Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
госы-64 ПС / психология.docx
Скачиваний:
121
Добавлен:
03.06.2015
Размер:
848.84 Кб
Скачать

30. Стили семейного воспитания. Отношение родителей и прародителей к ребенку в семье.

Родительское отношение и родительские установки: эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты. Типы родительского отношения по Эйдемиллеру Э.Г., Спиваковской А.С., Варга А.Я. Гендерные различия родительского отношения к ребенку. Материнство как психологический феномен. Типология и характеристика стилей семейного воспитания. Отклонения в стиле родительского воспитания. Классификация детских ролей в современной семье. Гипертрофированный характер взаимной любви внуков и прародителей и его причины. Современная специфика отношений бабушек/дедушек к внукам. Конфликты между родителями и прародителями по вопросам воспитания детей.

Родительское отношение к ребенку: определение, типы, влияние на психическое развитие

Понятие родительское отношение имеет наиболее общий характер и указывает на взаимную связь и взаимозависимость родителя и ребенка. Родительское отношение включает в себя субъективно-оценочное, сознательно-избирательное представление о ребенке, которое определяет особенности родительского восприятия, способ общения с ребенком, характер приемов воздействия на него. Как правило, в структуре родительского отношения выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты. Понятия родительская позиция и родительская установка используются как синонимы родительского отношения, но отличаются степенью осознанности. Родительская позиция скорее связывается с сознательно принятыми, выработанными взглядами, намерениями; установка – менее однозначна.

Описаны различные варианты родительских позиций, установок, родительского (чаще материнского) отношения.

Симбиоз (чрезмерная эмоциональная близость), авторитарность, эмоциональное отвержение («маленький неудачник») (А.Я. Варга, 1987).

Поддержка, разрешение; приспособление к потребностям ребенка; формальное чувство долга при отсутствии подлинного интереса к ребенку; непоследовательное поведение (В.Н. Дружинин, 1996).

Сотрудничество, изоляция, соперничество, псевдосотрудничество.

Авторитет любви, доброты, уважения. Авторитет подавления, расстояния, педантизма, резонерства, подкупа (А.С. Макаренко).

Позиции-шаблоны, калечащие семейные, в том числе и детско-родительские отношения: заискивающий «миротворец»; «обвинитель»; расчетливый «компьютер»; сбитый с толку, «отвлекающийся».

Позитивная модель поведения – гибкая, или уравновешенная, где различные приемы используются не автоматически, а сознательно, с учетом последствий своих действий (В. Сатир, 2000).

Характер и степень влияния на ребенка определяет множество отдельных факторов и прежде всего личность самого родителя как субъекта взаимодействия:

  • его пол (тот же, что и у ребенка, или противоположный);

  • возраст (юная, несовершеннолетняя мать, пожилой родитель, родитель позднего ребенка);

  • темперамент и особенности характера родителя (активный, нетерпеливый, вспыльчивый, властный, снисходительный, небрежный, сдержанный и др.);

  • религиозность;

  • национально-культурная принадлежность (европейская, английская, немецкая, японская, американская и другие модели воспитания);

  • социальное положение;

  • профессиональная принадлежность;

  • уровень общей и педагогической культуры.

Учитывая взаимозависимость отношений в семье, их описывают через те роли, которые выполняет ребенок. По мнению А.С. Спиваковской, роль ребенка можно четко выделить в дисгармоничной семье, где относятся друг к другу шаблонно, стереотипно, годами сохраняя застывшие, ригидные, уже не соответствующие реалиям отношения. Роль – это набор шаблонов поведения по отношению к ребенку в семье, сочетание чувств, ожиданий, действий, оценок, адресованных ребенку взрослыми.

Наиболее типичны четыре роли: «козел отпущения», «любимчик», «примиритель», «беби». «Козел отпущения» – это объект для проявления взаимного недовольства супругов-родителей. «Любимчик» заполняет эмоциональный вакуум в супружеских отношениях, забота и любовь к нему чрезмерно преувеличены. Напротив, при сильной близости супругов друг к другу ребенок раз и навсегда остается в семье только ребенком, «беби» с очень ограниченными правами. «Примиритель» вынужден играть роль взрослого, регулировать и устранять супружеские конфликты, и таким образом занимает важнейшее место в структуре семьи.

