Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Постатейный комментарий Савельева к закону Об Информации

.rtf
Скачиваний:
363
Добавлен:
26.03.2016
Размер:
4.44 Mб
Скачать

Как показала практика первых месяцев применения ст. 10.1 Закона, Роскомнадзор сам направляет в соответствующую организацию требования о подаче уведомления. В определенной степени такой подход несколько корректирует положения ч. 3 ст. 10.1 Закона, из которых можно сделать вывод о том, что статус ОРИвСИ, а вместе с ним и обязанность по уведомлению Роскомнадзора возникает в силу факта осуществления соответствующей деятельности, а не в силу получения требования о направлении уведомления от Роскомнадзора. В связи с этим нельзя исключать ситуации, что подобный подход может быть пересмотрен, если возникнет необходимость применения Закона в более жестком режиме. В частности, в связи с тем, что многие интернет-компании из-за неопределенностей, связанных с толкованием Закона, заняли выжидательную позицию и не хотят подавать уведомлений в Роскомнадзор по собственной инициативе, полагая, что это будет влечь попадание под излишний контроль регулятора. В таком случае данные компании принимают на себя риск быть привлеченными к административной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 13.31 КоАП РФ, предусматривающей административный штраф за неподачу уведомления (для юридических лиц - от 100 тыс. до 300 тыс. руб.).

4. Согласно ч. 3 ст. 10.1 Закона ОРИвСИ обязан хранить на территории России "информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей сети Интернет и информацию об этих пользователях в течение шести месяцев с момента окончания осуществления таких действий". Таким образом, основная часть информации, которая подлежит хранению в соответствии с ч. 3 ст. 10.1 Закона, представляет собой метаданные, "информацию об информации", или - в иной терминологии - данные о трафике. В частности, подобные сведения содержатся в лог-файлах и иных данных, генерируемых рядом протоколов, используемых в коммуникационных интернет-сервисах, например, посредством протокола RADIUS (Remote Authentication in Dial In User Service) - протокола для реализации аутентификации, авторизации и сбора сведений об использованных ресурсах, позволяющий управлять учетными записями пользователей и используемый в системах биллинга (тарификации) или его усовершенствованной версии - протоколе DIAMETER.

Состав подлежащей хранению информации конкретизирован в Правилах хранения данных и включает:

а) сведения о пользователе (идентификатор пользователя в коммуникационном интернет-сервисе; сведения, указанные им при регистрации, и их изменения; сведения о сетевом адресе, с которого произведена регистрация и ее времени; информация, полученная сервисом в автоматическом режиме (например, об используемом пользователем оборудовании, браузере и т.д.); сведения о произведенных авторизациях (внесение зарегистрированным пользователем сведений, позволяющих получить доступ к возможностям сервиса) с указанием точного времени и сетевых адресов, с которых она была произведена; информация об оказанных коммуникационным интернет-сервисом пользователю платных услугах с указанием времени их оказания; информация о транзакции (размер, валюта платежа, использованная платежная система);

б) сведения о совершенных коммуникациях (сведения о фактах приема, передачи и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей сети Интернет, в частности: информация о точном времени приема, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений с указанием информации об адресатах этих сообщений, в том числе информация для неопределенного круга лиц пользователей сети Интернет);

в) сведения о совершенных пользователями денежных операциях (с указанием информации о корреспонденте - идентификаторе платежной системы, валюты, суммы, оплачиваемой услуги или товаров (при наличии), об иных данных, указанных при проведении денежной операции), осуществленных транзакциях (с указанием идентификатора платежной системы (электронного кошелька), суммы прихода либо расхода, иных данных, указанных при осуществлении транзакции).

Таким образом, состав информации, подлежащей хранению организатором в соответствии с ч. 3 ст. 10.1 Закона, представляет собой сочетание информации технического характера, с элементами персональных данных, а в некоторых случаях - и финансовой информации. Конкретный состав таких сведений будет варьироваться в зависимости от типа коммуникационного интернет-сервиса, поскольку перечень регистрационных данных и информации о пользователе и его оборудовании, собираемой сервисом в автоматическом режиме, будет у каждого свой. При этом следует особо подчеркнуть, что никаких исключений в отношении спама Правила хранения данных не предусматривают, так что формально сообщения, которые подпадают под дефиницию спама, содержащуюся в Правилах оказания телематических услуг связи, также подлежат хранению.

