Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Криминология_Под ред Долговой А.И_Учебник_2005 3-е изд -912с

.pdf
Скачиваний:
23
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
4.24 Mб
Скачать

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

241

менты не являются строго изолированными друг от друга, грани­ цы между ними размыты, перекачка ресурсов из одного сектора теневой экономики в другой является обычным делом, непре­ ступные методы трансформируются в преступные»1.

Криминальный сектор этой экономики лишь назывался среди прочих, практически ему не уделялось должного внимания как внутреннему системообразующему фактору теневой экономики, что вытекало из криминологических исследований. Эти же иссле­ дования показывали, что именно «черный», криминальный сек­ тор становился все более преобладающим по объему и именно он обеспечивал получение доходов, которые позднее назывались «доходами теневой экономики», «капиталами теневой экономи­ ки». Средства, высвобождавшиеся в сфере фиктивной экономи­ ки, например при приписках и т. п., ранее нередко разбазари­ вались, пропадали, но с середины 70-х гг. они почти полностью похищались, присваивались в результате должностных злоупот­ реблений. Непосредственно в предперестроечный период эта фиктивная экономика только внешне могла оцениваться как та­ ковая, ибо на деле она была результатом либо прикрытием хоро­ шо организованного извлечения преступных и иных теневых до­ ходов.

Теневая экономика к концу 70-х гг. практически почти пол­ ностью контролировалась лицами, совершавшими преступления, либо так или иначе связанными с ними, попадавшими к ним в зависимость. Просчеты, упущения в управлении экономикой не только использовались для извлечения незаконных доходов, но и целенаправленно усугублялись, система социального контроля умышленно расшатывалась теми, кто извлекал такие доходы.

Расширялась и общеуголовная корыстная преступная деятель­ ность, и должностная, и хозяйственная.

Причем, как уже отмечалось, в руках выявляемых преступни­ ков все больше оказывалось не отечественных денег, а валюты, золота, платины, драгоценных камней. И криминальные капита­ лы практически не задел процесс обесценения вкладов в Сбере­ гательном банке в 1992 г.

В то время ничем не закончилась и была скомпрометирована кампания по борьбе с так называемыми нетрудовыми доходами. При их толковании оказывалось, что фактически речь шла о пре­ ступных доходах, получаемых в результате организованной пре­ ступной деятельности. Изъятие этих капиталов и активное разо­ блачение их владельцев сдерживалось кампанией по дискредита-

1Переход к рынку. Концепция и программа. Часть 1. М., 1990.

С.124.

242 Раздел III. Детерминация и причинность преступности

ции этой борьбы. В частности, активно формировалось мнение, в том числе и с помощью ряда научных сотрудников, средств массо­ вой информации, о преступной экономической деятельности как о «смазке» плохо работающего социалистического хозяйственного механизма и о необходимости фактической легализации незакон­ ной экономической деятельности. Осужденные за крупные хище­ ния, злоупотребления объявлялись «жертвами» негодной офици­ альной экономики и авангардом преобразований, самыми дея­ тельными, инициативными и талантливыми хозяйственникамиэкспериментаторами, «золотыми головами», без которых эконо­ мика страны вообще придет в упадок.

Следует сказать, что действительно существовавшая система демонстрировала неспособность эффективно управлять экономи­ кой. Для этого были очень серьезные причины, носившие в пер­ вую очередь объективный, закономерный характер, но их научно обоснованный анализ громогласно подменялся указанным выво­ дом, и вектором преобразований становилась легализация тене­ вых, а точнее в основном криминальных, отношений, особенно активизировавшаяся в период реформ.

