Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Постатейный комментарий Савельева к закону Об Информации

.rtf
Скачиваний:
357
Добавлен:
26.03.2016
Размер:
4.44 Mб
Скачать

4. Помимо ряда обязанностей, возлагаемых на блогеров, ч. 3 ст. 10.2 Закона предусматривает перечень прав, предоставляемых блогеру. К ним относятся:

1) право свободно искать, получать, передавать и распространять информацию любым способом в соответствии с законодательством РФ. Вряд ли можно рассматривать данное право как некую особую привилегию, предоставленную блогеру, поскольку оно в равной степени принадлежит любому лицу в силу ст. 29 Конституции РФ и ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 10 Закона;

2) право излагать на своих сайте или странице свои личные суждения и оценки с указанием своего имени или псевдонима. Применительно к данному праву можно высказать те же соображения, что и к предыдущему: право на выражение своего мнения, недопустимость принуждения к отказу от них гарантировано ст. 29 Конституции РФ. Принимая во внимание, что в большинстве случаев выраженное блогером мнение, носящее самостоятельный характер, будет охватываться понятием произведения, охраняемого авторским правом, в отношении его возникают личные неимущественные права, в том числе право его использовать под своим именем или псевдонимом (право на имя - ст. 1265 ГК РФ). В контексте наблюдающейся тенденции к приравниванию блогеров к журналистам имеет смысл обратиться к разъяснению Общественной коллегии по жалобам на прессу, в соответствии с которым "при освещении в прессе конфликтных ситуаций псевдоним не может быть средством ухода журналиста от ответственности за качество и достоверность публикуемого материала" <1>;

--------------------------------

<1> Право на доступ к информации: доступ к открытой информации / Отв. ред. И.Ю. Богдановская. М., 2009. С. 161.

3) размещать или допускать размещение на своих сайте или странице сайта в сети Интернет текстов и (или) иных материалов других пользователей сети Интернет, если размещение таких текстов и (или) иных материалов не противоречит законодательству Российской Федерации. Вопросы, связанные с размещением материалов, права на которые принадлежат другим пользователям, по общему правилу регулируются гражданским законодательством: нормами договорного права и законодательства об интеллектуальной собственности. Если тот или иной материал (запись в блоге, фотография, музыка, видеоролик и т.д.) является результатом самостоятельной творческой деятельности лица, то у такого лица возникает исключительное право на такой материал, за исключением случаев, перечисленных в п. 6 ст. 1259 ГК РФ (официальные документы; произведения народного творчества, сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер). В таком случае использование такого материала блогером возможно либо при наличии лицензионного договора с правообладателем, в том числе в форме открытой лицензии типа Creative Commons, open source-лицензий и т.п., см. ст. 1286.1 ГК РФ; либо при наличии основания, прямо указанного в законе, например цитирование в полемических, критических или информационных целях с обязательным указанием автора и источника заимствования - подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Также не исключена возможность применения ст. 1276 ГК РФ о праве свободного воспроизведения фотографий и изображений, которые постоянно находятся в месте, открытом для свободного посещения, поскольку общедоступный сайт в сети Интернет вполне может рассматриваться в качестве такового. Хотя в свое время Верховный Суд РФ не поддержал такого рода толкование, приводя, правда, не самые убедительные доводы <1>, последняя судебная практика демонстрирует более прогрессивный подход. Например, в одном деле суд признал допустимым со ссылкой на ст. 1276 использование блогером фотографии, взятой из блога другого лица, обладавшего исключительным правом на такую фотографию. При этом в обосновании правомерности такого использования судом был особо подчеркнут факт указания информации об авторе фотографии и ссылки на источник заимствования (Постановление ФАС Московского округа от 12 июля 2013 г. по делу N А40-115248/12-51-1056. См. также: Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2014 г. N 09АП-49824/2014 по делу N А40-30782/2014; Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 августа 2014 г. по делу N А12-6005/2014). Однако, если фотография (изображение) используется в коммерческих целях, например, для привлечения внимания к деятельности, носящей коммерческий характер или иллюстрации к платному контенту, то ст. 1276 не может быть применена для обоснования права его свободного использования (см., например: Апелляционное определение Московского городского суда от 26 июля 2012 г. по делу N 11-14931; Определение Пермского краевого суда от 29 июля 2013 г. по делу N 33-7169). К аналогичному выводу может прийти суд и в том случае, когда страница, где размещается чужая фотография (изображение), обильно наполнена рекламой (Апелляционное определение Самарского областного суда от 23 июля 2014 г. N 33-7130/2014).

