Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Международное частное право. В 3-х т_Т2 Особенная часть_Ануфриева_2002 -656с.pdf
Скачиваний:
41
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
3.35 Mб
Скачать

патентных поверенных» (ст. 8 Закона о товарных знаках). Заметим, что в Патентном законе соответствующие нормы сконструированы и выражены, несомненно, как диспозитивные, в Законе о товарных знаках — как императивные, но имеющие достаточно четкую конкретизацию в отношении круга лиц, на которых они должны распространяться. Иными словами, через патентных поверенных должны действовать физические лица—иностранцы (заявители-изобретатели), если они проживают не в России. При этом не оговорено, что речь идет о месте постоянного жительства. Презюмируется, таким образом, что проживающие в Российской Федерации иностранцы вправе подавать дела в Патентное ведомство и вести их там без помощи патентных поверенных. Во втором из приведенных актов достаточно четко установлено, каким заявителям адресовано это положение — постоянно проживающим вне территории РФ. Следовательно, лица, имеющие местожительство в России, вправе вести дела самостоятельно. Практика же Роспатента пошла по иному пути — обязательного требования об участии патентного поверенного во всех случаях, когда имеет место иностранный заявитель, что не может не вызвать возражений ввиду создания тем самым необоснованного ограничения прав определенных иностранных физических лиц путем произвольного истолкования и применения нормы правового акта. Нелишне заметить, что и в вопросе уплаты патентных пошлин иностранные граждане пользуются иными, нежели российские граждане, ставками.

Контрольные вопросы:

1.Какие существуют основные режимы для установления

правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства в международном частном праве?

2.Каковы коллизионные принципы определения дееспособности, ограничения или лишения дееспособности иностранных физических лиц?

3.Правовое регулирование института безвестного отсутствия и

объявления умершим в МЧП.

4.Каково правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации?

Глава 15. Юридические лица

Литература: Ладыженский A.M. Теория национальности юридического лица в международном частном праве//Советский ежегодник международного права. 1964—1965. М., 1966; Корецкий В.М. Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права // Избранные труды. Т. 2. Ч. 1.

Международное частное право. Киев, 1989. С. 4—125; Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. М., 1959. С. 82—93; Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. М., 1975. С. 41—73; Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право. М., 1984. С. 90—110; Правовые формы организации совместных производств стран—членов СЭВ. М., 1985; Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Под ред. Васильева Е.А. М., 1993; Сборник договоров об оказании правовой помощи. М., 1996; Ануфриева Л.П. Иностранные юридические лица: правовое положение в Российской Федерации//Российская юстиция. 1997. № 2; Троценко А., Карманова Е. Оффшорные компании. М., 1995; Оффшорные фирмы в международном бизнесе: принципы, схемы, методы. М., 1998; Звеков

В.П. Международное частное право: Курс лекций. М., 1999. С. 204—221; Блищенко И.П., Дориа Ж. Прецеденты в международном публичном и частном праве. М., 1999; Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 4-

е изд., перераб. и доп. М., 2001. С. 134—163; Кох Х., Магнус У., Зинклер фон Моренфельс П. Международное частное право и сравнительное правоведение /

Пер. с нем. М., 2001. С. 213—233.

§ 1. Некоторые общие вопросы учения о юридических лицах вМЧП

Изучение в международном частном праве такой категории, как юридические лица, связано с решением ряда проблем не только практического, но и теоретического порядка. В рассматриваемой области, равно как и в других институтах, и вообще для международного частного права весьма характерно разделение всех лиц, действующих на данной территории, на отечественных (национальных) и иностранных. То же самое имеет место и применительно к юридическим лицам. Одним из самых важных обстоятельств, которое прежде всего принимается в расчет при оценке правового положения юридического лица в конкретном государстве, выступает критерий: к какой категории лиц в вышеуказанном смысле оно относится — «своим», т.е. принадлежащим к данной стране, или «чужим», принадлежащим к другому государству.

Физическое лицо имеет гражданство (подданство), т.е. особую правовую связь с определенным государством, в силу которой обеспечивается защита его прав и интересов даже вне пределов собственного государства с помощью разнообразных средств, предпринимаемых последним, а также домициль — место постоянного или преимущественного жительства, которое далеко не всегда совпадает с государством гражданства (подданства). А есть ли домициль у юридического лица? Существует ли понятие «национальности» применительно к юридическим лицам? Может ли домициль юридического лица быть иным, нежели страна его учреждения? Эти и многие другие вопросы в каждом конкретном случае требуют надлежащего ответа, который в конечном итоге определит правовое положение юридического лица. Кроме того, после получения ответов на поставленные вопросы необходимо рассмотреть материальное содержание тех правовых норм, которые регулируют правовой статус, право- и дееспособность, ее объем, возникновение и условия ее прекращения, ограничения прав и обязанностей юридических лиц в гражданско-правовом отношении в соответствующей стране и т. д.

Основным фактором для уточнения гражданско-правового статуса иностранных юридических лиц в международном частном праве является то обстоятельство, что на них воздействуют по крайней мере две регулирующие системы — система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «своим», и государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон). При этом в ряде случаев особое значение могут иметь также и нормы соответствующих многосторонних или двусторонних международных договоров, в которых участвуют рассматриваемые государства.

