Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
электронный учебник по юрид психолог.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
23.11.2019
Размер:
1.16 Mб
Скачать

Тема 4.2. Психология допроса.

Допрос является одним из основных следственных действий, направленных на получение информации о преступлении. В работе следователя допрос занимает более четверти его рабочего времени.

Психология допроса подозреваемого и обвиняемого. Сильным психологическим состоянием, формирующим мотивы поведения обвиняемого, является страх лишения свободы, привычного образа жизни, возможность оказаться среди преступников. Привлечение лица в качестве подозреваемого или обвиняемого связано с резким изменением его социального статуса значительным сужением социально-ролевых функций, со сдвигами в психике, усугубляющимися в условиях изоляции. Арест вызывает у одних людей повышенный уровень тревожности, чувство обреченности, отчаяния, безысходности, полной зависимости от лиц, осуществляющих правосудие (особенно это присуще лицам, впервые совершившим преступление); у других чувство озлобленности, агрессивности, активное противодействие правосудию. В такой ситуации обвиняемый полагает, что избежать задержания, ареста, содержания под стражей, приговора связанного с лишением свободы, можно лишь иная свою вину, давая ложные показания. У обвиняемого возникает соответствующее психологическое состояние, формируется позиция, которую следователю необходимо преодолеть для этого человека на предварительном следствии очень характерно психологическое состояние неопределенности, невозможности правильного предвидения сложившейся ситуации и управления ею. Часто подозреваемому неизвестно, какими доказательствами располагает следователь, какая мера пресечения может быть избрана, какие следственные действия могут быть проведены и т.д.

Особое место занимают психологические состояния, переживаемые невиновным человеком, в силу стечения обстоятельств оказавшимся в положении подозреваемого или даже обвиняемого. Безусловно, он испытывает чувства возмущения, гнева, обиды, стремится скорее избавиться от необоснованных, с его точки зрения, подозрений, доказать свою невиновность; он также может ощущать беспомощность, невозможность опровергнуть имеющиеся против него улики, преодолеть предубеждение окружающих.

Поведение человека во многом определяется воздействием на него доминанты — господствующего в данный момент очага возбуждения в коре полушарий головного мозга, который обладает повышенной чувствительностью к раздражению и способен оказывать тормозящее влияние на работу других нервных центров. В очаге при этом происходит концентрация возбуждения доминанта, как правило, возникает у человека в связи с более или менее серьезными событиями в его жизни, за исход которых он переживает и в связи с которыми испытывает чувство страха, неуверенности, беспокойства. Зачастую доминанта воздействует и на преступника. Под воздействием доминанты преступник стремится к совершению поступков, которые, как он думает, обеспечат ему безопасность, помогут избежать изобличения и последующего наказания. Его действия носят своеобразный защищающий характер. В то же время именно эти действия преступника зачастую привлекают к себе внимание органов следствия, дают основания для предположений о его причастности к совершенному преступлению. Такие действия получили название «улики поведения».

К ним принято относить:

• подготовку инсценировок, создание ложного алиби мотивированный и внезапный отъезд, попытки направить следствие по ложному пути и т.д.;

• проявление повышенного интереса к процессу расследования и т.д.;

• распространение заведомо вымышленных слухов о личности преступника, мотивах преступного деяния;

• нарочитость, демонстративность поведения, призванного всячески убедить окружающих в полной непричастности к преступлению, отрицание даже заведомо установленных фактов («не видел», «не слышал»);

• попытки уговорить, подкупить потерпевших и свидетелей.

• поиски лиц, которые дали бы ложные показания;

• изменение привычных стереотипов поведения после совершения преступления;

• осведомленность о таких деталях, о которых мог знать, только виновный; возвращение (порой неоднократное) на место совершения преступления.

На предварительном следствии допрос подозреваемого нередко проходит в условиях конфликтной ситуации. Причины конфликта возникают из принудительного характера общения, так как подозреваемый понимает, что каждый проведенный следователем допрос приводит к изобличению в совершении преступления, но не считает возможным отказаться от дачи показаний, не может избежать общения со следователем. Основная задача следователя — получить сведения, позволяющие проверить причастность подозреваемого к расследуемому событию. При этом необходимо выявлять такие обстоятельства, которые могут быть известны только лицу, совершившему преступление.