К концу перестройки владельцы преступных капиталов набра­ ли вес в обществе и все активнее влияли на происходящие в нем процессы экономических и политических преобразований. В 1990 г. было внесено, а затем стало подспудно, но последова­ тельно продвигаться предложение о введении моратория на борь­ бу с экономической преступностью на период перехода к рынку, в 1994 г. в обмен на политическую амнистию участников собы­ тий октября 1993 г. в Белом доме была предложена и реализована амнистия экономических преступников. Начиная с 1991 г. стал сужаться в Уголовном кодексе РСФСР круг хозяйственных пре­ ступлений, хотя ряд декриминализированных деяний продолжал совершаться и представлял высокую общественную опасность, например, частнопредпринимательская деятельность с использо­ ванием государственных, кооперативных и иных общественных форм, то есть не сама по себе частнопредпринимательская дея­ тельность, а именно лжечастное предпринимательство (бывшая ст. 153 УК РСФСР, исключенная в декабре 1991 г.). Позднее число хозяйственных преступлений в УК РСФСР начало расши­ ряться за счет новых видов экономических общественно опасных деяний, совершаемых новыми предпринимателями (налоговые преступления и т. п.). В УК РФ были включены статьи о неза­ конном предпринимательстве (ст. 171 УК РФ), лжепредпринима­ тельстве (ст. 173 УК РФ) и других экономических преступлениях.

Одновременно создавался миф, будто основное зло — это го­ сударственная и партийная номенклатура, даже не определенная

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

243

ее криминализированная часть, а она вся в целом. Дескать, она разложилась, требует огромные взятки или дорогостоящие услу­ ги, а хозяйственники, вынужденные потакать номенклатуре, идут на приписки и другие преступления. Бесспорно, были веские ос­ нования для утверждения о разложении значительной части но­ менклатуры, но суждения должны были быть точными и опреде­ ленными. Разговор о преступности номенклатуры вообще, без должной конкретизации, дискредитировал идею государственно­ го регулирования общественных процессов в принципе.

Как показывали криминологические исследования, основны­ ми организаторами экономической преступной деятельности и держателями преступных капиталов были не должностные лица, какое бы ответственное положение они ни занимали, а организа­ торы хищений. Ими, как правило, были либо лица, в официаль­ ных структурах занимавшие весьма скромные посты, либо во­ обще «люди со стороны». На подкуп должностных лиц к началу 80-х гг. тратилось не более трети похищаемого. Нередко из мате­ риалов уголовных дел следовало, что чем выше было должност­ ное положение подкупаемого лица, тем меньше ему перепадало. Позднее интервью осужденных подтвердили данный вывод. Не было необходимости выплачивать в виде взяток особо крупные суммы, так как нередко применялся прием, который носил на­ звание «посадить на взятку», то есть дать не очень много, а затем этим шантажировать. Ведь должностному лицу было что терять. И нередко чем выше было должностное положение взяткополу­ чателя, тем меньшая сумма ему доставалась. Одновременно под­ купались помощники, референты, секретари таких лиц и получа­ ли порой не меньшие, чем они, суммы. Или подкупались только они.

По существу, основной удар на рубеже 80-х гг. правоохрани­ тельными органами был нанесен по коррумпированным должно­ стным лицам, а не по истинным организаторам экономических преступлений, подкупавшим этих должностных лиц. Сказались и непонимание тогда истинного механизма широкомасштабной преступной деятельности, и недостаточность уголовной, уголов­ но-процессуальной и оперативно-розыскной базы разоблачения крупных организованных преступных структур, их деятельности, и организационные трудности, в том числе азартная погоня ряда следователей именно за высокопоставленными «кремлевскими» должностными преступниками. При этом крупные расхитители и их соучастники оказывались только свидетелями, обличавшими должностных лиц в получении взяток, «перебрасывавшими» на них в своих показаниях основные суммы похищенного. Они ос­ вобождались от уголовной ответственности, так как их «призна-

244

Раздел III. Детерминация и причинность преступности

тельные показания» оформлялись в виде добровольно сделанного заявления о даче взятки. Таким образом, и за дачу взяток эти ли­ ца не несли ответственности.

Фактическая схема преступной деятельности организованных структур была, например, следующей: любыми средствами «вни­ зу» обеспечивались преступные доходы (обман покупателей, сбыт нелегально произведенной продукции, прямые хищения и т. п.), затем часть похищенного оставалась у рядовых исполнителей, ос­ новная часть передавалась организаторам, которые из нее выпла­ чивали взятки должностным лицам за корректировку планов, ре­ сурсное обеспечение плановых заданий, расширение производст­ венных, торговых площадей, избавление от ответственности за допущенные нарушения и т. п.

