Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

диссертация Вдовушкиной Н.С

..pdf
Скачиваний:
26
Добавлен:
29.03.2016
Размер:
738.79 Кб
Скачать

11

функциями. В культурном пространстве выделены три основные группы архетипов: 1) осевые архетипы, основной функцией которых является связь герменевтических сфер понимания и предпонимания (Герой,

Анима/Анимус); 2) векторные архетипы, генерирующие и аккумулирующие новые смыслы (Вещь, Тень, Гость); 3) консолидирующие архетипы,

объединяющие смыслы и сохраняющие устойчивость культуры (Великая Мать, Дух, Дитя). Отдельную группу архетипов составляют «хаотические» архетипы (Деструкт, Дракон, Другой, Самость), расположенные вне культурного пространства и обладающие сложноорганизованной структурой.

Все архетипы образуют особое архетипическое пространство. Его пересечением с семиотическим пространством культуры является семиопсихологемное подпространство культуры.

Каждая функциональная группа архетипов соответствует определенным областям семиопсихологемного подпространства культуры. Архетипы консолидирующей группы скрепляют герменевтическое ядро культуры и сдерживают разбег смысловых траекторий культурогенеза, обусловливая существование культурных периодических резонансов. Осевая группа архетипов выполняет функцию осевых структур в герменевтических кругах понимания и предпонимания и служит силой, уравновешивающей центробежные и центростремительные культурные тенденции; архетипам этой группы свойственны квазипериодические резонансы. Векторную группу составляют «центробежные» архетипы, определяющие открытость культурной системы новым культурным влияниям, тенденциям, смыслам и вызывающие хаотические культурные резонансы. «Хаотические» архетипы

(Деструкт, Дракон, Другой, Самость) обусловливают существование бифуркационных культурных резонансов.

Предложенная авторская модель позволяет определять любые функциональные изменения в ментальных структурах культуры.

Методологические основания исследования

Авторские интересы направлены на исследование сущностного уровня

12

культуры, которая в рамках данного исследования понимается как система элементов, отличающихся один от другого своим онтологическим статусом.

Методологическую основу данного исследования составляют следующие подходы. Семиотический и герменевтический методы используются при анализе степени знаковой наполненности ментальных и культурных пространств. Структуралистский метод применяется при внутреннем анализе, как культурного пространства, так и структурного разделения ментального пространства и пространства ментальности32.

Использование сравнительно-исторического метода дает возможность проследить изменения в семиопсихологемных структурах культуры традиционного и современного типа. Базис аналитической психологии,

рассматриваемый через призму культурологии, позволяет осуществить анализ архетипов как факторов, генерирующих пространство культуры.

Теоретические основы синергетической науки позволяют определить магистральные направления развития процессов в ментальном пространстве культуры. Комплексный характер подхода позволяет исследовать семиопсихологемное пространство культуры на стыке философии,

культурологии, психологии, синергетики.

Пространственность культуры понимается как векторная система,

реализующая действия, направленные на окружающий мир, и находящаяся в состоянии диалога со своими внутренними, виртуальными пространствами,

среди которых исследуются семиотическое и психологемное.

Авторская позиция в исследовании культуры не может строиться на какой-либо одной концепции или методологии, вследствие чего будет носить компаративный характер.

Основным концептом, который используется при оригинальных изысканиях, является теория архетипов К.Г. Юнга.

32 Пространство ментальности здесь понимается нами как пространство самой ментальности, а ментальное пространство – это то пространство, на которое распространяется действие ментальности.

13

К.Г. Юнг обратил внимание на совпадение образов в рассказах своих пациентов об их снах с алхимическими символами, при том, что пациенты эти символы ранее не встречали. Позднее он применил метод сравнительного анализа в психиатрической практике и исследованиях феноменов мировой культуры – в частности, при исследовании мифологий и алхимических средневековых текстов. Результатом стала теория коллективного бессознательного, состоящего из архетипов.

Архетип, по определению К.Г. Юнга, это: 1) единство образа и эмоций;

2)эмоционально заряженный образ; 3) генетически наследуемая структура.

Всвоих исследованиях К.Г. Юнг обозначает рамки применения своей теории. Так, он говорит о том, что архетипическая аналитика некоторого художественного текста или картины предполагает аналитику внутреннего мира автора.