Большое значение в допросе подозреваемого имеет метод косвенных вопросов. Он состоит в том, что вопросы, существенные для расследования, маскируются среди внешне «безопасных», как бы далеких от интересующего следователя события. При этом анализируется осведомленность подозреваемого участниках преступления, о времени, месте и способе его совершения, применявшихся орудиях и других обстоятельств. При допросе подозреваемого следователь, как правило не располагает необходимой совокупностью доказательств; в системе доказательств имеются пробелы. По повышенному одностороннему интересу следователя к отдельным эпизод события подозреваемый может догадаться о дефиците доказательственной информации. Поэтому косвенные, второстепенные вопросы уместны и как средство маскировки подлинных устремлений следователя.

Доказательства следует предъявлять с учетом их взаимосвязи. Логика раскрытия доказательств должна способствовать тому, чтобы психологическое воздействие на допрашиваемого по мере их предъявления нарастало. Поспешное и неумелое предъявление доказательств снижает их изобличительную направленность, позволяет противодействующему лицу выдвинуть ложные объяснения.

Подозреваемые нередко прибегают к ложному алиби. В таких случаях детальный допрос помогает выявить незнание подозреваемым тех подробностей, которые связаны с его утверждением о месте пребывания (например, «сидел дома, смотрел телевизор», «был в театре», но на вопросы о названии и содержании увиденного ответа не дается). Детальная проработка «легенды» также демонстрирует ложность алиби, поскольку детали второстепенных обстоятельств люди обычно не воспринимают. Предъявляя доказательства, изобличающие подозреваемого во лжи, следователь максимально активизирует его эмоциональные переживания, формирует у него чувство неизбежности установления истины.

В случае отказа подозреваемого от дачи показаний (психологически это самая сложная ситуация допроса) следователь разъясняет, что тем самым допрашиваемый лишается возможности самозащиты, а следствие — возможности выяснить обстоятельства, смягчающие его ответственность.

Иногда следователю приходится сталкиваться с мнимой бесконфликтностью допроса в случае самооговора подозреваемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, недостаточной выносливостью к психическому напряжению. Это также может быть связано с психическим перенапряжением в ходе длительных допросов, с грубыми нарушениями прав личности с тактическими просчетами следователя. Наиболее типичным мотивом самооговора является стремление избавить от наказания действительного виновника, продиктованное родственными или дружескими чувствами либо определенными групповыми интересами, или же к самооговору вынуждают угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении тех, кто находится в какой-либо зависимости от них.

Ложное признание, допускаемое со стороны подозреваемого, может быть продиктовано, его стремлением уклониться от ответственности за более тяжкое преступление. Он рассчитывает таким путем усыпить бдительность, создать себе алиби по другому либо доказать наличие обстоятельств, смягчающих или исключающих его ответственность, и т.п.

О самооговоре могут свидетельствовать навязчивые уверения в честности признания, схематичность, заученность показаний, неспособность сообщить факты, которые обязательно должны быть известны лицу, совершившему преступления. Методика разоблачения самооговора та же, что и разоблачения других ложных показаний — детальный повторный допрос, проверка показаний на месте, очная ставка, следственный эксперимент, анализ соответствия показаний совокупности имеющихся доказательств.

Обвиняемый — самый информированный и наиболее психологически сложный источник доказательств. В сложных ситуациях противодействия, когда обвиняемый скрывает существенные для дела обстоятельства, дает ложные, дезориентирующие показания, допрос приобретает черты противоборства.

Ложные показания могут быть полными и частичными, активными и пассивными. При активной лжи допрашиваемый стремится создать целостную псевдомодель события, увязать его элементы, выдумать причинно-следственные связи, соотнести их с определенным местом и временем. Вымышленные образцы не соответствуют тем или иным критериям реальности. Если правдивые показания основаны на образах, которые несут избыточную информацию и позволяют осуществить многостороннее «вычерпывание» информации, то ложные, базируясь на вымышленной схеме, информативно ограничены они не имеют полноты и разносторонности. Отсюда затверженность, заученность, ригидность, непластичность ложных показаний, их эмоциональная индифферентность.