§ 2. «Национальность» юридического лица

Отвечая на поставленные выше вопросы, следует подчеркнуть, что, конечно же, категория «национальности» применительно к юридическим лицам является условной, неточной, используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходного употребления, и в юридическом отношении не может рассматриваться как надлежащая для целей обращения к ней при характеристике юридических лиц. Ею, бесспорно, оперируют в качестве понятия, к которому прибегают, когда говорят о физических лицах. Тем не менее ее использование в аспекте юридических лиц не вызывает возражений, если стоит задача отграничения, как было подчеркнуто ранее, отечественных правосубъектных образований от иностранных. Например, по Закону Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) о торговых посредниках (агентах) 1981 г. (с изменениями 1988 г.) торгово-посредническую деятельность вправе осуществлять в ОАЭ только граждане или юридические лица ОАЭ. Иными словами, подобного рода деятельность для иностранных компаний запрещена. Другой пример. На основании Закона о компаниях № 8 1984 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Законом № 13 1988 г.) 51% акций компании, создаваемой на территории ОАЭ, может владеть только физическое или юридическое лицо отечественного правопорядка. Следовательно, задача установления, идет ли в данном конкретном случае речь о местном или иностранном субъекте права, выступает как наиглавнейшая. Особенно наглядно категория «национальности» юридических лиц выступает в ситуациях объявления экономических и политических санкций в отношении какого-либо государства, которые имманентно распространяются и на его физических или юридических лиц. В частности, в известном деле «Банка Ливии против Бэнкерз Траст Компани» по иску, заявленному истцом в Высокий суд Англии в 1987 г., «национальность» истца, т.е. его принадлежность к ливийскому государству, была ключевым моментом для использования Соединенными Штатами Америки экономических санкций против Ливии, послуживших основаниями для судебных требований. Истец, Ливийский арабский внешний банк — ливийская государственная корпорация, контролируемая Центральным банком Ливии, 8 января 1986 г., в 14.00 по нью-йоркскому времени выдал поручение ответчику Бэнкерз Траст компани, корпорации, зарегистрированной в штате Нью-Йорк, о переводе средств в Лондон, в филиал ответчика на счет клиента. Головной офис американской корпорации в Нью-Йорке не удовлетворил запрос своего филиала о перечислении средств его клиенту, поскольку в 16.00 того же дня была получена информация секретаря казначейства США о том, что Президент США подписал указ, запрещающий американским юридическим лицам, в том числе их филиалам за границей, выплачивать валютные средства ливийским учреждениям в качестве меры в рамках объявленных против Ливии экономических санкций.

Помимо этого, в консульских конвенциях, заключаемых государствами, в числе функций консула значится и «осуществление предусматриваемых законом и правилами представляемого государства прав надзора и инспекции в отношении судов, имеющих национальность представляемого государства, и самолетов, зарегистрированных в этом государстве, а также в отношении их экипажей; оказание помощи упомянутым выше судам и экипажам, принятие заявлений относительно плавания судов, осмотр и оформление судовых документов...» (ст. 37 Консульской конвенции, заключенной между Российской Федерацией и Республикой Корея 18 марта 1992 г.). Кроме того, соответствующим двусторонним международным договором может быть установлено, что юридическим лицам, принадлежащим к договаривающимся

государствам, предоставляется на основе взаимности национальный режим (либо режим наибольшего благоприятствования) для целей осуществления деятельности на территории другого договаривающегося государства. В этом случае также крайне необходимо разграничить, во-первых, своих, т.е. национальных, юридических лиц, во-вторых, иностранных, т.е. принадлежащих к договаривающемуся государству, и, в-третьих, «чужих» — принадлежащих к недоговаривающимся государствам.

Термин «национальность» устойчиво используется в праве применительно к морским, речным, воздушным и прочим (космическим) судам. Так, в Кодексе торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. в п. 1 ст. 17, именуемой «Национальность судна», устанавливается: «Судно, пользующееся правом плавания под Государственным флагом Российской Федерации, имеет национальность Российской Федерации. Судно, имеющее национальность Российской Федерации, обязано нести Государственный флаг Российской Федерации» (пп. 1, 2). Аналогичны положения ст. 4 Воздушного кодекса РФ от 19 марта 1997 г.: «Воздушное судно, зарегистрированное или учтенное в установленном порядке в Российской Федерации, приобретает национальную принадлежность Российской Федерации». Последующие положения со всей логичностью обусловливают, что исключение судна из Государственного реестра гражданских воздушных судов РФ влечет за собой утрату судном национальной принадлежности Российской Федерации: «Данные о гражданском воздушном судне исключаются из Государственного реестра гражданских воздушных судов в случаях продажи гражданского воздушного судна или перехода на иных основаниях права собственности на него иностранному государству, иностранному гражданину, лицу без гражданства или юридическому лицу при условии вывоза судна за пределы территории Российской Федерации» (п. 5 ст. 33 Воздушного кодекса РФ).

§ 3. Личный статут юридического лица

Что касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юридическим лицам, то к ним прежде всего следует отнести категорию «личного статута» юридического лица. Легально в собственном качестве категория личного статута юридического лица закреплена в особой статье ГК РФ и модельного гражданского кодекса, разработанного в рамках стран СНГ, — «Закон юридического лица». «Личный статут» — это тот правопорядок, в силу предписаний которого появилось данное образование, в качестве юридического лица осуществляющее деятельность. Нормы этого правопорядка санкционируют возникновение и ликвидацию соответствующего юридического лица.

Очень часто в международной жизни вопросы отыскания закона, которому подчиняется и в соответствии с которым было создано то или иное юридическое лицо, возникают в связи с налогообложением, являющимся важной составляющей его общего правового положения в зарубежной стране. Так, если договором об устранении двойного налогообложения, действующим между Российской Федерацией и Бельгией, установлено, что от налогообложения на территории одного договаривающегося государства освобождаются доходы, полученные юридическими лицами от соответствующих видов деятельности, осуществляемой на территории другого договаривающегося государства, то необходимо, как минимум, подтвердить,