Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Lebedeva_M_M__Tsygankov_P_A_Mirovaya_politika_i_mezhdunarodnye_otnoshenia_v_1990-e_gody (1)

.pdf
Скачиваний:
0
Добавлен:
24.01.2021
Размер:
1.17 Mб
Скачать

157

онализм. Технократические элиты Франции и Японии занимаются поддержкой власти и суверенитета их государств. Не существует только четвертой комбинации: популистского глобализма, или универсализма. Конечно, есть глобальная народная культура,которуювысмеиваютсредствамассовойинформации, есть движения солидарности или сочувствия, которые исповедуют«состраданиенадистанции».Однаконетнастоящейполитической связи между экономическими и технократическими глобальнымиэлитамиилигуманитарнымиилипацифистскими контрэлитами, с одной стороны, и народными массами, – с другой. Может быть, исламский фундаментализм и такие экологи- ческие движения, как Гринпис, являются единственными примерами более или менее глобальных структур, которые могут мобилизоватьотносительнопостояннуюармиюактивистов.

В общем, существующую ситуацию характеризует слабость коллективов и посреднических структур. Даже в двух вышеприведенных примерах неясно, является ли «ислам» полити- ческим субъектом, или он состоит из противостоящих друг другу структур – партийная организация по модели секты и всеобщеесамопожертвованиеактивистов.

По ту сторону экономики и культура

...Создается впечатление, что современный мир находится под влиянием экономической взаимозависимости и возрождения культурных ценностей. Это подтверждают и два американских мифа: «конец истории» и «конфликт цивилизаций». Первый провозглашает примат экономики, второй – примат культуры...

Нозаконфликтомэкономикиикультурыскрывается,сознательно или нет, более фундаментальный конфликт: науки и религии. Он восходит к XVIII и в каком-то смысле к XVI вв. Более того его можно считать таким же древним, как разумный дискурс и поиск человеком спасения. Тоталитарные идеологии попытались скомбинировать науку и религию, взяв от первой детерминизм,аотвторой–обещаниеспасения.Коммунизмбыл, прежде всего, псевдонаукой, но при этом включал в себя такие

158

церковные черты, как культ Сталина, организация партии по образу секты и полная преданность сторонников. Нацизм был, прежде всего, псевдорелигией, но претендовал на научную обоснованность, в свете теории борьбы и неравенства рас. И тот, и другой пытались дать, соответственно своей природе, полити- ческие ответы на такие метафизические вопросы, как челове- ческая судьба, и метафизические ответы, на такие политические проблемы, как лучшая общественная организация или луч- ший способ сосуществования политических образований.

После их исчезновения нам приходится иметь дело с двумя соблазнами...: универсальной и приносящей однородность наукой (в конечном счете, математикой) и несущей разнообразие религией (в конечном счете, возможно, поэзией). Но чего сегодня не хватает, в чем имеется острая потребность – так это возрождениеновойдифференциациииновойартикуляцииэтих двух, почти забытых, раздавленных столкновением двух гигантов, связующих сил. Речь идет о политике и философии.

ПереводА.П.Рыжикова.

159

Ален Дьекофф Кристоф Жафрело

ОТ ГОСУДАРСТВА–НАЦИИ К ПОСТНАЦИОНАЛИЗМУ? *

Если в начале XIX в. в международную систему входило около 20 государств, большей частью европейских, то сегодня их насчитывается около 200. Такое увеличение свидетельствует о силе принципа самоопределения,которыйпредоставляетнародамправосамостоятельно распоряжаться своими судьбами. В то же время теоретические парадигмыуделилинедостаточновниманиядиалектическомухарактеру отношений между утверждениями националистической динамики и трансформациямимеждународногосообщества.Этипарадигмыглавным образом сосредоточились на детальном и часто очень богатом находкамианализе«условийпроизводства»нации,ноперспективарассмотрения сосредоточивалась в основном на внутренних процессах развития феномена. В общем, можно выделить традиционные теории, рассматривающие нацию как данность, историческое продолжение этноса; и модернистические концепции, считающие нацию открытием индустриальной эры. Что же касается теории международных отношений, в которой долгое время господствовала реалистская парадигма, то для нее национальные государства являются основными политическими единицами современного международного сообщества и, так сказать, естественным принципом его организации. При этом мало кто задавался вопросом исторической устойчивости самого феномена национализма. Во всяком случае, Пьер Аснер в одной из статей, выбивающейся из русла мнений той эпохи, подчеркивал, что национализмдалеконеотжилсвоеичтоонпризванигратьглавнуюроль в эволюции международных отношений.