--------------------------------

<1> См.: Определение ВС РФ от 8 декабря 2011 г. N 34-Г11-16: "Суд не учел, что Интернет по своей сути не может являться местом, открытым для свободного посещения, применительно к требованиям закона. Интернет в целом является информационным полем, не регулируемым правовыми актами. Сеть Интернет состоит из совокупности информационных составляющих, ответственность за которые несут авторы сайтов, порталов, блогов, иных информационных ресурсов исключительно в рамках указанных форм".

Размещение в блоге материалов других пользователей сети Интернет может сопровождаться необходимостью соблюдения и иных, помимо законодательства об интеллектуальной собственности, норм законодательства, касающегося ограничений на распространение информации (см. комментарий к ст. 10 Закона);

4) распространять на возмездной основе рекламу в соответствии с гражданским законодательством, ФЗ "О рекламе" на своих сайте или странице сайта в сети Интернет. Предоставление данного права блогерам нередко позиционировалось в качестве особого "блага" сторонниками включения в Закон комментируемой статьи. Предполагалось, что получение статуса блогера позволит лицу приобрести необходимое основание для того, чтобы можно было коммерциализировать свой статус посредством размещения рекламы. Однако подобно тому, как это имеет место со всеми предыдущими правами блогера, данное право можно рассматривать в качестве "напоминания" о том, что оно есть в принципе, так как право распространять рекламу на возмездной основе существует в силу тех же положений гражданского законодательства и ФЗ "О рекламе", на которые ссылается п. 4 ч. 3 ст. 10.2 Закона. В частности, блогер при размещении рекламы в своем блоге будет выступать в качестве рекламораспространителя. В соответствии с ФЗ "О рекламе" рекламораспространитель - это "лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств". При этом Закон не предъявляет особых требований к данному лицу, если речь не идет об отдельных видах рекламы (например, социальной). Иными словами, никакого специального статуса для того, чтобы стать стороной отношений, связанных с распространением рекламы, не требуется, поэтому ничего дополнительного по отношению п. 4 ч. 3 ст. 10.2 Закона не предоставляет.

5. Вопрос об ответственности блогера за нарушение своих обязанностей является одним из наиболее интересных. Дело в том, что ФЗ от 5 мая 2014 г. N 97-ФЗ не предусмотрел специальной административной ответственности для блогеров за несоблюдение тех обязанностей, которые были возложены на них ст. 10.2 Закона. Безусловно, это не исключает возможности привлечения блогера к ответственности за определенные виды нарушений на общих основаниях, не связанных с наличием у лица статуса блогера. Например, к административной ответственности по ст. 13.11 КоАП РФ "Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных)", ст. 14.3 КоАП РФ "Нарушение законодательства о рекламе", ст. 5.61 КоАП РФ "Оскорбление". В качестве возможных оснований для привлечения блогера к уголовной ответственности в связи с распространяемой им информацией можно указать: ст. 128.1 УК РФ "Клевета"; ст. 137 УК РФ "Нарушение неприкосновенности частной жизни"; ст. 183 УК РФ "Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну"; ст. 280 УК РФ "Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности"; ст. 280.1 УК РФ "Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации"; ст. 282 УК РФ "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"; ст. 319 УК РФ "Оскорбление представителя власти". Отсутствие специальных оснований ответственности для блогеров в совокупности с декларативными правами и обязанностями, носящими общий характер, наводит на мысль, что блогеры не были основной мишенью Закона N 97-ФЗ. Включение соответствующего регулирования могло иметь отвлекающий характер, поскольку дискуссии вокруг Закона сконцентрировались в основном именно вокруг блогеров, в то время как наиболее существенные положения Закона касались именно организаторов распространения информации в сети Интернет, что подтверждается не только характером возлагаемых на них обязанностей, наличием специально введенных мер административной ответственности за их несоблюдение, а также обилием подзаконных актов, принятых в развитие положений ст. 10.1 Закона. Нельзя исключать и того, что сформулированные в ст. 10.2 Закона положения о блогерах носят характер "пробного шара" и впоследствии будут уточняться и ужесточаться. В этом случае ст. 10.2 будет удобной и к тому времени уже привычной правовой платформой для подобного рода законодательных интервенций. Наконец, положения ст. 10.2 необходимо воспринимать в неразрывном единстве со ст. 10.1 в том смысле, что за действия блогера будет в определенной степени нести ответственность ОРИвСИ представленной владельцем платформы, на которой размещен блог. Соответственно, действия блогера могут повлечь блокировку ресурса такого ОРИвСИ в порядке, предусмотренном ст. ст. 15.1 - 15.3 Закона (а с 1 сентября 2015 г. - еще и ст. 15.5).