Впоследствии теория архетипов была взята на вооружение культурологией и применена к анализу феноменов культуры. Сегодня теория архетипов в культуре является одной из важнейших в культурологической науке.

С течением времени подход К.Г. Юнга был использован многими его последователями применительно к различным видам искусства. Он оказался настолько продуктивным, что сегодня теория архетипов очень активно используется различными коммерческими структурами при подготовке рекламных кампаний и роликов. На данный момент еще нет достоверных данных о том, что режиссеры и кинематографисты столь же масштабно используют данный подход при создании сценариев и фильмов. Тем не менее, сами фильмы возможно анализировать с точки зрения проявления архетипов в образах их героев.

Если аналитика феноменов традиционной культуры говорит о том, что проявления архетипов возможны в мифологии, легендах и сказках, то в современной культуре архетипы можно искать в образах героев кино.

Подход состоит в том, что исследуются образы киногероев с точки зрения их

14

архетипичности. Основная гипотеза исследования заключается в том, что в кинематографе, как в одном из самых синтетичных видов искусства,

проявления архетипов будут столь же яркими, как и в мифологии, легендах и сказках.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Материалы данного диссертационного исследования представляют научный интерес для специалистов в области культурологии, истории,

теории и философии культуры, культурной антропологии, социологии,

искусствознания, психологии, теории игр. Выработанный подход к исследованию архетипов и процессов, протекающих в ментальном пространстве культуры, может быть полезен при анализе исторического развития современного социокультурного пространства. Материалы могут быть использованы в дальнейшей научно-исследовательской и преподавательской деятельности, при разработке и чтении курсов по теоретическим и прикладным дисциплинам, связанным с проблематикой культурологии, истории и теории культуры, искусствоведения, психологии.

Диссертационное исследование может также иметь ценность для работников сферы рекламы, литературы и кинематографа при конструировании смыслов и сюжетных ходов. Кроме того, авторские разработки могут иметь прикладное значение в так называемой области

«художественной археологии», при анализе развития образов, определении их генетических связей.

Апробация работы

Основные положения диссертационного исследования были изложены в статьях, докладах и выступлениях на конференциях и круглых столах различного уровня: Международной научно-практической конференции

«Город и наука: анализ рискогенных территорий» (2009, Саратов);

Всероссийской научной конференции «Тверская герменевтическая конференция» (2007, Тверь); Всероссийской научной конференции

«Виртуальное пространство культуры» (2008, Саратов); Всероссийском

15

круглом столе «Гламур в современном искусстве» (2008, Саратов); Пятых Всероссийских Аскинских чтениях «Жизненный мир философа в эпоху глобализации» (2009, Саратов); Всероссийской философской (молодежной) школе «Социально-философский и социокультурный потенциал современных антропологических концепций» (проект РФФИ № 10-06-06112- г) (2010, Нижнекамск); Республиканском симпозиуме «Общество риска и кризис постиндустриализма» (2009, Саратов); Межрегиональной научнопрактической конференции молодых ученых «Общество знаний в XXI веке» (2009, Саратов); Межрегиональной конференции молодых ученых «Общество риска» (2005, Саратов); Межвузовской конференции молодых ученых «Ценностный мир человека в современном обществе» (2006, Саратов); Межвузовской конференции молодых ученых «Жизнь: бытийственный, ценностный и антропологический аспекты» (2007, Саратов); Межвузовской конференции молодых ученых «Культура, наука, человек в постсовременном обществе» (2008, Саратов).

Основные идеи и научные результаты представлены в девяти публикациях, две из которых – в ведущих периодических изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура работы

Работа состоит из введения, двух глав и заключения. В конце работы помещен список использованной литературы.

16

1:СОВРЕМЕННАЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ.

АРХЕТИПИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

1.1. Архетипы в культурологическом дискурсе

Мир современной культуры многообразен и ставит перед исследователями принципиальные вопросы: типологии культур, их классификации, внутреннего строения и взаимодействия. Культура как объективная данность может сопоставляться с различными формами существования общества и человека. Ее изучение требует особого, близкого к философии, понимания социокультурных явлений, исторических эпох, а

также ценностных аспектов жизни людей.