Криминологический анализ приводит к выводу о трех основных источниках усиления криминализации общественных отношений и развития организованной преступности, оказавших и более широкое влияние на изменение общества.

Экономические преступники и их капиталы — это первый ис­ точник развития социальной ситуации в России по криминаль­ ному типу, эскалации организованной преступности и противо­ действия цивилизованному, эффективному ей противостоянию на основе закона. Опираясь на криминальные капиталы, нажи­ тые в эпоху социализма и перестройки, экономические преступ­ ники в период реформ, приватизации стали присваивать разны­ ми незаконными, в том числе криминальными, путями нацио­ нальное достояние и вывозить его за рубеж. Появились новые проблемы: легализация (отмывание) преступных доходов, невоз­ вращение из-за границы средств в иностранной валюте, уклоне­ ние от уплаты таможенных платежей и т. п.

Второй источник — те представители государственной и пар­ тийной номенклатуры, которые оказались прямо или косвенно связанными с теневыми доходами. Речь идет не только о пре­ ступных доходах, но и о не вытекавших из закона и нигде не афишируемых, но известных всем спецпайках, спецснабжении, спецобслуживании. Становление законности, обеспечение фак­ тического равенства всех перед законом могло бы серьезно отра­ зиться на привилегиях представителей этой социальной группы. Им становилось некомфортно, тесно в рамках прежней социали­ стической системы. Государственная и партийная номенклатура становилась все более замкнутым слоем, в значительной мере воспроизводившим самого себя. Дети влиятельных чиновников вместе с детьми владельцев крупных криминальных капиталов и той элиты, которая обслуживала власть имущих и «теневиков», учились в престижных учебных заведениях, минуя при поступле-

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

245

нии туда честный конкурс, начинали работать за рубежом либо в организациях, обеспечивавших привычные привилегии и доходы. Из уголовных дел и материалов было видно, что нередко такие отпрыски при лишении привычных доходов легко шли на сделку

спреступниками.

Всемьях деятелей теневой экономики, немалой части госу­ дарственной и партийной номенклатуры вырастало поколение, которое не готово было жить по легальным стандартам своего возможного статуса в стране. В результате привычный стандарт жизни они сами и их родители начинали обеспечивать любым путем вплоть до вступления в преступные сделки и широкого об­ служивания криминального интереса.

Впроцессе перестройки и реформ указанный слой делал все возможное для сохранения прежних привилегий (получение квартир фактически на бесплатной для соответствующих лиц ос­ нове, пользование государственными дачами с соответствующим обслуживанием, служебными машинами и т. д.). Таких привиле­ гий не существует в государствах с демократическими традиция­ ми (Великобритания, Франция, США и др.).

Третий источник развития организованной преступности и криминализации страны — профессиональная общеуголовная преступность. Профессиональные преступники всегда стреми­ лись и создавали свои структуры, широко обслуживающие их специфические интересы. Имели общественные фонды («общаки») для оказания помощи тем, кто отбывает наказание, и их семьям, для подкупа сотрудников правоохранительных органов и иных целей; создавали свои третейские суды, разграничивали сферы влияния, обеспечивали пополнение своих рядов за счет молодых людей; вырабатывали новые эффективные пути обеспе­ чения своих корыстных интересов. Их доходы возрастали по ме­ ре расшатывания системы социального контроля в экономике и увеличения в стране слоя особо обеспеченных граждан. Напри­ мер, уже давно совершались акты мошенничества или вымога­ тельства в отношении деятелей теневой экономики, экономиче­ ских и должностных преступников, которые не склонны были сообщать об этом правоохранительным органам. С другой сторо­ ны, экономические преступники не чурались помощи уголовной среды в имитации поджогов или ограблений для сокрытия следов хищений, устрашения свидетелей, подделки документов и иных целей. В местах лишения свободы, особенно после активизации борьбы с экономической и должностной преступностью, когда там увеличилось число осужденных за эти деяния, укреплялся союз общеуголовных и экономических, должностных преступни­ ков. На первый взгляд казалось, что в условиях лишения свободы