6. Часть 8 комментируемой статьи регламентирует роль Роскомнадзора в механизме регулирования порядка распространения информации блогерами. Основная функция Роскомнадзора заключается в ведении реестра сайтов и (или) страниц сайтов в сети Интернет, доступ к которым в течение суток составляет более 3 тыс. человек (далее - реестр блогов). В целях обнаружения таких ресурсов Роскомнадзор осуществляет мониторинг сайтов и их страниц в сети Интернет, а также наделяется правом запрашивать необходимую для ведения реестра информацию у ОРИвСИ, которые должны дать ответ в течение 10 дней с момента поступления запроса. В случае обнаружения популярного блога Роскомнадзор включает URL сайта или страницы сайта в реестр блогов, о чем уведомляет блогера. При необходимости идентификации личности блогера Роскомнадзор предварительно определяет провайдера хостинга или иное лицо, обеспечивающее возможность размещения сайта с соответствующим блогом, которому направляется уведомление на русском и английском языках. Ответ на указанное уведомление должен быть предоставлен в течение трех рабочих дней с момента его получения. Непредставление ответа в указанный срок, а равно представление заведомо недостоверных сведений могут являться основанием для административной ответственности по ст. 19.7.10 КоАП РФ, предусматривающей ответственность для юридических лиц в размере до 300 тыс. руб., а при повторном привлечении к ответственности в течение года - до 500 тыс. руб. Следует отметить, что в отличие от процедуры включения ОРИвСИ в реестр, Закон не предусматривает процедуру уведомительной регистрации блогера в реестре блогов. Соответственно, никакой обязанности по подаче уведомления в Роскомнадзор на блогера не возлагается. Однако блогер может "привлечь внимание" Роскомнадзора к своему блогу, не дожидаясь момента, когда Роскомнадзор его заметит сам. Для этого блогер может направить в электронной форме заявление о включении в реестр, заполнив соответствующую форму на сайте Роскомнадзора. По факту проверки сведений, содержащихся в такой форме, Роскомнадзор принимает решение о включении или невключении такого блога в реестр блогов. Представляется однако, что вряд ли инициатива по внесению сведений в реестр блогов будет часто исходить от самих блогеров, обладающих необходимой степенью популярности, поскольку, как было показано ранее, никакой особой мотивации для этого Закон не создал: какой смысл вносить себя в этот реестр добровольно, если никаких особых (дополнительных) прав это не влечет? Безусловно, нельзя исключать попыток приобретения статуса блогера для целей самопиара, а также заполнение соответствующих форм без намерения приобретения статуса, а лишь с целью "подразнить" Роскомнадзор. Но вряд ли такого рода действия можно расценивать как свидетельство популярности и востребованности статуса блогера.