Выделяются и другие роли: «ребенок-обуза»; «ребенок-раб», «ребенок-любовник» (одинокая, как правило, мать настаивает на «отношениях для двоих», закрепощает ребенка в узах своей любви); «ребенок как оружие» в борьбе с супругом; ребенок – «заместитель мужа» (от него требуют постоянного внимания, заботы, чтобы он был рядом и делился своей личной жизнью) (В.Н. Дружинин).

Нарушения семейной среды, семейной атмосферы можно классифицировать с точки зрения удовлетворения важнейших, по мнению 3. Матейчека, человеческих потребностей – в активном контакте со средой и в активном контроле внешней действительности. Окружение в крайних вариантах может быть излишне устойчивым либо предельно изменчивым; при этом параметры контроля варьируют от обособленности до зависимости.

  1. Ультраустойчивая, эмоционально безучастная среда формирует социальную гипоактивность: пассивность, незаинтересованность, аутизацию, задержку речевого и психического развития.

  2. Изменчивая эмоционально безучастная среда провоцирует гиперактивность: беспокойство, несосредоточенность, неравномерность, запаздывание психического развития.

  3. Ультраустойчивая среда в сочетании с эмоциональной зависимостью влечет за собой избирательную гиперактивность, направленную на одного человека, часто в виде поведенческих провокаций.

  4. Изменчивая среда, эмоциональная зависимость развивают общую социальную гиперактивность, поверхностность контактов и чувств ребенка.

Подобная модель социальной среды используется для интерпретации нарушений воспитания в детских домах и в семьях.

Выделяют также три спектра отношений, составляющих любовь родителей к своему ребенку: симпатия – антипатия, уважение – пренебрежение, близость – дальность (А.С. Спиваковская). Сочетание этих аспектов отношений позволяет описать некоторые типы родительской любви.

Действенная любовь (симпатия, уважение, близость). Формула родительского семейного воспитания такова: «Хочу, чтобы мой ребенок был счастлив, и буду помогать ему в этом».

Отстраненная любовь (симпатия, уважение, но большая дистанция с ребенком). «Смотрите, какой у меня прекрасный ребенок, жаль, что у меня не так много времени для общения с ним».

Действенная жалость (симпатия, близость, но отсутствие уважения). «Мой ребенок не такой, как все. Хотя мой ребенок недостаточно умен и физически развит, но все равно это мой ребенок и я его люблю».

Любовь по типу снисходительного отстранения (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция). «Нельзя винить моего ребенка в том, что он недостаточно умен и физически развит».

Отвержение (антипатия, неуважение, большая межличностная дистанция). «Этот ребенок вызывает у меня неприятные чувства и нежелание иметь с ним дело».

Презрение (антипатия, неуважение, малая межличностная дистанция). «Я мучаюсь, беспредельно страдаю оттого, что мой ребенок так неразвит, неумен, упрям, труслив, неприятен другим людям».

Преследование (антипатия, неуважение, близость). «Мой ребенок негодяй, и я докажу ему это!»

Отказ (антипатия, большая межличностная дистанция). «Я не хочу иметь дела с этим негодяем».

Оптимальная родительская позиция должна отвечать трем главным требованиям: адекватности, гибкости и прогностичности.

Адекватность позиции взрослого основывается на реальной точной оценке особенностей своего ребенка, на умении увидеть, понять и уважать его индивидуальность. Родитель не должен концентрироваться только на том, чего он хочет в принципе добиться от своего ребенка; знание и учет его возможностей и склонностей – важнейшее условие успешности развития.

Гибкость родительской позиции рассматривается как готовность и способность изменения стиля общения, способов воздействия на ребенка по мере его взросления и в связи с различными изменениями условий жизни семьи. «Закостенелая», инфантилизирующая позиция ведет к барьерам общения, вспышкам непослушания, бунта и протеста в ответ на любые требования.

Прогностичность позиции выражается в ее ориентации на «зону ближайшего развития» ребенка и на задачи завтрашнего дня; это опережающая инициатива взрослого, направленная на изменение общего подхода к ребенку с учетом перспектив его развития.