Для того чтобы вышеуказанные данные подпадали под обязанности хранения, они должны иметь определенную привязку к российской территории. В соответствии со ст. 12 Правил хранения данных такая привязка может выражаться в форме использования при регистрации или авторизации сетевых адресов, идентифицируемых как российские (главным образом речь идет об IP-адресах, выделяемых российскими операторами связи); получения интернет-сервисом географически данных, указывающих на нахождение пользователя на территории России (например, данные GPS-устройства); предоставления при регистрации реквизитов документов, выданных в России; указания контактных телефонов российских операторов связи или информации о местонахождении лица, полученной от уполномоченных органов.

Сведения, подлежащие хранению в соответствии с ч. 3 ст. 10.1 Закона и Правилами хранения данных, должны храниться на территории Российской Федерации. По-видимому, это означает, что ОРИвСИ должен иметь на праве собственности или ином праве оборудование, расположенное на территории РФ, на котором будут содержаться базы данных с соответствующими сведениями. При этом запрета на параллельное хранение и обработку таких данных на оборудовании, расположенном за рубежом, ни ст. 10.1 Закона, ни подзаконные акты к ней не содержат. В этой связи можно рассматривать положения ст. 10.1 в качестве "закона о частичной локализации данных", идеи которого были развиты в ФЗ N 242-ФЗ об обработке и хранении персональных данных российских граждан с использованием баз данных, расположенных на территории РФ (см. комментарий к ст. 15.5 Закона).

Содержимое коммуникаций не подлежит хранению. В связи с этим, например, заголовки (тема) электронных писем не должны подлежать хранению, поскольку они относятся уже к содержимому переписки. Подлежащая в соответствии со ст. 10.1 Закона информация должна позволить ответить на вопрос "кто с кем и когда общался?", но не на вопрос "о чем?".

Нарушение обязанности по хранению информации влечет административную ответственность по ч. 2 ст. 13.31 КоАП РФ в виде штрафа, который для юридических лиц может составить от 300 тыс. до 500 тыс. руб.

5. Часть 3 ст. 10.1 Закона помимо обязанности по обеспечению локального хранения данных обязывает ОРИвСИ предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей сети Интернет и информацию о таких пользователях.

Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, содержится в ст. 13 ФЗ от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (далее - Закон об ОРД). К ним относятся органы МВД, ФСБ, ФСО, СВР, ФСИН, ФСКН, а также таможенные органы. При этом ОРИвСИ не требуется взаимодействовать со всеми ними напрямую. Согласно Постановлению Правительства РФ от 31 июля 2014 г. N 743 <1> органы федеральной службы безопасности, являясь уполномоченными органами, осуществляют взаимодействие с организаторами распространения информации при проведении в рамках оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскных мероприятий в том числе в интересах других уполномоченных органов. При отсутствии у подразделения органа ФСБ оперативно-технических возможностей, взаимодействие с ОРИвСИ в рамках ст. 10.1 осуществляют органы внутренних дел. О конкретном подразделении ФСБ, которое будет работать с отдельно взятым ОРИвСИ, внесенным в реестр, последний уведомляется отдельно. Если же организатор не присутствует в реестре, но попал в поле интереса ФСБ или иных уполномоченных органов, то такой орган сначала обращается в Роскомнадзор, на основании чего последний направляет ОРИвСИ требование о подаче уведомления.

--------------------------------

<1> Постановление Правительства РФ от 31 июля 2014 г. N 743 "Об утверждении Правил взаимодействия организаторов распространения информации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации".

Предоставление информации уполномоченному органу осуществляется в порядке "запрос - ответ". В Постановлении N 759 конкретизированы виды запросов (стандартные, срочные и т.д.) и сроки ответов на них.