В правдивых показаниях часто встречаются неточности, некоторые неясности и даже несоответствия. В ложных показаниях тщательно продуманных, обычно все хорошо подогнано состыковано (конечно, в меру интеллектуальных способностей того или иного лица). Однако ряд повторных детализирующих вопросов неизбежно ведет к вариациям вымысла, к расстыкованности отдельных узлов псевдомодели события: причем, чем меньше правды в показаниях, тем успешнее происходит их разоблачение.

Большую сложность представляют случаи, когда допрашиваемый хорошо знающий обстоятельства дела, вводит в подлинную модель события лишь отдельные ложные детали (частичная ложь). Но даже единственная вымышленная деталь события не может быть охвачена сознанием лгущего во всем многообразии.

Стереотипные заученные ложные показания выдают себя косной неизменяемостью, тогда как образные представления характерной соответствующей динамикой. Лгущий постоянно в состоянии повышенного психического напряжения, поскольку в его сознании конкурируют две психические модели — модель подлинных событий и псевдомодель. Это обусловливает и определенные срывы-проговорки.

Диагностирую ложность показаний, следователь может избрать ту или иную тактику, в частности, изобличить допрашиваемого при его первых попытках ввести следствие в заблуждение; позволить допрашиваемому дать ряд ложных показаний и затем изобличить их в совокупности.

Выбор тактики в первую очередь определяется личностными качествами допрашиваемого — его чувствительностью к разоблачающим действиям следователя.

С целью пресечения дезинформации со стороны лиц, противодействующих следствию, и получения правдивых показаний следователь использует систему приемов правомерного психического воздействия. Это приемы формирования сознательного отношения допрашиваемого к правосудию, установки на дачу правдивых показаний. Они делятся на три группы:1)содействующие распознанию ложности показаний; 2) преодоление лжи и получения правдивых показаний; 3) оказания мнемической помощи.

В этой связи следователю целесообразно знать и использовать некоторые приемы получения достоверных показаний и нейтрализации ложных.

Использование состояния эмоциональной напряженности. Лицо, противодействующие следствию, постоянно оценивает смысл и знание задаваемых ему вопросов, опасаясь возможного разоблачения. Система вопросов следователя создает постоянный негативный фон психического напряжения. В таком состоянии у личности существенным образом снижается способность в полной мере осуществлять сознательный контроль за содержанием речевого высказывания и своим поведением. Неожиданное изобличение на этом психическом фоне вызывает резкие эмоциональные реакции, что нередко приводит к отказу от позиции противодействия.

Не только прямое изобличение во лжи, но и все то, что интерпретируется таким лицом как приближение к изобличению, ослабляет его психическое состояние, вызывает волнение и тревогу. На этом фоне можно эффективно использовать прием формирования у допрашиваемого преувеличенного представления об информированности следователя (косвенного внушения). Так, допрашиваемому сообщаются факты, не имеющие прямого отношения к событию преступления (быть данные о личности обвиняемого, о деталях его поведения накануне совершения преступления, о его связь в расчете на то, что знание этих фактов, передача данной информацией следователем приведут допрашиваемого к том, что следователь располагает всей необходимой информацией о событии преступления. В связи с этим допрашиваемый приходит к необходимости изменить прежнюю линию поведения, направленную на сокрытие фактов, уже известных следователю.

Сущность приема, допущенная легенды состоит в создании таких искусственных условий осуществления допроса (разумеется, в процессуальных рамках), которые допрашиваемому представляются вполне естественными, но являются легированными со стороны следствия. Например, допрашиваемый получает возможность ознакомиться с «секретной» документацией, содержащейся в бумагах на столе следователя, в момент как бы оставления последним служебного кабинета. В другом случае эффективным оказывается помещение в кабинете следователя предметов, тождественных разыскиваемым по делу, но не фигурирующих в качестве доказательств. К этому ж приему относится «случайное» оставление с глазу на глаз на короткое время подельников после получения одним из них достоверной информации от следователя.

Прием свободного рассказа, в котором допрашиваемом предоставляется возможность в повествовательной форме детально, без ограничения времени и детализирующих вопросов изложить всю последовательность событий. По мере рассказа; следователь анализирует сообщаемую информацию, отыскивая противоречия, на которые в дальнейшем и направляет допрос.

При предоставлении возможности выговорить всю неправду допрашиваемому предлагается в повествовательной форме и детально изложить только то суждение, которое вызывают сомнение у следователя. Затем следователь устанавливает противоречия этого суждения с ранее данными правдивыми познаниями, тем самым опровергая его и уличая в этом допрашиваемого.