Одним из основных психолого-педагогических понятий для Наделения различных типов семейного воспитания является стиль родительского отношения, или стиль воспитания. Как социально-психологическое понятие, стиль обозначает совокупность способов и приемов общения по отношению к партнеру. Различают общий, характерный и конкретный стили общения. В качестве детерминант стиля общения выступают направленность личности как обобщенная, относительно устойчивая мотивационная тенденция; позиция, занятая по отношению к партнеру общения, и параметры ситуации общения. Родительский стиль – это обобщенные, характерные, ситуационно неспецифические способы общения данного родителя с данным ребенком, это образ действий по отношению к ребенку.

Чаще всего в психолого-педагогических исследованиях для определения, анализа родительского отношения используются два критерия: степень эмоциональной близости, теплоты родителей к ребенку (любовь, принятие, тепло или эмоциональное отвержение, холодность) и степень контроля за его поведением (высокая – с большим количеством ограничений, запрещений; низкая – с минимальными запретительными тенденциями).

Более точно охарактеризовать родительское отношение и соответствующее поведение позволяет учет сочетания крайних вариантов проявления этих факторов (критериев). Выделяются четыре типа воспитания (Г. Крайг, 2000).

  • Авторитетный (теплые отношения, высокий уровень контроля).

  • Авторитарный (холодные отношения, высокий уровень контроля).

  • Либеральный (теплые отношения, низкий уровень контроля).

  • Индифферентный (холодные отношения, низкий уровень контроля).

Наиболее активно проблема связи стилей воспитания, нарушений родительского отношения и отклонений в психическом развитии и даже здоровье детей исследуется с клинико-психологических позиций; определен ряд параметров воспитательного процесса (А.И. Захаров, 1982).

  1. Интенсивность эмоционального контакта родителей по отношению к детям: гиперопека, опека, принятие, непринятие.

  2. Параметр контроля: разрешительный, допускающий, ситуативный, ограничительный.

  3. Последовательность – непоследовательность.

  4. Аффективная устойчивость – неустойчивость.

  5. Тревожность – нетревожность.

Различные сочетания этих параметров воспитания соотносятся г различными видами неврозов у детей. Например, ограничительство, аффективная неустойчивость со стороны родителей приводят к развитию у ребенка невроза страха. Сверхпринятие, «разрешительство», непоследовательность – к развитию истерического невроза. Выраженное ограничительство – к неврозу навязчивых состояний.

Определить тип воспитательного процесса помогают характерные особенности каждого из них (Э. Г. Эйдемиллер, 1996):

  • уровень протекции – мера занятости родителей воспитанием, оценка того, сколько сил, времени, внимания уделяют родители ребенку;

  • полнота удовлетворения потребностей (материально-бытовых и духовных);

  • степень предъявления требований – количество и качество обязанностей ребенка;

  • степень запретов – мера самостоятельности ребенка, возможность самому выбирать способ поведения;

  • строгость санкций – приверженность родителей к наказаниям как приему воспитания;

  • устойчивость стиля воспитания – выраженность колебаний, резкости смены приемов воспитания.

При помощи разработанного Э.Г. Эйдемиллером опросника «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) можно установить тип воспитания и причины, закрепившие его в семье.

Типы негармоничного семейного воспитания: потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, эмоциональное отвержение ребенка, жестокое обращение, гипопротекция.

«В реальной жизни, – замечает В.С. Мухина, – все еще более сложно, чем в любой классификации. В семье могут быть представлены одновременно несколько стилей отношения к ребенку: отец, мать, бабушки и дедушки могут конфликтовать друг с другом, отстаивая каждый свой стиль, и т.д. Кроме стилей отношений, обращенных непосредственно к ребенку, на его воспитание оказывает безусловное влияние стиль взаимоотношений взрослых членов семьи» (Мухина В.С. Возрастная психология. – М., 1997. – С. 259.).

Современные родители должны обладать важнейшей способностью к рефлексии на индивидуальные и возрастные особенности ребенка, готовностью к сознательному поиску наиболее эффективного стиля его индивидуального воспитания. Именно в наше время так много возможностей обучаться и продвинуться в выработке собственного неповторимого стиля, культуры семейного воспитания.

Гендерные различия родительских ролей

Считается, что родительские позиции отца и матери, не только по разному детерминированы, но и различаются функционально. Рассмотрим это подробнее.