Предусмотренная в ч. 3 ст. 10.1 Закона и Постановлении N 759 процедура никак не учитывает существующие международные соглашения по вопросам о взаимной правовой помощи (Mutual Legal Assistance Treaties), которые должны иметь приоритет во взаимоотношениях с иностранными организаторами по поводу предоставления юридически значимой информации по запросам иностранных государственных органов. Например, в Договоре о взаимной правовой помощи по уголовным делам между США и Россией от 1999 г. содержится процедура и основания для отказа в предоставлении информации (запрос не соответствует требованиям соглашения или предоставление такой информации осуществляется в связи с расследованием военных преступлений, либо предоставление информации противоречит государственным интересам стороны и т.д.). С формально юридической точки зрения такие международные соглашения должны иметь приоритет в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ч. 1 ст. 4 Закона, хотя на практике могут возникнуть сложности с донесением этой мысли до уполномоченных органов.

Ни ст. 10.1 Закона, ни подзаконные акты к ней не упоминают о необходимости наличия судебного решения для запроса информации, подлежащей хранению в соответствии с ч. 3 ст. 10.1 Закона. В то же время, поскольку такие сведения неразрывно связаны с конституционным правом граждан на тайну переписки, несмотря на то, что непосредственное содержимое коммуникаций не раскрывается, их истребование предполагает необходимость получения судебного решения, о чем в свое время было сказано Конституционным Судом РФ в Определении N 345-О. УПК РФ прямо предусматривает, что получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами осуществляется на основании судебного решения (п. 12 ч. 2 ст. 29, ст. 186.1). С другой стороны, понятие "абонент" существует в контексте отношений, в которых контрагентом выступает оператор связи, а операторы связи выведены из-под действия Закона N 97-ФЗ. Для социальной сети, например Facebook, лицо, использующее ее сервис, имеет статус не абонента, а стороны соответствующего пользовательского соглашения ("пользователя"). Ни УПК РФ, ни Закон об ОРД не содержат специальных положений о порядке получения информации об интернет-трафике или о пользователях интернет-сервисов, не являющихся абонентами, что неудивительно, принимая во внимание время их принятия и незаинтересованность правоохранительных органов в формализации подобных вопросов, так как это будет ограничивать их возможности. Особой надежды на разъяснения Конституционного Суда РФ, данные в Определении N 345-О, нет, поскольку сам Верховный Суд РФ в свое время отказался следовать изложенной в нем позиции, сухо указав, что ссылки на данное Определение "являются необоснованными", а при выемке у операторов связи документов о входящих и исходящих сигналах соединений похищенного мобильного телефона тайна содержания переговоров сохраняется, поскольку целью выемки является только информация о входящих и исходящих звонках с похищенного телефона (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 2 июня 2006 г. N 9-ДП06-10). В этой связи на практике вряд ли можно ожидать, что взаимодействие правоохранительных органов с ОРИвСИ будет сопровождаться какой-либо судебной процедурой.

Следует отметить, что многие данные, подлежащие хранению и предоставлению по требованию государственных органов в соответствии с ч. 3 ст. 10.1 Закона и Правилами хранения данных, могут подпадать под понятие "персональных данных" (сведения о пользователе, совершенных им транзакциях и контактах с другими пользователями и проч.). В таком случае обработка таких данных со стороны ОРИвСИ будет допускаться без согласия субъекта персональных данных, подпадая под исключение, указанное в п. 2 ч. 1 ст. 6 ("обработка персональных данных необходима для осуществления и выполнения возложенных законодательством РФ на оператора функций, полномочий и обязанностей"). Однако это не исключает необходимости выполнения ОРИвСИ иных обязанностей, предусмотренных в ФЗ "О персональных данных" и вытекающих из его статуса оператора персональных данных, в частности, мер по обеспечению безопасности персональных данных (ст. 19), соблюдения условий трансграничной передаче данных (ст. 12) и др.

Несоблюдение обязанностей по взаимодействию с уполномоченными органами может влечь административную ответственность по ч. 2 ст. 13.31 КоАП РФ ("непредоставление информации по запросу") в виде штрафа, максимальный размер которого для юридических лиц составляет 500 тыс. руб.