7. Часть 12 комментируемой статьи предусматривает два основания для исключения записи о блоге из реестра блогов. В первом случае такое исключение происходит на основании заявления блогера при условии, что доступ к блогу на протяжении трех месяцев составлял менее 3 тыс. пользователей в сутки. Соответствующее заявление с приведением данных статистики может быть направлено в электронной форме на сайте Роскомнадзора (http://97-fz.rkn.gov.ru/website-owner/feedback-bloger/). Во втором случае Роскомнадзор может самостоятельно, без каких-либо заявлений, исключить данные о блоге из реестра блогов, если доступ к блогу на протяжении шести месяцев составлял менее 3 тыс. пользователей в сутки. Однако такого рода исключение представляет собой право, а не обязанность Роскомнадзора. Как видно, налицо некоторая асимметричность оснований для попадания в реестр блогов и для исключения из него: для включения в реестр достаточно факта наличия доступа к блогу более 3 тыс. пользователей в течение суток, при этом не установлен период, на протяжении которого такой доступ должен иметь место. Формально достаточно и одних суток. Однако для исключения из реестра блогов установлены достаточно продолжительные периоды, применительно к которым определяется количество пользователей, получавших доступ к блогу в течение суток на протяжении периода. Иными словами, попасть в Реестр блогов гораздо проще, чем быть исключенным из него.

8. Пока сложно давать какие-либо комментарии относительно практики применения положений ст. 10.2 Закона. По состоянию на 25 января 2015 г. в реестре блогов числилось порядка 400 блогов, как в виде отдельных сайтов в сети Интернет, так и в виде страниц, расположенных на различных платформах, в частности, vk.com, LiveJournal, Twitter, Youtube. Полный список блогов доступен в форме открытых данных по ссылке: http://rkn.gov.ru/opendata/7705846236-Bloger/. В числе зарегистрированных блогов числятся не только блоги частных лиц, но и тематические блоги и группы в социальных сетях. Некоторые компании отреагировали на введение законодательства о блогерах достаточно решительно. В частности, компания Intel объявила об отключении возможности публикации блогов на русском языке, русскоязычного форума и комментирования существующего русскоязычного контента на своем сайте Intel Developer Zone. В качестве обоснования данного решения указывается, что поскольку аудитория сайта превышала 3 тыс. человек, Intel подпадала под требования Закона о блогерах <1>. При этом англоязычный ресурс, где по-прежнему можно оставлять комментарии и блоги, продолжает свое функционирование. Представляется, что в данном случае имеет место некоторое смешение положений ст. 10.2 о блогерах и ст. 10.1 об ОРИвСИ: тот факт, что посещаемость определенного форума превышает 3 тыс. пользователей, не означает сам по себе, что владелец такого форума является блогером. Ключевую роль играет статус такого лица, поскольку, как отмечалось ранее, только физическое лицо может быть блогером. Если в качестве владельца выступает организация, то она, обеспечивая функционирование соответствующего форума, может являться ОРИвСИ, причем безотносительно к языковой принадлежности такого форума. Ни ст. 10.1 Закона, ни подзаконные акты к ней нигде не упоминают про русский язык соответствующего коммуникационного интернет-сервиса как критерий его отнесения или не отнесения к ОРИвСИ. Поэтому рисков признания организации блогером не было, а риски признания ее ОРИвСИ как были, так и остались. На что, кстати, косвенно указывает и призыв присоединиться к сообществам компании Intel, в частности, на ресурсе Habrahabr и ВКонтакте, которые уже включены в реестр в качестве ОРИвСИ.

--------------------------------

<1> http://therunet.com/news/3947-intel-zakryl-russkoyazychnyy-forum-razrabotchikov-iz-za-zakona-o-blogerah

