главное в них —тема любви, выражение симпатий, символически-игровое сватовство. Хороводно-игровых песен было очень много. Например, А. Балов в одной статье приводит такие хороводно-игровые песни: «Александр, свет Васильевич», «На горе-то мак, мак, мак», «Уж я сеяла, сеяла ленок», «Сею, вею я капус-тыньку», «А мы просо сеяли», «Наварили мы пива», «Заинька по сеничкам», «Вдоль по лугу, лугу», «Мимо саду, мимо саду», «По загороду гуляем», «Ельник да березник», «Как по морю, морю синему» и многие другие (19).

Формы разыгрывания хороводно-игровых песен могут быть различными. Наиболее распространенный вариант, когда в кругу находится один человек и разыгрывает содержание песни, которую поет хоровод. Примером может служить описанная А. В. Терещенко хороводная игра «Светлый князь». В середине хоровода гордо ходит парень, изображая «князя» — жениха. А хоровод при этом поет:

«Ходит наш светлый князь Около своего города, Ходит около своего высокого, Ищет наш светлый князь, Ищет наш добрый князь Свою ли светлу княжну, Свою ли добру княжну.

Во время исполнения песни парень бегает за девушкой, хочет поймать ее, а она вырывается. В конце игры «селезень» ловит «утку».

«Плыла утеня Через синее море.

Иногда в разыгрывании песни участвует весь хоровод. Так, в народной игре «Утеня» в кругу находится девушка. Хоровод поет:

Как, как, утеня, Ноженьки обмочила?»

После этих слов молодец останавливается перед избранной девушкой, а хор от его имени поет:

«Уж я ли где найду Ту ли девицу княжну

Красну девицу княжну, Красным перстнем подарю».

«Светлый князь» целует «светлую княжну».

Нередко в кругу оказываются два человека, которые разыгрывают, как бы иллюстрируют, содержание песни. Это видим, например, в хороводной игре «Селезень». В круг выходит молодец («селезень») и девушка («утка»). В песне, которую поет хор, есть слова:

«Поди, утушка, домой, Поди, серенькая, домой» «Селезень, догоняй утку, Молодой, лови утку».

В это время и находящаяся в кругу девушка, и все участники хоровода шаркают ногами. Затем в песенке говорится, что утеня «крылушки обмочила». В это время все машут руками. В песне сообщается, что утеня «крылушки встрепенула». И все хлопают в ладоши. Заканчивается песня словами:

«Этак, утеня,

Этак, серая,

На бережок садилась».

Все в это время приседают. На этом хороводная игра «Утеня» заканчивается.

Хороводно-игровую песню могут исполнять две партии играющих (два полухора). Ярким примером этого является известная песня «А мы просо сеяли». Играющие разбиваются на два полу; хора, которые в линию устанавливаются друг против друга. Продвигаясь то вперед, то назад, полухоры поют:

1. «А мы просо сеяли, сеяли».

2. «А мы просо вытопчем, вытопчем».

1. «Чем вы вытопчете, вытопчете?»

2. «Мы коней выпустим, выпустим» и т. д.

Темы любви и сватовства, как мы уже говорили, занимают главное место в хороводно-игровых песнях. Однако этими темами они не ограничиваются. В них, например, получила довольно яркое отражение тема крестьянского труда, дается описание различных видов женской работы. Полевым и огородным женским работам посвящены, например, песни «А мы просо сеяли», «Научи меня, мати», «Сею, вею белый леночек», «Посеяли девки лен», «Посею коноплю», «Я полю, полю лучок, перепалываю», «Мы капустушку пололи, приговаривали» и др. В этих песнях выражается любовь крестьян к труду, восхищение теми, кто хорошо и старательно трудится.

Специфика хороводных песен в освещении темы труда в том, что она неизменно преломляется через тему любви и брака. Рассмотрим в этой связи хороводно-игровую песню «Научи меня, мати». В середине круга находятся две девушки («мать» и «дочь»). Хоровод ходит и поет:

«Под дубровою лен, лен,

Под зеленою лен, лен!

Таки лен, таки лен, люли лен!»

Дочь начинает петь, а за нею и весь хоровод:

«Научи меня, мати, На лен землю пахати».