Максимальная детализация показаний как прием получения достоверных показаний основана на том, что обычно ложное показание весьма затруднительно продумать до малейших подробностей. Следователь, задавая серию вопросов допрашиваемому, касающихся деталей сообщенного факта, приводит последнего к самостоятельному установлению противоречий предоставляемых сведениях.

Большое значение для эффективности психического воздействия имеет система предъявления доказательств, включающая неожиданность и последовательность предъявления доказательств. Система используется, когда имеется несколько доказательств, опровергающих ложное показание допрашиваемого. Эффективность использования приема повышается, если следователь выстраивает доказательства в порядке возрастания силы воздействия на допрашиваемого. При этом следователь должен всегда помнить, что доказательства воздействуют психологически сильнее, если предъявляются в контрастных обстоя «слабые» доказательства обретают большую силу при совокупности их предъявления.

Предъявление контрдоказательств, предполагает опровержение каждого ложного показания доказательством, опровергающие данное показание. Например, показание об отсутствии на месте преступления тотчас же опровергается предъявлением заключения экспертизы об оставлении пальцевых отпечатков. Следующее за ним показание о нахождении в определенное время в каком-то месте опровергается соответствующим свидетельским показанием и т.д.

Сочетание форсированного и замедленного темпов ведения допроса основано на том, что частая и интенсивная смена темпа задаваемых вопросов не позволяет допрашиваемому тщательно продумывать варианты ответов и сосредоточить свое внимание на деталях, характеризующих ложность показаний. При этом рекомендуется малозначительные вопросы задавать в замедленном темпе, а при выяснении существенных фактов и обстоятельств резко увеличивать темп ведения допроса. Данный прием создает также предпосылки для создания эмоциональной напряженности.

Психология допроса потерпевшего и свидетеля. Допрашивая потерпевшего, следователь в первую очередь должен выявлять условия, в которых тот воспринимал событие преступления и его Последствия, факты, характеризующие его психическое состояние в момент посягательства и после него. Показания потерпевших от посягательства на их жизнь, здоровье и достоинство отличаются, как правило, большой эмоциональной и нередко значительной реконструкцией подлинных событий. Это особенно характерно для лип со слабым типом нервной системы и с акцентуированным характером. Поэтому крайне важно начинать изучение личности потерпевшего задолго до допроса. Существенное значение имеет анализ образа жизни потерпевшего, его личностных качеств, стереотипов поведения, социальных связей, а также особенностей поведения в экстремальных условиях.

Обычно потерпевшие долго сохраняют в памяти то, что они пережили при взаимодействии с преступником — страх, стрессовое перенапряжение, отчаяние, физические страдания коллизии борьбы и т.д. В отдельных случаях возможно возникновение так называемого следового аффекта, реактивных состояний, душевного расстройства. Наряду с этим тягостные события преступления как бы отторгаются сознанием многих потерпевших, возникает состояние охранительной заторможенности. При грубых физических воздействиях возможно возникновение состояния оглушенности, шока. Острые конфликтные эмоциональные состояния ведут, как правило, к гиперболизации эмоциональных воздействий и к их генерализации.

Нарушение нормальной психической деятельности потерпевших от насильственных действий приводит к тому, что при последующей реконструкции событий часто возникает явление переноса, диффузного обобщения («все насиловали», били»).

Допрашивая потерпевшего, следователь должен выявить все существенные обстоятельства его взаимодействия с преступником до совершения преступления, во время его совершения и после. Это позволяет лучше понять мотивы преступления, механизм его совершения. От потерпевшего следователь, как правило, получает следующую информацию: где, когда, каким образом, какими орудиями и средствами совершено преступление; кто его совершил и кто к нему причастен; каковы возможные источники криминалистической информации.

Нередко поведение потерпевшего бывает виктимным, т.е. способствует совершению преступления или непосредственно провоцирует его. Проявляясь через направленность личности через типичную линию поведения, виктимность является значимым фактором в анализе взаимодействия преступника и потерпевшего, в оценке правдивости показаний обвиняемого потерпевшего и свидетелей.