6. Помимо хранения ОРИвСИ обязан в соответствии с ч. 3 ст. 10.1 Закона выполнять установленные требования к оборудованию и программно-техническим средствам, используемым им для распространения информации в сети Интернет в эксплуатируемых им информационных системах. Такие требования устанавливаются Минкомсвязи России по согласованию с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность <1>. По всей видимости, в данном случае речь идет о необходимости установления систем, аналогичных системам СОРМ ("Система оперативно-розыскных мероприятий"), внедрение которых является одним из условий получения лицензии оператором связи и требования к которым также устанавливаются Минкомсвязи России.

--------------------------------

<1> Постановление Правительства РФ от 31 июля 2014 г. N 741 "Об определении федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на установление требований к оборудованию и программно-техническим средствам, используемым организатором распространения информации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в эксплуатируемых им информационных системах".

Принимая во внимание, что одной из целей включения ст. 10.1 в Закон было уравнивание коммуникационных интернет-сервисов с традиционными операторами связи в части их обязанностей по взаимодействию с правоохранительными органами, не вызывает удивления тот факт, что формулировка ч. 3 ст. 10.1 Закона весьма схожа с положениями ч. 2 ст. 64 ФЗ "О связи", которая возлагает аналогичные обязательства на операторов связи, а положения соответствующих подзаконных актов, применимых к ОРИвСИ, практически идентичны положениям, применимым к операторам связи <1>.

--------------------------------

<1> Ср.: Постановление Правительства РФ от 31 июля 2014 г. N 743 "Об утверждении Правил взаимодействия организаторов распространения информации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации" и Постановление Правительства РФ от 27 августа 2005 г. N 538 "Об утверждении Правил взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность".

В этой связи требования к оборудованию и программному обеспечению ОРИвСИ можно будет условно обозначить как "СОРМ 4", учитывая, что уже существуют СОРМ 1 - для сбора и анализа информации на сетях голосовой связи (традиционная телефония, IP-телефония); СОРМ 2 - для обеспечения сбора и анализа информации с целью осуществления ОРД на сетях документальной электросвязи (СДЭС), включая операторов сотовой связи стандарта GSM, CDMA, UMTS и LTE, предоставляющих услуги передачи данных (в том числе GPRS); СОРМ 3 - для долгосрочного хранения и оперативного доступа к детальной информации об абонентах оператора или провайдера и оказанных услугах связи (совершенных звонках, отправленных SMS, MMS и т.д.). Предполагается, что СОРМ 4, помимо всего прочего, должен решить проблемы, связанные с широким использованием шифрования при передаче информации между пользователем и сайтом (например, протокола https), за счет получения доступа к соответствующим сведениям о соединении на стороне интернет-сервиса, поскольку данные, доступные в рамках предыдущих поколений СОРМ от операторов связи, предоставляющих доступ к сети Интернет, в ряде случаев не содержат необходимых сведений по причине их зашифрованного состояния.

Исходя из п. 5 Постановления N 743, "план мероприятий по внедрению технических средств и программного обеспечения" подлежит согласованию между ФСБ и ОРИвСИ. Содержание такого плана постановление не конкретизирует, за исключением того, что в нем должны быть указаны сроки такого внедрения. Предоставление отсрочки может быть компромиссом для случаев, когда ОРИвСИ не обладают финансовыми или организационными возможностями по внедрению соответствующей системы.

На ОРИвСИ также возлагается обязанность по сохранению в тайне организационных и тактических средств осуществления оперативно-розыскных мероприятий, ставших известными в ходе взаимодействия с уполномоченными органами, что можно рассматривать в качестве особого вида тайны (информации ограниченного доступа) в соответствии с ч. 4 ст. 9 Закона.

Несоблюдение требований к оборудованию и программно-техническим средствам, а также разглашение сведений об организационных и тактических средствах осуществления оперативно-розыскных мероприятий может влечь административную ответственность по ч. 3 ст. 13.31 КоАП РФ в виде штрафа, максимальный размер которого для юридических лиц составляет 500 тыс. руб.