9 Криминология

246

Раздел III. Детерминация и причинность преступности

правили бал лидеры уголовной среды. Но специальное исследо­ вание показало, что это не так: лидерство все-таки было за теми, кто больше мог влиять на представителей администрации и имел связи во властных структурах. А у высокопоставленных должно­ стных преступников и экономических, имевших коррумпирован­ ные связи, такие возможности были более широкими: они обес­ печивали устройство детей сотрудников администрации исправи­ тельно-трудовых учреждений в учебные заведения, на лечение и т. п. Иногда такого рода утверждение отвергают, но здесь мож­ но сослаться хотя бы на такой легко устанавливаемый факт, что именно экономические преступники с коррумпированными свя­ зями и влиятельные должностные преступники очень быстро оказывались вне зоны или вообще досрочно освобождались от наказания по разным причинам. Лидеры уголовного мира это осознавали и, используя свое влияние среди осужденных, стре­ мились к обеспечению баланса интересов экономических и об­ щеуголовных преступников. Такого рода союз давал свои плоды: в нелегальных цехах, затем кооперативах и предпринимательских структурах обеспечивались отмывание и приумножение доходов уголовной среды. В то же время экономические преступники приобретали силовую защиту, пользовались услугами профессио­ налов по подделке документов и др. Указанное сотрудничество, сплочение носило многоаспектный характер. Оно существенно повлияло на возникновение качественно новой криминальной ситуации в стране и новые характеристики организованной пре­ ступности.

При оценке вклада общеуголовных преступников в развитие организованной преступности и криминализацию страны нельзя сбрасывать со счетов фактор влияния на государственную и пар­ тийную власть в стране.

Нарастал кризис социалистической системы в том виде, как она существовала в СССР. Криминологи, проводившие исследо­ вания, это видели лучше, чем кто-либо. Рост преступности, уве­ личение ее общественной опасности, вовлечение в нее предста­ вителей все новых социальных групп, значительная пораженность ею целых отраслей хозяйства, стремительное нарастание социально-экономической дифференциации населения, не осно­ ванное на законных средствах достижение сверхбогатства, а так­ же многое другое говорило о серьезных и глубоких причинах кризиса.

Население приветствовало и перестройку, и реформы. Кри­ зисные явления ни для кого не были секретом, и такая позиция людей вполне закономерна. Однако реальный процесс преобра­ зований в России стал происходить под все усиливающимся

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

247

влиянием криминального и иного «теневого» интереса. Крайне поспешные и внешне «непродуманные» решения о развитии коо­ перации в предлагаемом варианте, отказ государства от центра­ лизованного снабжения остродефицитной, ранее фондируемой продукцией, от монополии на внешнюю торговлю, монополии на производство и торговлю алкогольной продукцией, позднее — практическое отсутствие четких и надежно обустроенных госу­ дарственных и таможенных границ России привели к катастро­ фическим процессам, повлекшим расцвет организованной пре­ ступности.

Тезис о развитии предпринимательства реализовывался в ус­ ловиях полного отсутствия системы поддержки добросовестного предпринимательства и лишения населения честно приобретен­ ных сбережений. Таким образом, накопленные семьями средства не могли быть использованы ни на поддержку молодого поколе­ ния, решившего испытать себя в «бизнесе», ни на приватизацию.

Приватизация проводилась поспешно, без подготовки инди­ видуальных проектов, привязанных к конкретным предприяти­ ям, как это принято делать за рубежом.