М. Мид считает отцовство "социальным изобретением". По ее мнению, на заре человеческой истории было введено социальное нововведение, согласно которому мужчина стал "кормить" свою женщину и детей, так как нигде в животном мире не встречается такое мужское поведение. В настоящее время, практически во всех известных обществах, одной из основополагающих характеристик мужской роли, которой должен соответствовать мужчина, чтобы стать полноправным членом общества, является защита женщин и детей, вместо того, чтобы предоставить их самим себе. Данное поведение может принимать различные формы: непосредственная помощь конкретной женщине и детям, помощь своим детям при утрате связей с женщиной, налоги на доходы, которые практически всегда выше, чем у женщин, и перераспределение средств в виде государственных пособий тем же женщинам и детям.

Может быть, именно поэтому, наиболее устойчивым полоролевым стереотипом является норма успешности/статуса, согласно которой социальная ценность мужчины определяется величиной его заработка и успешности на работе.

Материнская забота и привязанность к ребенку считается биологически детерминированной, основанной на материнском инстинкте, и необходимо давление со стороны общества, чтобы женщина от них отказалась.

В настоящее время стереотип мужчины и, следовательно, отца претерпевает серьезные изменения в сторону расширения диапазона отцовских ролей. Раньше отец был воплощением власти и инструментальной эффективности, сейчас от мужчин ждут мягкой и активной заботы о детях. Но несмотря на все больший вклад отцов в воспитание и уход за детьми, сильно распространен стереотип о неадекватности, неумелости мужчин в сфере родительства , что является причиной трудностей в выполнении ими роли отца.

Тем не менее выделяется целый ряд ролевых особенностей позиции отца. Р. Скиннер отводит особое место роли отца.

На начальном этапе она сводится к поддержке матери, поглощённой младенцем, но в период отдаления он должен помочь им благополучно преодолеть этот сложный для обоих процесс. Позволив ребёнку отделиться, мать переживает чувство утраты теснейшей связи. Отец, восстанавливая прежнюю супружескую связь, заменяет потерю и, тем самым, помогает отпустить ребёнка.

Для ребёнка отец является мостом между матерью и внешним миром, его присутствие помогает справиться ребенку с задачей отделения от матери. Он вселяет в него уверенность, необходимую для составления новой карты общества.

Наблюдения показывают, что дети, отцы которых на первом году их жизни хоть немного участвуют в повседневном уходе за ними, меньше боятся незнакомых людей, с большей готовностью вступают в контакт с другими детьми.

Э. Фромм указывает на существенное различие между любовью отца и любовью матери.

Различие заключается в том, что любовь матери безусловна, а любовь отца нужно "заработать", оправдать надежды, добиться достижений.

С точки зрения автора, обе родительские позиции соответствуют потребностям ребёнка в зависимости от той возрастной ступени развития, на которой он находится.

Функция матери - обеспечить безопасность, а функция отца - учить и направлять в решении задач.

Считается, что с раннего возраста мать обучает ребенка тому "как", а отец - тому "что", отец учить детей быть "кем-то", а мать - быть "кем-то для кого-то".

Долгое время считалось, что влияние отца, больше сказывается на воспитании мальчиков, но более поздние исследования показали, что хорошие отношения с отцом, как у мальчиков, так и у девочек способствуют формированию Я - концепции, позволяющей более успешно справляться с когнитивными задачами и задачами межличностного общения, чем у детей, растущих без отца.

В семьях, где отцы участвуют в домашней работе, по мнению жены, "более чем достаточно", подростки имеют больше всего постоянных занятий. В семьях, где участие отца оценено "менее чем достаточно", зафиксирован большой процент подростков, участвующих в домашних делах от случая к случаю или вообще не участвующих.

Таким образом, вовлечение подростков в хозяйственно-бытовую сферу находится в прямой зависимости от степени участия отцов в этой деятельности.

Считается, что отсутствие отца в семье, с чем бы оно ни было связано, наиболее сильно сказывается на математических способностях как мальчиков, так и девочек. Еще М. Мид описала последствия исключения отца из процесса воспитания для полоролевой социализации мальчиков.