* SMOUTS Marie-Claude dir. Les nouvelles relations internationales: pratiques et théories, Presses de la FNSP, 1998.

160

Если теория национализма долгое время не вторгалась в область международной проекциираспространения модели национальногогосударства,считаяэтопустойтратойвремени,так как принцип самоопределения, лежащий в основе национализма, распространяется и на международную сферу в виде признания права на отделение, то сегодня все рассуждения о национализмеуделяютгораздобольшевниманиявзаимодействиюдинамики развития национальных образований с эволюцией общемировых процессов; при этом ставится под сомнение роль национального государства и говорится о преодолении его господства во всех сферах в рамках процесса глобализации.

Международные последствия классических теорий национализма

Применениевмеждународныхотношенияхпринципасамоопределениячасторассматриваетсясдвухпротивоположных точек зрения. Некто Эли Кедури видит в национализме весьма мощныйпринцип,таккаконудовлетворяетжеланиелюдейпринадлежать к справедливому и стабильному сообществу, но в то жевремяипринципрегрессивный,противоречащийуниверсальным ценностям и очень дестабилизирующий МО, так как признаниеправанагосударственностькаждойнации(вкультурном пониманииданноготермина)ведеткбесконечнымконфликтам. Простой факт постоянных попыток перечертить границы так, чтобы все представители нации оказались в одном государстве, является постоянным источником нестабильности в международном сообществе.Напротив,Уолкер Коннор, например, счи- тает, что причина нестабильности кроется скорее в неуважении принципасамоопределениянародов,таккакпопыткаудержать ихврамкахполитическогоцелого,называемогонациональным государством и не оказывающего должного внимания их осо- бенностям–этосамаяблагоприятнаяивернаяпочвадлявсплес- ков насилия. По мнению исследователя, повышение уровня национальногосознанияиспецифическойсамоидентификацииэтнокультурных групп – это лишь зарождающийся процесс, и в ближайшемвременистоитбытьготовымкширокомураспрост-

161

ранениюнационально-освободительныхдвижений.Этатенден- ция неотделима от модернизации, являясь следствием таких ее аспектов как развитие средств коммуникации, интенсификация международных конфликтов и т.д. Все это ведет к тому, что национальные группы все больше осознают свою специфичность, и у них возрастает желание ее отстаивать и защищать. С этим мнением в корне не соглашается «школа национального строительства» (nation building) в ее кибернетическом варианте, который настаивает буквально на том, что развитие средств коммуникации – главный фактор стирания национальных особенностей и ассимиляции периферийных вболее широкиесообщества.

Дополняя взгляды Коннора, но уже на материальной основе,Гельнернастаиваетнапотенциальнойвозможностифрагментациинациональныхгосударствпосредствомотделениятерриторий,связываяэтоснеравномернымраспределениемэкономических ресурсов. Как только население некоторой территории Б, относительно периферийное и находящееся в менее благоприятных социальных условиях по отношению к этносу А, проживающему «в центре» и более процветающему, всеми силами пытающемуся удержать свои доминирующие позиции в политико-экономической системе, замечает факт дискриминации, то группа Б может выдвинуть свою культурную идентич- ность, консолидировать сообществовокруг идеисвоегоальтернативногонационализма,чтобыпотребоватьнезависимостидля территории, где представители данного этноса являются большинством населения.

Даннаятематикаотделения,котораянаходитсянагранице внутреннего и внешнего, с особенным постоянством привлекает внимание социологии в МО. Если появление сепаратистских движений в рамках данного государства объясняется историческимиособенностямиегостроительстваилиструктурывластных отношений между группами, то успех и развитие сепаратистских тенденций всегда и в очень большой степени зависят отспособностинациональныхдвижений защититьсебенамеждународной сцене. Любой восставший национализм не может обойтисьбезвнешнейпомощи,исходящейотдругихгосударств и/или от транснациональных сетей, способных предоставлять