В этих условиях «заработали» в полной мере криминальные капиталы. Их владельцы начали прибирать к рукам националь­ ное достояние, государственных служащих, подрастающее поко­ ление. В условиях безработицы немалая часть молодых людей оказывалась среди тех, кто обслуживал лидеров организованной преступности, а затем делал в этой среде своеобразную карьеру. Происходила массированная дискредитация идей законности и правопорядка. В результате криминальная деятельность все боль­ шим числом граждан рассматривалась как наиболее радикальное средство обеспечения своих интересов в условиях рынка. Тем бо­ лее рынок практически превращался во вседозволенность: «раз­ решено все, что не запрещено законом». Этот лозунг практиче­ ски отбрасывал прочь моральные, религиозные, этические и дру­ гие нормы поведения. В преступную деятельность активно стали втягиваться представители даже тех слоев населения, которые ра­ нее считались криминологами благополучными: военнослужа­ щие, научные сотрудники, представители творческой интелли­ генции. Один из мотивов — это скорее создать первоначальный капитал любой ценой во имя того, чтобы выжить в условиях рынка. Предметом преступных сделок стали государственные секреты, научные открытия, непреходящие ценности.

Ставились все более масштабные цели добиться обеспечения сверхдоходов любой ценой. Средства диктовали обстоятельства: от вымогательства и грабежей переходили к мошенничеству и

248

Раздел III. Детерминация и причинность преступности

убийствам, от небольших групп соучастников — к созданию раз­ ветвленных преступных организаций.

Одновременно расширялся контингент преступников и рынок криминальных услуг. Проблема алкоголизма становилась все бо­ лее тесно связанной с алкогольным преступным бизнесом, про­ ституции — с порнобизнесом, операции с наркотиками приобре­ тали все более масштабный характер. Стремительно стал разви­ ваться криминальный бизнес, связанный с оружием. Отмывание денег тоже становилось предметом извлечения преступных дохо­ дов, причем совершенно беспрепятственно.

В преступной среде происходили сложные процессы. В част­ ности, новое поколение столкнулось со старым уголовным ми­ ром, в результате острых, нередко кровавых, конфликтов и ком­ промиссов происходил раздел сфер влияния, передел криминаль­ ных капиталов, возникали различные преступные сообщества. Они набирали силу и действовали все более открыто. Сначала пользовались услугами так называемых экспертов при лоббиро­ вании своих интересов в эшелонах власти, затем стали выдвигать своих ставленников в органы представительной и иной власти, заботясь об их внешней респектабельности, но потом непосред­ ственно сами ранее судимые лица, причем иногда неоднократно, стали претендовать на депутатские мандаты и приобретать их, становиться членами и даже руководителями влиятельных обще­ ственных объединений с международными связями.

Фиксировались политизация организованной преступности и криминализация политиков. Многие политики быстро поняли, что они могут оказаться никем и ни с чем в будущем царстве ры­ ночной экономики и владельцев крупных состояний. Их увле­ ченность погоней за «скорыми и большими деньгами» принима­ ла причудливые формы и не оставалась незамеченной ни средст­ вами массовой информации, ни населением, ни преступным миром.

Все это отрицательно сказывалось на общественной психоло­ гии — размывало представления о преступном. Одновременно отмечалось и отмечается широкое и целенаправленное внедрение преступной идеологии в общественное сознание, причем не только в обыденное. Жаргон мест лишения свободы и уголовной среды стал привычным для слуха граждан России, его широко используют средства массовой информации. Одновременно дея­ тели организованной преступности обеспечивают тылы и попол­ нение своих рядов: ими выделяются средства для оказания помо­ щи пенсионерам, инвалидам, привлечения части населения на свою сторону.

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

249

Немалое внимание криминальными лидерами уделяется рабо­ те с молодежью. Особенно результативной она оказалась в усло­ виях, когда в бывших домах пионеров, домах культуры, киноте­ атрах открывались казино, бары, посещение спортивных учреж­ дений становилось все более дорогостоящим и подростки оказывались буквально на улице, нередко полуголодные, беспри­ зорные.