7. Часть 5 ст. 10.1 Закона предусматривает три категории лиц, на которые не распространяются обязанности, возложенные на ОРИвСИ:

1) операторы связи, поскольку существующее телекоммуникационное законодательство уже возлагает на них схожий круг обязанностей (хранение данных о трафике и пользователях и ее предоставление по запросу компетентных органов, внедрение специальных технических средств, например СОРМ), выполнение которых обеспечивается в том числе процедурой лицензирования деятельности оператора связи;

2) операторы государственных и муниципальных информационных систем, поскольку они являются частью системы органов власти и их взаимодействие с уполномоченными правоохранительными органами в значительной степени будет определяться рамками существующих внутриведомственных инструкций. К тому же правовой режим ОРИвСИ был рассчитан на частный сектор: физических и юридических лиц, осуществляющих деятельность в сети Интернет, в связи с чем уравнивание их в статусе с операторами государственных и муниципальных систем вряд ли входило в планы законодателя;

3) физические лица, которые хоть и осуществляют деятельность по обеспечению функционирования информационных систем и (или) программ для ЭВМ, предназначенных и (или) используемых для приема, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений пользователей сети Интернет, но делают это для личных нужд. Перечень таких личных нужд утвержден Постановлением Правительства РФ от 31 июля 2014 г. N 747 и включает, в частности: образовательные и научные потребности; потребности, связанные с созданием результатов творческой деятельности, в том числе компьютерных программ; потребности, связанные с приобретением товаров, работ, услуг, поиском работников, размещением информации о вакансиях либо связанные с получением информации о технических характеристиках и потребительских свойствах товаров, качестве услуг, результатах работ. Таким образом, если отдельно взятое физическое лицо создает веб-сайт, на котором осуществляется обсуждение товаров и их потребительских свойств, либо если группой физических лиц реализуется open source проект, то такая деятельность не должна влечь возникновение обязанностей, предусмотренных для ОРИвСИ. Это дает основания для вывода о том, что различного рода нишевые форумы и иные платформы для обсуждения тем, подпадающих под вышеперечисленные потребности, выведены за рамки требований о частичном хранении данных и взаимодействия с компетентными органами. Аналогичным образом, по-видимому, должны оцениваться и веб-сайты, через которые осуществляется продажа товаров гражданами гражданам (C2C).

Постановление о перечне личных нужд содержит исключения из приводимого перечня, т.е. своего рода "исключения из исключений". Согласно им число фактических пользователей системы или программы такого распространителя не должно превышать 10 тыс., а удовлетворение личных нужд не должно быть:

- сопряжено с осуществлением общественной или общественно-политической деятельности либо распространением информации и материалов общественно-политического характера;

- с предоставлением возможности приема, передачи, доставки и обработки электронных сообщений пользователей сети Интернет, составляющих неопределенный круг лиц;

- с осуществлением в интересах обеспечения любой деятельности юридического лица или участия пользователя Интернета в деятельности юридического лица (юридических лиц).

Таким образом, как только число посетителей соответствующего ресурса становится значительным либо на нем начинает распространяться чувствительная для государства информация (которая практически всегда может быть квалифицирована как информация общественно-политического характера), такой ресурс формально утрачивает право на применение исключения о личных нуждах и начинает рассматриваться наравне с иными ресурсами, обеспечение деятельности которых квалифицирует соответствующих лиц как ОРИвСИ. При этом количество информации подобного рода, необходимого для утраты такого права, никак не конкретизируется. Очевидно, что здесь все остается на усмотрение правоприменителя, главным образом в лице Роскомнадзора и органов ФСБ.

Необходимо отметить, что формулировки Постановления Правительства РФ N 747 о перечне личных нужд фактически распространяют нормы ст. 10.1 Закона на внутрикорпоративные почтовые коммуникационные сервисы (корпоративную почту, системы обмена мгновенными сообщениями, внутрикорпоративные социальные сети и т.д.). В отсутствие иных четко прописанных исключений можно сделать вывод, что организация, обладающая подобными технологиями, используемыми для внутренних нужд, может рассматриваться в качестве ОРИвСИ со всеми вытекающими последствиями в виде необходимости хранения данных о трафике и пользователях на территории России. В ходе обсуждения проекта вышеуказанного Постановления Правительства N 747 и иных подзаконных актов к ст. 10.1 Закона поправки, которые прямо выводили бы такие внутрикорпоративные отношения за его рамки, были отклонены. Сдержанный оптимизм внушает лишь тот факт, что в ходе совещаний с представителями индустрии сотрудники Роскомнадзора неоднократно заявляли о том, что внутрикорпоративные сервисы не подпадают под действие ст. 10.1 Закона. В качестве основания для такого толкования можно указать на дефиницию "распространения информации", под которой как отмечалось ранее, понимаются "действия, направленные на получение информации неопределенным кругом лиц или передачу информации неопределенному кругу лиц". Поскольку внутрикорпоративные коммуникационные сервисы всегда предполагают ограниченный и заранее определенный круг лиц, которые могут ими воспользоваться (работники организации, определенные лица, взаимодействующие с ней по гражданско-правовому договору и т.п.), то циркулирование информации в рамках таких сервисов нельзя рассматривать в качестве распространения информации, а значит нельзя рассматривать лицо, обеспечивающее их функционирование, в качестве организатора распространения информации в сети Интернет.