К.Г. Юнг, по мнению некоторых авторов, предложил одну из наиболее сложных концепций внутреннего мира человека, которая может претендовать и на концепцию ментальности. Введенные им в научный оборот понятия «архетип» и «коллективное бессознательное» прочно вошли в терминологический аппарат различных наук. Эти понятия будут одними из ключевых в данной работе. Авторское понимание данных терминов основано на представлении о ментальности, как о всеобъемлющем понятии,

включающем не только культурный менталитет или менталитет отдельного человека, но также семиосферу, сознание и бессознательное. Приоритет при рассмотрении современной культуры отдан именно архетипическим содержаниям ее ментальной сферы. Остальные же пока рассматривать не станем – таковой позицией определяется поле диссертационного исследования.

Ментальная сфера может иметь как намеренные, так и ненамеренные содержания: первые коренятся в ядре личности, другие проистекают из источника, который не идентичен такому ядру, а представляет собой его обратную сторону, являясь своего рода иным субъектом. Роль такого субъекта чаще всего принимают на себя архетипические паттерны.

К.Г. Юнг уточнял: «В сфере архаического разума его возможные содержания появляются в форме образов, которые могут быть понятны

17

только в сравнении с их историческими параллелями. Так, бессознательное управляется главным образом инстинктивными тенденциями, склонностями,

выраженными в соответствующих мыслеформах, то есть в архетипах»33. Это

– инстинктивные векторы (но не сами инстинкты), своего рода «схемы»,

которые наполняются конкретным содержанием в процессе жизни индивида,

вбирая в себя образы реальности и проецируясь на объекты окружающего мира. Таким образом, можно говорить, что они имеют общие черты с алгоритмами программ вычислительных машин. Согласимся с тем, что «эти паттерны коллективной мысли влияют на человеческое поведение самым непосредственным образом в те моменты, когда сознание обнаруживает свою неспособность разрешить сложившуюся ситуацию, причем, как в индивидуальной психике, так и в масштабе целого общества»34. В

социальной сфере архетипические представления очень четко проявляются в ритуальных практиках, которые, в свою очередь, служат методом воздействия на архетипы. Таким образом, видно наличие специфической обратной связи между сферой сознания и бессознательного, которая основывается на явлении дешифровки. Принцип дешифровки заключается в том, что при передаче от сознания к бессознательному информация кодируется таким образом, что при ее возвращении она зачастую не подвергается декодированию – этот процесс не может быть осуществлен в силу того, что дешифрующий «ключ» остается в бессознательной сфере. В

итоге часто невозможно определить истинную причину поступка.

Диссертационное исследование базируется на концептуальных идеях аналитической психологии, а именно – на работах К. Г. Юнга, а также – многих его коллег и преемников: К.П. Эстес, Дж. Кэмпбелл, Дж. Хиллман Э.Ф. Эдингер.

К основным или базовым архетипам, согласно К.Г. Юнгу, можно отнести: Великую Мать (принцип порождения), Духа (принцип движения),

33Юнг К.Г. Символическая жизнь / пер. с англ. – М.: Когито-Центр, 2003. С. 47.

34Там же. С.14-15, 222, 249-265.

18

Тень (принцип противоположности), Аниму/Анимуса (дополняющий принцип), Героя (принцип поиска), Дракона (синтезирующий принцип), Дитя

(принцип новизны), Самость (принцип целостности).

Все остальные с некоторой долей условности можно отнести к второстепенным, или производным: Дом, Пища, Вещь, Ключ, Ключник,

Гость, Другой, Чужой, Персона, Здоровье, Сила и т.д. Персона также является второстепенным архетипом, хотя и относится к сфере социального – в этом уникальность данного архетипа. В отдельный архетип возможно выделить также Деструкта, который может представлять собой совокупность всех негативных ипостасей остальных архетипов. Отличие этого класса архетипов от базовых является преимущественно дисциплинарным: они, как правило, не рассматриваются в сугубо психоаналитических работах, но в культурологической области исследований им посвящен ряд работ. Что же касается возможного количества архетипов, то хотя данная тематика и занимает многих исследователей, однозначного ответа здесь нет. Так,

например, по мнению В.В. Зеленского, «теоретически возможно любое количество архетипов»35 – как видно, даже на таком уровне литературы, как словарный, отмечается данная проблематика.

