Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
212864_0AFF2_shpargalka_dlya_sdachi_kandidatsko....doc
Скачиваний:
41
Добавлен:
19.12.2018
Размер:
973.82 Кб
Скачать

42. Типы научной рациональности

Вопрос о природе рациональности не является чисто теоретическим. Успехи рационального мышления привели к развитию науки, а следовательно и техники. Следствия науки - позитивные и негативные последствия. Появилось мнение, что рациональное понятие позитивно. В XX веке широко обсуждается понятие рациональности, и вопрос до сих пор открыт.

.Лебедев С.А. Рациональность – тип мышления и знания, который обладает следующими свойствами: языковая выразительность; определенность понятий; системность (субординация и координация, связи между понятиями и суждениями); обоснованность (существование логических связей); рефлексивность (ориентация на образец, правило, стандарт); открытость для критики; способность к самосовершенствованию.

Научная рациональность – это рациональность в сфере науки – деятельности, направленной на получение нового научного знания, поиска истины. Научная рациональность от общей рациональности отличается более точными, строгими способами доказательства. Научная рациональность представляется как некоторая «усиленная» рациональность. Основными свойствами научной рациональности являются: объектная предметность (эмпирическая или теоретическая), однозначность, доказанность, проверяемость, способность к улучшению. В науке, как и в социальном институте, рациональность рассматривается как научная организация труда, ориентированная на наибольшую эффективность.

Необходимо отметить, что многие виды знания: обыденное, философское, религиозное, правовое являются рациональными, но не являются научными. Каждому из этих видов присуща своя собственная «логика» эволюции и каждый может взаимодействовать с другими видами. Сама наука как вид рациональности так же неоднородна, поскольку для разных исторических эпох характерны свои исторические типы рациональности.

В самом широком плане можно отметить три главные ступени становления представлений о рациональности, понимаемой как обретение разумом "разумной" формы. Применительно к обозримой истории культуры это: 1) эпоха становления представлений о разуме в отличие от созерцания, мнения и т. п. (прежде всего - античность, отчасти средневековье и Возрождение); 2) эпоха господства веры в разум (или эпоха "непроясненных предпосылок") (Просвещение, в известной мере также Кант и Гегель); 3) возникновение и развитие диалектико-материалистической рациональности как "разума в разумной форме".

Три крупных стадии исторического развития науки, каждую из которых открывает глобальная научная революция, можно охарактеризовать как три исторических типа научной рациональности, сменявшие друг друга в истории техногенной цивилизации. Это - классическая рациональность (соответствующая классической науке в двух ее состояниях - додисциплинарном и дисциплинарно организованном); неклассическая рациональность (соответствующая неклассической науке) и постнеклассическая рациональность. Между ними, как этапами развития науки, существуют своеобразные "перекрытия", причем появление каждого нового типа рациональности не отбрасывало предшествующего, а только ограничивало сферу его действия, определяя его применимость только к определенным типам проблем и задач. Данная типизация научной рациональности введена Степиным.

Каждый этап характеризуется особым состоянием научной деятельности, направленной на постоянный рост объективно-истинного знания. Если схематично представить эту деятельность как отношения "субъект-средства-объект" (включая в понимание субъекта ценностноцелевые структуры деятельности, знания и навыки применения методов и средств), то описанные этапы эволюции науки, выступающие в качестве разных типов научной рациональности, характеризуются различной глубиной рефлексии по отношению к самой научной деятельности.

1.Классический тип научной рациональности (XVII - первая половина XIX в.в.), центрируя внимание на объекте, стремится при теоретическом объяснении и описании элиминировать все, что относится к субъекту (исследователю), средствам и операциям его деятельности. Такая элиминация рассматривается как необходимое условие получения объективно-истинного знания о мире. Цели и ценности науки, определяющие стратегии исследования и способы фрагментации мира, на этом этапе, как и на всех остальных, детерминированы доминирующими в культуре мировоззренческими установками и ценностными ориентациями. Объекты в классическом естествознании рассматривались преимущественно в качестве малых (простых) систем.