8. Несмотря на то что положения ст. 10.1 Закона вступили в силу с 1 августа 2014 г., необходимо принимать во внимание положение Постановления Правительства РФ от 31 июля 2014 г. N 759, утвердившего Правила хранения данных, в соответствии с которыми ОРИвСИ, которые начали осуществлять деятельность до 1 августа 2014 г., предоставлен дополнительный период на осуществление организационно-технических мероприятий, направленных на реализацию данного Постановления - до 1 февраля 2015 г. Таким образом, обязанности по обеспечению локального хранения данных в определенном объеме, их выдаче по запросам уполномоченных органов, имплементации СОРМ возникли для всех коммуникационных интернет-сервисов, которые уже осуществляли свою деятельность до 1 августа 2014 г. не ранее 1 февраля 2015 г. Однако данное исключение формально не распространяется на обязанность по предоставлению уведомления в Роскомнадзор, указанного в ч. 2 ст. 10.1 Закона.

Статья 10.2. Особенности распространения блогером общедоступной информации

Комментарий к статье 10.2

1. Комментируемая статья регламентирует правовой статус особых информационных ресурсов в сети Интернет - "блогов", а также лиц, которые их ведут - так называемых блогеров. Под блогом (англ. - blog) понимается сетевой журнал или дневник событий, который обновляется с определенной периодичностью и упорядочен в обратном хронологическом порядке (последняя запись сверху). Принципиальным отличием блога от обычного личного дневника является публичный и интерактивный характер, предопределяющий возможность других пользователей оставлять свои комментарии и вступать тем самым в дискуссию, что в значительной степени предопределяет оценочно-субъективный характер информации, содержащейся в блогах. Популярные блогеры, имеющие большое количество подписчиков и посетителей, оказывают особое влияние на информационное пространство в сети Интернет и общественное мнение, осуществляя тем самым деятельность, схожую с деятельностью традиционных СМИ, однако используя при этом иную технологическую платформу. Это не могло не спровоцировать желание заинтересованных государственных органов приравнять их к традиционным СМИ в части возлагаемых обязанностей, подобно тому, как коммуникационные интернет-сервисы были приравнены в своих обязанностях к традиционным операторам связи посредством введения фигуры ОРИвСИ. Возможно, наиболее простым решением вопроса было бы обязание популярных блогеров осуществить регистрацию своих блогов в качестве сетевых СМИ. Однако, поскольку в соответствии со ст. 8 Закона о СМИ регистрации в таком случае подлежал бы весь сайт в сети Интернет целиком, такой подход вступал в противоречие со сложившейся архитектурой блогосферы, в которой сайт обычно представляет собой платформу, на которой размещается множество блогов разных лиц различной степени направленности, популярности и периодичности обновлений. При таких обстоятельствах распространять режим СМИ на всех блогеров или приравнивать их всех к журналистам было бы чрезмерной мерой. В результате родился, как этой обычно бывает, особый правовой режим, по ряду моментов уравнивающий блогеров с журналистами, целью которого является акцентирование факта подотчетности блогеров требованиям законодательства РФ. При этом во избежание конкуренции правовых режимов сетевого СМИ и блогера, ч. 7 ст. 10.2 Закона содержит прямое указание на то, что владельцы сайтов в сети Интернет, зарегистрированные в качестве сетевых СМИ, не являются блогерами.