Следует тщательно проверять показания потерпевшего учитывая, что в ряде случаев при первом допросе состояние крайнего психического напряжения лица, воспроизводящего стрессогенное событие, ограничивает его возможности. При повторном допросе возможно явление реминисценции — более полное воспроизведение событий. Взаимодействие следователя с потерпевшим должно строиться с учетом состояния потерпевшего как лица, пострадавшего от определенных событий, перенесшего психическую травму, ищущего защити у правосудия.

Потерпевший остро переживает малейшую невнимательность подозрительность следователя, это усиливает его эмоционально-негативное состояние. Задача следователя — максимально успокоить потерпевшего, заверить его в том, что преступление тщательно, объективно и полно расследовано.

В психологическом аспекте свидетельские показания — это воспроизведение ранее сформированных впечатлений, актуализированные образы происшедших событий. Здесь существенны правильность, адекватность процесса восприятия, особенности сохранения и реконструкции сформировавшихся образов в памяти данного лица. Все свидетели занимают определенную позицию — они, так или иначе, относятся к криминальному событию, к личностным качествам обвиняемого и лица, ведущего расследование.

Показания свидетелей подразделяются на прямые, основанные на непосредственном восприятии существенных для дела обстоятельств (эта категория свидетелей называется очевидцами), и производные (косвенные), основанные на сообщениях других лиц (при этом обязательно сообщение источника информации). Содержанием свидетельских показаний могут быть как сведения о фактических данных, так и оценочные суждения. Доказательственную силу имеют лишь сообщения свидетелей о фактах.

При допросе свидетеля наиболее сложной психологической задачей является установление достоверности его показаний. При этом сомнения, неуверенность свидетеля не следует расценивать как признак недостоверности.

Одним из приемов проверки достоверности показаний является детализирующий допрос по обстоятельствам, значение которых допрашиваемому неизвестно. Во многих случаях ложные показания обусловлены желанием скрыть собственное неблаговидное поведение или опасением раскрыть свою причастность к расследуемому событию.

Распознать мотивы лжесвидетельства и принять соответствующие меры — одна из основных задач следователя. Существуют следующие мотивы заведомо ложных показаний:

• Личная заинтересованность свидетеля (корысть, зависть, ненависть, мстительность, опасение обнаружить свои неблаговидные поступки);

• Ложно понятые чувства дружбы, родственные обязанности;

• Чувство сострадания к обвиняемому или потерпевшему

• Понуждение заинтересованных лиц (психическое насилие Посредством угрозы убийством, физической расправы и т.д.).

При лжесвидетельстве существенно уличение свидетеля в противоречиях, ознакомление с некоторыми материалами дела.

В случаях умолчания (пассивная ложь) следователь должен напомнить свидетелю, что тот не только несет за это уголовную ответственность, но и наносит вред правосудию и обвиняемому, так как скрываемые им обстоятельства могут иметь не обвинительное, но и смягчающее ответственность значение.

Если допрашиваемый значительно отклоняется от обстоятельств, интересующих следствие, то следователь может задавать дополняющие, уточняющие, контрольные вопросы.

Законом запрещено задавать наводящие вопросы, предопределяющие возможные ответы. Поэтому вопросы обязаны быть образно нейтральными, т.е. в них не должно быть образов, которые могут включаться в ответ. С целью оказания мнемической помощи свидетелю могут быть заданы напоминающие вопросы, активизирующие ассоциативные связи. В ряде случаев свидетелю должна быть оказана психологическая помощь в форме предъявления изображений, макетов, моделей, шкал цветов, предложения графически изобразить объект, пространственные схемы — «карты пути», «карты обозрения» и т.п.

Допрос потерпевших, свидетелей требует глубокого изучения их личности, ее психологического содержания, что позволяет оказать воспитательное воздействие на потерпевших и свидетелей с антиобщественными взглядами и способствует эффективному решению задач, стоящих перед следователем при допросе лиц данной категории.

Итак, центральными психологическими проблемами допроса являются: учет психологических закономерностей формирования образных представлений; понимание общих тенденций личностной реконструкции этих представлений; установление психологического контакта и рефлексивное взаимодействие с допрашиваемыми лицами; диагностика истинности показаний; Оказание мнемической помощи; система приемов правомерно психологического воздействия с целью получения правдивых показаний; способы изобличения ложных показаний.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.