Хоровод останавливается, и все нагибаются. Мать тоже нагибается и показывает дочери, как пашут землю. В это время мать, а за нею и весь хоровод поют:

«Да вот эдак, дочи, дочушка, Вот так, так, да вот эдак!»

Дочь подражает действиям матери.

Затем под песню мать учит дочь «зелен лен полоти», «зрелый лен брати», «лен вязати», «спелый лен сбирать», «на телегу лен класти», «лен с поля убирати», «зрелый лен сушити», «молотити», «слати», «собирати», «трепати», «прясти», «пряжу мотати» и «красна ткати».

И завершается песня такими словами:

«Научи меня, мати, С молодцем гуляти».

И, не дожидаясь ее «обучения», дочь задорно поет:

«Я сама пойду

И с милым плясать буду».

Девушка вызывает в круг какого-нибудь парня и пляшет с ним, напевая:

«Да вот эдак, моя мати, Вот так, так, да вот так!»

Очень большое распространение в народе имели собственно хороводные песни, т. е. песни, содержание которых не разыгры

валось. Подавляющее большинство всех записанных и опубликованных хороводных песен составляют собственно хороводные песни.

Ведущей темой собственно хороводных песен, как и хороводно-игровых, является тема любви. Главные герои этих песен — девушка и молодец. В песнях рисуются различные перипетии любовных отношений, говорится о знакомстве и встречах юноши и девушки, их свиданиях, ухаживании, говорится об их отношении друг к другу, рассказывается о размолвках, примирении и т. д. Примером могут служить песни «Ай во поле, ай во поле» [2, № 126], «Ах по морю корабличек плывет» [Ц, № 1131], «Голова ли ты моя» [11, № 1141], «Туман, туман на долине» [9, № 364], «У нас по муравке» [9, № 366], «Под лесом, лесочком» [9, № 399] и др.

Большинство собственно хороводных песен исполнялось от имени девушек. В песнях девушек выражались высокое чувство любви, заветные мечты о счастливом браке. Но в хороводах принимали участие не только девушки, но и молодые женщины («молодки»). Поэтому вполне естественной и органичной в хороводных песнях является тема семьи, отношений «молодки» с мужем и членами его семьи; свекром, свекровью, деверьями и золовками. Эта тематика в хороводных песнях разрабатывается очень подробно. В них говорится о нелегкой жизни «молодки» в семье мужа. Ей приходится много работать. Так, в одной песне рассказывается, что свекор заставляет сноху «гумно чистить, метлой мести и поле боронить». А свекровь ее заставляет «красна ткать, конопель брать, на поле ходить и сено косить, избу истопить, по воду сходить, детей накормить и спать уложить» [16, 190—191]. Часто не складываются отношения у молодки с мужем. Песни рассказывают о грубом обращении мужа с женой [12, № 1111]. Издеваются над молодкой также братья и сестры мужа [7, 20—22].

Но хороводные песни, в отличие от протяжных лирических, не акцентируют внимания на тяжелых условиях жизни «молодки» в семье мужа. О них говорится мимоходом, для создания реалистического фона, на котором по контрасту раскрывается совершенно иное содержание, выражаются не грустные, а радостные чувства. Основные эмоции хороводных песен — светлые, жизнерадостные.

В хороводных песнях нередко рисуются не реальные, а идеальные отношения между родителями и детьми в крестьянской семье. В них, например, говорится, что молодые люди (парень и девушка) избирают себе супругов не по воле родителей, а по любви [9, № 419, 518]. В одной из песен рисуется такое отношение молодки к семье мужа; ее поочередно зовут члены семьи мужа, и она идет к ним с радостью: к «свекорку» «с мягкими калачами, со сладкою сытою»; к «свекровушке» — «с белым куже-лечком», к «золовушкам» — «с частым гребешочком, с шелковым уплеточком», к «деверьюшкам» — с «веселою музыкой», к «милому ладе» — мужу — с «пуховой подушечкой, с крутым изголовьем» [9, № 450].

В хороводных песнях выводятся молодки, которые не подчиняются приказам мужа и его родителей. Так, в одной песне принимающая участие в хороводе молодка смело говорит:

«Свекор батюшка у ворот стоит; Не доиграны наши игры,

Он меня младу домой зовет. Не допеты наши песенки,

Я не иду домой, не слушаю: Не добаены басенки».