2. Неклассическое естествознание (конец XIX - середина XX в.в.) способствовало значительному расширению поля исследуемых объектов, открывая пути к освоению больших, сложных саморегулирующихся систем. Неклассический тип рациональности учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности, рассматривая объект как вплетенный в человеческую деятельность. Но связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему не являются предметом научной рефлексии, хотя определяют, что именно и каким способом мы выделяем и осмысливаем в мире.

3. В современную эпоху происходят новые радикальные изменения в основаниях науки. Эти изменения можно охарактеризовать как четвертую глобальную научную революцию, в ходе которой рождается новая постнеклассическая наука.

Постнеклассический тип научной рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Объектами современных междисциплинарных исследований все чаще становятся уникальные системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями.

Когда современная наука на переднем крае своего поиска поставила в центр исследований уникальные, исторически развивающиеся системы, в которые в качестве особого компонента включен сам человек, то требование экспликации ценностей в этой ситуации не только не противоречит традиционной установке на получение объективно-истинных знаний о мире, но и выступает предпосылкой реализации этой установки. Есть все основания полагать, что по мере развития современной науки эти процессы будут усиливаться. Техногенная цивилизация ныне вступает в полосу особого типа прогресса, когда гуманистические ориентиры становятся исходными в определении стратегий научного поиска.

Возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не следует понимать как полное исчезновение представлений и методологических установок предшествующего этапа. Напротив, между ними существует преемственность. Новый тип рациональности только ограничивает сферу действия предыдущего, определяя его применимость только к определенным типам проблем и задач.

История философии убедительно свидетельствует, что первые "исследовательские программы" или, можно было бы сказать, своего рода формы рациональности, в границах которых осуществляется вся познавательная деятельность, складывались крайне медленно. От милетского натурфилософского учения через пифагорейский геометризм к физической картине взаимодействия атомов и пустоты у Демокрита исследовательская мысль постепенно двигалась к открытию и утверждению самостоятельного бытия умопостигаемого мира. Логическим завершением этого процесса было выявление категорий истины и бытия у элеатов.

Противоречие рассудка и разума, но уже в явном виде содержит в себе диалектика взаимоотношения мира идей и мира вещей у Платона. Открытие мощи разума, его способности постигать общее, действуя по своеобразным, но вместе с тем объективным законам,- все это стало гносеологической основой платоновского идеализма. Однако, утверждая примат разума перед рассудком, Платон закрыл путь к постижению реального единичного бытия, к постижению объективного мира. Аристотель впервые применил разумные средства для систематизации инструментов рассудка. И эта альтернатива рассудочного и разумного, выступившая теперь в гораздо более явной форме, на многие столетия вперед предопределила как сам процесс познания, так и трактовку рациональности, упорядоченности, осмысленности познавательных средств и процедур.

Следующая стадия в становлении представлений о рациональности связывается с возникновением опытной науки, радикально изменившей всю духовную жизнь человечества. Борьба двух основных тенденций в истолковании источников рациональности: рационалисты исходят из толкования рациональности как имманентного свойства духа, сенсуалисты считают рациональность следствием законосообразности в строении отражаемой духом природы. Понятно поэтому, что все дальнейшее движение в споре между сенсуалистами и рационалистами шло по линии размежевания материалистических и идеалистических тенденций.

В основе марксистского понимания рациональности лежит материалистически истолкованный принцип детерминизма. Развивающийся мир закономерен, причинно обусловлен и целиком познаваем. Каждый из этих постулатов имеет диалектическое обоснование, обнаруженное Гегелем: причина и следствие меняются местами, закономерное проявляется в связях явлений, необходимость предстает в форме случайности, а познаваемость предстает лишь как принципиальная познаваемость, так как ничто не может быть познанным без остатка и до конца.

Разумным подходом к интерпретации проблемы "типов" рациональности представляется идея Маркса о том, что "разум существовал всегда, только не всегда в разумной форме.