В этих условиях расширяются механизмы стирания границ между преступной средой и другими слоями населения. Как уже отмечалось, наряду с фиксированными и активными членами преступных организаций, сообществ существуют периферийные, а также лица, оказывающие разовые криминальные и иные услу­ ги. Криминальные капиталы обеспечивают высокие доходы час­ ти медицинского персонала, осуществляющего конфиденциаль­ ное и квалифицированное лечение лиц, получивших ранения в криминальных сражениях, педагогов, оказывающих платные об­ разовательные услуги. На преступные доходы создаются произве­ дения искусства, нередко именно благодаря им авторы увлекают­ ся показом «ранимой» души преступника и его нелегкой судьбы, забывая о многих жертвах преступлений. Ажиотаж поднимается только в случаях убийств людей, «дорогих» и милых ряду пред­ принимателей, журналистов, политиков, а также организован­ ным преступникам. Многие предприятия, оказывающие разного рода эксклюзивные и ультрадорогие услуги (по пошиву одежды и иные), а также сравнительно дешевые услуги теневого характера за счет неуплаты налогов (при строительстве, ремонте и т. п.), также процветают благодаря бешеным деньгам, нажитым в кри­ минальном секторе экономики. И все большее число граждан, таким образом, становятся не заинтересованными в решитель­ ном противостоянии организованной преступности. Наоборот, сотрудничество с ней приносит быструю и ощутимую выгоду. Другими словами, в этих условиях вполне закономерным стано­ вился процесс стремительно нарастающей криминализации госу­ дарства, общества.

Российское общество 1995 г. отличалось от того, каким оно было в 80-х или 90-х гг. Показательно, что ранее трудно было бы себе представить публикацию интервью лидеров криминальной среды о том, что они будут добиваться избрания или продвиже­ ния в высшие органы власти.

Изложенное служит иллюстрацией тех сложных взаимосвя­ занных процессов, которые детерминируют изменения преступ­ ности и их влияние на широкие общественные отношения.

И все-таки важно подчеркнуть, что все эти процессы развива­ лись в условиях слома отживающих общественных отношений,

250 Раздел III. Детерминация и причинность преступности

их кризиса, что являлось положительным и закономерным. Дру­ гое дело, что в условиях реформирования общественных отноше­ ний допущены принципиальные просчеты и одним из векторов преобразований стала легализация общественно опасной эконо­ мической и коррупционной преступной деятельности, легализа­ ция криминальных капиталов.

В связи с этим нельзя согласиться со следующим мнением: «Таким образом, причины и условия преступности и преступле­ ний — это система негативных для соответствующей экономиче­ ской формации, государства и общества явлений, детерминирую­ щих преступность как свое следствие»1. Детерминировать пре­ ступность может взаимодействие и вполне положительных обстоятельств с негативными, а не только негативных.

При изучении детерминации преступности важен учет специфики социального детерминизма. Главная его особенность заключается в том, что в обществе все связи выступают в форме отношений между людьми — целенаправленных связей. Превращение воз­ можности в действительность в обществе происходит всегда при активном участии людей.

Поэтому в криминологии уделяется большое внимание взаи­ модействию внешней по отношению к человеку социальной сре­ ды и людей с их характеристиками.

И, если мы говорим, что преступность «наступает на нас», что «преступность учитывает социальные условия и изменения», это означает, что наступают на нас лица, совершающие преступле­ ния, и их союзники (включая обслуживающих их специалистов, политиков, научных сотрудников — экспертов), что это они изу­ чают условия и учитывают их изменения, что это они изменяют обстоятельства в соответствии со своими замыслами.

§3. Понятие причинности в криминологии

Врусском языке слово «причинять» употреблялось в значении «произвести что-либо».

Причинность — это один из видов связей вещей и явлений, это связь производящая, иначе говоря, «генетическая», то есть определяющая именно факт порождения какого-либо явления, процесса. Когда говорят о причинности, используют категории «причина и следствие», «причинно-следственные связи», «при­ чинные цепочки», «причинные комплексы» и ряд других2.

Особенности причинных связей заключаются в следующем:

Криминология: Учебное пособие. М, 1996. С. 50.

См.: Материалистическая диалектика. Т. 1. М., 1982. С. 210—228.