Крестьянская девушка не хочет выходить ни за старого, ни за молодого. Она хочет выйти за «ровнюшку». В одной из песен рисуется любопытная картинка, когда героиня говорит:

«Уж я старого потешила,

На осинушку повесила;

Уж я малого утешила —

Возмахнула, в воду бросила,

Уж со ровнюшкой гулять пошла».

Это, конечно, картина неправдоподобная, выдуманная, рассчитанная на комический эффект. Кстати, заметим, что в ряде народных песен своеобразно сочетается реальное и идеальное, трагическое и комическое. Так, в, песне «Я полю, полю лучок» [7, 24—28] говорится о том, что сын по наущению родителей до полусмерти избил свою жену, «три ребра переломил ей». Жена жалуется, что после этого зверского избиения она «три года лежала», «с постели не вставала», «хлеба, соли не едала», «людей не узнавала». Но трагическая песня неожиданно завершается комической концовкой: по болезни потерявшая аппетит женщина «с этой немочи съела хлеба три печи», «калачей семь печей», «свинью супоросу с поросеночком», «овцу яловицу с ягненочками», «жеребенка-лоньшака», «быка-третьяка» и «пять ведер молока». И этим сразу весь трагизм песни устраняется.

Сущность семейных хороводных и хороводно-игровых песен (в сравнении с протяжными лирическими песнями на эту тему) глубоко определил В. Я. Пропп: «Семейные хороводные и игровые песни по своим темам мало чем отличаются от песен проголосных: в них отражается та же семейная жизнь и те же неблагополучные семейные отношения. Но тон их совершенно иной. То, что в голосовых песнях показано с трагической стороны, здесь показано со стороны комической. Трагедия превращается в веселый фарс. Это — один из способов преодоления невзгод. Трагический герой или трагическая героиня протяжных песен здесь стряхивают с себя горе и выходят из борьбы победителями»

Остановимся на особенностях художественной формы хороводных (как хороводно-игровых, так и собственно хороводных) песен.

Как и в протяжных («голосовых») лирических песнях, в хороводных используются такие композиционные формы, как монолог, диалог и сюжетно-повествовательная форма. Примером монологического построения являются хороводные песни «Я по светлице хожу, млада хожу» [2, № 54], «Я по сеням шла» [11, № 111], «Я пойду ли, молодешенька» [9, № 375]. В форме диалога построены хороводные песни «А мы просо сеяли» [16, 303—308], «Заинька!» [9, № 449]. Сюжетно-повествовательными являются хороводные песни «Калина ли моя, малина ли моя!» [11, № 1114], «Как

за рекою, да как за быстрою» [11, № 1122], «Как Иванушка колом-чатый мужик» [9, № 357].

Как и протяжные лирические песни, хороводные песни нередко строятся по принципу двучленного параллелизма. Однако если в протяжных лирических песнях в таких случаях первая параллель всегда была символической (из мира природы), а вторая — реальной (из человеческой жизни), то в хороводных песнях обе параллели —из реальной жизни. Такая песня строится на основе сопоставления или противопоставления двух жизненных картин. Ярким примером этого является песня «Выходили красны девушки» [7, 36—37]. Первая часть песни начинается строкой «Зыходили красны девушки». В ней говорится: поиграйте, красны девушки, пока не вышли замуж. Неизвестно, каков будет муж.

Либо старый-от, удушливый-от, Либо малой-от, не дашливый-от, Либо ровнюшка, хорошенькая.

И заканчивается первая часть такими словами героини;

«Я бы старого утешила: Я за самую вершиночку,

Во чисто-б поле отвозила, Черным воронам на карканье,

Середи поля повесила Сорокам на щекотанье,

Я за горькую осинушку, Добрым людям на дивованье».

Во второй параллели дословно повторяется первая параллель со слов «выходили красны девушки» и до слов «либо ровнюшка хорошенькая». Но далее идет такой монолог героини:

«Я бы младова утешила: На перинушку пуховенькую,

На кроватку спать уложила, На подушечку парчевенькую,

На кроватку на тесовенькую, Под щит-белый полотнятыйплаток».