Во-первых, мальчик вынужден обращаться к тем отцовским качествам, которые более бросаются в глаза и присущи мужчине вообще,- к одежде, к физической силе, низкому голосу, то есть как раз к тем его качествам, в подражании которым ребенок сталкивается с наибольшими трудностями. Отец воспринимается не как индивидуальность, а как представитель определенного пола, т.е. обладает теми качествами, которыми обладают и большинство других мужчин...

Во-вторых, не в состоянии отождествить себя с отцом, лишенный стимулирующего его мужского общества, мальчик обращается к своей возрастной группе, к ее стандартизирующему, уравнивающему влиянию, приводящему к потере индивидуальности.

В-третьих, отсутствие отца приводит к стандартизации, неопределенности, расплывчатости представлений о мужской половой роли. В таком случае место идеала занимает общая идея маскулинности.

Если для мальчиков отсутствие отца прежде всего сказывается на личностном развитии, то для девочек - на их личных взаимоотношениях с противоположным полом.

Отношения отца с дочерью служат первичной моделью отношений будущей женщины с мужчинами, именно в сопоставлении с этой моделью будут оцениваться все типы и формы будущих отношений. Дефицит мужского внимания в ходе взросления девочки существенно затрудняет ее полоролевое развитие.

Особенно хотелось бы отметить, что ряд исследователей отмечает роль родителя противоположного пола в развитии творческих способностей ребенка . Результаты этих исследований показывают, что отцы оказывают большее влияние на творческие способности девочек, а матери -на творчество мальчиков.

У отцов, проявляющих активный интерес к занятиям своих одаренных дочерей, расширяющих горизонты их будущей карьеры и укрепляющих их независимость, гораздо больше шансов вырастить дочерей творческими личностями, чем у тех, кто утверждает стереотипно зависимые или пассивные модели поведения в дочерях.

Матери, занятые деловой или творческой карьерой, зачастую вне дома, склонны воспитывать в своих сыновьях большую независимость мысли и смелость.

Те, кто исследовал связь между отношениями родителей и детей с творческими способностями последних, считают, что когда отцы проявляют больше "женских", экспрессивных свойств, а матери - больше "мужского", инструментального в своем поведении, то их дети противоположного пола более развиты в творческом плане.

Нежные, любящие отцы, много времени уделяющие детям, и матери, воспитывающие независимость, любознательность и гибкость, таким образом, развивают в дочерях и сыновьях черты и мотивационные компоненты, ведущие к высокопродуктивному творчеству.

Интересно в этой связи отметить, что матери, весьма озабоченные развитием творческих способностей своих детей и уделяющие этому много сил и времени, не добивались заметных успехов.

Наряду с идентификацией с родителем своего пола, немаловажную роль играет сопоставление своего образа с образом родителя противоположного пола. При этом мальчик, приписывая определенные качества (независимо от их традиционной трактовки) матери, начинает считать их проявлением женского, старается избегать их в своем поведении и развивает противоположные качества, основываясь на принципе комплиментарности (мужское и женское воспринимаются как противоположное, дополняющее друг друга). Аналогично поступает девочка по отношению к отцу.

Наличие положительного образа отца особенно важно при формировании семейных установок, так как высокая оценка личностных особенностей отца соответствует высокой оценке ребенком благополучия отношений между родителями и способствует формированию желания ориентироваться на родительские образцы в будущем, при этом наличие в отцовском поведении типично женских проявлений способствует формированию привязанности к родителям.

Если содержание образа отца в большей степени влияет на восприятие комфортности внутрисемейной ситуации, то образ матери оказывает влияние на формирование полоролевых предпочтений.

В заключение, необходимо отметить, что существующие тендерные особенности родительских ролей социокультурно обусловлены и находятся в постоянном изменении.

МАТЕРИНСТВО КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

Материнство — сложный феномен, имеющий физиологические механизмы, эволюционную историю, культурные и индивидуальные особенности. В каждой культуре есть целый институт материнства, который в качестве составной части включает в себя способы воспитания женщины как матери. Эти способы рассчитаны на то, что часть содержаний своих функций мать будет осознавать, а часть — нет. Соответственно, в общественном сознании также не все функции матери полностью осознаются, часть из них представлена в форме поверий, примет, суеверий и т.п. Все это вместе может быть охарактеризовано как конкретно-культурный «путь к модели» материнства, которое само по себе есть инструмент, созданный природой и обществом для «производства» ребенка как представителя своего вида и своей культуры. В обществе постоянно происходят изменения модели материнства и детства, соответствующие изменению в самих общественных отношениях

В наши дни материнство занимает незначительное место в иерархии ценностей женщины. Заметное возрастание стремления к высокому профессиональному статусу и карьере, повышенная тяга к благосостоянию и высокому уровню потребления препятствуют родительству. Налицо новая модель личности, не обеспеченная соответствующей моделью материнства.