В.С.Швырев различает "открытую" и "закрытую" рациональность, называет их типами или формами рациональности. При этом неизбежно возникает вопрос о соотношении этих типов. В.С.Швырев склонен видеть в "открытой" рациональности более высокую по своим возможностям форму рациональности, преодолевающую ограниченность "закрытой" формы, так часто впадающей в вырождение (в "псевдорациональность"). Легко показать, что от вырождения не гарантирована и "открытая" рациональность, например, когда ее "антидогматизм" под влиянием определенных обстоятельств переходит во "вседозволенность" и релятивизм. Поэтому "открытая" рациональность также может стать "псевдорациональностью". Ни "открытая", ни "закрытая" рациональность не имеют независимо определимого смысла, а определяются друг через друга; таким образом, они образуют такую же сопряженную пару понятий, как "свобода и необходимость", "жизнь и смерть", "конечное и бесконечное" и многие другие.

В современных теориях рациональности на передний план выступают понятия правила, контроль, контекст, программа, «идеал естественного порядка» и так далее. П. Суппес, уже утверждает, что имеется множество подходов к рациональности, которые могут по разному выглядеть в различных науках. Одно дело — рациональность естествознания, и совсем иное — гуманитарных наук.

Современное "неклассическое" сознание вынуждено признать существование и в науке, и в культуре в целом многообразия независимых, не сводимых к единому "рацио", претендующих на рациональность парадигм со своими собственными нормами и стандартами. Утверждение принципиального равноправия различных типов научной рациональности, вытекающее из признания сосуществующих друг с другом парадигм или исследовательских программ, способствует распространению релятивизма в интерпретации научного знания.

От стихийно складывающейся научной рациональности необходимо отличать разнообразные ее модели. В числе таких моделей, научной рациональности можно отметить индуктивистскую (Р. Карнап, М. Хессе), дедуктивистскую (К. Поппер), эволюционистскую (С. Тулмин), реконструктивистскую (И. Лакатос), анархистскую (П. Фейерабенд) и другие.

Проблема рациональности по многим причинам является одной из центральных в современной философии. Можно показать, что почти все дискуссии, ведущиеся сегодня в разных областях философского знания, начиная с теории познания и философии науки и кончая этикой, социальной и политической философией, так или иначе выходят именно на эту проблематику. В наши дни в современной западной литературе достаточно широко распространилось представление о том, что проблема рациональности - это проблема неразрешимая или что единой концепции рациональности вообще быть не может.

В нашей литературе на протяжении последних двух десятилетий систематически появляются работы, в центре которых стоит проблема рациональности. Наиболее значимые труды – статьи П. В. Копнина, Т. И. Ойзермана, А. С. Богомолова

В начале XXI в. условиях глобализации мира всё более ясными становятся как положительные, так и отрицательные стороны дальнейшего развития технологической цивилизации, основу которой составляет наука. И в связи с этим актуализируются вопросы о целях и средствах развития самой науки, её внутренних противоречиях, её ценностных ориентациях, о взаимоотношении науки и других форм культуры, её взаимоотношении с религией, а также различными видами ненаучного знания. Наука - это, прежде всего, специфическая форма культуры, порождающая особую, агрессивную форму рациональности, развивающуюся в сложном историческом социокультурном контексте. Анализ научной рациональности и научного знания является комплексным, междисциплинарным исследованием, предусматривающим синтез различных видов и форм знаний и духовности.

Реализация научной рациональности в сфере научного знания достигается различным образом в различных типах наук. Можно говорить о существовании основных видов рациональности:Логико-математическая рациональность: идеальная предметность, формальная доказуемость, аналитическая верифицируемость. Естественно-науная рациональность: эмпиричесакая предметность, наблюдательно-экспериментальная однозначность (предполагается возможность бесконечной воспроизводимости результатов наблюдений), частичная логическая доказуемость, опытная проверяемость;\ Инженерно-техническая рациональность: эмпирическая проверяемость, практическая эффективность, предметность; Социально-гуманитарная рациональность: социально-ценностная предметность, целостность, культурологическая обоснованность, адаптивная полезность, рефлексивность (ориентация на некий образец, стандарт).

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.