Статья 11. Документирование информации

Комментарий к статье 11

1. Комментируемая статья посвящена регламентации отдельных вопросов, связанных с процессом документирования информации, под которой, исходя из дефиниции документированной информации (см. комментарий к ст. 2 Закона), можно понимать процесс фиксации на материальном носителе информации с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством РФ случаях ее материальный носитель. Результатом документирования информации является появление документа, под которым можно понимать информацию о фактах, имеющих юридическое значение, зафиксированную на материальном носителе, к реквизитам и форме которого действующее законодательство может предъявлять специальные требования <1>. Понятие документированной информации пришло на смену понятию "информационный ресурс" в том смысле, которым оперировал Закон об информации 1995 г., где под информационными ресурсами понимались документы, массивы документов, а также документы и массивы документов в информационных системах. После включения в состав Закона ряда статей, посвященных условиям и порядку ограничения доступа к сайтам и страницам сайтов в сети Интернет, понятие информационного ресурса стало использоваться в качестве обобщенного обозначения сайта в сети Интернет и (или) страницы сайта в сети Интернет, т.е. всего того, что может быть заблокировано в рамках реализации соответствующего механизма (см. комментарий к ст. ст. 15.1 - 15.6 Закона).

--------------------------------

<1> См.: Васильев С.В. Правовое регулирование электронной торговли // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей / Под ред. М.И. Брагинского. М.: Норма, 2002. Вып. 4. С. 318.

2. Часть 1 комментируемой статьи содержит отсылочную норму, согласно которой требования к документированию информации могут быть установлены законодательством РФ или соглашением сторон. Например, в соответствии с п. 2 ст. 9 ФЗ "О бухгалтерском учете" обязательными реквизитами первичного учетного документа являются: наименование документа, дата его составления, наименование экономического субъекта, составившего документ, содержание факта хозяйственной жизни, величина натурального и (или) денежного измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения; наименование должности лица, совершившего сделку и его подпись с указанием фамилии и инициалов либо иных данных, необходимых для идентификации таких лиц.

Требования к реквизитам документов содержатся и в ГК РФ, который, в частности, в качестве реквизита простой письменной формы сделки указывает на подпись лица или лиц, совершивших такую сделку (п. 1 ст. 160 ГК РФ). При этом соглашение сторон может устанавливать дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.).

3. Часть 2 комментируемой статьи содержит еще одну отсылочную норму, согласно которой порядок документирования информации в федеральных органах исполнительной власти определяется Правительством РФ. Такой порядок предусмотрен Правилами делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти <1>. Данные Правила состоят из нескольких частей.

--------------------------------

<1> Постановление Правительства РФ от 15 июня 2009 г. N 477 "Об утверждении Правил делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти".

Первая часть посвящена общим положениям, из которых следует выделить оговорку о неприменении данных Правил к документам, содержащим государственную тайну, а также необходимость каждого федерального органа исполнительной власти принять на основе данных Правил инструкцию о делопроизводстве.

Вторая часть посвящена дефинициям, используемым в Правилах. В частности, под документом понимается "официальный документ, созданный государственным органом, органом местного самоуправления, юридическим или физическим лицом, оформленный в установленном порядке и включенный в документооборот федерального органа исполнительной власти". Под реквизитом понимается обязательный элемент оформления документа. Выделяются также понятия подлинника документа (первый или единственный экземпляр документа) и копии документа (документ, полностью воспроизводящий информацию подлинника документа и его внешние признаки, не имеющий юридической силы).

Третья часть посвящена требованиям к создаваемым документам: их формату и реквизитам. Предусматривается перечень реквизитов документа, состав которых определяется в каждом конкретном случае в зависимости от вида и назначения документа. К таким реквизитам относятся, в частности, Государственный герб РФ, наименование федерального органа исполнительной власти, должность лица - автора документа, подпись должностного лица, вид документа, место издания документа, адресат, дата документа, регистрационный номер документа, отметка о наличии приложений, оттиск печати, отметка об исполнителе документа и др. Примечательно, что текст документа также поименован в качестве одного из реквизитов документа.

Части четвертая и пятая посвящены соответственно порядку организации документооборота и документальному фонду органа исполнительной власти. Особый интерес представляет часть шестая, содержащая положения, касающиеся особенностей работы с электронными документами в органе исполнительной власти. Такие электронные документы могут как создаваться "с нуля", т.е. без предварительного документирования в бумажной форме, так и быть результатом сканирования таких бумажных документов. По общему правилу электронный документ должен иметь те же реквизиты, что и аналогичный документ на бумажном носителе, за исключением Государственного герба РФ и оттиска печати.