Интерес к материнству в психологии возник первоначально в русле двух направлений: при изучении роли матери в образовании ранних личностных структур (психоанализ и другие направления психологии личности: 3. Фрейд, К. Хорни, Э. Эриксон, Дж. Боулби и др.) и в практических исследованиях, связанных с нарушением психического развития ребенка (задержки и нарушения психического развития, детская психиатрия, социальная дезадаптация, психологические проблемы детей и подростков: А. Фрейд, М. Кляйн, Д. Винникотт, М. Маллер и др.). В отечественной психологии в рамках второго направления изучалось материнское отношение, материнская (родительская) позиция, детско-родительское взаимодействие (В.И. Гарбузов, Э.Г. Эйдемиллер, А.С. Спиваковская, А.Я. Варга, А.Д. Кошелева, В.И. Перегуда, И.Ю. Ильина и др.).

В современной психологии личности и психотерапевтически ориентированных направлениях материнство изучается в аспекте удовлетворенности женщины своей материнской ролью, как стадия личностной и половой идентификации (Р.М. Shereshefsky and L.J. Yarrow, G. Bohein and B. Hegekull, М.J. Gersoon at all, W.B. Miller и др.). Во всех этих случаях выделяются отдельные стороны материнства или отдельные его функции. Самостоятельным направлением можно считать перина-тальную психологию, занимающуюся проблемами беременности, родов, послеродового периода в психологическом и физиологическом аспектах.

Другой аспект материнства представлен в русле изучения материнско-детского взаимодействия в детской психологии, как отечественной, так и зарубежной. Роль взрослого в развитии ребенка как представителя человеческого рода, принятая в качестве основополагающей в культурно-историческом подходе, в отечественной психологии легла в основу выделения взаимодействия ребенка со взрослым в качестве самостоятельного объекта исследования (М.И. Лисина, Е.О. Смирнова, Н.Н. Авдеева, С.Ю. Мещерякова, О.В. Баженова, Л.Л. Баз, Г.В. Скобло, А.Д. Кошелева, В.И. Перегуда, Г.И. Свердлова, И.Ю. Ильина и др.). Поведение матери рассматривается как источник развития ребенка как субъекта познавательной активности, общения, самосознания. В зарубежных исследованиях (осуществляемых в первую очередь в рамках таких подходов, как социальное научение — J.В. Rotter, D.N. Stem, Т. Fietd и др., психоанализ — 3. Фрейд, А. Фрейд, Э. Эриксон и др., теория объектных отношений — М. Кляйн, Д. Винникотт, М. Маллер и др.) мать и ребенок рассматриваются как составляющие единой диадической системы, только в рамках этой системы приобретающие статус «матери» и «ребенка» и взаимно развивающиеся как элементы этой системы. Мать рассматривается как «среда» для ребенка, а ребенок в свою очередь будучи «объектом» для матери, — как ее проявление в качестве этой «среды» (и наоборот). Таким образом, в качестве объекта исследования здесь тоже выступает взаимодействие матери с ребенком.

Если обобщать все основные направления исследований, то можно обнаружить, что материнство как психосоциальный феномен рассматривается с двух основных позиций: материнство как обеспечение условий для развития ребенка и материнство как часть личностной сферы женщины.