162

военную, финансовую и политическую поддержку. Так, например,ЭритреяполучаламногостороннююпомощькакотСоветского Союза и стран Лиги арабских государств, так и от международныхорганизацийисламскойсолидарности.Успехсепаратистскогоотделениязависиттакжеотблагоприятногогеополитического окружения (как, например, в 1971 году военная операция Индии против Исламабада привела к отсоединению ВосточногоПакистанаподназваниемБангладеш).Стоитзаметить, политическаяконъюнктурачрезвычайноредкодаетвозможность сепаратистским движениям обрести независимость. Даже в слу- чаях, когда сепаратистским движениям удается получать регулярнуюпомощьотиностранныхгосударств,желающихиспользовать сепаратистские тенденции для нанесения вреда рассматриваемойстране(попримерукурдов,которыхпопеременноподдерживает Иран, Ирак и Сирия), эта поддержка из-за рубежа редко преследует своей целью дать реальную независимость восставшимтерриториям,ибопринциптерриториальнойнеприкосновенностипопрежнемууважаетсявсемигосударствами,так как они не перестают его считать главной основой стабильностиимеждународногопорядка.Болеетого,хотямеждународное праводаетнеслишкомконкретнуютрактовкуданногопринципа, юридическая практика предусматривает его применение лишьпоотношениюкколонизированнымнародам.Нетакдавно область применения данного принципа была распространенаинабывшиефедеральныегосударства(СССР,Чехословакия, Югославия)приусловии,чтосозданиеновыхгосударствнедолжно быть сопряжено с пересмотром старых административных границ между бывшими субъектами федерации.

Национализм в мире, живущим согласно логике национальныхгосударств,допускаетсозданиеновыхгосударствлишь в необычных обстоятельствах; случаи удачного отделения территорийотгосударствоченьредки.ЧтокасаетсябывшегоСССР,

тоновыегосударствавозникли,скорее,врезультатевнезапного распада имперской структуры, чем явились следствием непреодолимогополитическогодавлениянациональныхпериферий,которое особенно слабо развито в Средней Азии.

163

Втожевремянекоторымисследователямзахотелосьувидеть в распространении требований создания новых этнонационалистических государств неизбежное движение мира к неотрибализму, так как люди все больше и больше пытаются объединиться на основании частных религиозных, культурных и этнических особенностей. Возросший градус национальной самоидентификации – очень опасный фактор. Ставя под сомнение политическую организацию, основанную на понятии гражданства, этнонационализм призывает к возврату к так называемым естественным обществам. Это ведет к разрушению территориальности как политического и правового понятия, заменяя его некоторым «пространством происхождения», на котором строится государство по самым экстремистским националисти- ческим проектом. Такое замещение ведет к нестабильности, к желанию каждого народа обосноваться на своей «земле обетованной», что возможно лишь путем депортации населения, насильственного изменения его состава, включая этнические чистки и геноцид. Этнификация мира сопряжена со вспышками насилия и цепной реакции дестабилизации.

Логика фрагментации государств не является ни общей тенденцией, ни неизбежным результатом. Как об этом мило пишет Эрнст Гельнер, «нужно смотреть не только на ту собаку, котораялает,ноинату,котораямолчит».Другимисловами,существуют целые регионы, где национализм не принимает форму борьбы за отделение (как, например, в Америке, исключая Квебек). Есть и другие страны, где, несмотря на яростный, но временный приступ националистической лихорадки, последствия уже, кажется, не предвещают новых рецидивов (Восточ- ная Европа). Теории национализма, связанные с вопросами отделения территорий, продолжающие разрабатывать свою проблематику,сегоднякажутсянестольноваторскими,какте,которые рассматривают национализм под углом зрения преодоления национального государства. Точки зрения поляризуются скорее по поводу разрушения мирового порядка, основанного навзаимодействиинациональныхгосударств,черезпроцессглобализации и механизма региональной интеграции, относитель-

164

но разрушения данного порядка посредством дезинтеграции самих государств.

Государство–нация и глобализация

Оптимистический взгляд на мондьялизацию видит в распространении экономического либерализма лучшее средство против националистических тенденций. Создание единых рынковнарегиональномуровне(ЮжнаяАмерика,Европа,Восточ- ная Азия) и всевозрастающая универсализация рыночной экономики приведут к возврату на локальный уровень и отказу от национализма.Мондьялизация,уничтожаяполитическиеграницы, превратит национализм в архаизм, и отныне защита экономического интереса станет доминировать над вопросами национальной самоидентификации и создаст условия для появления новых устойчивых единиц – государств-регионов, экономических зон, часто выходящих за национальные границы и гораздо лучшеадаптированныхкмондьялизации,чемнациональныегосударства, которые станут просто неэффективными и нефункциональными.Такимобразом,экономикапобедитполитику.С этой точкой зрения не согласен Иммануэль Валлертайм, для ко- торогоевропейская«мир–экономика»,сформировавшаясявре- зультатеразвитиякапитализмавXVIв.,будетхарактеризоватьсядоминированиемузкогокругагосударствнадпериферией,находящейся в квазиколониальной зависимости. Но в обоих слу- чаях экономика превалирует и может в случае необходимости поставить под сомнение авторитет национальных государств.