Согласно К.Г. Юнгу, архетипы имеют некоторую последовательность в человеческой ментальности. Первым на пороге бессознательного стоит архетип Тени, и эта позиция занята им неслучайно. Дело в том, что он обладает набором определенных свойств, в силу которых, он иногда может наделяться статусом самостоятельной психической сферы. Далее следуют Анима/ Анимус и Дух/ Великая Мать. Объясняется их расположение тем, что эти архетипы, в отличие от «бесполых» Тени, Дракона и Дитя, имеют четкие бинарные полюса по гендерному основанию. Дракон и Дитя представляют собой символы синтеза и безотносительны пола. Таким образом, они предшествуют Самости, расположение которой наиболее вероятным

35 Зеленский В.В. Толковый словарь по аналитической психологии (с английскими, немецкими эквивалентами). Изд. 3-е, испр. и доп. - М.: Когито-Центр, 2008. - С. 47.

19

представляется в конце катабазисной цепочки, так как она является наиболее всеобъемлющим архетипом. Изначальную дислокацию Героя, так же как и Персоны, определить затруднительно, но вероятно, они близки к сфере сознания, так как гендерная вариабельность здесь возможна.

Предположительно, каждый архетип способен находиться также и в непосредственной близости от сферы сознания в личностном бессознательном. При этом поведение личности в сознательном состоянии будет обладать его характеристиками, и тогда архетип также может выступить в качестве основы для Персоны. Конструкт36 Персоны при катабазисе либо рассыпается, либо уходит на второй план – в таком случае его иноархетипическая основа может потерять с ним четкую связь. Такой базисный архетип, который выступает в качестве основы для другого архетипа, в данном случае для Персоны, в рамках диссертационной работы будет обозначаться как архетипическая доминанта.

Может возникнуть вопрос относительно того, как один архетип может являться основой для другого? Во-первых, в работах К.Г. Юнга можно найти упоминание о том, что архетип Спасителя является своего рода коррелятом архетипа Тени. Во-вторых, Юнг также утверждает преемственность архетипов – возможность их выстраивания в произвольном порядке в зависимости от особенностей ситуации. Так, например, Герой может сначала встретить Волшебника и только потом – Тень. Представляется возможным существование смешанных архетипических образований, как например:

Амазонка (Анима+Анимус), Клоунесса (Анима+Тень), Псевдоотец

(Анимус+Дух), Чудак-Изобретатель (Дух+Тень), Ведьма (Тень+Мать) и так далее37. Как правило, они носят временный характер, но, в силу характеристик конкретной ситуации, могут становиться постоянными, а

также – быть архетипической доминантой.

36Конструкт понимается здесь как когнитивная структура культурной реальности, кроме сознательной составляющей могущая имеющая также и архетипическую основу.

37Названия конструктам мы даем условно.

20

В рамках данной работы предлагается по-новому взглянуть на принцип,

предложенный К.П. Эстес, согласно которому каждая сказочная история является рассказом о событиях, происходящих в человеческой душе. . Можно рассматривать сказку и ментальность, как взаимосвязанные и взаимодополняющие элементы единой семиологемной системы, а именно:

если те принципы, которые обнаруживаютсяв сказках, в художественных произведениях суть события ментального плана, то вполне возможно, что ментальные процессы аналогично протекают, как в личностной, так и в общекультурной сфере.

В данной работе автор использует термин «конструкт» применительно к указанным сферам. Под конструктом будут подразумеваться когнитивные структуры культурной реальности. Авторское видение понятия «конструкт»

внекотором смысле сродни определению «социальной онтологии»,

предложенному Н.И. Бирюковым и В.Н. Сергеевым: «система категорий,

которая задает «базисные» представления о структуре и свойствах социальной реальности и типологизирует социальные ситуации»38. Но в ключе данной работы оно будет иметь несколько иное значение: если у Бирюкова Н.И. и Сергеева В.Н. под системой таких категорий понимается социальная онтология, то в рамках диссертационного исследования автор рассматривает эту систему в ракурсе семантического ядра культуры. И здесь понятие «конструкта» охватывает не только мифологический уровень понимания, но также систему норм, обычаев и традицию. Понятие

«конструкта» рассматривается в данном случае как одно из важнейших средств классификации объектов окружающего мира. Сходное определение было предложено Дж.А. Келли в его теории личностных конструктов. Будем полагать, что подобные конструкты могут быть сформированы средой

38 Бирюков Н.И., Сергеев В.Н. Между дуализмом и соборностью// Общественные науки и современность. - 1998. №4.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.