Формирование материнства

Д. Винникот пишет, что способность женщины «быть достаточно хорошей матерью» формируется на основе ее опыта взаимодействия с собственной матерью, в игре, во взаимодействии с маленькими детьми в детстве, а также в процессе собственной беременности и материнства. «Мать не может научиться тому, что от нее требуется, ни из книг, ни от патронажных сестер, ни от докторов. Ее наука — это собственный опыт младенчества. Кроме того, она наблюдает, как другие родители ухаживают за детьми, возможно, сама ухаживала за младшими сестрами или братьями, и — что очень важно — она многому научилась в раннем детстве, играя в «дочки-матери» (Винникот Д. В. Маленькие дети и их матери. М., 1998. С. 47). Д. Рафаэль-Леф также считает, что женщина начинает становиться матерью с раннего детства. В Китае существует поговорка, что девочка не станет хорошей матерью, если не будет любить своего будущего ребенка с детства. Как отмечают многие исследователи, самыми решающими считаются отношения с собственной матерью и семейная модель материнства (Брутман В.И., Филиппова Г.Г., Колпакова М.Ю., Захаров А.И., Северный А.А., Ениколопов С.Н. и др.). В зарубежной психологии выделилось самостоятельное направление, предметом которого являются материнско-дочерние отношения. Авторы выделили более 700 факторов, представленных в 46 шкалах, характеризующих адаптацию женщины к беременности и раннему периоду материнства, включающих историю жизни женщины, ее семейное, социальное положения, личностные качества, связь с особенностями развития ребенка (См.: Филиппова Г.Г. Психология материнства и ранний онтогенез: Учебное пособие. М., 1999).

В данной работе проанализированы некоторые аспекты, влияющие на формирование материнской сферы.

Стили семейного воспитания

Д. Баумринд в 1970-х г.г. предложила типологию стилей семейного воспитания, содержательно описывавшую три основных стиля: авторитарный, авторитетный, или демократический и попустительский. Вот основные характеристики.

Авторитарный стиль («автократический», «диктат», «доминирование») — родители ограничивают самостоятельность ребенка, не считают нужным как-то обосновывать свои требования, сопровождая их жестким контролем, суровыми запретами, физическими наказаниями. При таком воспитании у детей формируется лишь механизм внешнего контроля, основанный на чувстве вины или страха перед наказанием, и как только угроза наказания извне исчезает, поведение может стать неуправляемым. Авторитарные отношения исключают душевную близость с детьми, поэтому между ними и родителями редко возникает чувство привязанности, что ведет к подозрительности, постоянной настороженности и даже враждебности к окружающим.

Демократический стиль («авторитетный», «сотрудничество») — родители поощряют личную ответственность и самостоятельность своих детей в соответствии с их возрастными возможностями.

Дети включены в обсуждение семейных проблем, участвуют в принятии решений, выслушивают и обсуждают мнение и советы родителей. Родители требуют от детей осмысленного поведения и стараются помочь им, чутко относясь к их запросам. При этом родители проявляют твердость, заботятся о справедливости и последовательном соблюдении дисциплины.

Попустительский стиль («либеральный», «снисходительный», «гипоопека») — ребенок должным образом не направляется, практически не знает запретов и ограничений со стороны родителей или не выполняет указаний родителей, для которых характерно неумение, неспособность или нежелание руководить детьми.

Становясь более взрослыми, такие дети конфликтуют с теми, кто не потакает им, не способны учитывать интересы других людей, устанавливать прочные эмоциональные связи, не готовы к ограничениям и ответственности. С другой стороны, воспринимая недостаток руководства со стороны родителей как проявление равнодушия и эмоционального отторжения, дети чувствуют страх и неуверенность.

 

Позже были выделены и другие характерные стили семейного воспитания.

Опекающий стиль (гиперопека, концентрация внимания на ребенке) — стремление постоянно быть около ребенка, решать за него все возникающие проблемы. Родители бдительно следят за поведением ребенка, ограничивают его самостоятельность, тревожатся, что с ним может что-то произойти. Несмотря на внешнюю заботу, опекающий стиль воспитания приводит, с одной стороны, к чрезмерному преувеличению собственной значимости у ребенка, с другой — к формированию у него тревожности, беспомощности, запаздыванию социальной зрелости.

Хаотический стиль (непоследовательное руководство) — это отсутствие единого подхода к воспитанию, когда нет ясно выраженных, определенных, конкретных требований к ребенку или наблюдаются противоречия, разногласия в выборе воспитательных средств между родителями.

При таком стиле воспитания не удовлетворяется одна из важных базовых потребностей личности — потребность в стабильности и упорядоченности окружающего мира, наличии четких ориентиров в поведении и оценках.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в папке госы-64 ПС