Теорииглобализации,которыенеограничиваютсяизуче- нием только экономических процессов, отводят национализму различныероли.ОдинизпионероввданнойобластиРобертсон ведетисториюглобализациисXVвека,когдавЕвропеодновременно стали развиваться идеи нации, человека и человечества. Этот процесс развивается параллельно с бурным становлением национальных государств, которые также суть «один из аспектов глобализации», так как они делают мир более гомогенным (по крайней мере, в рамках своих границ), и поскольку они вынуждены сотрудничать (а не только бороться) в экономической

165

èполитическойсферах.ЭтопозволилоРобертсонунаписать,что «распространение идеи национального государства как особо институциализированнойформысоциальнойорганизации...»позволит государству оказаться в самом сердце усилившейся сегодня глобализации, которая началась несколько столетий назад.ПомнениюМайкаФитерстоуна,глобализация,которуюон рассматриваетподещеболеевыраженнымкультурологическим углом зрения, не обязательно сопровождается упадком государств, так как «глобальная культура» не может быть полностьюсведенакпростомуидеструктивномусинтезунациональных культур.

Теоретикиглобализации,которыеакцентируюткультурный аспект процесса, в общем, более склонны петь отходную национальномугосударству.Большинствоизнихчерпаетвдохновение из экспликативных моделей возникновения национализма и наций (по примеру моделей Дойча и Андерсена), но противоречие здесь только кажущееся. Эти авторы широко используют в своих анализах кибернетические процессы, чтобы доказать, что нация создавалась (для Дойча, например) по мере того, как развивалась сеть векторов коммуникации и «социальной глобализации» на данной территории; для Андерсена современные нации складывались по мере того, как конкретное лингвистическоесообществотрансформировалосьвединоеинтеграционное целое через чтение прессы в эпоху «капитализма

èпечати». Чем же становится нация, когда коммуникационные процессы интенсифицируются и пересекают границы, как, например,этоделаютаудиовизуальныеСМИ?

Начиная с 60-х гг. некоторые теоретики развития (девелопментисты) писали, что взаимозависимость мира логически должна привести к унификации обществ и созданию в идеале Мировогогосударства.Позжескачоквразвитиисредствкоммуникации на планетарном уровне позволил некоторым авторам говорить о возникновении «глобальной экумены». Это один из центральных элементов в рассуждениях Аржуна Аппадюре, наряду с интенсификацией миграций населения (туризм, переселение и т.д.). Если «капитализм печати» Андерсена создал нации,тоновыеформы«электронногокапитализма»могутиметь

166

подобный и даже более мощный эффект, так как они действуют ужененауровненациональныхгосударств.Вчастности,аудиовизуальныеСМИмогутстатьвдальнейшембазойдлясоздания «сообществчувств»«транснациональныхипостнациональных».

ПовышеннаямобильностьСМИ–этотолькоодинизпяти видов«мировыхкультурныхпотоков»,нарядусповышениеммобильности этнофактора (т. е. перемещения на глобальный уровеньмиграциинаселения),технофактора(повышенияинтенсивности движения технологий через границу), финансового фактора(усиленияфинансовыхобменов)иидеологическогофактора (столкновения идеологий, появляющихся в результате конфликтазападныхценностей,обозначенныхвэпохуПросвещения, с «периферическими» культурами). Все эти пять факторов имеютсвоимрезультатомослаблениесвязейгражданинасегогосударством, в частности потому, что привязанность к территории резко теряет былое значение. Огромное количество идеологий, представляющих из себя этнические национализмы, утратили в действительности одну из главных составляющих: особую привязанностьктерритории.Этопроисходитпотому,чтоонивырабатываютсялокальнымидиаспорами,неспособныминайтисвоемунациональномучувствутерриториальноевоплощение.Сикхи,тамилы,армяне,выходцысГаитиипрочиеиммигрантыстановятся таким образом создателями действительно постнациональныхформаций.

Аппадюре не использует понятие «мировой деревни», выдвинутоеМак-Луганом,таккакпонимаетсуществованиеосо- бенностейвосприятиятранснациональныхпотоковвразличных обществах. Глобализация, по его мнению, должна изучаться на локальномуровнедлятого,чтобыпонятьееэффектынаместах, в рамках локальных сообществ. В результате смеси глобальных тенденций и локальных традиций часто получаются гибриды, и этотпроцесс«скрещивания»позволяетсделатьвыводотом,что глобализация в большом числе случаев не означает ни гомогенизацию, ни американизацию мира. В сущности, сообщества готовы переосмыслить свои особенности. Для людей эпохи постмодернаглобализацияозначает,главнымобразом,изменение характеристикпространстваивремени,котороевызывает«боль-

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.