Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
гр.война.doc
Скачиваний:
12
Добавлен:
21.03.2015
Размер:
456.7 Кб
Скачать

Милитаризация промышленности

Широкое распространение социалистические эксперименты получили в промышленности и в организации жизни городов. К 1 октября 1919 г. Советское государство национализировало 2522 предприятия обрабатывающей промышленности - больше по­ловины всех действовавших предприятий. Это были крупные и значительная часть средних фабрик и заводов с общей чис­ленностью рабочих более 750 тыс.

Вся промышленность была переключена на работу для фрон­та, предприятия, не связанные с оборонным производством, закрывались, а рабочие получали расчет или переводились в другие места. У Советской республики было так мало сырье­вых и продовольственных ресурсов, что снабдить ими можно было только очень ограниченное число предприятий. Крупные фабрики и заводы, работавшие на оборону, выделялись в осо­бые группы ударных предприятий. Они объявлялись милита­ризированными, рабочие освобождались от призыва в армию. Такие фабрики и заводы в первую очередь снабжались сырьем и топливом, а работавшие на них получали красноармейские или другие повышенные пайки.

В организации управления промышленностью господство­вала тенденция к централизации. Стремление к централизо­ванному государственному управлению промышленностью было продиктовано не одними военными условиями. Не пос­леднюю роль играли представления большевиков о социализ­ме как обществе, в котором упразднены товарно-денежные от­ношения и государство выступает в роли гигантского распре­делителя материальных ресурсов. Централизация была тесно связана с государственной монополией на средства производ­ства, которая энергично утверждалась в годы гражданской вой­ны. Господствовали представления о социалистическом народ­ном хозяйстве как слаженном организме, работающем по прин­ципу единой фабрики, управляемой из сильного центра.

Характерной чертой экономической жизни стало трестиро­вание предприятий. Осенью 1918 г. профсоюз металлистов выступил инициатором создания треста, объединяющего транспортные заводы и предприятия, снабжающие их сырьем и топливом. Эта идея воплотилась в жизнь в виде крупного объединения целой группы заводов, получившего название «Государственные объединенные машиностроительные заво­ды» (ГОМЗ). Правление ГОМЗ на одну треть составляли пред­ставители ВСНХ и две трети избирались профсоюзами. В док­ладе А. Рыкова на III Всероссийском съезде профсоюзов (ап­рель 1920 г.) приводились сведения, согласно которым трес­тов, образованных по типу ГОМЗы, в химической, гвоздильно-проволочной и медной промышленности насчитывалось 53. Членами правлений состояли 232 чел. Из них 83 были рабо­чими (36 %), 79 - инженерами (34), 50 - служащими (22 %). Всего к началу 1920 г. в стране имелось 179 трестов, объединивших 1449 предприятий.

Руководство промышленностью сосредоточивалось в отрас­левых главных управлениях и центральных комитетах (глав­ках и центрах), а также в производственных отделах ВСНХ. Всего к концу гражданской войны насчитывалось 52 главка, 13 производственных отделов и 8 «смешанных» отделов ВСНХ, которым подчинялись те или иные отрасли промышленности. Соответствующие аппараты управления формировались на ме­стах. Все это вело к росту численности управленцев. Так, если в первой половине 1918 г. в рядах профсоюза советских служа­щих насчитывалось около 50 тыс. чел., то к началу 1920 г. - 550 тыс., а к июлю 1921 г. - 1 млн. 67 тыс. чел. В сфере материаль­ного производства складывалась ненормальная обстановка, когда численность рабочего класса стремительно сокращалась, а сфера управления пополнялась десятками тысяч новых со­трудников.

В 1920 г. общая численность рабочих текстильщиков в срав­нении с 1913 г. составляла всего 27,3%, металлистов - 78,7, горняков - 56,5% и т.д. Ощутимые потери понес петроградс­кий и московский пролетариат. В 1920 г. в петроградской про­мышленности рабочих было на 282,2 тыс. меньше, чем в 1917 г. В Москве заводы и фабрики покинули 117 тыс. рабочих. В не­давнем прошлом многолюдные рабочие Иваново-Вознесенская и Владимирская губернии сохранили только соответственно четвертую и пятую часть рабочих.