Порядок информационного взаимодействия между различными федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ и государственных внебюджетных фондов установлен в Правилах обмена документами в электронном виде при организации информационного взаимодействия <1>. Данные Правила не распространяются, однако, на случаи обмена электронными документами в рамках предоставления государственных и муниципальных услуг. В соответствии с п. 2 указанных Правил, под документом в электронном виде понимается структурированная совокупность данных, обрабатываемая с использованием информационных технологий, представляющая собой установленный набор реквизитов, включая реквизиты, содержащие регистрационные данные документа и усиленную квалифицированную электронную подпись. Устанавливается, что обмен документами в электронном виде должен осуществляться посредством специальной транспортной шины, в качестве которой может выступать либо специализированная информационно-телекоммуникационная инфраструктура, либо совокупность сегментов информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования (по-видимому, имеется в виду сеть Интернет), удовлетворяющих требованиям законодательства РФ в области информационной безопасности. Единицей передачи информации является транспортный контейнер документа в электронном виде или технологическое электронное сообщение, в котором содержится информация о статусе прохождения транспортного контейнера. Перечень технических требований к таким контейнерам и процессу обмена также приведен в указанных Правилах.

--------------------------------

<1> Постановление Правительства РФ от 25 декабря 2014 г. N 1494.

4. Комментируемая статья все же содержит одну норму, которая может иметь прямое действие. Часть 4 комментируемой статьи содержит положение, предусматривающее, что обмен электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения в установленном порядке, должен рассматриваться как обмен документами. Данное положение может иметь важное значение для решения вопроса о соблюдении письменной формы договора, а также о допустимости такого документа в качестве доказательства в суде.

В соответствии с п. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Совокупное применение положений п. 2 ст. 434 ГК РФ и ч. 4 ст. 11 Закона позволяет сформулировать норму следующим образом: "Договор в письменной форме может быть заключен путем обмена электронными сообщениями посредством электронной или иной связи, если каждое из таких сообщений подписано электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения, в порядке, установленном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или соглашением сторон". Таким образом, наличие в электронном сообщении такого реквизита, как электронная подпись или иного аналога собственноручной подписи, согласованного сторонами, превращает любое электронное сообщение в электронный документ, применительно к которого имеется возможность достоверно установить, что он исходит от стороны по договору.

5. Понятие, виды и условия признания эквивалентности документа, подписанного электронной подписью, документу, подписанному собственноручной подписью, регламентируются в ФЗ от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ "Об электронной подписи", пришедшему на смену ФЗ от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи", утратившему силу с 1 июля 2013 г.

Под электронной подписью понимается информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию. Закон об электронной подписи предусматривает три вида электронных подписей:

- простая электронная подпись;

- усиленная неквалифицированная электронная подпись;

- усиленная квалифицированная электронная подпись.

Простая электронная подпись - это электронная подпись, которая создается посредством использования кодов, паролей или иных средств и подтверждает факт формирования электронной подписи определенным лицом. Таким образом, использование логина и пароля к личному кабинету на веб-сайте, уникальных кодов, высылаемых на мобильный телефон при совершении конкретной транзакции, использование в качестве идентификатора адреса электронной почты (для доступа к которой также необходимо знание пароля), ввод отпечатка пальца для совершения транзакции в электронном магазине (например, на телефоне iPhone 6) - все это подпадает под понятие простой электронной подписи. Понятие простой электронной подписи в публично-правовых отношениях конкретизировано в Правилах использования простой электронной подписи при оказании государственных и муниципальных услуг <1>, согласно которым ключом простой электронной подписи является сочетание двух элементов - идентификатора и пароля ключа. Идентификатором является страховой номер индивидуального лицевого счета заявителя - физического лица либо руководителя или уполномоченного им иного должностного лица заявителя - юридического лица, а паролем ключа - последовательность символов, созданная в соответствии с данными правилами.