В отличие от протяжных лирических песен, в которых многочленный параллелизм не встречается, в хороводных песнях он употребляется довольно часто. Песня в таком случае состоит из трех,четырех, пяти и более частей. Все эти части являются реальными по своему содержанию, представляют собой лишь различные варианты развиваемой темы. Так, собственно хороводная песня «Ты не пой, соловей» [9, № 406] состоит из трех частей. В первой части ковер, вышитый девушкой, доставался «старому муж/», во второй — «малому», а в третьей — «младому мужу» — ровнюшке; В четырех частях песни «Ты заря ли, моя зоренька» [9, № 455] молодку из хоровода зовут домой поочередно свекор, деверь, золовка и «милый ладо» — муж. И она идет домой только по зову «милого лады».

Особенно большое количество частей содержат хороводно-игровые песни. Так, песня «А мы просо сеяли» [16, 303—308] состоит из 7 частей, песня «Уж я сеяла, сеяла ленок» [19, 19—20] — из 8 частей, а песня «Научи меня, мати» [16, 197—200] имеет 15 частей.

Поэтический стиль хороводных песен (и хороводно-игровых и собственно хороводных) в основном таков же, как и. стиль протяжных лирических песен на тему любви и семейных отношений. В них употребляется очень много постоянных эпитетов. Например, красная девица, добрый молодец, милый друг, любимая подруга, зеленый луг, шелковая трава, высокий терем, Тесовая кровать, пуховая перина, золотое кольцо и т. д. Задушевность и лирическую мягкость придает хороводным песням употребление многих слов с уменьшительно-ласкательными суффиксами: батюшка, матушка, дружочек, подруженьки, травонька, муравонька, реченька, дубравушка, кроватушка, перинушка, подушечка, колечко и т. д.

Особо следует остановиться на песнях «сборных» и «разборных».

Нередко хороводы начинались «сборными» («наборными») песнями. Их назначение — приглашение в хоровод, организация его (распределение по парам и т. д.). Наборные песни были короткими и как правило, заканчивались или приглашением в хоровод: «Пожалуйте в хоровод» [9, № 295], «Вы пожалуйте в кружок» [9, № 337], «Вы пожалуйте сюда» [9, № 332]; или советами молодцу выбирать себе пару: «Выбирай, парень, девицу» [9, № 315], «Бери девицу с собой» [9, № 328], «Хороводы набирай» [9, № 320] и т. п.

Что за девица Раскрасавица! Я тебя люблю, В хоровод беру.

Единственная тема наборных песен —это тема любви, выражение симпатий. Приведем пример:

В хоровод беру Красну девицу, Красну девицу, Раскрасавицу! [9, № 292]

А которую люблю, Ту и поцелую.

Заканчивались хороводы нередко «разборными» песнями. По своей форме они напоминают наборные песни, но их назначение Иное. Посредством разборных песен участвующие в хороводе I прощались. Эти песенки, как правило, имели «поцелуйные концовки». Приведем пример разборной песенки молодца:

Люблю, люблю девицу, Люблю молодую.

А вот девичья «разборная» песенка:

А за этот перстенечек золотой Поцелуемся, мой милый, с тобой.

Стукнулся Миколенька: «Выходи-ка, Олинька! Поди, поди, выступай, Корогоды набирай».

В последней трети XIX в. нередко в качестве наборных и разборных песенок употреблялись частушки. Например:

Из цветов венок совью, Алой лентой обовью, Встречу милого с венком, Поцелуемся с дружком.

Плясовые песни.

Плясовые песни отличаются от всех других видов песен более быстрым темпом исполнения, четким ритмом. Наиболее распространенные размеры плясовых песен — четырехстопный или шестистопный хорей. В них довольно широко употребляется рифма, как правило, мужская, т. е. с ударением на последнем слоге, и обычно смежная, т. е. рифмуются рядом стоящие строки. Приведем примеры.

Широкая борода, Не ходи мимо сада.

Осердился мой милой друг на меня, Он седлает своего добра коня.

Но встречаются в плясовых песнях и другие виды рифм (женская, дактилическая и гипердактилическая). Отдельные строки могут и не рифмоваться.

По своей тематике и эмоциональному тону плясовые песни близки к рассмотренным выше игровым и хороводным песням. Теме любви молодца и девушки посвящены, например, плясовые песни: «Я по светлице млада, хожу» [2, № 54]; «Полно, солнышко, из-за лесу светить» [2, № 91], «Во Захарье, во селе» [9, № 531]. Семейные отношения затрагиваются в плясовых песнях «Посылали молодицу» [9, № 555], «Одинок, одинок» [9, № 618], «Нынче куры поюТ петухами» [9, N» 621] и др.