Противоположные процессы шли в сфере управления. Если в 1913 г. в промышленности на 100 рабочих приходилось 8,1 служащих, то в 1920 г. их было уже 16. С осени 1918 г. по начало 1920 г. аппарат ВСНХ увеличился почти в 10 раз - с 2,5 тыс. до 24 тыс. чел. Кроме того, в губернских совнархозах работало 93,5 тыс., в уездных 106 тыс., а всего в системе со­внархозов было занято 234 тыс. служащих. Для сравнения ска­жем, что количество работников совнархозов в 1920 г. равня­лось количеству рабочих всей текстильной промышленности.

Основной причиной разбухания советского государственно­го аппарата была тотальная национализация промышленнос­ти. Государство, став собственником основных средств произ­водства, было вынуждено обеспечивать управление сотнями фабрик и заводов, создавать огромные управленческие струк­туры, занимавшиеся хозяйственной и распределительной де­ятельностью в центре и в регионах. Причем роль центральных органов возрастала. Управление строилось «сверху-вниз» на жестких директивно-приказных принципах, что ограничива­ло инициативу на местах.

Нехватка сырья, топлива, голод крайне тяжело сказывались на промышленности. Производительность труда неуклонно падала. В 1917-1919 гг. по всей цензовой промышленности валовая продукция на одного рабочего в год уменьшилась в 2 раза, а в машиностроительной и в металлообрабатывающей промышленности в 4,5 раза. Выработка на одного рабочего в 1920 г. составила менее одной трети довоенного уровня. Паде­ние производительности труда в промышленности было выз­вано не только обстановкой разрухи и голода, но и уравнилов­кой в заработной плате. Осенью 1919 г. заработок высококва­лифицированного рабочего превышал заработок разнорабоче­го всего на 9 %.

Исчезали материальные стимулы к труду, а вместе с ними уходило и само желание трудиться. На многих предприяти­ях прогулы составили до 50 % рабочих дней. По оценке Л. Троцкого, 80% времени рабочий тратил на поиски продо­вольствия и только 20% собственно на работу.

Старая дисциплина труда, державшаяся на «хозяйском гла­зе» и экономическом принуждении к труду, рухнула. Новая, основанная, как предполагали руководители большевистской партии, на. сознательности рабочих, не сложилась. В этих ус­ловиях для укрепления дисциплины рабочих принимались, в основном, административные меры. Принудительный труд вырастал из уравниловки, из отсутствия экономических сти­мулов, из-за того, что сплошь и рядом фабричным заработком нельзя было обеспечить жизнь, а также из-за катастрофичес­кой нехватки рабочих рук.

14 ноября 1919 г. СНК принял «Положение о рабочих дис­циплинарных товарищеских судах», которое предусматрива­ло такие наказания, как отправка злостных нарушителей дис­циплины на тяжелые общественные работы, а в случае «упор­ного нежелания подчиниться товарищеской дисциплине» под­вергать «как не трудовой элемент увольнению с предприятий с передачей в концентрационный лагерь».

15 января 1920 г СНК издал постановление о первой револю­ционной армии труда, чем узаконил использование армейских подразделений на хозяйственных работах. 20 января 1920 г. СНК принял постановление о порядке проведения трудовой повин­ности, в котором декретировалось привлечение населения не­зависимо от постоянной работы к выполнению трудовой повин­ности (топливной, дорожной, гужевой и пр.), перераспределение рабочей силы, проведение трудовых мобилизаций и создание для ее обеспечения соответствующих органов и др. Принуди­тельный труд был возведен в ранг государственной политики»

IX съезд РКП (б), проходивший в марте-апреле 1920 г., при­нял резолюцию «О хозяйственном строительстве». В этом до­кументе говорилось о необходимости подготовки единого хо­зяйственного плана, рассчитанного на ближайшую эпоху. Его реализация должна была опираться на краеугольные основы «военного коммунизма» - трудовые мобилизации, трудармии, продразверстку, единоначалие и жесткую централизацию в уп­равлении. На исходе гражданской войны партия уже рассмат­ривала военный коммунизм не как вынужденную войной по­литику, а как средство строительства нового общества, как политику, рассчитанную на прямое введение социализма, ми­нуя переходный период от капитализма к социалистическому обществу. Апогеем политики «военного коммунизма» стали декреты Совнаркома конца 1920 - начала 1921 г. о закрытии Государственного банка, о бесплатном предоставлении рабо­чим, служащим и их семьям продовольствия, одежды и обуви, об отмене оплаты квартир и коммунальных услуг, проезда в городском транспорте, о натурализации заработной платы.