В плясовые песни иногда проникают и социальные мотивы. «Господа», не пускающие девушку погулять в хоровод, называются в песне «нерассудливыми» [9, № 554]. В одной из песен говорится: «Купец-вор, обманщик, плут» [9, № 578]. Плясовые песни свидетельствуют о тяжелой жизни, бедности народа. Из них мы, например, узнаем, что все пожитки бурлака — «одна лямка да котомка» [12, 144], что солдатская еда —«лишь хлеб с водой» [9, № 578] и т. д.

Однако общий тон плясовых песен, как и песен игровых и хороводных, — мажорный, жизнерадостный. Жизнь деревенской молодежи,в плясовых песнях нередко идеализируется. Вот, например, как описывается одежда деревенского парня — «молодчика», который шел вдоль «широкой улицы».

Как на молодце-то смур кафтан, Сапожки-то сафьяновые,

Опоясочка-то шелковая, На нем шапочка-то бархатная.

Рукавички-то бархатные А околышек черного соболя.

Многие плясовые песни носят шуточный характер, например: «Кума-То к куме в решете приплыла» [2, № 87], «А у меня мужичок с кулачок» [9, № 611], «Как жена мужа продала» [9, № 634] и др.

По еврей композиции плясовые песни могут быть монологами [«Я подумаю, гадаю» —9, № 529], диалогами [«.Ты любовь, ты любовь» —9, № 540] и сюжетно-повествоват-ельными [«По улице метелица метет» — 9, № 535]. Как и игровые и хороводные, плясовые

песни бывают двухчастными [«Как за нашим за двором» — 9, № 602], трехчастными [«По задворьицу бежит почат» —5, 105—106] и т. д.

Как и в игровых и хороводных, в плясовых песнях отдельные части могут развивать какую-то общую тему, являться различными вариантами ее освещения. Так, например, в песне «Сговорила меня мать» [9, № 578] в первой части говорится, что мать рекомендует дочери выйти замуж за «солдатика», во второй —за «кузнечика», в третьей — за «поповича», в четвертой — за «купчика» и в пятой — за «боярина». Однако нередко различные части плясовых песен посвящены разным темам и они в таком случае связываются в одну песню только на основе ритмической близости. Примером могут служить песни «Уж ты сад ли, мой садочек» [10, № 720], «Как на горе, на горе» [10, № 740], «Сидит Катя под окошком» [10, № 766].

В плясовых песнях нередко имеются припевы, например: «Ой, калина моя, ой, малина моя» [9, № 561], «То-то люли, то-то люли, то-то люлишки мои» [9, № 590]. Они не имеют какого-нибудь определенного смысла, никак не связаны с конкретным содержанием песни. Но они придают песне оттенок веселости, завершая собой музыкальные фразы, разбивают песню на строфы..

Ходи изба, ходи печь! Хозяину негде лечь: На печи широко, Растянешься далеко.

В последней трети XIX в. нередко в качестве плясовых песен исполнялись различные веселые частушки.

Термин «частушка» не литературного, не книжного, а народного происхождения. Плясовые песни быстрого темпа исполнения издавна в народе назывались «частыми». Поэтому естественно, что новый песенный жанр, близкий ритмически к старым плясовым песням, наряду с другими названиями получил также и название «частушка». Грамматически это было полной аналогией таких народных названий жанра, как «сбирушка», «набирушка», «коротушка» и т. п.

Частушка — один из видов словесно-музыкального народного творчества. Это — короткие рифмованные песенки, в большинстве случаев состоящие из четырех строк и исполняющиеся полуговорком в характерной звонкой манере. Особую разновидность частушек составляют двухстрочные песенки («страдания», «семеновна» и др.), исполняемые в песенном стиле. Исполняются частушки под гармонь, баян, балалайку, инструментальный ансамбль, а часто и без всякого музыкального сопровождения.

Частушки относятся к лирическому роду поэзии. Их главное назначение, как и рассмотренных нами ранее традиционных лирических песен, не в описании каких-либо событий и фактов, а в выражении к ним определенного отношения, в передаче самых разнообразных мыслей, чувств и настроений. Как и в любом лирическом произведении, мысли и чувства, выражаемые в частушках, не имеют протяженности во времени.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.